• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОРЕНБУРГСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 23 мая 2013 года Дело N 33-2933/2013
 

г. Оренбург «23» мая 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Сенякина И.И.,

судей Малкова А.И. и Петерс И.А.,

при секретаре Рассейно Н.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истца Галиева У.К. на решение Абдулинского районного суда Оренбургской области от 26 февраля 2013 года по делу по иску Галиева У.К. к муниципальному бюджетному учреждению здравоохранения «Абдулинская ЦРБ» об отмене решения комиссии по трудовым спорам, снятии взыскания и компенсации морального вреда, заслушав доклад судьи Сенякина И.И., истца Галиева У.К. апелляционную жалобу поддержавшего, оценив доводы апелляционной жалобы, рассмотрев материалы дела в пределах этих доводов,

УСТАНОВИЛА:

Галиев У.К. обратился в суд с указанным выше иском к МБУЗ «Абдулинская ЦРБ» по тем основаниям, что в соответствии с трудовым договором (дата) и приказом от (дата) он был принят на должность врача-невролога в терапевтическое отделение МУЗ «Абдулинская ЦРБ».

Приказом от (дата) на Галиева У.К. наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за необоснованное продление листка нетрудоспособности. Галиев У.К. обжаловал указанное дисциплинарное взыскание в комиссию по трудовым спорам. Решением комиссии по трудовым спорам МБУЗ «Абдулинская ЦРБ» от (дата) года дисциплинарное взыскание в виде выговора было заменено на дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Галиев У.К. обратился в суд с иском к МБУЗ «Абдулинская ЦРБ» о снятии дисциплинарного взыскания указав, что согласно Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 января 2012 года № 31н г. Москва «о внесении изменений в Порядок выдачи листков нетрудоспособности, утвержденный приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 июня 2011 г. № 624н» он выписал листок нетрудоспособности больному С.С.В.. с (дата) года, всего на 14 дней. Больной С.С.В.. проходил лечение на дневном стационаре в терапевтическом отделении МБУЗ «Абдулинская ЦРБ». (дата) года больной С.С.В.. был вызван на врачебную комиссию, осмотрен врачом неврологом Савковой Т.В., которой был определен диагноз: «***, листок нетрудоспособности был закрыт.

Истец считает, что приказ от (дата) о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде выговора незаконным, поскольку листок нетрудоспособности он не продлевал. Незаконными действиями работодателя ему причинен моральный вред, который выразился в унижении его врачебного профессионализма и достоинства гражданина РФ, с учётом изменений исковых требований просил отменить приказ МБУЗ «Абдулинская ЦРБ» от (дата), отменить решение комиссии по трудовым спорам от (дата) года и снять с него дисциплинарное взыскание в виде замечания, а также взыскать компенсацию морального вреда в размере *** рублей.

Представитель ответчика Маслов А.Е. иск не признал и пояснил, что работает заместителем главного врача и является председателем врачебной комиссии МБУЗ «Абдулинская ЦРБ», врачом экспертом работает 28 лет.

Больной С.С.В.. обратился в приемный покой МБУЗ « Абдулинская ЦРБ». После его осмотра врачом - неврологом Галиевым У.К. был поставлен диагноз *** и выдан листок временной нетрудоспособности на период с (дата) года.

Согласно первичным записям в амбулаторной карте больного листок временной нетрудоспособности был выдан обоснованно.

(дата) года больной С.С.В.. был вызван на врачебную комиссию, на которой диагноз Галиева У.К. не подтвердился, больному С.С.В.. был выставлен диагноз *** и он был признан трудоспособным.

Согласно письму ФСС РФ от 01.09.2000 № 02-18/10-5766 «Об ориентировочных сроках временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах» при установлении диагноза *** листок временной нетрудоспособности выдается на срок от трех до пяти дней. Таким образом, истцом Галиевым У.К. листок временной нетрудоспособности больному С.С.В.. на 14 дней был выдан незаконно.

Приказ о наложении дисциплинарного взыскания в виде выговора был обжалован истцом в комиссию по трудовым спорам, которая также признала действия истца по выдаче листа временной нетрудоспособности больному С.С.В.. на срок 14 дней незаконными, но учитывая стаж работы и отсутствие дисциплинарных взысканий заменила дисциплинарное взыскание истцу с выговора на замечание.

Довод истца Галиева У.К. о том, что со дня выдачи листка временной нетрудоспособности до дня обследования больного С.С.В.. врачебной комиссией больной получал необходимое лечение, в связи с чем, поставленный им диагноз изменился, считает необоснованным, поскольку согласно записям в медицинской карте больного от (дата) года положительной динамики не установлено, просил в удовлетворении исковых требований отказать.

Суд постановил решение, которым в удовлетворении исковых требований отказал.

