• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТУЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 06 июня 2013 года Дело N 33-1412
 

06 июня 2013 года г. Тула

Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в составе:

председательствующего Абросимовой Ю.Ю.,

судей Гавриловой Е.В., Алдошиной В.В.,

при секретаре Сенотовой В.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Шатова С.Г. на решение Ленинского районного суда Тульской области от 13 марта 2013 года по делу по иску Шатова С.Г. к Милевскому В.И. об исправлении кадастровой ошибки и определении местоположения границ земельного участка.

Заслушав доклад судьи Гавриловой Е.В., судебная коллегия

установила:

Шатов С.Г. обратился в суд с иском к Милевскому В.И. об исправлении кадастровой ошибки и определении местоположения границы земельного участка К№<...>, определив ее по внешней границе бетонного забора (лит.I) без пересечения с ней, по точкам н1-н2-н3-н4-н5-н1 в соответствии с заключением кадастрового инженера от <...> года, об исправлении кадастровой ошибки в определении местоположения границы земельного участка К № <...>, определив ее по внешней границе бетонного забора (лит.I) без пересечения с ней, по точкам н1-н2-н3-н4-н5-н6-н7-н8-н9-н10-н11-н1 в соответствии с заключением кадастрового инженера от <...> года, определении местоположения границы земельного участка К № <...> по точкам н11-н1 в соответствии с межевым планом от <...>.

В обоснование требований указал, что в ходе выполнения кадастровых работ в отношении принадлежащего Шатову С.Г. земельного участка К № <...> выявлена кадастровая ошибка в местоположении смежного земельного участка К № <...>, принадлежащего Милевскому В.И. Ошибка выразилась в том, что на отрезке между точками 1-2 граница участка пересекает капитальное строение склад № <...> и на отрезке границы между точками 1-2-3-4 не совпадает с местоположением бетонного забора (лит.I), определяющего внешние границы участка. В результате этого существенная часть капитального строения склада № <...> и бетонного забора лит.I оказались за пределами участка, предназначенного для размещения данных капитальных строений и необходимого для их использования. При этом, на отрезке между точками 2-1-5 граница участка К № <...> пересекает капитальное строение, основная часть которого расположена на смежном земельном участке К № <...>, принадлежащем Громовой Н.А. Такое расположение недопустимо и указывает на кадастровую ошибку в положении участка К № <...>. Исправление данной ошибки сопряжено со смещением всего контура границы участка К № <...>, которое исключает наложение границ на часть принадлежащей Шатову С.Г. пристройки лит.Д1.

Определением Ленинского районного суда Тульской области от 13.03.2013 года производство по делу в части исковых требований об исправлении кадастровой ошибки в определении местоположения границы земельного участка К № <...>, определив ее по внешней границе бетонного забора (лит.I) без пересечения с ней, по точкам н1-н2-н3-н4-н5-н6-н7-н8-н9-н10-н11-н1 в соответствии с заключением кадастрового инженера от <...> года, прекращено в связи с отказом от данной части исковых требований представителя истца Шатова С.Г. по доверенности Порфирьева А.Н.

В последующем представитель истца Шатова С.Г. по доверенности Порфирьев А.Н. уточнил свои исковые требования и просил исправить кадастровую ошибку в определении местоположения границы земельного участка К № <...>, определив ее на участке по внешней границе бетонного забора (лит.I) без пересечения с ней, по точкам н5-н6-н4-н100 в соответствии с заключением кадастрового инженера от <...> года, и точке н100 в координатах согласно межевому плану участка К № <...> от <...> года и дополнения к нему от <...> года, просил определить местоположение границы земельного участка К № <...> по точкам н101-н11-н1-н100 в соответствии с межевым планом от <...> и дополнения к нему от <...> года.

В судебном заседании представитель истца Шатова С.Г. по доверенности Порфирьев А.Н. поддержал уточненные исковые требования и просил их удовлетворить.

Представитель ответчика Милевского В.И. по доверенности Дорошенко Я.А. просил в удовлетворении требований Шатову С.Г. отказать. Полагал, что в данном случае в отношении земельного участка К № <...>, принадлежащего Шатову С.Г., отсутствует кадастровая ошибка.

Представитель третьего лица Громовой Н.А. по доверенности Павленко П.В. просил отказать Шатову С.Г. в удовлетворении требований.

Представитель третьего лица администрации МО Ленинский район по доверенности Першина Т.К. возражала против удовлетворения исковых требований Шатова С.Г.

Истец Шатов С.Г., ответчик Милевский С.Г., третье лицо Громова Н.А., представитель третьего лица ФГБУ «ФКП Росреестра» по Тульской области в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещались судом надлежащим образом.

