• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 28 сентября 2012 года Дело N 33-2555/2012
 

28 сентября 2012 года судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Синяковой Т.П.,

судей: Величко М.Б., Карелиной Е.Г.,

при секретаре Черновой С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Салея В. Д. к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда по апелляционной жалобе Салея В. Д. на решение Кировского районного суда г. Томска от 19 июля 2012 года.

Заслушав доклад судьи Величко М.Б., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Салей В.Д. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации (далее - Минфин России) о компенсации морального вреда в размере /__/ рублей.

В обоснование исковых требований указал, что с 10.10.2000 по 24.10.2000 он содержался в камерах ИВС Молчановского РОВД Томской области, которые не были оборудованы санузлом, умывальником, системой канализации, индивидуальным спальным местом. В период его содержания в камерах ИВС Молчановского РОВД Томской области ему не выдавались постельные принадлежности, приходилось спать на полу. Кроме того, в камерах ИВС не было стола и скамейки для приема пищи. Тем самым он на протяжении 14 суток находился в невыносимых условиях, что причиняло ему моральные страдания.

Дело рассмотрено в отсутствии истца Салея В.Д., который в судебном заседании от 17.05.2012 требования поддержал, дополнительно указал, что в камере ИВС, в которой он содержался, отсутствовало естественное освещение, ИВС не был оборудован прогулочным двориком, поэтому на прогулку не выводили, питание в ИВС было недостаточным, кормили один раз в сутки.

Представитель ответчика Управления федерального казначейства по Томской области Сагайдачный В.С. в судебном заседании иск признал частично, не отрицал отсутствие в камерах ИВС Молчановского РОВД в период содержания в них Салея В.Д. санитарного узла. Считал недоказанным причинение истцу моральных и нравственных страданий в заявленном размере.

Представитель третьего лица МО МВД России «Молчановский» Зыкова Т.А. в судебное заседание не явилась, представила письменное возражение на исковое заявление, в котором полагала, что условия содержания Салея В.Д. в 2000 году в ИВС Молчановского РОВД Томской области соответствовали положениям, установленным Федеральным законом от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правилами внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных приказом МВД России № 41 от 26.01.1996, приказом МВД России № 302 от 15.05.1998 «О мерах по реализации постановления Правительства Российской Федерации № 833 от 08.07.1997». Истцом не представлено доказательств того, что в период нахождения в ИВС он был лишен возможности полноценно умываться и справлять свои естественные нужды, что у него отсутствовало индивидуальное спальное место и место для приема пищи (стол). Считала, что истцом не представлено доказательств причинения нравственных страданий в период его содержания в ИВС Молчановского РОВД в заявленном им размере.

Решением Кировского районного суда г. Томска от 19.07.2012 исковые требования Салея В.Д. удовлетворены частично, с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Салея В.Д. взыскана компенсация морального вреда в размере /__/ рублей.

В апелляционной жалобе Салей В.Д. просит обжалуемое решение суда отменить по тем основаниям, что дело было рассмотрено в его отсутствие, материалы дела не были направлены ему для ознакомления, он не извещался о рассмотрении дела в Молчановском районном суде Томской области, указанный им свидетель допрошен не был.

В соответствии со ст. 327 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ) судебная коллегия сочла возможным рассмотреть жалобу в отсутствие извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания Салея В.Д., представителей ответчика и третьего лица.

Отказывая в удовлетворении ходатайства об обеспечении личного участия Салея В.Д. в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия учитывает, что он являлся инициатором возбуждения как гражданского процесса по делу, так и апелляционного производства по нему, а потому имел возможность воспользоваться предоставленными ему правами на полное изложение своей позиции по делу в письменном виде либо направление в суд представителя, а также то, что гражданским процессуальным и уголовно-исполнительным законодательствами Российской Федерации не предусмотрена обязанность суда доставлять в судебное заседание для рассмотрения гражданского дела истцов, отбывающих меру уголовного наказания в виде лишения свободы в соответствующих исправительных учреждениях.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его изменения или отмены.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

По тем же правилам возмещается причиненный моральный вред - физические и нравственные страдания.

