• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 22 мая 2013 года Дело N 33-4650
 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Лаврентьева В.Ю.,

Судей Валуевой Л.Б., Хасановой B.C.,

При секретаре Горлановой Н.Н., Рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Перми 22 мая 2013 года гражданское дело по апелляционной жалобе Човгала В.А. на решение Чердынского районного суда Пермского края от 04 марта 2013 г., которым постановлено: «Човгалу В.А. в исковых требованиях к ИК-** ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю и к Казне Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда в сумме *** руб. - отказать.»

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Валуевой Л.Б., объяснения истца Човгала В.А., настаивавшего на доводах апелляционной жалобы, судебная коллегия

Установила:

Човгал В.А. обратился в суд с иском к ИК-** ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю и казне Российской Федерации о компенсации морального вреда в размере *** руб.

Заявленные требования мотивировал следующим: в период отбывания наказания в ИК-** содержался в условиях, унижающих его человеческое достоинство. Помещение карантинного отряда, в которое он был помещен по прибытию 28.01.2011 года в ИК-**, было лишено естественного освещения, в нем не было надлежащей вентиляции; санитарный узел и унитаз не были огорожены; четыре имеющиеся нары на день пристегивались к стене. В этот период его нерегулярно выводили на прогулку, заставляли выполнять работы по благоустройству колонии более 2 часов в неделю. Норма жилой площади общежития № 3, в котором проживают осужденные отряда № 1, куда он был распределен после карантинного отряда, не соответствуют предъявляемым законодательством требованиям: на двух человек приходится менее двух квадратных метров. В помещении отряда отсутствуют кухня, нет помещений для хранения питания и приема пищи, нет бытового помещения, помещения для стирки, туалет и умывальник имеют недостаточную площадь. Кроме того, умывальник не оборудован достаточным количеством кранов. Администрация заставляла заправлять кровати нестандартным способом. Нормы питания для осужденных не соблюдаются, не все осужденные могут трудоустроиться. Из-за отсутствия комнаты ПВР телевизор стоит в коридоре, что не дает нормального доступа к информации. Вышеуказанные нарушения закона, допущенные администрацией ФКУ ОИК, создают стрессовую ситуацию, что негативно отражается на его здоровье.

В судебном заседании истец на своих требованиях настаивал.

Представитель ответчика ФКУ ОИК-** Кушнина Е.В. в судебном заседании иска не признала.

УФК по Пермскому краю представителя в судебное заседание не направило, о времени и месте его проведения извещено.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просит в апелляционной жалобе истец Човгал В.А., полагая его незаконным и необоснованным. В жалобе указывает, что дело было рассмотрено предвзято, не учтены его доводы и пояснения, не допрошены свидетели, не удовлетворено его ходатайство об истребовании решения суда об удовлетворении требований прокурора к администрации ФКУ ОИК-** о нарушениях условий содержания, чем грубо нарушены его права.

В дополнительной апелляционной жалобе Човгал В.А. указывает, что ему не предоставили возможность ознакомиться с материалами дела и протоколом судебного заседания, при рассмотрении дела не предложили заменить ненадлежащего ответчика. Представитель ответчика Кушнина Е.В. ввела суд в заблуждение. Сославшись на непредоставление истцом доказательств, суд не учел, что в удовлетворении ходатайства истца о допросе свидетелей было необоснованно отказано. Выводы суда противоречат друг другу, а также решению Чердынского районного суда от 02.10.2012 года.

Проверив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В силу ст. 17 Конституции РФ, признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Согласно ч. 2 ст. 21 Конституции РФ, ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-ФЗ, и в Европейской Конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, ратифицированной РФ Федеральным законом от 28.03.1998 К44-ФЗ, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

В соответствием с п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ", суды должны учитывать необходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмотренных статьями 3, 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Следует учитывать, что в соответствии со статьей 3 Конвенции и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

В соответствии с п. 2 ст. 1070 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 1069 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Минимальные нормы жилой площади в расчете на одного осужденного для удовлетворения их потребностей в жилище и норма о предоставлении осужденным индивидуальных спальных мест определены частями 1 и 2 ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч.3 ст.99 УИК РФ нормы питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы устанавливаются Правительством РФ.

Номенклатура, нормы обеспечения и сроков эксплуатации мебели, инвентаря, оборудования и предметов хозяйственного обихода (имущества) для учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы утверждены Приказом ФСИН России от 27 июля 2006 г. N512, согласно которому в каждом общежитии для проживания осужденных должны быть комнаты отдыха, кухня, комната для приема пищи, комнаты быта, постирочные, в колонии должно быть помещение для проведения осужденными отпусков при учреждении. Количество умывальников должно быть из расчета 1 умывальник на 10 человек.

