• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 23 августа 2011 года Дело N 33-2539/2011
 

23 августа 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Петровского М.В.,

судей Худиной М.И., Радикевич М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Томске дело по иску Зуевой Е. В. к Администрации Ленинского района г.Томска о признании нанимателем квартиры по договору социального найма, понуждении к заключению договора социального найма

по кассационной жалобе истца Зуевой Е. В. на решение Ленинского районного суда г.Томска от 11 июля 2011 года,

заслушав доклад председательствующего, объяснения истца, поддержавшей доводы кассационной жалобы,

установила:

Зуева Е.В. обратилась в Ленинский районный суд г.Томска с иском к Администрации Ленинского района г.Томска о признании истца нанимателем по договору социального найма квартиры по адресу: /__/, и о понуждении к заключению договора социального найма этого жилого помещения, указав в обоснование заявленных требований, что 07.10.1996 АООТ «Томский ЛПК» и истцом заключен договор аренды спорной квартиры, на основании которого Зуева Е.В. и члены её семьи вселились в данное жилое помещение, проживают там по настоящее время, оплачивают коммунальные услуги и вносят плату за наем жилья; одним из условий данного договора являлось предоставление арендатору права по достижении пенсионного возраста приобрести эту квартиру в собственность по безвозмездному договору; в марте 2011 года ответчиком отказано истцу в признании ее нанимателем жилого помещения в связи с прекращением в 1998 году права собственности АООТ «Томский ЛПК» на жилое помещение и передачей его на баланс ответчика.

Истец Зуева Е.В. и ее представитель Исаков Д.Б. в судебном заседании поддержали требования по основаниям, изложенным в исковом заявлении, дополнив, что истец в АООТ «Томский ЛПК» не работала, спорная квартира предоставлена по согласованию руководителей; на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении истец не состояла.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, направив отзыв на исковое заявление, из которого следует, что законность вселения в спорное жилое помещение ответчиком не оспаривается, оснований для признания истца нанимателем квартиры нет, так как отсутствуют основания для предоставления ей жилого помещения, предусмотренные ст.ст.49,52 ЖК РФ.

Дело рассмотрено также в отсутствие третьих лиц Баранова О.В., Зуевой Я.В., Жданова С.М., извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Обжалуемым решением на основании ст.17 Конституции РФ, ст.25 Всеобщей декларации прав человека, ч.4 ст.3, ст.10, ст.19, ст.49, ст.63 ЖК РФ, ст.ст.28, 31 ЖК РСФСР, ст.671 ГК РФ, ст.5 Федерального закона №189-ФЗ от 29.12.2004 «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21.01.2006 №25, п.4 Правил регистрации и снятии граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 17.07.1995 №713, Постановления Конституционного Суда РФ от 02.02.1998 №4-П «По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства от 17.07.1995 №713», Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25.04.1995 №3-П «По делу о проверке конституционности ч.1 и ч.2 ст.54 ЖК РСФСР» и п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Зуева Е.В. просит решение отменить, принять новое об удовлетворении иска, указав следующее:

то обстоятельство, что договором аренды предусмотрена последующая безвозмездная передача квартиры в собственность истца, свидетельствует о некоммерческом характере договора;

на момент вселения истца в спорную квартиру жилищным законодательством РФ не предусматривалась возможность заключения договора коммерческого найма жилого помещения;

то обстоятельство, что по истечении установленного договором срока аренды (08.10.2001) истец продолжала проживать в квартире, свидетельствует о том, что между сторонами сложились правоотношения из договора социального найма;

спорное жилое помещение включено в состав муниципальной собственности;

из объяснений представителя ответчика следует, что у ответчика полномочия по заключению договоров коммерческого найма жилья отсутствуют;

заключенный договор аренды не является коммерческим и заключен без цели извлечения прибыли;

оплата за найм жилья производилась по тарифам, относящимся к социальному найму жилого помещения.

Руководствуясь ч.2 ст.354 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся в суд кассационной инстанции лиц, извещенных надлежащим образом о месте и времени судебного разбирательства.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с ч.1 ст.347 ГПК РФ исходя из доводов кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены решения в части отказа в удовлетворении требования о признании истца нанимателем спорной квартиры и об отсутствии оснований для изменения решения в остальной части.

В соответствии с п.4 ч.1 ст.362 ГПК РФ основанием для отмены решения суда в кассационном порядке является неправильное применение норм материального права или процессуального права.

