• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 февраля 2013 года Дело N 33-43/2013
 

18 февраля 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Худиной М.И.,

судей Величко М.Б., Залевской Е.А.,

при секретаре Сутягиной А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению Власова В. В. к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании недействительными актов, справок медико-социальной экспертизы, признании полностью утратившим способность осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая, обязании переосвидетельствовать с учетом полной утраты профессиональной трудоспособности по профессии

по апелляционной жалобе Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации на решение Колпашевского городского суда Томской области от 01 ноября 2012 года.

Заслушав доклад председательствующего Залевской Е.А., объяснения представителя Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Сидельниковой Федерации Сидельниковой Е.Ю., действующей на основании доверенности от 09.01.2012, истца Власова В.В., представителя истца Казначеева А.П., действующего на основании доверенности от 09.01.2013, представителя третьего лица Государственного учреждения - Томское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации Шинкевич З.П., действующую на основании доверенности от 26.04.2012, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Власов В.В. обратился в суд с иском к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее - ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области», Бюро, ответчик, апеллянт), просил суд:

-признать недействительным акт № 77 от 22.09.2008 освидетельствования в ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» о бессрочном установлении 40 % утраты им профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием,

-признать недействительным акт № 848 от 30.11.2010 освидетельствования в филиале Бюро № 11 г. Колпашево о бессрочном установлении 30 % утраты профессиональной трудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве 27.10.1973,

- признать недействительными справку МСЭ - 2006 № 0200746 от 06.10.2008, справку МСЭ-2006 № 0201888 от 30.11.2010 о степени утраты профессиональной трудоспособности;

-признать, что способность осуществлять профессиональную деятельность пилота до наступления страхового случая, то есть до 20.07.1994, утрачена им полностью:

-обязать ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» переосвидетельствовать его по документам, имеющимся при освидетельствовании с учетом полной утраты профессиональной трудоспособности по профессии «пилот».

В обоснование заявленных требований в письменном заявлении, пояснениях суду первой инстанции лично и в лице представителя Казначеева А.П. указал, что в 1971 году окончил /__/ по специальности (квалификации) инструктор- лётчик на вертолетах, получив профессию пилота. В ноябре 1971 года он был принят на работу в Колпашевское государственное авиационное предприятие Западно-Сибирского управления гражданской авиации в качестве пилота на вертолет /__/.

27.10.1973 он получил трудовое увечье, которое относится к категории тяжкого вреда здоровью, в связи с чем был отстранен от летной работы, ему была установлена /__/, 65 % утраты профессиональной трудоспособности и 60 % утраты общей трудоспособности.

В 1975 году он восстановился на том же предприятии в прежней должности, отработал пилотом до 1994 года. При этом выполнение полетов на вертолетах связано с воздействием на организм пилота постоянно действующих шумов и вибраций, которые превышают установленные нормы. В таких условиях он проработал 19 лет и в связи с ухудшением здоровья 08.06.1994 врачебно-летная экспертная комиссия /__/ признала его негодным к летной работе пилота.

24.11.1994 ему было выдано два извещения о хроническом профессиональном заболевании с двумя основными диагнозами: /__/. В марте 1996 года он получил выписку из акта освидетельствования областного ВТЭК № 1 от 26.02.1996 с установлением 60% утраты профессиональной трудоспособности (40 % по слуху и 20 % по трудовому увечью).

В 2010 году в связи с ухудшением состояния здоровья, связанного с трудовым увечьем, ему было установлено 70 % утраты профессиональной трудоспособности (40% по слуху и 30 % по трудовому увечью). В настоящее время его здоровье продолжает ухудшаться, в 2011 году он проходил лечение в /__/, где ему выдали заключение с диагнозами, связанными с последствиями трудового увечья.

Со ссылкой на 18 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 16.10.2000 № 789, пункты 5, 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Минтруда Российской Федерации от 18.07.2001 № 56, полагал, что, поскольку ему определена стойкая утрата профессиональной трудоспособности по трудовому увечью и стойкая утрата профессиональной трудоспособности по профессиональному заболеванию (кохлеарный неврит), его способность осуществлять профессиональную деятельность как пилота следует считать утраченной полностью до наступления страхового случая, то есть до 20.07.1994. Полная утрата им профессиональной трудоспособности связана с тем, что он не способен полностью выполнять работу пилота, то есть работу определенной квалификации, объема и качества.

ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» исковые требования не признало, пояснив суду в письменном отзыве ( том дела 1, листы дела 78-79) в лице представителя Сидельниковой Е.Ю., что медико-социальная экспертиза степени утраты истцом профессиональной трудоспособности была выполнена в полном соответствии с требованиями нормативной документации. У Власова В.В. на момент освидетельствования отсутствовали признаки резко выраженного нарушения функций организма и абсолютные противопоказания для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, что является обязательным условием установления 100% -ой утраты профессиональной трудоспособности. Поэтому степень ограничения способности истца к труду и его социально-бытовой статус с учётом того, что Власов В.В. не имеет первой группы инвалидности, после увольнения с Колпашевского авиаотряда работал и работает юристом, имеет /__/ образование, полученное в 1991 году, не позволяют устанавливать ему 100%- ую утрату профессиональной трудоспособности.

Помощник Колпашевского городского прокурора Фомченко Н.Н. в своем заключении полагал исковые требования подлежащими удовлетворению в полном объеме.

Дело рассмотрено в отсутствие представителя третьего лица ГУ - Томское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации.

Решением Колпашевского городского суда Томской области от 01.11.2012 на основании статей 17, 39 Конституции Российской Федерации, преамбулы, абзаца 17, 18 статьи 3, пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», пункта 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утвержденных Минтруда и социального развития Российской Федерации от 18.07.2001 № 56, пункта 16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16.10.2000 № 789, статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации, пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 от 10.03.2011 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» исковые требования Власова В.В. удовлетворены в полном объеме, взыскал с ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» Минтруда России в пользу Власова В.В. /__/ рублей в счет возмещения судебных расходов.

В апелляционной жалобе ответчик ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» просит решение Колпашевского городского суда Томской области отменить как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение.

В обоснование апелляционной жалобы указывает, что решение суда по делу вынесено с нарушением норм материального права, в частности Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», постановления Правительства Российской Федерации от 16.10.2000 № 789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», постановления Минтруда России от 18.07.2001 № 56 «Об утверждении Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания», приказа Минздравсоцразвития РФ от 11.04.2011 № 265н «Об утверждении Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы».

Анализируя профессиональную деятельность Власова В.В., суд ограничил её рамками должностных обязанностей пилота воздушного судна. Однако профессиональная деятельность - понятие более широкое, чем вид профессиональной деятельности, в рамках одной профессиональной деятельности, в зависимости от разряда, класса, сложности, напряжённости, должностных обязанностей и других квалификационных категорий, виды профессиональной деятельности могут быть различными.

Должность пилота воздушного судна относится к специалистам организаций воздушного транспорта, следовательно, профессиональная деятельность Власова В.В. рассматривается в рамках должностных обязанностей специалистов воздушного транспорта. Власов В.В. может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность в прежней профессии в наземных условиях.

Полагает, что судом нарушены и нормы процессуального права. В ходе судебного разбирательства судом не проведена проверка соблюдения процедуры проведения экспертизы и ее выводов, не дана оценка заключению врачей-экспертов. Кроме того, по ходатайству ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» была назначена судебная медико-социальная экспертиза, проведение которой было поручено /__/. Однако суд не дал никакой оценки данному доказательству.

В возражениях на апелляционную жалобу Власов В.В. и прокурор Фомченко Н.Н. просят решение Колпашевского городского суда Томской области от 01.11.2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» - без удовлетворения.

В судебном заседании при рассмотрении дела судебной коллегией стороны поддержали изложенные позиции, представитель третьего лица Государственного учреждения - Томское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации Шинкевич З.П. полагал жалобу ФКУ «ГБ МСЭ по Томской области» подлежащей удовлетворению. Прокурор в судебное заседание не явился.

Обсудив и изучив материалы дела, заслушав объяснения участвовавших в апелляционном производстве лиц, рассмотрев дело в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на них, в соответствии с требованиями части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене.

Материалами дела подтверждено и не оспаривается участвующими в нём лицами, что Власов В.В. в 1971 году окончил /__/, получив специальность (квалификация) - инструктор-лётчик на вертолетах, что подтверждается дипломом ( том дела 1, лист дела 6).

Пояснения истца, сведения, внесённые в трудовую книжку Власова В.В. подтверждают, что 25.11.1971 Власов В.В. был принят на работу в Колпашевский авиаотряд в качестве пилота вертолета /__/.

27.10.1973 истец получил трудовое увечье, в связи с чем установлена /__/ до 01.04.1975, заключением Колпашевской ВТЭК от 01.03.1974 ему также установлено 60 % утраты общей трудоспособности, 65% утраты профессиональной трудоспособности до 31.03.1975. Данные обстоятельства подтверждены актом о несчастном случае на производстве от 01.03.1974, заключением Колпашевской ВТЭК от 01.03.1974, справкой ВТЭК от 06.03.1974 (том дела 1, листы дела 7,8).

