• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 16 июля 2012 года Дело N 33-2513/2012
 

от25 сентября 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Руди О.В.,

судей Миркиной Е.И., Клименко А.А.

при секретаре Жернаковой Е.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томскедело поапелляционной жалобе истца Киселева А.Н. на решение Ленинского районного суда г.Томска от 16 июля 2012 года

по иску Киселева А. Н. к Муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей, детскому оздоровительно-образовательному (профильному) центру «Юниор» г.Томска о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Миркиной Е.И., объяснения истца Киселева А.Н., представителей ответчика Ермошкину Е.С., Малюкова В.П., заключение прокурора Крейзан Е.С., судебная коллегия

установила:

Киселев А.Н. обратился с указанным иском, указав, что с 12.12.2008 работал в должности /__/ у ответчика. 31.05.2012 трудовые отношения с ним были прекращены в связи с возникновением ограничений на занятие педагогической деятельностью, установленных Трудовым Кодексом Российской Федерации (далее - ТК РФ), и исключающих возможность исполнения работником трудовых обязанностей в соответствии с п. 13 ч.1 ст.83 Трудового Кодекса Российской Федерации. Полагал увольнение незаконным и необоснованным, поскольку наличие судимости явилось не вновь возникшим обстоятельством, это обстоятельство не препятствовало принятию его на работу, при назначении наказания по уголовному делу суд не лишал его права заниматься педагогической деятельностью, а ограничения, введенные ТК РФ, не могут быть применены к трудовым отношениям в случае, если они возникли до вступления в силу указанной нормы, так как это нарушает конституционный принцип недопустимости придания обратной силы закону, ухудшающему правовое положение граждан. Кроме того, утверждал, что ответчик получил сведения о его судимости в нарушение действующего порядка, так как не относится к органам, имеющим право на обработку персональных данных о судимости. В связи с незаконным увольнением ему причинен моральный вред. Просил признать приказ от 31.05.2012 №156 л/с МБОУ ДООПЦ «Юниор» о его увольнении незаконным, восстановить его на работе с 31.05.2012 в должности /__/, взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула с 31.05.2012 по 26.06.2012 в сумме /__/ руб. /__/ коп., а также средний заработок за дни вынужденного прогула по графику шестидневной рабочей недели с 27.06.2012 по день вынесения решения суда, взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере /__/ руб.

В судебном заседании истец заявленные требования поддержал, пояснил, что действительно имеет судимости по ст. 116 УК РФ, связанные со сложными взаимоотношениями с бывшей женой, но, поскольку судимости погашены, полагал, что они не имеют никакого влияния на его трудоустройство. При устройстве на работу он сообщал работодателю, что имеются погашенные судимости. Он дал согласие на запрос в ИЦ УВД, поскольку считал, что погашенные судимости не имеют значения для его работы.

Представитель ответчика МБОУ ДООПЦ «Юниор» Ермошкина Е.С. (доверенность от 09.07.2012) в судебном заседании иск не признала, пояснила, что Киселев А.Н. действительно работал в организации в должности /__/ с 2008 года, был уволен на основании приказа №156 л/с от 31.05.2012 в связи с тем, что после внесения изменений в ст.331 ТК РФ были запрошены сведения о наличии у сотрудников учреждения судимостей за преступления, совершение которых препятствует занятию педагогической деятельностью, в связи с чем стали известны сведения о судимостях истца, что является препятствием для занятия трудовой деятельностью в образовательных учреждениях. На момент увольнения Киселева А.Н. вакантных должностей в организации не было, к тому же установленные законом (ст.351.1 ТК РФ) ограничения не предусматривали возможности осуществления истцом трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, в сфере детско-юношеского спорта. Указанные ограничения распространяются как на лиц, имеющих судимость, так и на лиц, ее имевших. Полагала, что изменения в ТК РФ, связанные с установлением указанных ограничений, имеют императивный характер как в отношении лиц, устраивающихся на работу, связанную с педагогической деятельностью, так и в отношении лиц, уже состоящих в трудовых отношениях с подобными организациями. Доводы истца относительно получения сведений о судимости с нарушением установленного порядка считала несостоятельными.

Обжалуемым решением суд на основании ст. 83, 331, 351.1, 394 ТК РФ, с учетом Федерального закона от 23.12.2010 № 387-ФЗ «О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс Российской Федерации» в удовлетворении иска отказал.