Согласно ст.363 ГПК РФ нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными в случае, если суд не применил закон, подлежащий применению.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что при указанных в исковом заявлении обстоятельствах АООТ «Томский ЛПК» и истцом заключен договор коммерческого найма спорной квартиры, содержание которого не изменилось с передачей данного жилого помещения в муниципальный жилой фонд.

При оценке правоотношения сторон суд неправильно применил нормы материального права.

В соответствии с п.1 ст.671 ГК РФ по договору найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) - обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и пользование для проживания в нем.

По смыслу данной нормы наймодателем по договору коммерческого найма может быть лишь собственник жилого помещения.

Оснований считать таковым АООТ «Томский ЛПК» не имеется.

Сторонами не оспариваются фактические обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, а именно то, что 07.10.1996 АООТ «Томский ЛПК» и истцом заключен договор аренды спорной квартиры, на основании которого Зуева Е.В. и члены её семьи вселились в данное жилое помещение, проживают там по настоящее время, оплачивают коммунальные услуги и вносят плату за наем жилья.

Правомерность вселения истца и членов её семьи в спорное жилое помещение ответчиком также не оспаривается.

В п.1.1 договора от 07.10.1996 указано, что квартира по /__/, принадлежит арендодателю на праве собственности и находится на балансе предприятия, однако у судебной коллегии нет оснований считать эту информацию достоверной по следующим основаниям.

Правоустанавливающие документы, подтверждающие, что спорное помещение принадлежало АООТ «Томский ЛПК» на праве собственности, в материалах дела отсутствуют.

В то же время постановлением Мэра г.Томска от 08.12.1997, изданным на основании Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 №3020/1 «О разграничении государственной собственности в РФ», Указа Президента РФ от 22.12.1993 №2265 «О гарантиях местного самоуправления в РФ» и решения Томской городской Думы от 09.01.1996 №37 «О порядке передачи объектов в муниципальную собственность» утвержден перечень предприятий и имущества, передаваемых в муниципальную собственность г.Томска. В данный перечень включена и спорная квартира (л.д.87).

В соответствии с п.2 Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 №3020-1 (в редакции от 24.12.1993) «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» передаче в муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах) подлежат объекты государственной собственности, указанные в Приложении 3 к данному постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, то есть объекты государственной собственности, расположенные на территориях, находящихся в ведении соответствующего городского (за исключением городов районного подчинения), районного (за исключением районов в городах) Совета народных депутатов, в том числе жилищный и нежилой фонд, находящийся в управлении исполнительных органов местных Советов народных депутатов (местной администрации).

В силу ст.5 Жилищного кодекса РСФСР, утвержденного Верховным Советом РСФСР 24.06.1983 и действовавшим на момент предоставления спорного жилого помещения истцу и на момент передачи этого помещения в муниципальную собственность, жилищный фонд состоял в числе прочего из жилых домов и жилых помещений в других строениях, принадлежащих государству (государственный жилищный фонд).

Согласно справке ответчика от 07.07.2011 спорная квартира включена в реестр муниципальной собственности г.Томска (реестровый номер /__/).

Таким образом, то обстоятельство, что передача спорного жилого помещения в муниципальную собственность осуществлена на основании Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 №3020/1, Указа Президента РФ от 22.12.1993 №2265, и решения Томской городской Думы от 09.01.1996 №37, свидетельствует о том, что данная квартира относилась к государственному жилищному фонду и не находилась в собственности АООТ «Томский ЛПК».

Об обоснованности этого вывода свидетельствует также договор от 19.06.1997 об эксплуатации и финансировании объектов жилищно-коммунального хозяйства, заключенный Управлением ЖКХ г.Томска и АООТ «Томский ЛПК», согласно п.2.1 которого дом по /__/ находился лишь на балансе названного акционерного общества, но не в его собственности (л.д.88).

Согласно плану приватизации Томского лесопромышленного комбината, утвержденному Комитетом по управлению госимуществом Томской области 29.03.1993 (л.д.92), данный комбинат являлся государственным, состоявшие на его балансе здания жилого фонда в /__/ и /__/ приватизации не подлежали.

