• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 04 июня 2013 года Дело N 33-1640/2013
 

от 04 июня 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Ахвердиевой И.Ю.,

судей Мурованной М.В., Кребеля М.В.,

при секретаре Сутягиной А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Крутиковой З. Т. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области о признании права на повышение пенсии по случаю потери кормильца, признании незаконным отказа в повышении пенсии, взыскании недополученных денежных средств

по апелляционным жалобам представителя истца Крутиковой З. Т. Мукасеевой А.А. и Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области на решение Советского районного суда г.Томска от 03.04.2013.

Заслушав доклад судьи Мурованной М.В., объяснения представителя Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области Юзвюк И.А., поддержавшей доводы апелляционной жалобы ответчика и возражавшей против удовлетворения жалобы представителя истца, судебная коллегия

установила:

Крутикова З.Т. обратилась в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области (далее - УМВД России по Томской области) о признании права на повышение пенсии по случаю потери кормильца на 32 % расчетного размера пенсии; признании незаконным отказа в повышении пенсии по случаю потери кормильца; возложении обязанности повысить с 01.01.2013 назначенную ей пенсию на 32 % расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости, и взыскании с УМВД России по Томской области недополученные в связи с неправильным назначением пенсии денежные средства в размере /__/ рублей. В обоснование исковых требований указала, что является матерью погибшего 28.06.1995 ветерана боевых действий в /__/ К. В связи с гибелью сына с 01.08.1996 ей назначена пенсия по случаю потери кормильца в размере 40 % его денежного довольствия. В соответствии с п. «г» ст. 45 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» она имеет право на повышение пенсии на 32% расчетного размера пенсии. Однако на ее обращение о перерасчете пенсии ответчик ответил отказом, указав, что пенсии повышаются ветеранам боевых действий, а она не относится к данной категории пенсионеров.

Дело рассмотрено в отсутствие истца Крутиковой З.Т., надлежащим образом извещенной о времени и месте судебного заседания.

Представитель ответчика УМВД России по Томской области Терещенко Е.А. в судебном заседании просила в удовлетворении исковых требований отказать по основаниям, изложенным в письменном отзыве. Полагала, что пенсии по случаю потери кормильца повышаются ветеранам боевых действий, а сын истца К. не может быть признан таковым, в том числе посмертно, поскольку он погиб до вступления в силу Федерального закона от 27.11.2002 №158-ФЗ, которым к ветеранам боевых действий отнесены военнослужащие, принимавшие участие в боевых действиях на территории Российской Федерации. Считала, что истец получает все необходимые выплаты в соответствии с действующим законодательством.

Обжалуемым решением суд на основании ст. 28, 29, 45, 46, 55 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», п.1 ч.1 ст. 3, ст. 28 Федерального закона «О ветеранах», постановления Правительства Российской Федерации от 19.12.2003 № 763 «Об удостоверении ветерана боевых действий», ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации исковые требования Крутиковой З.Т. удовлетворил частично, признал за Крутиковой З.Т. право на повышение на 32 % размера пенсии на основании п. «г» ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 с 12.02.2012, обязав УМВД России по Томской области повысить Крутиковой З.Т. пенсию по случаю потери кормильца на 32 % расчетного размера пенсии; взыскал с УМВД России по Томской области в пользу Крутиковой З.Т. недополученную за период с 12.02.2012 по 03.04.2013 пенсию в размере /__/ рублей. В удовлетворении исковых требований Крутиковой З.Т. о признании незаконным отказа в повышении пенсии по случаю потери кормильца, взыскании недополученной пенсии за период с 01.08.2002 по 11.02.2012 отказал.

В апелляционной жалобе представитель УМВД России по Томской области Терещенко Е.А. просит решение суда отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Крутиковой З.Т. в полном объеме. Полагает, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, неверно применен закон. Выражает несогласие с выводом суда о том, что повышение пенсии производится не только лицам, признанным ветеранами боевых действий, но и членам их семей, при назначении пенсии по случаю потери кормильца. Считает, что истец не имеет права на данное повышение назначенной пенсии как ветеран боевых действий, поскольку права и льготы, полагающиеся самому ветерану боевых действий, не могут быть автоматически перенесены на членов его семьи. Отмечает, что звание ветеран боевых действий при жизни погибшему К. не присваивалось, удостоверение ветерана не выдавалось, поэтому иск Крутиковой З.Т. не подлежит удовлетворению. Полагает, что суд без учета требований ст. 10 Конституции Российской Федерации расширил перечень лиц, имеющих право на повышение пенсии в соответствии с п.«г» ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1, что отнесено к исключительной компетенции законодательной власти.