В соответствии со ст.ст. 150, 151 ГК РФ в случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права, в том числе, и унижающими достоинство, суд может возложить на нарушителей обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда от 20.12.1994 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» следует, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематери­альные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.). Моральный вред, в частности, может причиняться временным ограничением или лишением каких-либо прав.

Согласно статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В п.15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» отмечено, что к вышеуказанным относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания.

Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.

При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Оценка уровня страданий осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности, от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

Порядок и условия содержания под стражей, гарантии прав и законных интересов лиц, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации задержаны по подозрению в совершении преступления, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, регулируются Федеральным законом от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

В силу ст. 15 указанного Федерального закона № 103-ФЗ в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.

Согласно ст. 23 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» подозреваемым и обвиняемым создаются бытовые условия, отвечающие требованиям гигиены, санитарии и пожарной безопасности. Подозреваемым и обвиняемым предоставляется индивидуальное спальное место. Подозреваемым и обвиняемым бесплатно выдаются постельные принадлежности.

Лечебно-профилактическая и санитарно-эпидемиологическая работа в местах содержания под стражей проводится в соответствии с законодательством об охране здоровья граждан. Администрация указанных мест обязана выполнять санитарно-гигиенические требования, обеспечивающие охрану здоровья подозреваемых и обвиняемых (ст. 24 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ).

В соответствии с п.п. 3.1-3.3, 6.1, 6.43 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденными Приказом МВД РФ от 26.01.1996 №41 (далее - Правила), принятыми на основании и во исполнение требований УИК РФ, Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15.07.1995 № 103-ФЗ и Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21.07.1993 № 5473-1, подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются для индивидуального пользования спальным местом (при наличии соответствующих условий), постельными принадлежностями, постельным бельем, питанием, столовой посудой на время приема пищи. Указанное имущество выдается бесплатно во временное пользование на период содержания в ИВС. Камеры ИВС оборудуются: столом, санитарным узлом, краном с водопроводной водой. Подозреваемые и обвиняемые пользуются ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа. Для проведения прогулок на охраняемой территории ИВС оборудуется специальный прогулочный двор (дворы), количество которых определяется с учетом необходимости обеспечить прогулкой в течение светового дня всех содержащихся в ИВС.

Удовлетворяя иск в части, суд первой инстанции, основываясь на приведенных выше положениях законодательства Российской Федерации, а также нормах международного права, пришел к верному выводу о том, что Салей В.Д. имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного ему пребыванием в ИВС Молчановского РОВД в период с 10.10.2000 по 24.10.2000 в условиях, не соответствующих требованиям закона, при отсутствии в камере, в которой содержался Салей В.Д., умывальника, унитаза, скамеек.

Правильность установления указанных фактических обстоятельств дела и их юридической квалификации не ставится под сомнение в апелляционной жалобе, поэтому в соответствии с пунктом 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 №13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» судебная коллегия ее проверку не осуществляет.

При этом суд обоснованно отклонил остальные доводы истца (о непредоставлении ему спального места, постельного белья, отсутствии стола, плохом освещении камеры, отсутствии естественного освещения, плохом питании, отсутствии прогулочного дворика), подробно мотивировав свои выводы положениями действующего законодательства и основываясь на полном и всестороннем анализе представленных доказательств с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ. Все доводы апеллянта были предметом исследования суда первой инстанции и получили соответствующую оценку, не согласиться с которой судебная коллегия оснований не имеет.

Так, согласно показаниям свидетелей А., Б., Е., К., полученным в порядке исполнения судебного поручения Молчановским районным судом Томской области, в октябре 2000 года в камерах ИВС Молчановского РОВД имелись окна с решетками размером около 60x60см, через которые было видно солнце и поступал дневной свет, также освещение камер осуществлялось электрическими лампами. Все содержащиеся в камерах подозреваемые и обвиняемые обеспечивались индивидуальными спальными местами, постельными принадлежностями, полноценным трехразовым питанием. В камерах для приема пищи были столы, однако не было скамеек. Также камеры не были оборудованы унитазами и умывальниками. Общий санузел и умывальник находился в коридоре. Вместе с тем в камерах имелись ведро с крышкой для отправления естественных надобностей, тазы, выдавалась горячая вода. Содержащихся в камерах по необходимости выводили в туалет, но не менее двух раз в день.