В апелляционной жалобе истец Галиев У.К., ссылаясь на незаконность и необоснованность решения суда, просит его отменить, по делу принять новое решение, которым исковые требования полностью удовлетворить.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия считает доводы апелляционной жалобы обоснованными, жалобу, подлежащую удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствие с ч.3 ст.196 ГПК РФ на суд возлагается обязанность принимать решение по заявленным истцом требованиям.

Согласно ч.4 ст.198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Структура исковых требований, в пределах которых суд в соответствие с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ должен принимать решение состоит из основания и предмета, по которым данные требования истцом были заявлены.

Согласно ч.1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Согласно ч. 1 ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно п. 1 ст.55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Анализ приведённых норм Закона во взаимной связи, приводит к выводу, что гражданское дело должно рассматриваться судом в пределах основания и предмета иска, с учётом представленных истцом доказательств, а также в пределах возражений ответчика с учётом представленных им же соответствующих доказательств.

Согласно статье 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка.

В силу статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе.

Согласно пункту 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 от 17 марта 2004 года, в силу статьи 46 (часть 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Учитывая это, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации, признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Таким образом, в силу приведенных выше норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности. Не может рассматриваться как должностной проступок неисполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по причинам, не зависящим от работника.

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом первой инстанции в ходе судебного заседания установлено, что Галиев У.К. на основании трудового договора от (дата) и приказа от (дата) года (дата) был принят на должность врача-невролога в терапевтическое отделение МУЗ «Абдулинская ЦРБ».

(дата) года Галиев У.К. осмотрел больного С.С.В.., поставил ему диагноз *** и выдал листок временной нетрудоспособности сроком на 14 дней.

После осмотра больного С.С.В.. (дата) года врачебной комиссией, С.С.В.. был поставлен диагноз «*** в связи с чем больной С.С.В.. был признан трудоспособным.

В соответствие с приказом от (дата) на Галиева У.К. было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за необоснованное продление листка нетрудоспособности.

Перед наложением дисциплинарного взыскания от Галиева У.К. работодателем было затребовано объяснение, согласно которого он указал, что листок временной нетрудоспособности больному С.С.В.. был выдан на 14 дней на основании Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 июня 2011 г. № 624н».

С приказом от (дата) о наложении дисциплинарного взыскания Галлиев У.К. был ознакомлен под роспись (дата) года.

Не согласившись с данным приказом, Галлиев У.К. обжаловал его в комиссию по трудовым спорам.

Решением комиссии по трудовым спорам МБУЗ «Абдулинская ЦРБ» от (дата) года дисциплинарное взыскание в виде выговора было заменено на замечание.

Отказывая Галиеву У.К. в удовлетворении исковых требований суд пришёл к такому выводу, что истцом не представлены доказательства, подтверждающие факт законной выдачи листка нетрудоспособности больному С.С.В.. на 14 дней, в то время как при установленном врачебной комиссией диагнозе *** в соответствие с письма ФСС РФ от 01.09.2000 № 02-18/10-5766 «Об ориентировочных сроках временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах» при установлении диагноза *** листок временной нетрудоспособности выдается на срок от трех до пяти дней, довод истца о том, что со дня выдачи листка временной нетрудоспособности до дня обследования больного С.С.В.. врачебной комиссией больной С.С.В.. получал необходимое лечение, в связи с чем, поставленный им диагноз изменился, суд первой инстанции счёл несостоятельным, поскольку этот довод полностью опровергается решением врачебной комиссии, а также записям в медицинской карте больного С.С.В.. от (дата) года, согласно которых положительной динамики в ходе проводимого лечения у больного С.С.В.. установлено не было, довод истца о том, что он не продлевал листок нетрудоспособности больному С.С.В.., суд также нашёл необоснованным, поскольку из приказа о наложении дисциплинарного взыскания, а также пояснений сторон в судебном заседании было установлено, что основанием для наложения дисциплинарного взыскания на истца явилось неправильное определение диагноза больного и необоснованная выдача листка нетрудоспособности на завышенный срок, не предусмотренный для данного вида заболевания.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда, поскольку они не соответствуют представленным сторонам доказательствам и фактически установленным судом обстоятельствам.

В силу приведённых выше процессуальных норм, именно на ответчике лежала обязанность по предоставлению доказательств в обоснованности и законности наложенного на истца дисциплинарного взыскания, однако судебная коллегия считает, что таких доказательств в ходе судебного разбирательства ответчиком представлено не было.

В частности суду первой инстанции не было представлено доказательств, подтверждающих то обстоятельство, что на момент осмотра истцом больного С.С.В.. (дата) года данному лицу Галлиевым У.К. был поставлен неправильный диагноз и, соответственно назначено неправильное лечение, не указывал на это обстоятельство и представитель ответчика Маслов А.Е.