Представитель истца Крутиковой З.Т. Мукасеева А.А. в апелляционной жалобе просит решение суда отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований и принять новое решение об удовлетворении иска в полном объеме, указав, что выводы суда о заявительном порядке начисления предусмотренной п. «г» ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 надбавки к пенсии являются ошибочными. Поскольку ответчик УМВД России по Томской области как орган, осуществляющий пенсионное обеспечение истца, несмотря на наличие документов, подтверждающих участие погибшего в боевых действиях, осуществил неправильный расчет пенсии (без учета надбавки), истец недополучала пенсию по вине ответчика.

В соответствии с требованиями ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие истца и ее представителя, представивших заявления о рассмотрении дела без их участия.

Обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив материалы дела по правилам ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Крутиковой З.Т. о признании права на повышение на 32 % размера пенсии по случаю потери кормильца, взыскании с УМВД России по Томской области недополученной пенсии, суд первой инстанции исходил из того, что члены семьи погибшего ветерана боевых действий имеют право на повышение пенсии по случаю потери кормильца на основании п. «г» ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 №4468-1. При этом непосредственное участие К. в выполнении задач в условиях вооруженного конфликта в /__/ позволяет отнести его к категории ветеранов боевых действий. Так как до обращения в суд истец по вопросу повышения размера назначенной пенсии по случаю потери кормильца к ответчику не обращалась, суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований Крутиковой З.Т. о признании незаконным отказа в повышении пенсии.

Оснований не соглашаться с указанными выводами суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела, основаны на правильном толковании и применении норм материального права.

Так, в силу ст. 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности и иных случаях, установленных законом.

Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

Пенсионное обеспечение лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, производится на основании Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

В соответствии со ст. 5 названного Закона в случае гибели или смерти лиц, на которых распространяется действие этого Закона, их семьи приобретают право на пенсию по случаю потери кормильца.

В ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 приведен перечень категорий пенсионеров, которым повышаются установленные размеры пенсий, в п. «г» к числу таких лиц отнесены и ветераны боевых действий.

Как следует из материалов дела, истец Крутикова З.Т. является матерью сотрудника /__/ К., погибшего при исполнении служебных обязанностей на территории /__/ 28.06.1995.

С 01.08.1996 истцу в соответствии с п. «а» ст. 36 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 назначена пенсия по случаю потери кормильца.

Указанный Закон предусматривает три вида пенсии, две из которых (пенсия по инвалидности и пенсия за выслугу лет) получают сами военнослужащие, а третий вид пенсий (по случаю потери кормильца) в соответствии со ст. 28 Закона получают семьи погибших военнослужащих. Размер всех видов пенсий зависит от размера денежного довольствия военнослужащего, определяемого согласно ст. 43 данного Закона, то есть тех сумм выплат, которые получал сам кормилец.

Статья 45 размещена в разделе «Исчисление пенсий» Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», где учитываются общие положения для всех видов пенсий, назначаемых на основании данного Закона. Сама статья определяет заслуги военнослужащих перед Родиной и их право на повышение пенсий с учетом этих заслуг.

Субъектами получения пенсии за выслугу лет и по инвалидности являются военнослужащие, а субъектами получения пенсии по случаю потери кормильца в соответствии со ст. 29 указанного Закона Российской Федерации являются нетрудоспособные члены семьи погибшего военнослужащего.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы ответчика о личностном характере п.«г» ст. 45 Закона, подлежащего применению только при назначении пенсии самим ветеранам боевых действий, а не членам их семей, получающим пенсию по случаю потери кормильца, суд первой инстанции правильно признал не соответствующими действующим правовым нормам, из системного толкования которых следует, что указанная надбавка начисляется к пенсии, получаемой членами семьи погибшего (умершего) военнослужащего и назначенной в соответствии с данным Законом, поскольку такой вид пенсии предусмотрен в ст. 45 Закона, предусматривающей право на повышение пенсионных выплат.

Аналогичный вывод вытекает и из содержания ч.4 ст. 46 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1, устанавливающей повышение пенсии по случаю потери кормильца всем нетрудоспособным членам семьи погибшего военнослужащего.

Из материалов дела усматривается, что статус ветерана боевых действий К. не устанавливался, соответствующее удостоверение не выдавалось, так как он погиб при выполнении задач в условиях боевых действий в /__/ 28.06.1995, то есть до 01.01.2004 (даты вступления в силу Федерального закона от 27.11.2002 № 158-ФЗ «О внесении изменения и дополнений в Федеральный закон «О ветеранах»).

