• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 12 февраля 2013 года Дело N 33-229/2013
 

от 12 февраля 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Руди О.В.,

судей Кребеля М.В., Фоминой Е.А.,

при секретаре Черновой С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске по апелляционной жалобе Китаева М.А. на решение Октябрьского районного суда г. Томска от 04 декабря 2012 года

дело по иску Китаева М.А. к обществу с ограниченной ответственностью «ИНКОМ АВТО» об устранении недостатков товара путем замены рулевой рейки автомобиля, взыскании неустойки, связанной с нарушением прав потребителя, компенсации морального вреда, штрафа.

Заслушав доклад судьи Фоминой Е.А., объяснения Китаева М.А., его представителей Ли В.Н., Сударчиковой А.И., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ООО «ИНКОМ АВТО» Ревиной Т.А., Остапчука Ю.В., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Китаев М.А. обратился в суд с иском (с учетом уточнения требований) к ООО «ИНКОМ АВТО» об устранении недостатков товара путем замены рулевой рейки, взыскании неустойки в размере /__/ руб., компенсации морального вреда в размере /__/ руб., расходов по оплате услуг представителя в размере /__/ руб., штрафа за невыполнение требований потребителя.

В обоснование требований указал, что на основании договора купли-продажи автотранспортного средства от 19.08.2011 приобрел в ООО «ИНКОМ АВТО» автомобиль /__/, цвет серо-сиреневый, /__/ года выпуска, стоимостью /__/ руб.; автомобиль ему передан по акту приема-передачи 22.08.2011 с гарантийным сроком 3 года или 100000 км пробега. В процессе эксплуатации в период гарантийного срока в автомобиле обнаружились недостатки - проявился стук в рулевой рейке при проезде через неровности, в связи с чем 15.06.2012 обратился к ответчику с требованием об их устранении, предоставил автомобиль на осмотр. После осмотра автомобиля и диагностики подвески и элементов рулевого управления ответчик сообщил, что заводского дефекта материалов или сборки не выявлено, какой-либо нештатный стук в рулевой рейке и других механизмах рулевого управления и элементах передней подвески не проявился, автомобиль полностью исправен и пригоден к эксплуатации, а слышимые стуки являются естественными шумами, связанными с эксплуатацией автомобиля на дорожном покрытии, в большей части не соответствующем ГОСТ, под условия которого он сертифицировался при ввозе в Российскую Федерацию. Однако впоследствии наличие неисправности в рулевой рейке автомобиля подтвердили в дилерском центре ЗАО «/__/» в /__/. Полагал, что ответчик неправомерно отказал ему в устранении недостатка приобретенного автомобиля.

Истец Китаев М.А., его представители Сударчикова А.И., Ли В.Н. в судебном заседании требования поддержали. Пояснили, что поскольку при проведении судебной экспертизы рулевая рейка автомобиля была разобрана, а в ее отсутствие автомобиль нельзя эксплуатировать, истец вынужден был самостоятельно приобрести и заменить рулевую рейку. С выводами судебной экспертизы не согласились, полагая их преждевременными и необоснованными. Указали, что эксперт проводил исследование на основании протоколов завода-изготовителя, которые самостоятельно истребовала у ответчика.

Представитель ответчика ООО «ИНКОМ-АВТО» Ревина Т.А. требования не признала. Пояснила, что недостатки в рулевой рейке автомобиля не выявлены.

Дело рассмотрено в отсутствие представителя третьего лица ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС».

Обжалуемым решением суд на основании п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 8, ст. 10, 49, 309, 421, 431, 432, п. 1, 3 ст. 492, п. 1 ст. 702, п. 3 ст. 703 Гражданского кодекса Российской Федерации, преамбулы, п. 1 ст. 1, п. 1, 2, 6 ст. 13, ст. 15, п. 1, 5, 7 ст. 18, п. 1 ст. 19, п. 1 ст. 20, ст. 23 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», ст. 2, 4, 6-8, 16, 17, ч. 2 ст. 18, ст. 24, 25, 41 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», п. 1 Перечня технически сложных товаров, в отношении которых требования потребителя об их замене подлежат удовлетворению в случае обнаружения в товарах существенных недостатков, утв. постановлением Правительства РФ от 13.05.1997 № 575, п. 15 постановления Правительства РФ от 11.04.2001 № 290 «Об утверждении Правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств», ч. 1 ст. 55, ст. 56, 59, ч. 1, 7 ст. 67, ч. 2 ст. 68, ч. 2 ст. 80, ч. 1 ст. 84, ст. 85, ч. 1-3 ст. 86, ч.1 ст. 98, ч. 3 ст. 167, ст. 196-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в иске отказал.