Ранее в судебном заседании представитель третьего лица ФГБУ «ФКП Росреестра» по Тульской области по доверенности Саркисова О.М. пояснила, что требования Шатова С.Г. незаконны, необоснованные и просила в их удовлетворении отказать, ссылаясь на то, что ГКН содержатся сведения о земельных участках К№<...>, К№<...>, К№ <...>, образованных в результате раздела земельного участка К№ <...> на основании постановления Главы администрации МО Ленинский район от 29.06.2005 года № 763. Данным постановлением утверждены проекты границ вновь образуемых участков. Данное постановление никем не оспорено. Поскольку местоположение границ определялось Проектом границ либо Схемой, утвержденных Постановлением органа местного самоуправления, которое никем не оспаривалось, то оснований полагать, что имеет место ошибка, не усматривается. Закон в данном случае не связывает определение границ земельных участков с нахождением на них каких-либо объектов.

Решением Ленинского районного суда Тульской области от 13.03.2013 года в удовлетворении исковых требований Шатову С.Г. отказано.

В апелляционной жалобе представитель Шатов С.Г. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, постановленное с нарушением норм материального права, а также ввиду несоответствия выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу, выслушав объяснения представителя Шатова С.Г. по доверенности Порфирьева А.Н., возражения представителя Милевского В.И. по доверенности Дорошенко Я.А. и представителя третьего лица Громовой Н.А. по доверенности Павленко П.В., судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 25 Земельного кодекса РФ права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV настоящего Кодекса, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Как следует из договора купли-продажи от <...> года (л.д.13 т.1 гражданское дело № 2-59/2013) Шатов С.Г. купил у Милевского В.И. земельный участок К№ <...> площадью <...> кв.м, и расположенное на указанном участке нежилое здание (склад № 4) оптового склада-холодильника общей площадью <...> кв.м по адресу: <...>.

В настоящее время договор купли-продажи от <...> года земельного участка К№<...> сторонами не оспорен, недействительным не признан.

Из существенных условий договора купли-продажи следует, что Шатов С.Г. купил земельный участок, сведения о котором внесены в ГКН и положение которого определено кадастровым планом участка.

Согласно материалам регистрационных дел Управления Росреестра по Тульской области Шатов С.Г. для регистрации своего права собственности на земельный участок, приобретенный по договору купли-продажи, предоставил, в том числе, кадастровый паспорт земельного участка от <...> года № <...> (л.д.325 т.3 гражданское дело № 2-59/2013).

Кадастровый паспорт земельного участка от <...> года № <...> описывает местоположение земельного участка К№<...>, имеются отметки об обременениях, а именно, что участок занят и необходим для склада №4 (л.д.319-322 т.3 гражданское дело № 2-59/2013).

С местоположением границ участка покупатель Шатов С.Г. был согласен и, имея возможность отказаться от заключения сделки (при наличии каких-либо возражений), приобрел данный участок именно в границах определенных кадастровым паспортом, сведения о которых внесены в ГКН.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от <...> года (л.д.8 т.1 гражданское дело № 2-59/2013) Милевский В.И. является собственником земельного участка К№<...> по адресу: <...>. Данный земельный участок является смежным к земельному участку, принадлежащего Шатову С.Г.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от <...> года (л.д.9 т.1 гражданское дело № 2-59/2013) Милевкому В.И. принадлежит склад №5 с рампой общей площадью <...> кв.м, лит. Ж по адресу: <...>.

В соответствии с п. 3 ст. 25 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», при кадастровом учете в связи с уточнением части границ земельного участка, которая одновременно является частью границ другого земельного участка, орган кадастрового учета одновременно вносит соответствующие изменения во внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения о местоположении границ такого смежного земельного участка.

В силу закона сложившимися границами фактического землепользования можно считать только те границы, относительно которых не имеется споров у правообладателей.

Поскольку земельный участок ответчика с КН <...> был поставлен на государственный кадастровый учет, то сведения относительно местоположения его границы со смежным земельным участком с КН <...>, принадлежащего истцу, должны были приниматься во внимание при проведении межевания и последующем учете изменений земельного участка истца.

Вместе с тем, как это следует из материалов дела и подтверждено в суде апелляционной инстанции представителем Шатова С.Г. по доверенности Порфирьевым А.Н., местоположение смежной границы при проведении кадастровых работ по уточнению местоположения границ и площади земельного участка с КН <...>, было определено иное, по указанию истца Шатова С.Г., а также с учетом расположенных на этом земельном участке строений, возведенных уже после приобретения земельного участка.