Нормы вещевого довольствия осужденных устанавливаются Постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2005 г. N 205 "О минимальных нормах питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также о нормах питания и материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, на мирное время" (с изм. и доп. от 7 мая 2006 г.) и Министерством юстиции РФ.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред ( физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из материалов дела следует: 28 января 2011 года Човгал В.А. прибыл в ИК-**. Из пояснений истца установлено, что камера № 4, в которой располагался карантинный отряд, находилась в помещении штрафного изолятора.

Из предоставленного представителем ответчика плана следует, что камера № 4, куда временно (до 14 суток) помещался Човгал В.А., находится в помещении, где расположены камеры штрафного изолятора. Камера имеет два окна и унитаз с умывальником, разделенных перегородкой, в наличии занавеска, также имеются окна, через которые поступает естественное освещение, в определенное распорядком дня время проводится его вентиляция. Осужденные карантинного отряда никогда не ограничивались в прогулках. Из письменных объяснений осужденных, следует, что Човгал В.А. сам отказывался от прогулок по различным причинам.

Из пояснений представителя ответчика следует, что Общежитие № 3, в котором проживают осужденные отряда № 1, расположено в здании бывшего клуба, в нем проживают 102 осужденных. Из экспликации к плану здания, планов первого и второго этажа следует, что поэтажная площадь всех помещений составляет соответственно 215,1 кв. м и 226, 8 кв. м, всего: 441,9 кв. м., на каждого осужденного в среднем приходится 4,33 кв. м жилой площади.

Решением Чердынского районного суда от 2 октября 2012 года было признано незаконным бездействие ФКУ ОИК-** ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю по созданию в отрядах ИК-** объектов коммунально-бытового обеспечения для проживания осужденных.

Указанным решением на ФКУ ОИК-** ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю была возложена обязанность создать в каждом отряде проживания осужденных объекты коммунально-бытового назначения, а именно: комнаты отдыха, кухни, комнаты для хранения продуктов питания и приема пищи, комнаты быта, постирочные; создать в ИК-** помещение для проведения осужденными отпусков при учреждении; оборудовать в каждой умывальной комнате умывальники из расчета 1 на 10 человек.

Определением Чердынского районного суда от 01.03.2013 года ФКУ ОИК-** была предоставлена отсрочка исполнения решения Чердынского районного суда от 2 октября 2012 года по гражданскому делу № 2-201/2012 до 01 марта 2014 года.

Установив обстоятельства дела, проанализировав представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

Делая такой вывод, суд исходил из следующего:

- при рассмотрении спора не установлено, что при содержании истца в помещении карантина он находился в ненадлежащих условиях заключения, каких-либо убедительных доказательств указанного обстоятельства, а также привлечения Човгал В.А. к работам без оплаты труда в период пребывания в «карантине» свыше двух часов в неделю истцом не предоставлено; в судебном заседании истцом не оспаривалось, что в общежитии № 3 имеются комнаты отдыха, комнаты для хранения продуктов питания и приема пищи, комнаты быта, которые по своему целевому назначению и функциям в целом позволяют удовлетворять потребности осужденных в отдыхе, приеме пищи и прочее. Не оспаривались истцом и доводы Кушниной Е.В. о том, что стирка постельного, нательного белья и верхней одежды производится в дни, утвержденные графиком, при необходимости осужденные могут постирать в общежитии, для сушки белья есть сушильные комнаты. Кроме того, в общежитии имеется комната для просмотра телепередач, есть спортзал;

отсутствие у ИК-** бюджетного финансирования, прямой запрет на отчуждение имущества, является исключительным обстоятельством, затрудняющим обеспечение осужденных умывальниками в достаточном количестве, исполнение требований приказа.

в судебном заседании не нашли своего подтверждения факты несоблюдения норм питания, нарушений его права на просмотр кинофильмов и телепередач, права на прогулку, отдых, занятие спортом;

помещение, в котором проживает истец, не относится к разряду запираемых, свобода передвижения позволяла истцу возможность доступа к естественному свету и свежему воздуху;

приобщенная к материалам дела выписка из амбулаторной карты свидетельствует о том, что в различные периоды Човгал В.А. обращался за медицинской помощью, получал необходимые консультации и лечение. Фактов отказа в оказании истцу медицинской помощи МЧ ИК-4 не установлено.