В апелляционной жалобе Китаев М.А. просит решение отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований. Выражает несогласие с выводами, приведенными в заключении эксперта № 037юл/12 от 18.09.2012, полагая, что данные выводы являются преждевременными и необоснованными; исследования проведены не в полном объеме. Эксперт ограничил себя в масштабах исследования, определив, что стук в рулевой рейке может исходить исключительно из дефектов опорной втулки. Поскольку рулевая рейка состоит из более чем 30 мелких деталей, которые могут в случае неисправности издавать характерный стук при эксплуатации автомобиля, указанное утверждение эксперта с технической точки зрения некорректно и необоснованно. Исследование проведено не в соответствии с ГОСТ Р 51709-2011, который является правоустанавливающим документом на территории Российской Федерации. Кроме того, эксперт не указала в заключении данные завода-изготовителя, что делает невозможным проверку обоснованности и достоверности данных, приведенных экспертом. Судом необоснованно дана критическая оценка заключению независимого специалиста № 0451/2012 от 28.11.2012. Считает, что суд и участники процесса не могут самостоятельно проверить достоверность сведений судебной экспертизы, поскольку не обладают специальными познаниями. Также считает, что экспертиза проведена лицом, не имеющим специальных познаний, стажа экспертной деятельности, с нарушениями процессуального закона. Так, эксперт прошла подготовку по специальности судебная экспертиза уже после проведения исследования, в фактически недействующем образовательном учреждении. При проведении экспертизы экспертом допущено нарушение ст. 85 ГПК РФ: эксперт самостоятельно получила от заинтересованной стороны ООО «ИНКОМ АВТО» протоколы завода-изготовителя, которых на момент проведения исследования в материалах дела не было. Указывает, что в ходатайстве о назначении повторной экспертизы судом отказано. Полагает, что наличие неисправности в рулевой рейке приобретенного автомобиля подтверждается заказ-нарядом ЗАО «/__/» от 07.07.2012, актами выполненных работ от 07.07.2012, от 13.08.2012. Суд необоснованно не принял данные доказательства во внимание, поскольку ЗАО «/__/» является официальным дилером, осуществляющим продажу автомобилей /__/ в /__/, и диагностику подвески проводил в соответствии с техническим регламентом, утвержденным заводом-изготовителем. Суд необоснованно на основании заказ-наряда № НИА-299 от 15.06.2012, письма ООО «ИНКОМ АВТО» № 9-ю от 17.07.2012 сделал вывод о том, что потребитель не предоставил ответчику автомобиль, в связи с чем ответчик не имел возможности произвести тщательный осмотр автомобиля с целью выявления недостатков товара. Так, при обращении 15.06.2012 ответчик произвел в полном объеме согласно техническому регламенту диагностику автомобиля, выдал автомобиль из сервисного центра, не предложил оставить его для дальнейшей диагностики либо для проведения экспертизы. Указанное подтверждается пояснениями представителя ответчика, а также ответом ООО «ИНКОМ АВТО» № 5-ю от 19.06.2012, которые суд оставил без внимания.

В возражениях относительно апелляционной жалобы представитель ООО «ИНКОМ АВТО» Ревина Т.А. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу -без удовлетворения.

В судебное заседание при рассмотрении дела в апелляционной инстанции представитель ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС», надлежащим образом извещенного о времени и месте слушания дела, не явился, в связи с чем судебная коллегия сочла возможным в силу ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотреть дело в его отсутствие.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с правилами ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения суда.

Так, в силу ч. 4 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса РФ новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции.

