• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 октября 2012 года Дело N 33-2546/2012
 

от 02 октября 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Синяковой Т.П.,

судей Бондаревой Н.А., Клименко А.А.,

при секретаре Черновой С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске по апелляционному представлению и.о. Томского межрайонного природоохранного прокурора Чеботаря Б.А. на решение Советского районного суда г.Томска от 17 июля 2012 года

дело по иску Томского межрайонного природоохранного прокурора Томской области в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц и муниципального образования «Томский район» в лице Администрации Томского района к Маршеву В. В., Мишину С. Э. о возмещении вреда, причиненного окружающей среде.

Заслушав доклад судьи Клименко А.А., объяснения прокурора Дашевской О.С., поддержавшей доводы жалобы, представителей ответчиков Абзалимовой В.В., Суздальцева И.И., судебная коллегия

установила:

Томский межрайонный природоохранный прокурор Томской области обратился в суд с иском к Маршеву В.В., Мишину С.Э. о солидарном возмещении вреда, причиненного окружающей среде в размере /__/ рублей.

В обоснование заявленных требований указал, что Томской межрайонной природоохранной прокуратурой проведена проверка соблюдения природоохранного законодательства при использовании земельного участка по адресу: /__/, в ходе которой установлено, что в июле-августе 2010 года Маршевым В.В. произведено незаконное снятие и перемещение плодородного слоя почвы в окрестностях /__/, в том числе в границах земельного участка с кадастровым номером /__/ площадью /__/ кв.м. Из акта осмотра территории спорного земельного участка от 20.06.2011 и информации Управления Россельхознадзора по Томской области от 28.06.2011 следует, что площадь порчи на земельном участке составила /__/ кв.м, глубина порчи от 1,5 до 3 м, категория земельного участка определена в качестве сельскохозяйственного угодья в составе земель сельскохозяйственного назначения и отнесена к лесостепной зоне. Приведен расчет размера вреда, причиненного в результате порчи почвы равного /__/ рублей. Впоследствии истцом исковые требования увеличены, заявлены требования о взыскании ущерба в размере /__/ рублей. Основанием увеличения исковых требований послужило установление снятия плодородного слоя почвы на двух площадках (с условными обозначениями ПОЗ-1, ПОЗ-2) на земельном участке с кадастровым номером /__/ площадью /__/ и /__/ кв.м, общей площадью /__/ кв.м. При этом указано, что методика исчисления размера вреда утверждена приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 08.07.2010 № 238. При предъявлении настоящего иска прокурор полагает, что причиненным вредом нарушены имущественные интересы муниципального образования «Томский район», а также интересы неопределенного круга лиц на благоприятную окружающую среду, защиту от негативного воздействия.

Факт причинения Маршевым В.В. данного вреда подтвержден постановлением Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной ст. 8.6 КоАП РФ, материалами дела об административном правонарушении.

Мишин С.Э. в качестве ответчика привлечен в ходе рассмотрения дела. В качестве основания его привлечения истцом указано на организацию Маршевым В.В. снятия грунта путем привлечения к работам Мишина С.Э. на основании устного договора оказания услуг. Работа проводилась с использованием экскаватора и трех грузовых автомобилей, принадлежащих Мишину С.Э.

В судебном заседании прокурор Шулев А.В. исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель материального истца Администрации Томского района Михайлов А.А. требования прокурора не поддержал, считал их не подлежащими удовлетворению. В судебном заседании пояснил, что спорный земельный участок в настоящее время находится в собственности Петренко М.М., который приобрел его на торгах, проведенных Администрацией Томского района в июле 2007. До приобретения Петренко М.М. земельный участок осматривал, претензий по его состоянию не имел, нарушений почвенного слоя на нем не видел. Администрация Томского района ни на момент, предшествующий продаже земельного участка, ни в последующие периоды нарушений прав муниципального образования в действиях ответчиков не усматривает.

Ответчик Маршев В.В. в судебном заседании с иском не согласился, пояснил, что в июне 2010 года приобрел в собственность земельный участок в окр. /__/, ранее принадлежавший С., Ш., Ж. с условием отсыпки грунта на его участок путем изъятия грунта с участка, также принадлежащего указанным лицам. Место для изъятия грунта определяли с Ш., С., при этом присутствовал Мишин С.Э. В дальнейшем Мишин С.Э. перевозил грунт в присутствии Ш. О том, где брать грунт Мишину С.Э. говорил и показывал всегда Ш. Мишин С.Э. работал по отсыпке грунта вместе с К. Договор с Мишиным С.Э. был устный, оплату работы производил, но не помнит в каком размере.