Оснований не доверять указанным показаниям свидетелей у судебной коллегии отсутствуют, апелляционная жалоба не содержит сведений, позволяющих усомниться в их достоверности.

Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу ст. 176 ГПК РФ до допроса свидетеля председательствующий устанавливает его личность, разъясняет ему права и обязанности свидетеля и предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. У свидетеля берется подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность. Подписка приобщается к протоколу судебного заседания.

Из протокола Молчановского районного суда Томской области от 28.06.2012, подписки свидетелей следует, что показания свидетелей получены в соответствии с законом.

Оценивая показания свидетелей, суд первой инстанции пришел к выводу, что они достоверны, поскольку согласуются друг с другом, доказательства, их опровергающие, отсутствуют.

Ссылок на обстоятельства, опорочивающие показания данных свидетелей, Салей В.Д. суду первой инстанции не указал, данные ссылки отсутствуют и в апелляционной жалобе.

В нарушение ч.1 ст.56 ГПК РФ Салеем В.Д. не представлены доказательства о непредоставлении ему администрацией ИВС Молчановского РОВД спального места, постельного белья, полноценного питания; отсутствия в камере, где он содержался, стола, естественного освещения, а также надлежащего электрического освещения камеры, отсутствия в ИВС прогулочного дворика.

Согласно справке начальника МО МВД «Молчановский» от 15.05.2012 №44/3250 журналы «Учет лиц, содержащихся в ИВС Молчановского РОВД» за 2000 год и «Учет медицинского осмотра лиц, содержащихся в ИВС Молчановского РОВД» за 2000 год уничтожены, поскольку сроки их хранения составляют 10 лет.

Из справки начальника МО МВД «Молчановский» от 16.05.2012 № 44/3256 следует, что договор на питание лиц, содержащихся в ИВС Молчановского РОВД по Томской области за 2000 год, уничтожен в соответствии с приказом МВД России от 12.05.2006 №340 в связи с истечением 5-летного срока хранения.

Из ответа Прокурора Молчановского района Томской области №46-2012 от 21.05.2012 подтверждается, что Салей В.Д. за период с 2000 по 2003 год не обращался в прокуратуру с жалобами на ненадлежащие условия содержания в ИВС органа внутренних дела по Молчановскому району, соответствующие надзорные производства не заводились.

Учитывая в совокупности все обстоятельства дела, характер допущенных нарушений и их длительность, степень физических и нравственных страданий истца, судебная коллегия считает, что размер компенсации морального вреда, определенный судом ко взысканию с ответчика, отвечает требованиям разумности и справедливости и увеличению не подлежит.

Не состоятельны доводы апеллянта о нарушении судом при рассмотрении дела его процессуальных прав.

Довод о том, что суд первой инстанции нарушил его право на личное участие в судебном заседании, судебной коллегией не принимается во внимание.

Гражданский процессуальный кодекс РФ не содержит специального положения об осуществлении этого права лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы, содержащимся в местах содержания под стражей; действующее законодательство не предусматривает доставку осужденных из исправительных колоний в место рассмотрения иска по гражданскому делу.

Не гарантировано данное право и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), поскольку статья 6 Конвенции гарантирует не право на личное присутствие в суде по гражданским делам, а более общее право эффективно представлять свое дело в суде и находиться в равном положении по отношению к противной стороне.

Салею В.Д. разъяснялось, что Уголовно-исполнительный кодекс РФ предусматривает возможность этапирования осужденных из мест лишения свободы в следственные изоляторы лишь для их участия в судебных разбирательствах по уголовным делам (ст. 77.1 УИК РФ), разъяснялось право на ведение дела через представителя в соответствии с ч. 1 ст. 48 ГПК РФ, право на полное изложение своей позиции по делу в письменном виде (л.д. 5,6).

Поскольку истец является инициатором процесса, ему принадлежит право выбора способов представления своих интересов в суде, предусмотренных гражданско-процессуальным законом.

Право Салея В.Д. на представление своего дела в суде обеспечено заблаговременным извещением о назначении подготовки дела на 03.05.2012 на 10-30 час.; 13.07.2012 на 14-00; судебного заседания на 17.05.2012 на 10-30 час.; 28.06.2012 на 14-00; 19.07.2012 на 15-00 о чем имеются расписки Салея В.Д. (л.д. 6,11,15, 76,82, 88-90), участием в судебном заседании от 17.05.2012.

