• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 февраля 2011 года Дело N 33-241/2011
 

от 08 февраля 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Останина В.А.,

судей Руди О.В., Радикевич М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске по кассационным жалобам представителя Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области, Общества с ограниченной ответственностью «Леспроект» Маткина В.Е. и представителя Территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области на решение Томского районного суда Томской области от 09 декабря 2010 года

дело по иску Территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области к Михайлиной Н.В., Гончаровой К.В. о признании недействительными (ничтожными) сделок, истребовании земельного участка из чужого незаконного владения и передаче Российской Федерации в лице Территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области, прекращении записи о государственной регистрации права собственности, внесенной в единый государственный реестр прав.

Заслушав доклад судьи Руди О.В., представителя истца Орешкину О.И. (доверенность №1 от 11.01.2010), представителя третьего лица Маткина В.Е. (доверенность № 851/01-2011 от 17.01.2011), поддержавших кассационные жалобы, представителя ответчиков Пимонову Т.В. (доверенности от 19.08.2010, 12.08.2010), возражавшую против удовлетворения кассационных жалоб, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Территориальное Управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области (далее ТУ Росимущества в Томской области) обратилось в суд указанным иском к Михайлиной Н.В., Гончаровой К.В.

В обоснование истец сослался на то, что решением собственника /__/ от 05.03.2007 в собственность Михайлиной Н.В. из земель сельскохозяйственного назначения АОЗТ «Октябрь» выделен земельный участок (площадью /__/ м2 с кадастровым номером /__/, расположенный по адресу: /__/, примерно в 1 300 м от ориентира по направлению на юго-восток).

09.06.2009 указанный земельный участок Михайлина Н.В. по договору дарения передала Гончаровой К.В., право собственности которой зарегистрировано 01.07.2009. На день принятия решения о передаче Михайлиной Н.В. (05.03.2007) земельный участок располагался на землях лесного фонда, принадлежащих на праве собственности Российской Федерации.

Руководствуясь ст.ст.167, 168, 209, 301, 302 ГК РФ, ст.ст. 8, 17, 27 ЗК РФ (с учетом уточнения), просило признать недействительными (ничтожными) сделками:

решение собственника /__/ от 05.03.2007 о выделе Михайлиной Н.В. из земель сельскохозяйственного назначения АОЗТ «Октябрь» земельного участка площадью /__/ м2 с кадастровым номером /__/, расположенного по адресу: /__/, примерно в 1300 м. от ориентира по направлению на юго-восток (установлено относительно ориентира, расположенного за пределами участка);

договор дарения земельного участка от 09.06.2009, заключенный между Гончаровой К.В. и Михайлиной Н.В.;

истребовать указанный земельный участок из чужого незаконного владения Гончаровой К.В. и передать его Российской Федерации в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в /__/;

прекратить в ЕГРП запись за /__/ от 01.07.2009 о государственной регистрации права собственности Гончаровой К.В. на земельный участок площадью /__/ м2 с кадастровым номером /__/, расположенный по адресу: /__/, примерно в 1300 м от ориентира по направлению на юго-восток (установлено относительно ориентира, расположенного за пределами участка).

В судебном заседании представитель истца Орешкина О.И. исковые требования поддержала по основаниям, указанным в иске.

Представитель ответчиков Михайлиной Н.В. и Гончаровой К.В. Пимонова Т.В. с исковыми требованиями не согласилась, указав, что при выделе земельного участка требования закона не нарушены. Истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что спорный земельный участок находится в границах лесного фонда.

Представитель третьих лиц Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области и Общества с ограниченной ответственностью «Леспроект» (далее ООО «Леспроект») Маткин В.Е. указал на обоснованность исковых требований. Пояснил, что в настоящее время в отношении спорного земельного участка заключен договор аренды с третьими лицами, который исполняется.

Представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Томской области (далее Управление Росреестра по Томской области) Анакина Л.В. (доверенность № 130 от 23.09.2010) при принятии решения полагалась на усмотрение суда.