Представитель ответчика Маршева В.В. Абзалимова В.В. считала исковые требования не подлежащими удовлетворению, т.к. у заявителя отсутствуют правовые основания для предъявления требований к Маршеву В.В. о взыскании ущерба в пользу Муниципального образования «Томский район», так как круг лиц, в интересах которого прокурор обращается с настоящим иском определен, в настоящее время это собственник земельного участка Петренко М.М., который претензий по поводу вывоза грунта к Маршеву В.В. не имеет. Также в исковом заявлении не обоснованно, чем именно Маршев В.В. нарушил права неопределенного круга лиц, в чем заключается ценность земельного участка. Просила в удовлетворении требований отказать в полном объеме.

Дело рассмотрено в отсутствие ответчика Мишина С.Э.

Представитель ответчика Мишина С.Э. Суздальцев И.И. пояснил, что требования не подлежат удовлетворению, поскольку вина Мишина С.Э. не доказана.

Третье лицо Петренко М.М. считал требования не подлежащими удовлетворению, в судебном заседании пояснил, что приобрел земельный участок летом 2010 года, перед участием на аукционе земельный участок осматривал, претензий по качеству, внешнему виду к участку не было. В настоящее время полагает, что его права действиями ответчиков не нарушены.

Обжалуемым решением суд на основании ст. 15, 1064, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), ст. 13, 42, 77 Земельного кодекса Российской Федерации, ч.1 ст. 77 Федерального закона № 7-ФЗ от 10.01.2002 «Об охране окружающей среды», с. 1 Федерального закона № 101-ФЗ от 24.07.2002 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», в удовлетворении иска отказал.

В апелляционном представлении и.о. Томского межрайонного природоохранного прокурора Чеботарь Б.А. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска в полном объеме. В обоснование своей позиции указывает, что судом сделан необоснованный вывод о недоказанности фактов осуществления ответчиками действий, связанных со снятием плодородной почвы в границах земельного участка с кадастровым номером /__/, противоправного характера названных действий, а также причинения данными действиями вреда окружающей среде.

Полагает, что факт незаконной организации снятия и перемещения летом 2010 года плодородного слоя почвы установлен материалом проверки по делу об административном правонарушении. Указанный факт в судебном заседании не отрицали и ответчики.

Выводы суда о необходимости предоставления доказательств, подтверждающих состояние почвы до начала производства ее выемки, не основаны на законе и противоречат положениям ст. 42 ЗК РФ, ст.ст. 1, 4, 77 ФЗ «Об охране окружающей среды» и Методике исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды. Более того, необходимость доказывания степени плодородности почвы на спорном земельном участке в качестве обстоятельства, имеющего значение для дела, судом не определялась.

Оспаривает выводы суда об отсутствии в схеме, отражающей границы зоны вынутого грунта, сведений о ее исполнителе. В судебном заседании было установлено, что данная схема была составлена специалистом ООО «Геомастер». Несостоятельны выводы суда и об отсутствии юридической силы у заключения ОАО «ТомскТИСИЗ» и неточности входящих в заключение обзорной схемы и топографических планов.

Судом не учтен закрепленный в ФЗ «Об охране окружающей среды» принцип презумпции потенциальной экологической опасности любой хозяйственной деятельности.

В возражении на апелляционное представление представитель ответчика Маршева В.В. Лейба В.П. находит решение суда законным и обоснованным.

В соответствии с ч.1 ст. 327, ч.3 ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела ответчиков Маршева В.В., Мишина С.Э., представителя материального истца Администрации Томского района Томской области, третьего лица Петренко М.М., уведомленных о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по правилам ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, судебная коллегия оснований к его отмене не усматривает.

В соответствии со ст. 42 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Статьей 13 Земельного кодекса Российской Федерации в целях охраны земель на собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков возложены обязанности проводить мероприятия, в т.ч., по рекультивации нарушенных земель, восстановлению и сохранению плодородия почв.

Согласно ч. 1 ст. 77 Федерального закона № 7-ФЗ от 10.01.2002 «Об охране окружающей среды» (далее - ФЗ № 7-ФЗ) юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Исходя из требований ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п.1 ст. 1064 ГК РФ).

Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ст. 1080 ГК РФ).

Как установлено судом и следует из материалов дела, 15.06.2010 Маршев В.В. по договору купли-продажи приобрел у С., Ш., Ж. земельный участок в окрестностях /__/ (кадастровый номер /__/), после чего организовал изъятие грунта с иных земельных участков и его перемежение на вновь приобретенный участок. Проверкой, проведенной в 2011 году Управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Россельхознадзора по Томской области, а также Томской межрайонной природоохранной прокуратурой установлено, что грунт изымался путем разработки карьера, общая площадь которого составляет около /__/ кв.м (/__/ Га), с земельных участков, принадлежащих физическим лицам, а именно: С., Ш., Ж., на праве собственности (участки с кадастровыми номерами /__/, /__/), а также с муниципального земельного участка, относящегося к категории земель сельхозназначения (кадастровый номер /__/). Работы по изъятию грунта и перемещению (отсыпке) на земельный участок с кадастровым номером /__/ производились Мишиным С.Э., Ф., а также ООО «Сергеевский карьер» по поручению Маршева В.В.