Указанные выводы суда, положенные в основу решения об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, являются обоснованными и мотивированными.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно руководствовался требованиями Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, положениями Гражданского Кодекса РФ, разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года № 5 « О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ».

Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о неправильности постановленного решения и не влекут его отмену.

Доводы истца не содержат ссылки на какие-либо обстоятельства, которые не учитывались бы судом при разрешении спора. Имеющимся доказательствам судом дана надлежащая оценка в соответствии со ст.67 ГПК РФ.

Довод жалобы о предвзятости суда при рассмотрении спора несостоятелен. В судебном заседании 04.03.2013 года Човгал В.А. присутствовал, давал подробные объяснения, доводы истца судом проверены. Решение суда соответствует требованиям ст. 195, ч.1 ст.196, ч.4 ст. 198 ГПК РФ.

Довод жалобы об отсутствии возможности ознакомиться с протоколом судебного заседания является надуманным. Истцом поданы замечания на протокол судебного заседания от 04.03.2013 года, которые рассмотрены в порядке ст. 232 ГПК РФ, определением суда от 30.04.2013 года отклонены.

Довод жалобы о противоречии выводов суда решению от 02.10.2012 года является необоснованным, поскольку решение Чердынского районного суда Пермского края от 02.10.2012 года о признании бездействия ФКУ ОИК-** ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю само по себе не является безусловным основанием для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

Соглашаясь с решением суда, судебная коллегия исходит из отсутствия в данном конкретном случае совокупности оснований, образующих состав ответственности за причинение морального вреда:

наличие физических или нравственных страданий;

неправомерное действие или бездействие причинителя вреда, умаляющее принадлежащие потерпевшему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления;

наличие причинной связи между неправомерным действием (бездействием) и моральным вредом.

Обращаясь в суд с требованием о взыскании компенсации морального вреда, истец ссылался на то, что указанные им обстоятельства нарушения правил содержания привели к ухудшению состояния его здоровья. Доказательств, подтверждающих заявленные доводы, истцом не представлено.

Довод истца о необоснованности отказа суда в удовлетворении его ходатайства о вызове свидетелей не может быть принят во внимание, поскольку в судебном заседании 04.03.2013 года истец пояснил, что доказательств ухудшения состояния своего здоровья, отказа в предоставлении лекарств у него не имеется. Согласно ч. 1 ст. 69 ГПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Отказывая в иске, суд первой инстанции правильно исходил из того, что данная ситуация не является настолько неудовлетворительной, чтобы приравниваться к нарушению положений ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; в частности, выявленное несоответствие количества умывальников не может свидетельствовать о наличии существенных препятствий в соблюдении истцом правил личной гигиены и причинять ему физические и нравственные страдания высокой степени; согласно доводам истца отсутствие необходимого количества умывальников приводит к скоплению осужденных, но не создает невозможность в соблюдении правил личной гигиены; отбывание наказания не может не сопровождаться определенными ограничениями.

Кроме того, ссылаясь на отсутствие спортзала, в судебном заседании 04.03.2013 года истец пояснил, что в спортзал не ходит, другие осужденные им пользуются; белье в прачечную не сдает, хотя такая возможность имеется; полагал, что у каждого осужденного должен быть свой холодильник.

Довод жалобы о необоснованности выводов суда относительно нормы жилой площади, не свидетельствует о неправильности обжалуемого решения. Суд первой инстанции обоснованно учитывал, что размер жилой площади в 1,5 кв.м. должен рассматриваться в контексте обширной свободы передвижения истца с утра до вечера по значительной по размеру части как самого общежития, так и территории колонии в целом, что позволяет истцу возможность доступа к естественному свету и свежему воздуху, компенсируя истцу относительно малые размеры комнаты, в которой истец проживает ( ночует). Таким образом, указанное обстоятельство основанием к взысканию компенсации морального вреда не является.

Решением Чердынского районного суда от 02.10.2012 года на администрацию ФКУ ОИК-** ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю возложена обязанность по устранению выявленных нарушений. Таким образом, обстоятельства, на которые ссылается истец, отпадут при исполнении указанного решения.

Правовых доводов, влекущих отмену решения, либо опровергающих выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием отмены решения, судом при рассмотрении спора не допущено.

Исходя из изложенного, решение является законным и обоснованным.

Руководствуясь ст.ст. 193, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Чердынского районного суда Пермского края от 04 марта 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Човгала В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-4650
Принявший орган: Пермский краевой суд
Дата принятия: 22 мая 2013

Поиск в тексте