В связи с проведёнными реабилитационными мероприятиями истец вновь был допущен к лётной работе и 01.04.1975 принят в тот же авиаотряд, где с 16.04.1975 начал работать пилотом вертолёта /__/ и с учётом продвижения по службе 20.07.1994 уволен с должности командира авиаэскадрильи вертолётов в связи с состоянием здоровья, препятствующим продолжению данной работы по пункту 2 статьи 33 КЗоТ РФ (том дела 1, листы дела 85-87).

При этом 13.08.1984 ему был присвоен первый класс пилота гражданской авиации о чём выдано свидетельство ВКК МГА ( том дела 1, листы дела 42-43).

Факт непригодности истца к лётной работе в связи с полученным профессиональным заболеванием и несчастным случаем на производстве подтверждается заключением /__/ от 08.06.1994 ( том дела 1, лист дела 14), актом судебно-медицинской экспертизы №184 от 22.08.2000 (том дела 1, лист дела 13), извещениями о хроническом профессиональном заболевании /__/ от 24.11.1994 (том дела 1, листы дела 15-16), актом о случае профессионального заболевания от 10.06.2004 ГУ «/__/» (том дела 1, лист дела 135). Данные документы свидетельствуют о том, что истцу предварительно установлены диагнозы: /__/, заболевание профессиональное, а затем - последствия трудового увечья, /__/. Заболевание профессиональное.

Власов В.В. неоднократно освидетельствовался МСЭ, окончательно установлено следующее.

Вкладышем к акту медико-социальной экспертизы № 77 от 22.09.2008 и справки МСЭ-2006 № 0200746 подтверждено, что с 29.04.2008 Власову В.В. бессрочно установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности в процентах в связи с профессиональным заболеванием - /__/. Заболевание профессиональное ( том дела 1, лист дела 34; том дела 2, листы дела 33-34).

По результатам повторного освидетельствования из акта №848 от 30.11.2010 следует, что Власов В.В. имеет диагноз код по /__/, (том дела 1, листы дела 106-107) и истцу в связи с несчастным случаем на производстве и полученным общим заболеванием бессрочно установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30 %, о чем была выдана справка МСЭ-2006 № 0201888 (том дела 1, лист дела 34).

Также Власову В.В. бессрочно установлены /__/ ( том дела 1, лист дела 35)

Удовлетворяя исковые требования Власова В.В., суд первой инстанции исходил из того, что о полной утрате профессиональной трудоспособности Власова В.В. свидетельствует его негодность к лётной работе при наличии у него профессии «пилот».

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом.

Федеральным законом от 24.07.1998 № 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в Российской Федерации установлены правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных этим Федеральным законом случаях.

Согласно абзацам 17 и 18 статьи 3 указанного Федерального закона под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, а под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации (пункт 3 статьи 11), которое должно принять нормативные правовые акты, необходимые для обеспечения реализации положений данного Федерального закона (часть вторая статьи 31).

Во исполнение этих предписаний Правительство Российской Федерации приняло Постановление от 16.10.2000 № 789, которым утвердило Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний ( далее- Правила).

На основании пункта 2 параграфа I Правил степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.

Критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности утверждены п Минтруда Российской Федерации от 18.07.2001 № 56 "Об утверждении временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания"( далее- Временные критерии).

В пункте 14 Правил установлено, что в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Аналогичные положения закреплены в пункте 20 Временных критериев, где указано, что 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливаются в случаях, когда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 16 Правил, в случае если пострадавший вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов. Соответствующие положения закреплены и в пункте 24 Временных критериев, согласно которому в случаях, когда пострадавший может в обычных производственных условиях выполнять профессиональный труд с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или, если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается от 40 до 60 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

Степень утраты профессиональной трудоспособности 30%, согласно разделу 2 пункта 17 Правил устанавливается в случаях, если пострадавший может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, либо уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка, или если выполнение его профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, устанавливается степень профессиональной трудоспособности 30 процентов", что соответствует трактовке раздела 3 пункта 27 Временных критериев.

Анализируя профессиональную деятельность Власова В.В., суд ошибочно ограничил её рамками профессиональной деятельности в качестве пилота воздушного судна.

Вместе с тем должность пилота воздушного судна, в соответствии с Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих (раздел "Квалификационные характеристики должностей руководителей и специалистов организаций воздушного транспорта"), утвержденным Приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 29.01.2009 № 32, относится к специалистам организаций воздушного транспорта. Следовательно, профессиональная деятельность истца должна рассматриваться в рамках должностных обязанностей специалистов воздушного транспорта, согласно данному справочнику.

Согласно пункту 17 Акта о случае профессионального заболевания от 10.06.2004 профессиональное заболевание Власова В.В. возникло в результате работы в условиях длительного воздействия шума, обусловленного конструктивными особенностями летательных аппаратов, на которых летал истец не менее 19 лет (том дела 1, лист дела 135).