Отказывая в удовлетворении заявленных прокурором требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности нанесения ущерба плодородному слою почвы; негативного изменения ее качества; отсутствия доказательств причинения ущерба действиями ответчиков; размера причиненного окружающей среде ущерба, а также из отсутствия у прокурора правовых оснований для обращения с настоящим иском.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда, т.к. они соответствуют как нормам материального права, регулирующим отношения спорящих сторон, так и имеющим значение для дела фактам, которые подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости.

Так, прокурор, заявляя требования о возмещении ущерба окружающей среде, причиненного уничтожением (перемещением) плодородного слоя земли, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ доказательств того, что на момент производства работ указанный плодородный слой почвы на муниципальном земельном участке имелся и именно в заявленной величине (глубина слоя 30 см), не представил.

Допрошенный в судебном заседании 04.06.2012 в качестве свидетеля государственный инспектор Управления Россельхознадзора в Томской области А. (л.д. 105-108) пояснил, что глубина плодородного слоя, указанная им в акте осмотра от 20.06.2011, определена им примерно исходя из обычной в данном регионе. Также пояснил, что, по его мнению, плодородный слой ранее на земельном участке имелся, однако подтвердить это чем-либо не может, как и доказать то, что слой был однородный, т.е. одной глубины.

Свидетель Ш. пояснил, что согласовывал в 2010 г. с Маршевым В.В. место изъятия грунта с принадлежащего ему земельного участка. Знает, что его земельный участок граничит с муниципальным, который относится к землям сельскохозяйственного назначения. Точные границы между его земельным участком и муниципальным на местности не были обозначены. Ранее на земельном участке, откуда сейчас вывезен грунт, имелись размещенные в хаотичном порядке поросшие травой насыпи гравия, которые также вывезены.

Таким образом, процессуальным истцом, кроме вышеуказанного акта осмотра земельного участка от 20.06.2011, иных сведений, подтверждающих величину изъятого плодородного слоя, не представлено. Также прокурором в дело не представлено каких-либо доказательств, полученных по результатам анализа и биотестирования почв, подтверждающих как наличие плодородного слоя до начала проведения земляных работ, так и его отсутствие в настоящее время.

Кроме того, согласно исковому заявлению, размер подлежащего возмещению вреда исчислен прокурором исходя из требований «Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды», утвержденной Приказом Минприроды России от 8 июля 2010 г. N 238.

Вместе с тем, исходя из положений пунктов 1, 2 указанной Методики, она предназначена для исчисления в стоимостной форме размера вреда, причиненного почвам, в результате: а) химического загрязнения почв в результате поступления в почвы химических веществ или смеси химических веществ, приводящее к несоблюдению нормативов качества окружающей среды для почв, включая нормативы предельно (ориентировочно) допустимых концентраций химических веществ в почвах; б) несанкционированного размещения отходов производства и потребления; в) порчи почв в результате самовольного (незаконного) перекрытия поверхности почв, а также почвенного профиля искусственными покрытиями и (или) линейными объектами.

Пунктом 10, из которого истцом приведена формула расчета ущерба, предусмотрено исчисление в стоимостной форме размера вреда при порче почв в результате самовольного (незаконного) перекрытия поверхности почв, а также почвенного профиля искусственными покрытиями и (или) линейными объектами.

Обоснования возможности применения настоящей методики к исчислению размера ущерба, причиненного изъятием (перемещением) плодородного слоя земли, не представлено.

Более того, одним из показателей формулы расчета ущерба является глубина порчи почв, однако, как указано выше, таких доказательств, отвечающих принципам относимости и допустимости, в дело не представлено.

Согласно материалам дела, показаниям свидетелей К. (л.д.83), Ф. (л.д. 83-84), Ш. (л.д. 120-121), а также пояснениям ответчика Мишина С.Э. (л.д. 82-83), в период июля-августа 2010 г. при выполнении работ по поручению Маршева В.В. на земельном участке, откуда вывозился грунт, имелась техника иных, неизвестных указанным лицам, организаций, которая также изымала и вывозила грунт.

Исходя из топографического плана с показом границ земельного участка в окрестностях /__/, изготовленного и подписанного директором ООО «Геомастер» Б., а также работником общества Ф., площадь изъятия грунта с земельного участка с кадастровым номером /__/ составила /__/ кв.м (ПОЗ 1) и /__/ кв.м (ПОЗ 2), соответственно, всего - /__/ кв.м.