Обжалуемым решением суд, рассмотрев дело в отсутствие ответчиков Михайлиной Н.В., Гончаровой К.В., руководствуясь ст.ст. 9, 18, 35, 36 Конституции РФ, ст.167, ч.1ст.181, п.1 ст.209, ст.ст.218, 219, п.2 ст.223, ч.1 ст.261, ст.302 ГК РФ, ст.56 ГПК РФ, ч.2 ст.6, п.4 ст.69 ЗК РФ, ст.17 Федерального закона от 18.06.2001 № 78-ФЗ «О землеустройстве», ст.5, п.6 ст.19, ст.20 ФЗ от 02.01.200 № 28-ФЗ «О государственной земельном кадастре», ст.2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п.п.9,10 Положения о проведении территориального землеустройства от 07.06.2002 № 396, п.3 постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П, иск Территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области оставил без удовлетворения.

В кассационной жалобе представитель третьих лиц Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области и ООО «Леспроект» Маткин В.Е. просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение.

Считает, что суд неверно оценил полученные в ходе гражданского дела доказательства, в связи с чем пришел к неверным выводам.

Вывод суда о том, что индивидуализация земельного участка происходит с момента его постановки на государственный кадастровый учет, а истцом не представлено доказательств местоположения земельного участка, отнесения его к собственности Российской Федерации и нарушения его (истца) прав, основан на неверной оценке представленных истцом доказательств и противоречит требованиям ст.4.2 ФЗ от 04.12.2006 № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 24.07.2007 № 217-ФЗ).

Считает, что истцом представлено достаточно доказательств включения спорного земельного участка в состав лесного фонда до момента его оформления в собственность ответчиков, а также факта нарушения права собственности Российской Федерации, которое приводит к уменьшению земель лесного фонда.

Судом допущено нарушение процессуального закона, поскольку отказано в удовлетворении требования об устранении нарушений прав собственника земельного участка, которое не было заявлено. Напротив, требования о признании сделок, явившихся основанием для возникновения прав ответчиков, недействительными, и изъятии земельного участка из чужого незаконного владения, судом по существу не рассмотрены.

Представитель ТУ Росимущества в /__/ Орешкина О.И. в кассационной жалобе просит отменить решение /__/ суда /__/ от /__/ и принять по делу новый судебный акт.

Не основаны на материалах дела и противоречат нормам материального права выводы суда о том, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих наличие в государственном земельном кадастре сведений о спорном земельном участке, факт наложения границ земельного участка ответчиков и /__/, а также факт нарушения законных интересов истца межеванием земельного участка.

Вывод суда о том, что документы по лесоустройству не относятся к документам, содержащим индивидуализирующие характеристики земельных участков лесного фонда, позволяющие установить их местоположение на местности, противоречит нормам материального права.

Противоречит положениям п.3.1 постановления конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П и п.52 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» вывод суда о неправомерности защиты истцом нарушенного права посредством предъявления виндикационного иска.

Суд необоснованно применил ст.181 ГК РФ, поскольку требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки не заявлено. Истцом заявлены требования о признании недействительными (ничтожными) сделок и истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, к которым применяется общий срок исковой давности, установленный ст.196 ГК РФ.

Проверив законность и обоснованность решения по правилам ч.1 ст. 347 ГПК РФ, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к его отмене не нашла.

Как видно из дела, на основании решения участников долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения в границах земель АОЗТ «Октябрь» из земель сельскохозяйственного назначения в границах АОЗТ «Октябрь» выделен земельный участок с ориентиром АЗС «/__/» (окр./__/, расположенный примерно в 1300 м от ориентира по направлению на юго-восток) для распределения его между дольщиками в первоочередном порядке (протокол общего собрания участников от 27.03.2006 с приложением /__/).

Решением собственника /__/ от 05.03.2007 в собственность Михайлиной Н.В. передан земельный участок площадью /__/ кв.м с кадастровым номером /__/ и местоположением: /__/, примерно в 1300 м от ориентира по направлению на юго-восток.

Право собственности Михайлиной Н.В. зарегистрировано 06.06.2007 за /__/.

На основании договора дарения от 09.06.2009 указанный земельный участок передан в собственность Гончаровой К.В., право собственности зарегистрировано 01.07.2009 за /__/.

В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (часть 1); земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (часть 2). Согласно статье 36 Конституции Российской Федерации граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю (часть 1); владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (часть 2); условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона (часть 3).

Земельный Кодекс Российской Федерации устанавливает, что все земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на самостоятельные категории, в частности: земли сельскохозяйственного назначения; земли поселений; земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения; земли особо охраняемых территорий и объектов; земли лесного фонда; земли водного фонда; земли запаса (пункт 1 статьи 7 Земельного кодекса Российской Федерации).