Вместе с тем в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, данными в п. 23 постановления от 19.06.2012 N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" если суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, установит, что суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении заявленного в соответствии со статьей 39 ГПК РФ ходатайства лица об изменении предмета или основания иска, увеличении (уменьшении) размера исковых требований либо рассмотрел исковое заявление без учета заявленных изменений, на что указывалось в апелляционных жалобе, представлении, то суд апелляционной инстанции в соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 327 и частью 2 статьи 327.1 ГПК РФ рассматривает дело с учетом неправомерно неудовлетворенного либо ранее заявленного и нерассмотренного ходатайства лица об изменении предмета или основания иска, увеличении (уменьшении) размера исковых требований исходя из особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

В деле имеется заявление истца об изменении предмета иска от 03.12.2012 (л.д. 176), в котором он просил вместо замены рулевой рейки компенсировать ее стоимость, ссылаясь на то, что замена осуществлена им самостоятельно,

Определением от 03.12.2012 суд отказал в принятии данного заявления, сославшись на ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (л.д.201-202).

Вместе с тем данный отказ, по мнению судебной коллегии, неправомерен, поскольку противоречит положениям статей 39, 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с чем судебная коллегия полагает необходимым учесть заявление Китаева М.А. об уточнении иска от 03.12.2012 при рассмотрении апелляционной жалобы.

Согласно ч.ч. 1, 5 ст. 4 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

Если законами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к товару (работе, услуге), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий этим требованиям.

Как видно из дела, 19.08.2011 между ООО «ИНКОМ АВТО» и Китаевым М.А. заключен договор купли-продажи транспортного средства - автомобиля марки «/__/» стоимостью /__/ рублей.

Согласно п.1.1. раздела 1 гарантийной книжки на автомобиль «/__/ » гарантия распространяется на все части и компоненты нового автомобиля (товара), приобретенного у официального дилера /__/, если обнаруженная неисправность была вызвана использованием некачественных материалов при производстве автомобиля или нарушением технологии производства. Гарантийный период составляет 3 года или 100000 километров пробега в зависимости от того, что наступает первым.

В соответствии с ч.1 ст. 18 Закона «О защите прав потребителя» потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом.

Частью 1 ст. 19 Закона «О защите прав потребителя» установлено, что потребитель вправе предъявить предусмотренные ст. 18 настоящего Закона требования к продавцу (изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) в отношении недостатков товара, если они обнаружены в течение гарантийного срока или срока годности.

В силу ч.1 ст. 20 Закона «О защите прав потребителя», если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 56 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Основанием к обращению в суд послужил выявленный истцом в ходе эксплуатации дефект рулевой рейки.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что факт наличия в автомобиле истца каких-либо недостатков производственного характера, возникших по вине завода-изготовителя и подлежащих устранению в ходе гарантийного обслуживания, не нашел подтверждения. При этом в основу такого вывода суд положил экспертное заключение № 037юл/2012 от 25.10.2012, выполненное ООО «/__/».

С таким выводом и его обоснованностью судебная коллегия не может согласиться.

Действительно, по смыслу положений ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, экспертиза является одним из важных видов доказывания по делу, поскольку отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования, а экспертное заключение в силу, ст.71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, является письменным доказательством.

В то же время часть вторая статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации конкретизирует положения статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, не допускающей использование при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона, и части второй статьи 55 того же Кодекса, в соответствии с которой доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

По мнению судебной коллегии, экспертное заключение ООО «/__/» является недопустимым доказательством, поскольку получено с нарушением закона.

Так, в соответствии с требованиями ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением (абзац 1 части 1). Эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы; вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела; разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с проведением экспертизы, или сообщать кому-либо о результатах экспертизы, за исключением суда, ее назначившего (абзац 1 части 2). Эксперт, поскольку это необходимо для дачи заключения, имеет право знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы; просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования; задавать в судебном заседании вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям; ходатайствовать о привлечении к проведению экспертизы других экспертов (часть 3).

Из содержания определения суда о назначении судебной экспертизы от 10.09.2012 и положений приведенных норм следует, что при производстве экспертизы по настоящему делу эксперт должен был использовать материалы представленного ему гражданского дела и исследовать объект (автомобиль). Ходатайств о необходимости представления для исследования дополнительных документов эксперт суду не заявлял, таковые ему не предоставлялись.