В судебном заседании допрошенный в качестве свидетеля Б. пояснил, что указанный план изготавливался ООО «Геомастер» в ознакомительных целях, без составления договора, с использованием устаревшей методики, в связи с чем границы обозначенных на нем земельных участков, а соответственно, и площадь изъятия грунта, не точны.

Исследованием ОАО «ТомскТИСИз», проведенным по заказу С., по результатам обследования земельных участков установлено, что по состоянию на 23.08.2010 объем изъятого (вынутого) с земельного участка грунта составляет /__/ м3, объем насыпного грунта составляет /__/ м3.

Данные обстоятельства, в том числе относимость заключения ОАО «ТомскТИСИз» к земельным участкам с кадастровыми номерами /__/ и /__/, сторонами не оспаривались, под сомнение не ставились, судом оценены в соответствии со ст. 67 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, что истцом не обосновано предъявление требований о возмещении ущерба исходя из всего объема изъятого с муниципального земельного участка грунта к ответчикам, не представлено доказательств того, что именно ответчиками по делу организовано и произведено изъятие плодородного слоя почвы с муниципального земельного участка площадью /__/ кв.м.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Как следует из искового заявления, пояснений прокурора, данных им при рассмотрении дела, настоящее заявление подано им в защиту прав и законных интересов муниципального образования и неопределенного круга лиц.

В соответствии со ст. 11 ЗК РФ к полномочиям органов местного самоуправления в области земельных отношений отнесено решение вопросов местного значения в области использования и охраны земель.

Статьями 35, 37 Устава Муниципального образования "Томский район", утвержденного решением Думы Томского района от 29.09.2011 N 82, исполнительно-распорядительным органом местного самоуправления определена Администрация Томского района, к ведению которой относится, в т.ч., решение в пределах предоставленных полномочий вопросов в сфере земельных отношений.

В то же время при рассмотрении дела материальный истец - Администрация Томского района Томский области, на территории которой расположен данный земельный участок, не поддержал исковые требования прокурора. Представителем администрации указано, что нарушения прав и законных интересов муниципального образования не усматривается, в т.ч. в связи с тем, что на момент проведения работ по изъятию грунта указанный земельный участок уже был продан через аукцион физическому лицу - Петренко М.М.

Как следует из материалов дела, 30.07.2010 между Муниципальным образованием «Томский район» и Петренко М.М. по результатам проведенного 27.07.2010 аукциона был заключен договор купли-продажи земельного участка в окрестностях /__/ с кадастровым номером /__/. Право собственности Петренко М.М. на указанный участок зарегистрировано в установленном законом порядке 27.02.2012. Земельный участок отнесен к категории земель населенного пункта, вид разрешенного использования - для жилищного строительства.

Как пояснил Петренко М.М. в судебном заседании 04.06.2012 (л.д. 107), при осмотре земельного участка перед его приобретением там имелся котлован, при этом качественные характеристики участка его устраивали и устраивают в настоящее время, считает, что его права никак не нарушены.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, на момент предъявления настоящего иска прокурор не обладал для этого достаточными процессуальными полномочиями, т.к. права и законные интересы муниципального образования действиями ответчика не нарушались. Иск предъявлен 20.03.2012, а с 27.02.2012 собственником участка является физическое лицо, соответственно, нарушения интересов неопределенного круга лиц также не имеется.

Статьей 1 ФЗ № 7-ФЗ определено, что благоприятная окружающая среда - это окружающая среда, качество которой обеспечивает устойчивое функционирование естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов; негативное воздействие на окружающую среду - воздействие хозяйственной и иной деятельности, последствия которой приводят к негативным изменениям качества окружающей среды.

Указывая в апелляционной жалобе на необходимость учета принципа презумпции потенциальной экологической опасности любой проводимой и намечаемой хозяйственной деятельности, в т.ч. проводимой без соответствующих разрешений, прокурором в то же время не приведено доказательств причинения ущерба окружающей среде действиями Маршева В.В., Мишина С.Э.

Фатом привлечения Маршева В.В. 18.10.2010 к административной ответственности по ст. 8.6 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации за самовольное снятие или перемещение плодородного слоя почвы, размер ущерба, а также площадь земельного участка также не доказывается.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к иной оценке выводов суда, оснований для которой судебной коллегией не усматривается.

С учетом изложенного оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не усматривается.

Руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г.Томска от 17 июля 2012 года оставить без изменения, апелляционное представление и.о. Томского межрайонного природоохранного прокурора Чеботаря Б.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2546/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 02 октября 2012

Поиск в тексте