Истец, полагая, что земельный участок, выделенный Михайлиной Н.В., переданный по договору дарения Гончаровой К.В., относился к лесному фонду и находился в собственности Российской Федерации, обратился с указанными требованиями к ответчикам.

При этом указал, что ранее установленное местонахождение спорного участка - по выделам 62,63,64,67 квартала 6 /__/.

В подтверждение принадлежности участка лесному фонду ссылался на План лесонасаждений /__/ 2001 года; План границ земельного участка в кадастровой выписке из ГКН о земельном участке от 14.11.2010 за /__/; кадастровый паспорт земельного участка, выданный Михайлиной Н.В., землеустроительное дело с описанием границ земельного участка, выделяемого Михайлиной Н.В. и планом его расположения.

Учитывая данные обстоятельства и требование о недействительности решения собственника Михайлиной Н.В. /__/ от 05.03.2007, установлению подлежит факт принадлежности спорного земельного участка к лесному фонду по состоянию на 05.03.2007.

Согласно ст.6 Лесного Кодекса РФ (в редакции от 04.12.2006 N 200-ФЗ) границы земель лесного фонда и границы земель иных категорий, на которых располагаются леса, определяются в соответствии с земельным законодательством, лесным законодательством и законодательством о градостроительной деятельности (ч.3).

В соответствии со ст. 68 Лесного Кодекса РФ лесоустройство включает в себя, в том числе, проектирование эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, а также особо защитных участков лесов; проектирование лесных участков; закрепление на местности местоположения границ лесничеств, лесопарков, эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, особо защитных участков лесов и лесных участков; таксацию лесов (выявление, учет, оценка качественных и количественных характеристик лесных ресурсов); проектирование мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов (ч.1). Геодезические и картографические работы проводятся в соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 года N 209-ФЗ "О геодезии и картографии" (ч.2). В случаях, предусмотренных пунктом 4 части 1 настоящей статьи, местоположение границ может быть закреплено на местности с помощью лесоустроительных, лесохозяйственных знаков и (или) указано на картах лесов (ч.3).

В связи с принятием и вводом в действие Основ лесного законодательства Российской Федерации и в целях усиления роли лесоустройства в повышении эффективности организации ведения лесного хозяйства, улучшении охраны лесов и рационального использования лесных ресурсов приказом Рослесхоза от 15.12.1994 N265 утверждена Инструкция по проведению лесоустройства в лесном фонде России. Согласно п.2 приказа государственным органам управления лесным хозяйством в субъектах Российской Федерации и организациям непосредственного подчинения при подготовке и проведении лесоустроительных работ предписано руководствоваться настоящей Инструкцией с указанием на то, что она обязательна также для всех владельцев лесного фонда, независимо от их ведомственной подчиненности.

В п. 1.3.1 Инструкции закреплено, что проводится лесоустройство всего лесного фонда, находящегося в ведении соответствующего владельца в пределах границ, зарегистрированных в земельно-учетных документах местных органов государственной власти и органов Комитета Российской Федерации по земельным ресурсам и землеустройству.

При лесоустройстве определяются (п.1.4), в том числе, границы и внутрихозяйственная организация территории лесного фонда, колхоза, совхоза, другого сельскохозяйственного формирования, заповедника.

Лесоустройство лесного фонда России, независимо от того, в чьем владении он находится, производится специализированными лесоустроительными организациями по единой для Российской Федерации системе в порядке, устанавливаемом государственным органом управления лесным хозяйством Российской Федерации (2.1.1).

Для производства лесоустроительных работ предварительно проверяются и согласовываются с органами землеустройства по имеющимся материалам и в натуре границы лесхозов и разрешаются все спорные вопросы со смежными землепользователями; уточняются существующие деления на лесничества, технические участки и обходы, а в необходимых случаях своевременно оформляются в установленном порядке изменения состава и границ лесничеств; проверяется состояние учетной и планово-картографической документации, обеспечивается полное внесение в эти материалы всех изменений в лесном фонде за прошедший ревизионный период (2.2.3).

Юридическое оформление границ лесного фонда по каждому лесхозу, организации, сельскохозяйственному формированию, ведущему лесное хозяйство, производится органами землеустройства районных администраций (4.1.2).