Между тем из содержания заключения (л.д.99) следует, что эксперт использовал для исследования данные протоколов технической проверки завода-изготовителя /__/.

Истец, оспаривая допустимость данного доказательства, утверждает, что такие протоколы в деле отсутствуют.

Представитель ответчика, доказывая их наличие в деле, ссылалась на технический регламент, одна из частей которого фактически является протоколом технической проверки завода-изготовителя /__/. (л.д. 61-79).

Для проверки указанного обстоятельства в суде апелляционной инстанции была допрошена эксперт Г., из показаний которой следует, что экспертное исследование проводилось только на основании представленных в материалы дела доказательств. Ссылаясь на протокол технической проверки завода-изготовителя /__/., она имела ввиду находящуюся в деле техническую документацию (л.д.61-79), которая содержала необходимые ей данные. Причину переименования имеющегося в деле документа по своему усмотрению не назвала, равно как не привела нормативного обоснования возможности отнести данный документ к протоколам технической проверки завода-изготовителя /__/.

При этом, как усматривается из заключения, экспертом исследовались документы завода-изготовителя (л.д. 113), содержащие сведения о материале, из которого изготовлена опорная втулка, которые в материалах дела отсутствуют, суду представлены не были.

Принимая во внимание пояснения представителя ответчика в суде первой и апелляционной инстанций, согласно которым экспертиза проводилась с использованием данных, представленных ответчиком в компьютерном виде, при отсутствии иных доказательств, заслуживает внимания довод истца об использовании при исследовании данных, полученных экспертом самостоятельно, без суда.

Кроме того, порядок проведения экспертного исследования не соответствует методам проверки рулевого управления, установленным п.5.2. ГОСТ Р 51709-2001. Государственный стандарт Российской Федерации «Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки», утвержденного постановлением Госстандарта России от 01.02.2011, поскольку эксперт исследовал рулевой механизм лишь в демонтированном состоянии (л.д. 104).

Более того, при составлении экспертного заключения эксперт отвечал на вопросы, поставленные ответчиком при решении вопроса о назначении судебной экспертизы, а не на вопросы, поставленные судом в определении о назначении судебной автотехнической экспертизы от 10.09.2012. Так, в определении суд на разрешение эксперту поставил следующие вопросы: имеются ли дефекты (недостатки) рулевой рейки автомобиля «/__/» идентификационный номер (VIN) /__/; если да, то какие именно, какова причина и когда они возникли (до 15.06.2012 или после). Тогда как в заключении эксперт отвечает на иные вопросы: имеются ли в рулевой рейке автомобиля «/__/», идентификационный номер (VIN) /__/, дефекты (недостатки); если имеются, каковыми по происхождению являются выявленные дефекты -производственными или эксплуатационными.

В указанной связи при оценке доказательства, называемого ответчиком техническим регламентом, учитывая, что эксперт ссылается на него как на источник получения исходных данных, суд первой инстанции не принял во внимание положения ст. 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Между тем данный документ представлен в виде графической копии, полученной из сети Интернет, не заверенной надлежащим образом, не имеющей наименования. Поскольку истцом оспаривалась достоверность содержания документа со ссылкой на наличие в нем описок, явных неточностей, ответчику было предложено представить его оригинал либо надлежащим образом заверенную копию. Однако оригинал у ответчика отсутствует, а из пояснений его представителя следует, что получить его копию возможно только ответчику путем распечатки с сайта, содержащего конфиденциальную информацию, с сервера завода-изготовителя, возможность доступа к которому ограничена, чем и объясняется заверение представленной в деле копии самим представителем ответчика.

В то же время в соответствии с ч. 5 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (ч. 6).

Таким образом, оценивая копию технического документа (61-79 л.д.), судебная коллегия приходит к выводу о недопустимости данного доказательства, поскольку оно не позволяет убедиться в том, что такой документ исходит от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписан лицом, имеющим право скреплять документ подписью. При этом представителем ответчика, представившим названное доказательство, ходатайств об истребовании его надлежащей копии не заявлялось, равно как не был назван орган, его адрес, имеющий право такой документ представить. В связи с чем у суда апелляционной инстанции отсутствовала возможность оценить его достоверность. При таких данных не имелось процессуальной возможности и в использовании названного документа в качестве исходного при производстве экспертизы.

