• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 22 марта 2011 года Дело N 33-759/2011
 

22 марта 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Ахвердиевой И.Ю.,

судей Руди О.В, Петровского М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Томске дело по иску Краснятова А. Ю. к Акционерному коммерческому Сберегательному банку Российской Федерации (открытое акционерное общество) о признании кредитного договора в части незаконным, признании незаконным взимания платы за рассмотрение кредитной заявки, признании размера суммы кредита равным /__/ р., возложении на ответчика обязанности по внесению изменений в кредитный договор и перерасчету остатка задолженности по кредитному договору не позднее первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором решение по настоящему иску вступит в законную силу,

по кассационной жалобе Краснятова А. Ю. на решение Советского районного суда г.Томска от 18 января 2011 года,

заслушав доклад судьи Петровского М.В., Краснятова А.Ю., поддержавшего доводы кассационной жалобы,

установила:

Краснятов А.Ю. обратился в Советский районный суд г.Томска с иском к АК Сберегательный банк РФ (ОАО) о признании незаконными пунктов 2.1 и 2.2 кредитного договора от 24.02.2007 №/__/, признании незаконным взимания ответчиком платы за рассмотрение кредитной заявки в сумме /__/ р., признании суммы кредита равной /__/ р., возложении на ответчика обязанности по внесению соответствующих изменений в кредитный договор от 24.02.2007 №/__/, а также по перерасчету остатка задолженности по кредитному договору не позднее первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором решение по настоящему иску вступает в законную силу.

В обоснование требований истцом указано, что 24.02.2007 сторонами заключен кредитный договор №/__/; 27.02.2007 истцу выдана сумма кредита (/__/ р.), из которой им в соответствии с п.п.2.1. и 2.2 договора уплачено /__/ р. за обслуживание ссудного счета и /__/ р. за рассмотрение кредитной заявки; претензия истца аналогичная вышеприведенным требованиям оставлена банком без удовлетворения, о чем свидетельствует письмо от 30.03.2010 №/__/.

Истец в судебном заседании требования поддержал и пояснил, что требование о возложении на ответчика обязанности по внесению изменений в кредитный договор и по перерасчету остатка задолженности по кредитному договору производны от требования о признании суммы кредита равной /__/ р.; в свою очередь, требование о признании размера кредита равным /__/ р. относится к последствиям ничтожности пунктов 2.1 и 2.2 кредитного договора, предусматривающих взимание платы за открытие ссудного счета, а также взимание платы за рассмотрение кредитной заявки.

Истец также пояснил, что при заключении кредитного договора ему было известно о взимании банком платы за открытие ссудного счета и за рассмотрение кредитной заявки, с данными условиями он не был согласен, но вынужденно подписал договор, поскольку иначе кредит получить нельзя; данные платежи осуществлены им добровольно путем подписания двух приходно-кассовых ордеров от 27.02.2007 на /__/ р. и /__/ р.; срок исковой давности им не пропущен, поскольку его следует исчислять с момента исполнения основного обязательства.

Представитель ответчика АК Сберегательный банк РФ (ОАО) Потапов П.А. иск не признал, пояснив, что условие об уплате комиссии за обслуживание ссудного счета внесено в кредитный договор до его подписания; истец, зная об этом условии, добровольно, без какого-либо принуждения подписал договор, получил кредит, заплатил оговоренную в договоре сумму за обслуживание ссудного счета; таким образом, стороны не только заключили договор, выразив свою волю, но и исполнили его в указанной части; устанавливая размер процентной ставки и иных платежей в пользу кредитора, банк исходил из экономической целесообразности, позволяющей ему получить за размещение денежных средств определенную цену, адекватную рыночным условиям; получение единовременной комиссии при выдаче кредита позволило банку установить более комфортный для заемщика размер процентной ставки за пользование кредитом, снизив тем самым для истца бремя ежемесячных платежей; утверждение истца о недействительности не соответствует положениям Федерального закона «О банках и банковской деятельности», который является специальным законом, регулирующим данные отношения, следовательно, к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон РФ «О защите прав потребителей» может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону.

Кроме того, представитель ответчика заявил о пропуске истцом срока исковой давности, указав, что сделка заключена сторонами 24.02.2007.