Порядок восстановления утраченных в натуре границ и межевых знаков и (или) при утере геоданных определяется местными органами Комитета Российской Федерации по земельным ресурсам и землеустройству по договоренности с органами лесного хозяйства и подразделением лесоустройства, выполняющим полевые работы.

Углы поворота окружных границ при полной утрате межевых знаков (граничных столбов и курганов) закрепляются в натуре граничными хозяйственными столбами на расстоянии не менее 0,5 м от геодезического центра межевого знака в соответствии с ОСТ 55-44-80 "Знаки натурные, лесоустроительные и хозяйственные. Типы, размеры и общие технические требования".Одновременно проводится опознавание положения граничных линий и точек поворота на аэрофотоснимках (4.1.3).

Измерение горизонтальных углов при съемке планшетных рамок и восстановлении границ производится с точностью не ниже 1 градуса, а при съемке внутренней ситуации - не ниже 10 градусов, измерение линий мерной лентой в одном направлении с округлением меры линий до 0,1 м. Углы наклона учитываются при величине 4 градуса и более. При расхождении данных промера линии с имеющимися геоданными более 0,2% выполняется второй промер в обратном направлении (4.1.4).

Все случаи несоответствия геодезических данных землеустройства данным натурных измерений сообщаются местным органам землеустройства и по согласованию с ними вносятся соответствующие коррективы. Все уточнения, вносимые в материалы землеустройства, оформляются актом, который подписывается представителями местных органов землеустройства и лесоустроительной партии (экспедиции) (4.1.5).

Масштабы лесоустроительных планшетов и требования к их составлению изложены в Инструкции о порядке создания и размножения лесных карт, утверждаемой государственным органом управления лесным хозяйством Российской Федерации по согласованию с Федеральной службой геодезии и картографии России. Все планшеты, имеющие смежества с другими землепользователями, должны быть заверены отделом землеустройства района, на территории которого производились лесоустроительные работы. В полевой период могут также выполняться работы по перенесению внутренней ситуации с абриса-снимка (восковки, миллиметровой бумаги) на оформленную соответствующим образом геодезическую основу планшетов в порядке, изложенном в II части Инструкции (4.1.8).

Фотоабрис на рабочем аэрофотоснимке или абрис, вычерченный на прозрачной, полупрозрачной основе, являются важнейшим первичным документом лесоустройства для составления лесных карт и достоверного определения площадей участков лесного фонда (4.5.1).

При таксации леса территория каждого лесного квартала разделяется на первичные лесохозяйственные учетные единицы - таксационные выделы (5.1.1). Каждый таксационный выдел имеет характеристику в таксационном описании и изображается на лесоустроительных планшетах и планах лесонасаждений. Все данные таксации, независимо от применяемого метода, записываются в карточку таксации (приложение 8), которая наряду с фотоабрисом (абрисом) является основным полевым лесоустроительным документом (5.4.1).

При создании по материалам лесоустройства банка данных по лесному фонду и лесопользованию, лесохозяйственной деятельности и последующей поддержке его в актуальном состоянии запись лесотаксационной и лесохозяйственной информации в базы данных производится в единой для Российской Федерации структуре.

До ввода данных карточек таксации они должны быть скомплектованы по кварталам, а в пределах их - по категориям защитности лесов, с проверкой и идентификацией нумерации выделов на абрисах и лесоустроительных планшетах. В зависимости от применяемой технологии и программных средств обработки лесоустроительной информации данные карточек таксации могут вводиться с вычисленными площадями выделов и без них с последующим довводом. Базы данных повыдельной лесотаксационной информации и картографическая база данных должны быть идентифицированы по всем показателям, отображаемым в цифровой или символьной формах на лесных картах (5.4.7).

В силу приведенных норм по ранее действующему законодательству границы участков лесного фонда подлежали юридическому оформлению в описанном выше порядке с документальным закреплением. Как верно установлено судом, соответствующих доказательств принадлежности спорного земельного участка лесному фонду по действующему в тот момент законодательству истцом не представлено, на таковые представители не ссылались.