Изложенное позволяет сделать вывод, что до приватизации Томского лесопромышленного комбината спорный дом находился на балансе последнего, следовательно, в государственной собственности; то обстоятельство, что приватизация данного предприятия была начата в 1993 году, а в муниципальную собственность дом по /__/, передан лишь в 1997 году, в отсутствие доказательств приобретения АООТ «ТЛПК» права собственности на спорную квартиру само по себе не свидетельствует о том, что при заключении договора от 07.10.1996 АООТ «ТЛПК» действовало как собственник спорной квартиры.

Таким образом, оснований считать договор от 07.10.1996 договором коммерческого найма не имеется.

В соответствии со ст.10 ЖК РСФСР, действовавшего на момент заключения указанного договора, граждане РСФСР имели право на получение в установленном порядке жилого помещения по договору найма или аренды в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда.

Жилые помещения в домах государственного и общественного жилищного фонда, предоставлялись гражданам в бессрочное пользование.

Согласно ст.6 ЖК РСФСР государственный жилищный фонд находится в ведении местных Советов народных депутатов (жилищный фонд местных Советов) и в ведении министерств, государственных комитетов и ведомств (ведомственный жилищный фонд).

На основании ст.17 ЖК РСФСР управление ведомственным жилищным фондом осуществлялось министерствами, государственными комитетами, ведомствами и подчиненными им предприятиями, учреждениями, организациями.

Исходя из приведенных норм права и буквального толкования условий договора от 07.10.1996 последний следует признать договором аренды жилого помещения в доме государственного жилищного фонда.

Данный вывод согласуется и с тем обстоятельством, что согласно ст.54.1 ЖК РСФСР (введенной Законом РСФСР от 06.07.1991 №1552-1) граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда на условиях договора найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую на условиях, установленных законодательством РСФСР и республик в составе РСФСР, также как в соответствии с п.2.5 договора от 07.10.1996 арендатор вправе получить спорную квартиру в собственность безвозмездно.

Установив, какие отношения существовали между истцом и собственником спорного жилого помещения на момент передачи спорной квартиры в муниципальную собственность и на момент вступления в силу Жилищного кодекса РФ, в какой период возникли эти отношения, учитывая, что в настоящее время жилищным и гражданским законодательством не предусмотрено заключение договоров аренды жилых помещений в домах государственного и муниципального жилого фонда, а правоотношения между истцом и ответчиком по поводу использования спорной квартиры не прекратились, судебная коллегия приходит к выводу о том, что эти правоотношения подверглись правовой трансформации в договор социального найма.

При этом судебная коллегия исходит из следующего.

Как следует из вышеприведенных нормативных положений, с передачей спорной квартиры в муниципальную собственность правоотношения сторон по аренде жилого помещения государственного жилищного фонда трансформировались в правоотношения из договора аренды жилого помещения муниципального жилищного фонда.

Федеральным законом от 29.12.2004 №189-ФЗ "О введении в действие ЖК РФ" прямо не предусмотрены способы трансформации жилищных правоотношений в связи с введением в действие ЖК РФ. Согласно ст.5 данного закона к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, ЖК РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В соответствии с ч.1 ст.60 ЖК РФ по договору социального найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне - гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных настоящим Кодексом.

Содержание правоотношения, вытекающего из договора социального найма жилого помещения, установленное ст.ст.65-68 ЖК РФ, соответствует содержанию правоотношения, установленного договором от 07.10.1996.

В частности, пунктом 2.1 анализируемого договора предусмотрена обязанность арендатора производить текущий ремонт жилого помещения (п.4 ч.3 ст.67 ЖК РФ), а арендодатель обязуется осуществлять его капитальный ремонт (п.3 ч.2 ст.65 ЖК РФ); согласно п.2.2 договора арендатор не имеет права без согласия арендодателя осуществлять перепланировку жилого помещения или сдавать его в субаренду (ч.1 ст.26, ч.2 ст.67 и п.2 ч.1 ст.67, ст.76, соответственно); в силу п.2.3 договора арендатор обязан уплачивать арендную плату и коммунальные услуги, размер квартирной платы соответствует установленному для населения в домах государственного и муниципального фонда, размер платы за коммунальные услуги устанавливается в пределах тарифов для населения /__/.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что правоотношения, вытекающие из договора аренды спорной квартиры от 07.10.1996, с вступлением в действие ЖК РФ трансформировались в договор социального найма жилого помещения, в связи с чем решение ответчика об отказе в удовлетворении заявления истца о признании её нанимателем этого жилого помещения (л.д.8) противоречит вышеприведенным выводам судебной коллегии.