При таких обстоятельствах рассмотрение дела судом первой инстанции в отсутствие Салея В.Д. соответствовало гражданскому процессуальному закону.

Судебная коллегия отклоняет довод Салея В.Д. о том, что судом приняты во внимание только доказательства стороны ответчика, указанный им свидетель не допрошен.

Согласно ч.1 ст.35, ч.2 ст.69 ГПК РФ лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства, давать объяснения суду в устной и письменной форме. Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства.

Из протокола судебного заседания суда первой инстанции от 17.05.2012 (л.д. 28-29) следует, что для подтверждения периода нахождения в ИВС Молчановского РОВД, указанного в исковом заявлении, Салеем В.Д. заявлялось ходатайство о допросе в качестве свидетеля Т. В обоснование ходатайства Салеем В.Д. указывалось, что Т. в аналогичный период содержался в ИВС Молчановского РОВД, поскольку обвинялся по одному и тому же с ним уголовному делу.

Также из дела видно, что Т. был извещен о времени и месте судебного заседания на 04.06.2012 в 15-00 (л.д. 47), однако допрошен не был в связи с неявкой в суд.

В соответствии со ст.166 ГПК РФ ходатайства лиц, участвующих в деле, по вопросам, связанным с разбирательством дела, разрешаются на основании определений суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле.

В силу ч.1 ст.168 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание свидетелей суд выслушивает мнение лиц, участвующих в деле, о возможности рассмотрения дела в отсутствие свидетелей и выносит определение о продолжении судебного разбирательства или о его отложении.

Из протокола судебного заседания суда первой инстанции от 19.07.2012 следует, что ходатайства о допросе в качестве свидетеля Т., а также об отложении судебного заседания для предоставления дополнительных доказательств истцом не заявлялось.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции правомерно рассмотрено дело по имеющимся доказательствам.

Кроме того, период нахождения Салея В.Д. в ИВС Молчановского РОВД с 10.10.2000 по 24.10.2000 установлен судом первой инстанции на основании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 27.02.2012.

Правильность установления указанного обстоятельства участниками судебного разбирательства не оспаривается.

Поэтому судебная коллегия приходит к выводу, что показания Т. не могли повлиять на результат рассмотрения дела, апелляционная жалоба на содержит доводов, опровергающих данный вывод.

При таких обстоятельствах довод Салея В.Д. о нарушении его права на предоставление доказательств судебная коллегия находит несостоятельным.

Согласно ч.1 ст.62 ГПК РФ суд, рассматривающий дело, при необходимости получения доказательств, находящихся в другом городе или районе, поручает соответствующему суду произвести определенные процессуальные действия.

В силу ч.1 ст.63 ГПК РФ выполнение судебного поручения производится в судебном заседании по правилам, установленным настоящим Кодексом. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте заседания, однако их неявка не является препятствием к выполнению поручения. Протоколы и все собранные при выполнении поручения доказательства немедленно пересылаются в суд, рассматривающий дело.

Вопреки утверждению Салея В.Д., он был извещен о проведении судебного заседания Молчановским районным судом Томской области по исполнению судебного поручения Кировского районного суда г.Томска 28.06.2012 в 14-00, о чем имеются уведомление и расписка Салея В.Д. (л.д. 76,82). Поэтому довод апелляционной жалобы о проведении судебного заседания Молчановским районным судом Томской области без извещения Салея В.Д. противоречит материалам дела.

В соответствии с ч.1 ст.35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять ходатайства.

Реализация процессуальных прав носит заявительный характер, ходатайств об ознакомлении с материалами дела от Салея В.Д. не поступало.

С учетом приведенных положений процессуального закона, у суда отсутствовала обязанность направления Салею В.Д. копии материалов дела, в том числе полученных в ходе исполнения поручения суда.

Каких-либо доводов, которые могли бы повлиять на результат рассмотрения дела, апелляционная жалоба не содержит. Таким образом, при рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а потому оснований для отмены обжалуемого судебного акта по доводам апелляционной жалобы не имеется, решение суда надлежит оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь п. 1 ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

решение Кировского районного суда г. Томска от 19 июля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Салея В. Д. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2555/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 28 сентября 2012

Поиск в тексте