Между тем, действительно, и с этим не спорят ответчики, представленные План лесонасаждений /__/ 2001 года и План границ земельного участка в кадастровой выписке из ГКН о земельном участке от 14.11.2010 за /__/ являются юридически действительными, поскольку выданы до 01.01.2012. Не оспаривается и тот факт, что лесные участки в составе земель лесного фонда, государственный кадастровый учет которых не осуществлялся, признаются ранее учтенными объектами недвижимости. В то же время эти доказательства не содержат необходимых описаний землеустройства с указанием данных картографических, топографических и геодезических исследований, координат, абрисов поворотных углов, границ, что не позволяет его индивидуализировать при отсутствии иных требуемых первичных документов, перечень которых установлен ранее действующим законодательством, положения которого приведены выше.

Между тем кадастровый паспорт земельного участка, выданный Михайлиной Н.В., землеустроительное дело с описанием границ выделенного ей земельного участка и планом его расположения необходимые описания, позволяющие его идентифицировать на местности, содержат. Однако ссылка истца на доказательство ответчика неправомерна, поскольку не является доказательством, позволяющим индивидуализировать земельный участок, права на который заявлены истцом.

Экспертное заключение Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» Томский филиал основано на содержащихся в материалах дела доказательствах, что прямо следует из его содержания. При этом из исследовательской части данного заключения следует, что масштаб имеющегося в деле картографического материала слишком мал, его качество - недостаточно. А учитывая отсутствие первичных документов землеустройства, описаний границ земельных участков, по мнению судебной коллегии, выводы экспертов, основанные на анализе материалов дела, графическом моделировании на ЭВМ, сомнительны. В связи с чем в указанной части заслуживают внимания доводы представителя ответчиков. Более того, в выводах эксперты указывают на то, что земельный участок с кадастровым номером /__/ расположен на землях АО «Октябрь» согласно плану земель АО «Октябрь». В то же время одновременно делая вывод о нахождении большей его части на землях лесного квартала 6 (выделы 61,64,67 /__/), ссылаясь на то, что меньшая часть его не входит в лесной квартал.

При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии, указанное заключение бесспорным и достаточным доказательством позиции истца о принадлежности спорного участка к лесному фонду не является. А при отсутствии доказательств тому, что границы земель АО «Октябрь» были сформированы в границах земель лесного фонда, имеют наложение с границами земель лесного фонда, данные границы были оспорены в установленном порядке, имел место перевод земель АО «Октябрь» из одной категории в другую, что Михайлина Н.В. выделила свою долю за пределами земель АОЗТ «Октябрь», а на территории, занятой лесом, заборы, колышки, иные обозначения отсутствуют, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что факт принадлежности истребуемого земельного участка лесному фонду не доказан истцом.

Таким образом, доводы истца о том, что решением собственника Михайлиной Н.В. от 05.03.2007 нарушены интересы Российской Федерации, поскольку спорный земельный участок относился к лесному фонду и являлся федеральной собственностью, т.е. в отношении него не могли приниматься такие решения, не состоятелен. А потому доводы кассаторов об обратном не могут быть приняты во внимание.

В указанной связи отсутствуют основания для удовлетворения требований о признании недействительными решения собственника Михайлиной Н.В. о выделе земельного участка в счет доли, о признании сделки дарения, истребовании из чужого незаконного владения земельного участка и передаче его в собственность Российской Федерации с внесением записи в ЕГРП о прекращении права собственности Гончаровой К.В.

Не может быть принят во внимание довод кассатора о неправомерности применения судом положений ст. 181 ГК РФ, поскольку требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки не заявлено. Данный довод противоречит содержанию искового заявления, из которого следует, что истец, ссылаясь на ст. 168 ГК РФ, указывал на то, что сделки о передаче в собственность земельного участка, входящего в состав лесного фонда, ничтожны, и в соответствии со ст. 167 ГК РФ не влекут никаких последствий. Учитывая, что иных оснований ничтожности договора дарения истец не привел кроме указанных, буквальное толкование искового заявления позволяет сделать вывод о том, что ничтожность договора дарения следует из ничтожности первичной сделки.

Существенных нарушений, влекущих безусловную отмену судебного решения, по делу не установлено и в кассационных жалобах они не названы. При таких обстоятельствах оснований к отмене решения по их доводам нет.

Руководствуясь абз. 2 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

решение Томского районного суда Томской области от 09.12.2010 оставить без изменения, кассационные жалобы представителя Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области, Общества с ограниченной ответственностью «Леспроект» Маткина В.Е. и представителя Территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Томской области Орешкиной О.И. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-241/2011
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 08 февраля 2011

Поиск в тексте