Ссылка представителя ответчика на то обстоятельство, что истец не была принята органом местного самоуправления на учет в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий, не может быть принята во внимание по следующим основаниям.

В соответствии со ст.14 ЖК РСФСР краевые, областные Советы народных депутатов, Советы народных депутатов автономных областей и автономных округов в области использования и обеспечения сохранности жилищного фонда лишь осуществляли контроль за состоянием учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также за правильностью распределения жилой площади.

Согласно ст.20 этого же нормативного акта учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, установление очередности на получение жилой площади по договору найма, а также ее распределение в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда, приобретение жилых помещений гражданами в собственность в домах государственного и муниципального жилищного фонда осуществлялись под общественным контролем и с соблюдением гласности.

В силу ст.30 ЖКРСФСР учет нуждающихся в улучшении жилищных условий граждан, работающих на предприятиях, в учреждениях, организациях, имеющих жилищный фонд и ведущих жилищное строительство или принимающих долевое участие в жилищном строительстве, осуществлялся по месту работы, а по их желанию - также и по месту жительства.

На основании ст.31 ЖК РСФСР принятие на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, производилось по месту жительства решением исполнительного комитета местного Совета народных депутатов, а по месту работы - совместным решением администрации и профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации. При рассмотрении вопросов о принятии на учет по месту работы принимаются во внимание рекомендации трудового коллектива.

Сторонами не оспаривается, что на момент предоставления истцу спорной квартиры Зуева Е.В. работала на /__/.

Согласно приобщенной определением судебной коллегии от 23.08.2011 выписке из протокола заседания профсоюзного комитета указанной станции от 12.10.1995 Зуева Е.В. была поставлена на льготную очередь для получения жилья.

В соответствии с выпиской из протокола заседания профсоюзного комитета данной станции от 04.10.1996, приобщенной к материалам дела определением судебной коллегии от 23.08.2011, истец снята с очереди в связи с выделением ей квартиры по /__/, предоставленной АООТ «Томский ЛПК».

Допрошенный судом первой инстанции в качестве свидетеля Б., на момент предоставления квартиры истцу работавший /__/, пояснил, что данное предприятие вело учет лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, истец состояла на таком учете; спорная квартира предоставлена Зуевой Е.В. АООТ «ТЛПК» как работнику государственного предприятия (/__/) по договоренности, достигнутой руководителями названных предприятий, с согласия соответствующего профсоюзного органа.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что спорная квартира предоставлена истцу в порядке, установленном действовавшим в тот момент жилищным законодательством, как лицу, состоящему на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий.

В материалах дела отсутствуют доказательства, опровергающие показания Б., а равно свидетельствующие об отсутствии оснований постановки Зуевой Е.В. на учет в качестве нуждающейся в предоставлении жилья при указанных выше обстоятельствах.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств, судебная коллегия считает необходимым решение в части отказа в удовлетворении требования истца о признании её нанимателем спорной квартиры отменить и принять в этой части новое решение об удовлетворении данного требования.

Оснований для отмены решения в остальной части судебная коллегия не усматривает.

Так, согласно ст.63 ЖК РФ договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения.

В материалах дела имеется договор от 07.10.1996, отвечающий требованиям о форме договора социального найма. Содержание данного договора признано судебной коллегией соответствующим содержанию договора социального найма. С учетом выводов судебной коллегии о трансформации правоотношений, вытекающих из договора от 07.10.1996, и доказательств замены стороны этого правоотношения (наймодателя) на орган местного самоуправления судебная коллегия приходит к выводу о существовании заключенного в надлежащей форме договора социального найма, сторонами которого являются истец и ответчик.

В связи с этим отсутствует подлежащий рассмотрению судом спор об обязании ответчика к заключению договора социального найма квартиры по /__/.

Доводы кассационной жалобы в этой части не содержат ссылки на обстоятельства, являющиеся основанием для отмены решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь абз.4 ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г.Томска от 11 июля 2011 года в части отказа в удовлетворении требования Зуевой Е. В. к Администрации Ленинского района г.Томска о признании нанимателем по договору социального найма квартиры по адресу: /__/, отменить, принять в этой части новое решение, которым признать Зуеву Е. В. нанимателем по договору социального найма квартиры по адресу: /__/;

в остальной части решение оставить без изменения кассационную жалобу Зуевой Е. В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2539/2011
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 23 августа 2011

Поиск в тексте