Действительно, Федеральным законом от 27.11.2002 № 158-ФЗ «О внесении изменения и дополнений в Федеральный закон «О ветеранах» к ветеранам боевых действий отнесены, в том числе, лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, принимавшие участие в соответствии с решениями органов государственной власти Российской Федерации в боевых действиях на территории Российской Федерации.

При этом указанным Федеральным законом в Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации включено выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в /__/ и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта, с декабря 1994 года по декабрь 1996 года.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно признал, что сын истца К. являлся ветераном боевых действий и в соответствии со ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 при жизни имел бы право на повышение пенсионных выплат на 32 %.

Поскольку в Федеральном законе от 27.11.2002 № 158-ФЗ «О внесении изменения и дополнений в Федеральный закон «О ветеранах» не предусмотрено исключение для лиц, принимавших участие в вооруженном конфликте в /__/ в период с декабря 1994 года по декабрь 1996 года, но погибших к моменту вступления этого Федерального законав силу, при этом данные нормы устанавливают дополнительные основания для отнесения определенной категории лиц к ветеранам боевых действий, то естьулучшают их правовое положение, суд правильно пришел к выводу о том, что положения Федерального закона от 27.11.2002 № 158-ФЗ подлежат применению и к ранее возникшим правоотношениям.

Кроме того, в данном случае вопрос касается не самого погибшего участника боевых действий, а прав члена его семьи на меры социальной поддержки.

Вместе с тем судебная коллегия не может признать обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что в соответствии со ст. 55 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» право на перерасчет размера пенсии у истца возникло только 12.02.2012, то есть не более чем за 12 месяцев с момента обращения в суд, поскольку ранее она в УМВД России по Томской области с соответствующим заявлением не обращалась.

Так, в ст. 45 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 не предусмотрен заявительный порядок повышения пенсий по случаю потери кормильца.

Представитель ответчика при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции также пояснила, что в случае наличия у лица права на повышение пенсии в порядке ст. 45 указанного Закона, такое повышение производится УМВД России по Томской области автоматически, без дополнительного заявления пенсионера.

Поскольку ответчик как орган, осуществляющий пенсионное обеспечение истца, несмотря на наличие сведений об участии погибшего К. в боевых действиях на территории и в период, предусмотренные Федеральным законом «О ветеранах» (в редакции Федерального закона от 27.11.2002 № 158-ФЗ), не произвел начисление Крутиковой З.Т. надбавки в размере 32 % расчетного размера пенсии, судебная коллегия находит обоснованным довод апелляционной жалобы представителя истца о недополучении истцом пенсии с учетом указанной надбавки по вине ответчика.

При таких обстоятельствах в данном случае подлежит применению ст. 58 Закона Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1, в соответствии с которой сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

Так как Федеральный закон от 27.11.2002 № 158-ФЗ «О внесении изменения и дополнений в Федеральный закон «О ветеранах», предусмотревший основания для установления сыну истца статуса ветерана боевых действий, вступил в силу с 01.01.2004, судебная коллегия приходит к выводу о том, что надбавка в размере 32 % расчетного размера пенсии, указанного в ч.1 ст. 46 Закона от 12.02.1993 № 4468-1, подлежит начислению истцу с 01.01.2004 по день вынесения решения 03.04.2013. В связи с изложенным решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании недополученной пенсии по случаю потери кормильца за период с 01.01.2004 по 11.02.2012 подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении иска в указанной части.

Принимая во внимание представленный ответчиком расчет повышения пенсии (л.д.48-51), который судебной коллегией проверен и признан верным, подлежащая взысканию в пользу истца сумма недополученной пенсии по случаю потери кормильца за период с 01.01.2004 по 03.04.2013 составит /__/ рублей (/__/ рубль за период с 01.01.2004 по 31.03.2013 + /__/ рублей за период с 01.04.2013 по 03.04.2013).

В остальной части обжалуемое решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь п.2 ст.328, ст.329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Томска от 03.04.2013 отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Крутиковой З. Т. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области о взыскании недополученной пенсии по случаю потери кормильца за период с 01.01.2004 по 11.02.2012, принять в этой части новое решение.

Взыскать с Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области в пользу Крутиковой З. Т. недополученную пенсию по случаю потери кормильца за период с 01.01.2004 по 03.04.2013 в размере /__/ рублей /__/ копеек.

В остальной части решение Советского районного суда г. Томска от 03.04.2013 оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя истца Крутиковой З. Т. Мукасеевой А.А. и Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Томской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1640/2013
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 04 июня 2013

Поиск в тексте