В апелляционной жалобе истец Киселев А.Н. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска. В обоснование указывает на ошибочность выводов суда о том, что новое основание увольнения, предусмотренное п. 13 ст. 83 ТК РФ, распространяется на правоотношения, возникшие до вступления в силу Федерального закона №387-ФЗ от 23.12.2010. Названный закон не содержит указания об обратной силе новых норм трудового права, в связи с чем увольнение его по указанному основанию является незаконным.

В возражениях на апелляционную жалобу помощник прокурора Ленинского района г. Томска Думлер Ю.Г. и ответчик МБОУ ДООПЦ «Юниор» считают решение суда законным и обоснованным.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по правилам ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

В судебном заседании установлено, что Киселев А.Н. 12.12.2008 принят на должность /__/ структурным подразделением в Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования Детский оздоровительно-образовательный (профильный) центр «Ермак» г. Томска, которое 27.01.2012 было реорганизовано присоединением к муниципальному образовательному учреждению дополнительного образования детей Детский оздоровительно-образовательный (профильный) центр «Юниор» г. Томска, что подтверждается записями в трудовой книжке АТ-И №7724672 от 26.01.1987 и трудовым договором № 101 от 12.12.2008, дополнительным соглашением к трудовому договору от 27.01.2012.

Из приказа от 07.02.2012 следует, что Киселев А.Н. продолжил трудовые отношения с МБОУ ДОД ДООПЦ «Юниор» как /__/ с 28.01.2012.

Из должностной инструкции /__/ следует, что педагог дополнительного образования, в числе прочего, комплектует состав обучающихся в группах, проводит воспитательную и учебно-тренировочную работу с воспитанниками, обеспечивает соблюдение прав и свобод учащихся, участвует в работе педагогического совета.

На основании указанных доказательств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Киселев А.Н. являлся лицом, осуществляющим педагогическую деятельность, непосредственно связанную с взаимодействием с несовершеннолетними в сфере их образования, воспитания и развития.

Согласно приказу №156 л/с от 31.05.2012 директора ДООПЦ «Юниор» Киселев А.Н. уволен 31.05.2012 в связи с возникновением ограничений на занятие педагогической деятельностью, установленных Трудовым кодексом Российской Федерации и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору в соответствии с п. 13. ч. 1 ст. 83 ТК РФ.

Федеральным законом от 23 декабря 2010 г. N 387-ФЗ "О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс Российской Федерации» перечень лиц, которые не допускаются к педагогической деятельности, дополнен в ч. 2 ст. 331 Трудового кодекса Российской Федерации лицами:

- имеющими или имевшими судимость за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности;

- подвергающимися или подвергавшимися уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за те же преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности.

Таким образом, законодатель установил ограничение права на занятие педагогической деятельностью в отношении некоторых категорий граждан.

Данное ограничение обусловлено спецификой педагогической деятельности, содержание которой составляют обучение и воспитание граждан в соответствии с требованиями морали, общепризнанными ценностями уважения к закону и правам других лиц, направлено на защиту общественных интересов и прав обучающихся.

Между тем трудовые отношения носят длящийся характер, поэтому указанные ограничения действуют как в отношении лиц, уже состоящих в трудовых отношениях, так и в отношении тех, кто претендует на занятие педагогической деятельностью.

С внесением в ст. 331 ТК РФ изменений, предусматривающих ограничение на занятие педагогической деятельностью, законодателем введено и новое основание прекращения трудового договора.

Согласно новому п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации возникновение установленных данным Кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности является основанием прекращения трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон.

На основании изложенного трудовые отношения, возникшие до 7 января 2011 года с работником, осуществляющим педагогическую деятельность и имевшим судимость или подвергавшимся уголовному преследованию за преступления, указанные в ч. 2 ст. 331 ТК РФ, после вступления в силу Федерального закона от 23 декабря 2010 г. N 387-ФЗ «О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и Трудовой кодекс Российской Федерации» подлежат прекращению на основании п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, то есть в связи с возникновением установленных данным Кодексом, иным федеральным законом ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, которые исключают возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору.

Данная позиция изложена в ответе на вопрос 6 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.06.2012).

С учетом вышеизложенного довод жалобы Киселева А.Н. о том, что он не мог быть уволен на основании п. 13 ст. 83 ТК РФ в связи с тем, что его трудовые отношения сложились ранее введения в действие Федерального закона от 23 декабря 2010 г. N 387-ФЗ, является несостоятельным.

Таким образом, судом первой инстанции при разрешении указанного спора и вынесении обжалуемого решения был правильно применен материальный закон, оснований для отмены решения по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г.Томска от 16 июля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Киселева А. Н. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2513/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 16 июля 2012

Поиск в тексте