К тому же не состоятелен довод представителя ответчика со ссылкой на то, что наименование данного документа - «технический регламент».

Так, правовое содержание понятия «технического регламента» дано в статье 2 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании», где указано, что технический регламент это документ, который принят международным договором Российской Федерации, подлежащим ратификации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в соответствии с международным договором Российской Федерации, ратифицированным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или федеральным законом, или указом Президента Российской Федерации, или постановлением Правительства Российской Федерации, или нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию и устанавливает обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования (продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации).

Постановлением Правительства РФ от 10.09.2009 N 720 утвержден Технический регламент о безопасности колесных транспортных средств. Вместе с тем документ, представленный в материалы дела, указанным требованиям не отвечает.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание установленные нарушения процессуального закона, допущенные при производстве экспертизы, судебная коллегия пришла к выводу о том, что экспертное заключение ООО «/__/» № 037 юл/12 от 25.10.2012 не имеет юридической силы и не может являться допустимым доказательством по настоящему делу.

Иных убедительных и бесспорных доказательств отсутствия дефектов рулевой рейки у автомобиля истца ответчиком не представлено, в то время как в соответствии с п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).

Напротив, истцом представлены доказательства обратному.

Так, согласно копии заказ-наряда на механические работы № НИА-0299 от 15.06.2012 Китаев М.А. в пределах гарантийного срока обратился в ООО «ИНКОМ АВТО» с просьбой провести диагностику подвески, принадлежащего ему автомобиля «/__/», в связи с тем, что не работает подсветка кнопки вентиляции водительского сидения, необходимо устранить стук рулевой рейки. В графе «ощущения клиента» Китаевым М.А. указано на стук при повороте руля, который передается в руль, а при передвижении - в салон (пол автомобиля). В заказ-наряде имеется запись о сроке выдачи автомобиля собственнику - 15.07.2012.

Из письма ООО «ИНКОМ АВТО», исх.№5-ю от 19.06.2012, следует, что при осмотре автомобиля и диагностике подвески и элементов рулевого управления заводского дефекта материалов или сборки автомобиля не выявлено, какой-либо нештатный стук рулевой рейки и в других механизмах рулевого управления и элементах передней подвески не проявился, автомобиль полностью исправен и пригоден к эксплуатации, в связи с чем ООО «ИНКОМ АВТО» не производило разбор рулевой рейки и механизмов рулевого управления, а выдало Китаеву М.А. автомобиль 15.06.2012 с соответствующими разъяснениями и консультациями. Также в данном письме указано, что слышимые Китаевым М.А. стуки являются естественными шумами, связанными с эксплуатацией автомобиля на дорожном покрытии, в большей части не соответствующем ГОСТ Р 50597-93, под условия которого автомобиль сертифицировался при ввозе в Российскую Федерацию.

Однако в деле имеются выданные официальным дилером /__/, документы, в которых указано на то, что заявленный истцом стук рулевой рейки вызван ее износом (заказ-наряд №НН00013119 от 07.07.2012, содержащей указание на причину обращения: стук в передней подвеске при езде по неровностям, отдающий в руль и ноги водителю, акт выполненных работ от 07.07.2012 к заказ-наряду №НН00013119 от 07.07.2012, акт выполненных работ от 13.08.2012).

Достоверность названных документов не оспаривалась в суде, в связи с чем отсутствуют основания для их критической оценки.

Таким образом, в деле есть данные о наличии дефекта автомобиля, обращении истца по этому поводу к ответчику и отказ последнего в удовлетворении требований по его устранению.

Поскольку доказательств наличия обстоятельств, освобождающих от ответственности за недостаток рулевого управления автомобиля истца, ответчик вопреки ч.6 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителя» не представил, оснований для такого освобождения судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, принимая во внимание доказанность обоснованного обращения истца к ответчику с требованием об устранении дефекта товара, незаконного отказа ответчика в добровольным порядке выполнить требования истца об устранении недостатка товара, судебная коллегия приходит к выводу об удовлетворении заявленных требований с учетом их изменения.