Вывод пострадавшего из таких условий фактически исключает воздействие вредных факторов, а профессиональная деятельность в наземных условиях ему не противопоказана. Также у истца отсутствуют признаки резко выраженного нарушения функций организма и абсолютные противопоказания для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, что согласно пункту 14 Правил и пункту 20 Временных Критериев является обязательным условием установления 100% утраты профессиональной трудоспособности.

Данный вывод подтверждается и тем фактом, что истцу /__/.

Так, согласно пункту 5 Правил признания лица инвалидом, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации 20.02.2006 № 95, в соответствии с Федеральным законом от 24.11.1995 № 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

В соответствии с пунктом 6 указанных Правил наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

В зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшим в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности, а гражданину в возрасте до 18 лет - категория "ребенок-инвалид" (пункт 7 Правил).

Согласно пункту 10 приказа Минздравсоцразвития Российской Федерации от 23.12.2009 № 1013н "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы" критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности первой степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию первой степени; способности к передвижению первой степени; способности к ориентации первой степени; способности к общению первой степени; способности контролировать свое поведение первой степени; способности к обучению первой степени.

Как следует из материалов дела, у Власова В.В. обнаружены /__/, что также указывает на отсутствие оснований для вывода о невозможности выполнения истцом профессиональной деятельности в наземных условиях.

Отсутствие оснований для признаниям истца полностью утратившим возможность осуществлять профессиональную деятельность подтверждено и заключением № 23 от 07.09.2012 ФКУ «/__/» (том дела 1, листы дела 248-253).

Обосновывая сделанные выводы, суд первой инстанции сослался и на разъяснения пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 № 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", согласно которым при рассмотрении исковых заявлений граждан о неправомерности установления учреждениями медико-социальной экспертизы процентов утраты профессиональной трудоспособности необходимо иметь в виду, что степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от способности пострадавшего осуществлять не любую профессиональную деятельность, а только ту профессиональную деятельность, которую он фактически осуществлял до наступления страхового случая по трудовому договору. В связи с этим, если застрахованный не способен полностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то его способность осуществлять профессиональную деятельность следует считать утраченной полностью.

Однако, в соответствии с тем же пунктом постановления, если при рассмотрении дел данной категории истец ссылается на необоснованность заключения медико-социальной экспертизы, суду следует проверить соблюдение процедуры проведения данной экспертизы, предусмотренной Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 16.10.2000 №789, а в случае необходимости и выводы, содержащиеся в этом заключении. Названные Правила определяют порядок установления учреждениями медико-социальной экспертизы степени утраты профессиональной трудоспособности лицами, получившими повреждение здоровья в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. При этом степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания в соответствии с Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утвержденными постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18.07.2001№ 56.

Таким образом, указанное постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, давая разъяснения по порядку определения степени утраты профессиональной трудоспособности, понятию способности осуществления профессиональной деятельности, также обязывает суды учитывать и Временные критерии, Правила содержащие основания установления полной утраты способности осуществлять профессиональную деятельность.

Изложенное указывает, что при отсутствии у Власова В.В. ограничений основных категорий жизнедеятельности и возможности в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность в прежней профессии (пилота), при возможности и непротивопоказанности профессиональной деятельности вне вредных условий труда (работа в профессии пилота в должностях, предусматривающих работу на наземных условиях), судебная коллегия пришла к выводу о том, что 100% утраты профессиональной трудоспособности у Власова В.В. не усматривается.

В ходе судебного разбирательства истец не ссылался на факты нарушения процедуры проведения освидетельствования. Судебная коллегия также не усматривает положений Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденного приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 11.04.2011 № 295н, в частности пункта 49 Административного регламента, устанавливающего состав специалистов бюро при освидетельствовании, а также положений, предусматривающих описание последовательности действий при предоставлении государственной услуги, когда результатом ее предоставления является определение степени утраты профессиональной трудоспособности, а также переосвидетельствование (пункты 72 - 86 Административного регламента).

Принимая во внимание, что суд не применил при разрешении спора закон, подлежащий применению, руководствуясь пунктом 4 части 1, пунктом 1 части 2 статьи330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене. В соответствии с требованиями пункта 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по делу следует принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объёме.

В связи с отказом в иске судебные расходы в пользу истца не взыскиваются.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Колпашевского городского суда Томской области от 01 ноября 2012 года отменить.

Принять по делу новое решение.

Власову В. В. в удовлетворении исковых требований к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании недействительными актов, справок медико-социальной экспертизы, признании полностью утратившим способность осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая, обязании переосвидетельствовать с учетом полной утраты профессиональной трудоспособности по профессии отказать.

Председательствующий

Судьи:



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-43/2013
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 18 февраля 2013

Поиск в тексте