Из объяснений представителя ответчика Милевского В.И. по доверенности Дорошенко Я.А., следует, что истец после приобретения в собственность земельного участка с КН <...>, выстроил на данном участке строения таким образом, что эти строения частично располагаются на земельном участке Милевского В.И. Данное обстоятельство явилось поводом для обращения в суд о сносе строений, которые возвел Шатов С.Г.

Таким образом, у сторон, как правообладателей смежных земельных участков, имеется спор относительно границ принадлежащих им земельных участков и спор о праве на часть земельного участка, где в настоящее время расположены строения истца.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 28 Федерального закона от 24.07.2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» ошибками в государственном кадастре недвижимости являются воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости (далее - кадастровая ошибка в сведениях).

На основании ч. 4 ст. 28 закона, кадастровая ошибка в сведениях подлежит исправлению в порядке, установленном для учета изменений соответствующего объекта недвижимости (если документами, которые содержат такую ошибку и на основании которых внесены сведения в государственный кадастр недвижимости, являются документы, представленные в соответствии со статьей 22 настоящего Федерального закона заявителем), или в порядке информационного взаимодействия (если документами, которые содержат такую ошибку и на основании которых внесены сведения в государственный кадастр недвижимости, являются документы, поступившие в орган кадастрового учета в порядке информационного взаимодействия) либо на основании вступившего в законную силу решения суда об исправлении такой ошибки.

Судом первой инстанции с учетом всех обстоятельств дела и представленных доказательств в соответствии со ст. 28 Федерального закона "О государственном кадастре недвижимости", сделан правильный вывод об отсутствии в данном случае кадастровой ошибки в отношении земельных участков, принадлежащих сторонам, при этом судом было установлено, что иное определение местоположение границ земельных участков путем исправления кадастровой ошибки, как того требует истец, затрагивает права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Кроме того, применительно к понятию ошибок в государственном кадастре недвижимости и способам их устранения, установленным ст. 28 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ истцу следовало представить доказательства наличия указанной им кадастровой ошибки, указать документ, на основании которого в государственный кадастр недвижимости были внесены неверные сведения о местоположении границы, разделяющей принадлежащие сторонам земельные участки. Однако в ходе судебного разбирательства доказательств, подтверждающих данные обстоятельства, представлено не было как суду первой, так и суду апелляционной инстанции.

Кадастровая ошибка при установленных судом обстоятельствах не может быть исправлена путем определения иных границ земельных участков сторон, исключение сведений об уникальных характеристиках земельных участков как истца так и ответчика из государственного кадастра недвижимости без разрешения вопроса о праве сторон на эти земельные участке невозможно, поскольку иное свидетельствовало бы о вмешательстве в предмет договора купли-продажи при отсутствии заявленных требований об этом. Поскольку такие требования не заявлялись, то нельзя сделать вывода о нарушении прав истца, как собственника земельного участка с конкретными характеристиками.

Как следует из материалов дела, истцом в нарушение требований ст. ст. 55 - 57 ГПК РФ не доказано наличие кадастровой ошибки, как таковой, а потому возникший спор относительно местоположения смежной границы не мог быть разрешен в порядке исправления кадастровой ошибки в соответствии со ст. 28 названного Федерального закона.

При этом права и законные интересы всех иных лиц, нарушенные вследствие неправильно установленных границ земельного участка, могут быть защищены путем оспаривания именно этих границ.

В рассматриваемом споре при наличии спора о праве истцом избран ненадлежащий способ защиты.

Таким образом, суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовав представленные доказательства, правильно установив значимые обстоятельства дела, правомерно отказал истцу в удовлетворении заявленных требований об исправлении кадастровой ошибки и определении местоположения границ земельного участка.

Решение суда первой инстанции соответствует требованиям ст. 195 ГПК РФ, нарушений судом норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда не имеется.

Доводы апелляционной жалобы относительно того, что на кадастровую ошибку указывает пересечение границ земельных участков с расположенными на данных участках капительными строениями, что подтверждается заключением кадастрового инженера Коноваловой Т.В. о наличии кадастровой ошибки в местоположении границ земельного участка К№<...>, сопряженной с кадастровой ошибкой в местоположении границы земельных участков К№<...>, К№<...>, К№<...>., не может служить основанием для вывода о наличии кадастровой ошибки.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что между сторонами имеется спор о праве на часть земельного участка, который подлежит рассмотрению в ином порядке.

По сути, доводы апелляционной жалобы являются аналогичными тем, на которые сторона истца ссылалась в обоснование своих требований, данные доводы являлись предметом исследования и оценки суда, фактически направлены на переоценку его суждения, и основаны на ином, субъективном толковании норм материального права, а потому не могут служить основанием к отмене решения.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда Тульской области от 13 марта 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Шатова С.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1412
Принявший орган: Тульский областной суд
Дата принятия: 06 июня 2013

Поиск в тексте