Так, на момент рассмотрения дела замена рулевой рейки, самостоятельно приобретенной истцом, произведена, что подтверждается копией заказа покупателя №300015508 от 10.10.2012, копией кассового чека от 10.10.2012 на сумму /__/ руб., заказ-нарядом на механические работы от 15.10.2012 ООО «/__/» и не оспаривалось сторонами. В связи с чем судебная коллегия полагает подлежащим удовлетворению требование истца о взыскании расходов на приобретение Китаевым М.А. рулевой рейки.

В соответствии со ст. 23 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Поскольку претензия истца не была удовлетворена, с ответчика подлежит взысканию неустойка с учетом п.5.5. договора купли-продажи от 19.08.2011, заключенного между истцом и ответчиком, предусматривающего срок гарантийного ремонта не более 45 дней, с 31.07.2012 по 03.12.2012, т.е. 123 дня, которая составляет /__/ (/__/ руб. х 123дн).

В то же время, принимая решение в указанной части, судебная коллегия учитывает обстоятельства дела, а также компенсационную природу неустойки, которая не должна служить средством обогащения, а должна быть направлена на восстановление прав, нарушенных вследствие ненадлежащего исполнения обязательства, в связи с чем должна соответствовать последствиям нарушения.

В указанной связи судебная коллегия считает возможным уменьшить размер неустойки до размера стоимости приобретенной истцом рулевой рейки, т.е. до /__/ рублей /__/ копейки, на основании ст. 333 ГК РФ и положений статей 34, 42 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поскольку иной ее размер соответствовать последствиям нарушенного обязательства не будет.

Разрешая требования о компенсации морального вреда, судебная коллегия исходит из положений ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», в соответствии с которой моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Как разъяснено в п. 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17, при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Учитывая установленный факт нарушения ответчиком прав потребителя, судебная коллегия, исходя из обстоятельств дела, представленных в деле доказательств, полагает разумным и справедливым определить ко взысканию с ответчика в пользу истца моральный вред в сумме /__/, принимая во внимание степень и длительность нравственных страданий истца, связанных с опасением по поводу безопасной эксплуатации транспортного средства, используемого в личных целях и для семьи, при полной его оплате.

Согласно части 6 статьи 13 названного Закона при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Поскольку ответчик не предпринял действий по удовлетворению требований истца в добровольном порядке, с него подлежит взысканию штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, который составляет /__/ рублей /__/ копейки.

Исходя из положений ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Определяя размер подлежащей взысканию суммы в указанной части, судебная коллегия исходит из принципа разумности, справедливости, учитывает количество судебных заседаний, коэффициент участия в них представителя истца. Поскольку доказательства тому, что заявленные расходы понесены им реально, в деле представлены, судебная коллегия с учетом принципа разумности и справедливости полагает возможным взыскать в пользу истца понесенные расходы на оплату услуг представителя в размере /__/ руб.

Подлежащий взысканию с ответчика размер госпошлины в доход местного бюджета составляет 3075 рублей 71 копейка в соответствии с требованиями подп. 1, 3 ч. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Томска от 04 декабря 2012 года отменить, принять по делу новое решение.

Исковые требования Китаева М.А. к ООО «ИНКОМ АВТО» удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «ИНКОМ АВТО» в пользу Китаева М.А. сумму в размере /__/ рублей /__/ копейки в счет стоимости замененной рулевой рейки.

Взыскать с ООО «ИНКОМ АВТО» в пользу Китаева М.А. неустойку в размере /__/ рублей /__/ копейки, /__/ руб. - в счет компенсации морального вреда, штраф в размере /__/ рублей /__/ копейки, расходы на оплату услуг представителя в сумме /__/ рублей.

Взыскать с ООО "ИНКОМ АВТО" государственную пошлину в доход бюджета муниципального образования «Город Томск» в размере 3275 рублей 71 копейка.

Председательствующий

Судьи:



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-229/2013
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 12 февраля 2013

Поиск в тексте