Так согласно протоколу судебного заседания от 26 февраля 2013 года сущность объяснений представителя ответчика Маслова А.Е. сводилась к тому, что по истории болезни больному С.С.В. листок нетрудоспособности был выдан правильно, наказали Галиева У.К. не за выдачу листа нетрудоспособности, а за необоснованное продление листа нетрудоспособности. Кроме того, представитель ответчика также пояснил, что поставленный врачебной комиссией диагноз *** был поставлен комиссией после осмотра больного (дата), утверждений о том, что истцом при первичном осмотре был поставлен неправильный диагноз представителем ответчика высказано не было, как не было представлено и доказательств это подтверждающих. Вместе с тем представитель ответчика в ходе судебного заседания также пояснил, что, по его мнению, было бы правильно, если бы истец выдал больному листок трудоспособности до 10 дней, при том, что истцом выдан больному указанный листок на 14 дней.

Судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что обозначенное выше решение указанной врачебной комиссии суду первой инстанции представлено не было, основания изменения диагноза комиссией (дата) года суду также представлены не были.

Кроме того, ответчиком не оспаривалось то обстоятельство, что с (дата) года больной С.С.В.. получал соответствующее лечение, доказательства подтверждающие то, что изменение диагноза не связано с полученным больным лечением ответчиком также не представлены, довод же представителя ответчика в той части, что в истории болезни отсутствуют записи, свидетельствующие о положительной динамики выздоровления больного, в качестве доказательства обоснованности указанного изменения диагноза приняты быть не могут.

Из приказа от (дата) о наложении на истца дисциплинарного взыскания видно, что основанием для принятия такого решения для работодателя послужило необоснованное продление листка трудоспособности, вместе с тем судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства было установлено, что действий по продлению листка трудоспособности истцом совершены не были.

Согласно требованиям, указанным в ст. 388 ТК РФ в решении комиссии по трудовым спорам должны указываться:

-наименование организации либо фамилия, имя, отчество работодателя - индивидуального предпринимателя, а в случае, когда индивидуальный трудовой спор рассматривается комиссией по трудовым спорам структурного подразделения организации, - наименование структурного подразделения, фамилия, имя, отчество, должность, профессия или специальность обратившегося в комиссию работника;

-дата обращения в комиссию и рассмотрения спора, существо спора;

-фамилии, имена, отчества членов комиссии и других лиц, присутствовавших на заседании;

-существо решения и его обоснование (со ссылкой на закон, иной нормативный правовой акт);

-результаты голосования.

Вместе с тем, решение комиссии по трудовым спорам МБУЗ «Абдулинская ЦРБ» от (дата) года не в полной мере соответствует требованиям закона и данное несоответствие является достаточным, чтобы это решение было признано не соответствующим приведённой выше норме, в частности в решении не указано обоснование принятого решения, основания, по которым комиссия пришла к выводу о имеющихся в действия истца нарушениях, при наличии которых, в принципе возможно наложение дисциплинарного взыскания, в решении не имеется ссылок на закон и иные нормативные акты, вместе с тем согласно пункту 11 приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 января 2012 года №31н, при амбулаторном лечении заболеваний лечащий врач единолично вправе выдать гражданину листок нетрудоспособности сроком до 15 календарных дней включительно.

При указанных обстоятельствах, с учётом изложенного судебная коллегия считает, что ответчиком не представлено доказательств обоснованности наложения на истца дисциплинарного взыскания, как не представлено и доказательств обоснованности принятого решение комиссией по трудовым спорам, судом первой инстанции было вынесено решение без учёта обозначенных обстоятельств, поэтому решение суда подлежит отмене, по делу же судебной коллегией выносится новое решение об удовлетворении исковых требований в части отмены решения комиссии по трудовым спорам и снятия наложенного на истца дисциплинарного взыскания.

Поскольку судебной коллегией установлено, что Галлиев У.К. был привлечена к дисциплинарной ответственности незаконно, то в силу указанного в ст. 394 ТК РФ истец имеет право на компенсацию морального вреда.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а так же степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии со статьей 237 Трудового Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В соответствие с п.63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

С учётом указанного, принимая во внимание представленные истцом доказательства, подтверждающие обоснованность исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда, судебная коллегия считает возможным взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме *** рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ч. 1 ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Абдулинского районного суда Оренбургской области от 26 февраля 2013 года отменить, по делу вынести новое решение, которым исковые требования Галиева У.К. удовлетворить в части.

Решение комиссии по трудовым спорам муниципального бюджетного учреждения здравоохранения «Абдулинская ЦРБ» (дата) о наложении на Галиева У.К. дисциплинарного взыскании от (дата) года отменить.

Взыскать с муниципального бюджетного учреждения здравоохранения «Абдулинская ЦРБ» в пользу Галиева У.К. компенсацию морального вреда в размере *** рублей, в удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2933/2013
Принявший орган: Оренбургский областной суд
Дата принятия: 23 мая 2013

Поиск в тексте