Обжалуемым решением на основании пп.1 п.1 ст.8, п.3 ст.196, абз.11 ст.12, ст.ст.450, 421, 309, 432, п.1 ст.819, 195, п.1 ст.200, п.1 ст.181, ст.199 ГК РФ, ст.68 ГПК РФ, ч.1 ст.16 Закона РФ от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей», ст.ст.29,30 Федерального закона от 02.12.1990 №395-1 «О банках и банковской деятельности», ст.3, ч.1 ст.56 ГПК РФ в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Краснятов А.Ю. просит решение отменить, указав следующее:

вопреки выводам суда, истец избрал верный способ защиты нарушенного права, поскольку требование о признании суммы кредита равной /__/ р. основано не только на недействительности условий договора о взимании комиссии, но и на необходимости изменения существенного условия договора о размере кредита, которое фактически осталось нерассмотренным;

вывод суда о том, что заключение договора на оспариваемых истцом условиях соответствует принципу свободы договора, не противоречит действующему законодательству и не нарушает прав истца, основан на неправильном толковании объяснений истца, противоречит закону и устоявшейся судебной практике, а также разъяснениям Высших судов РФ;

признание того или иного условия договора противоречащим закону, а значит недействительным, влечет изменение содержания обязательственного правоотношения и должно быть закреплено в установленном порядке, то есть путем внесения соответствующих изменений в договор;

исковые требования касались различных пунктов договора, в том числе устанавливающих размер суммы полученного кредита, в связи с чем срок исковой давности следует исчислять с момента исполнения основного обязательства по договору, то есть возврата суммы полученного кредита, а потому вывод суда относительно пропуска истцом срока исковой давности является необоснованным.

Судебная коллегия на основании ст.354 ГПК РФ полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с ч.1 ст.347 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения судебного акта.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд с вышеперечисленными требованиями, доказательств уважительности причин пропуска указанного срока не представлено.

Данный вывод следует признать правильным.

Исковая давность, как гражданско-правовой институт, устанавливает границы для судебной защиты нарушенного права лица по его иску. Институт исковой давности в гражданском праве имеет целью упорядочить гражданский оборот, дисциплинировать их участников и обеспечивать своевременную защиту прав и интересов субъектов гражданских правоотношений.

Согласно ст.196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В силу п.1 ст.200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии со ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что 24.02.2007 истцом и ответчиком заключен кредитный договор №/__/, в соответствии с которым Краснятову А.Ю. предоставлен кредит на неотложные нужды в сумме /__/ р. на срок до 23.02.2012 под 17% годовых. Сторонами также оговорено, что за обслуживание ссудного счета заемщик уплачивает кредитору единовременно /__/ не позднее даты выдачи кредита (п.2.1 договора), а также /__/ р. в счет комиссии за рассмотрение заявки (п.2.2 договора). Уплата предусмотренных пунктами 2.1 и 2.2 договора сумм произведена заемщиком 27.02.2007.

Требования о признании суммы кредита равной /__/ р., возложении на ответчика обязанности по внесению соответствующих изменений в кредитный договор от 24.02.2007 №/__/, а также по перерасчету остатка задолженности по кредитному договору относятся к последствиям недействительности п.2.1 и 2.2 договора, что не оспаривается истцом.

Исходя из выше приведенных норм, учитывая, что исполнение сделки началось 27.02.2007, срок исковой давности по требованиям истца следует исчислять с 27.02.2007 и считать истекшим 27.02.2010.

В суд с исковыми требованиями Краснятов А.Ю. обратился 13.07.2010 (л.д.1), то есть по истечении срока исковой давности.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что срок для защиты права по данному иску истек, является правильным и сомнений не вызывает.

Доказательств уважительности причин пропуска указанного срока истцом в суд первой инстанции представлено не было, не представлено таковых и в суд кассационной инстанции.

Доводы жалобы относительно того, что срок исковой давности следует исчислять с момента исполнения основного обязательства по договору, то есть возврата суммы полученного кредита, основаны на ошибочном толковании норм права, а потому не могут быть приняты во внимание.

Согласно п.26 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12/15.11.2001 № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности» разъяснено: если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абз.2 п.2 ст.199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Таким образом, суд первой инстанции, установив факт пропуска истцом срока исковой давности, правомерно отказал в удовлетворении иска.

Доводы жалобы, касающиеся существа заявленных требований, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку в связи с пропуском истцом срока исковой давности не имеют правового значения.

Кассационная жалоба не содержит ссылки на доводы и обстоятельства, предусмотренные законом в качестве оснований для отмены решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь абз.2 ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г.Томска от 18 января 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу Краснятова А. Ю.- без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-759/2011
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 22 марта 2011

Поиск в тексте