• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 01 февраля 2013 года Дело N 11-1202/2013
 

01 февраля 2013г. Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе: председательствующего судьи Щелокова Ю.Г. судейМалоедовой Н.В., Уфимцевой Т.Д.

при секретареГорнаткиной В.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда в г. Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Проценко С.В. на решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 19 ноября 2012 года и дополнительное решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 30 ноября 2012 года по иску Проценко С.В. к Вязмитинову С.М., администрации г. Магнитогорска о признании недействительным в части договора приватизации, по встречному иску Вязмитинова С.М. к Проценко С.В. о признании иного лица членом семьи нанимателя.

Заслушав доклад судьи Щелокова Ю.Г. об обстоятельствах дела, объяснения представителей истца Проценко СВ. - Сбродовой Е.Л. и Проценко К.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА

Проценко СВ. обратилась в суд с иском к Вязмитинову СВ. о признании недействительным договора приватизации № 340 от 22 марта 2004 г. в части его заключения между Вязмитиновым М.Г. и администрацией г. Магнитогорска, применении последствий недействительности сделки путем признания недействительным свидетельства о праве на наследство по закону на 1/2 доли в праве собственности на квартиру № 50 дома № 141/3а по пр. *** в г. Магнитогорске на имя Вязмитинова СМ., отмене записи о государственной регистрации права, признании права собственности на указанную долю за умершей Таркиной М.П. и включении имущества в наследственную массу. В обоснование заявленных требований указала на то, что ее тетя Таркина М.П. являлась нанимателем жилого помещения, расположенного по адресу: г. Магнитогорск пр. ***, 141/За-50. В сентябре 1990г. на основании заявления Таркиной М.П. в указанной квартире был зарегистрирован Вязмитинов М.Г. без права на жилую площадь. 22 марта 2004г. между администрацией и Таркиной М.П. был заключен договор приватизации квартиры, в который был включен и Вязмитинов М.Г. 09 апреля 2004г. Таркина М.П. умерла, при этом при жизни ею было составлено завещание, согласно которому она, истица, является единственной

1

наследницей. После смерти тети ею было получено свидетельство о праве на наследство только на 1/2 долю в спорной квартире. Считает, что у Вязмитинова М.Г. отсутствовали законные основания для заключения договора приватизации, так как он являлся временным жильцом, членом семьи Таркиной М.П. не являлся и в брачных отношениях с ней не состоял. 22 декабря 2010г. Вязмитинов М.Г. умер и после его смерти наследство принял его сын Вязмитинов СМ., к которому перешло право собственности на 1/2 долю в спорной квартире.

Вязмитинов СМ. исковые требования не признал, предъявил встречный иск о признании Вязмитинова М.Г. членом семьи нанимателя жилого помещения Таркиной М.П. на момент заключения 22 марта 2004г. договора приватизации. В обоснование заявленных требований указал на то, что его отец Вязмитинов М.Г. состоял в фактических брачных отношениях с Таркиной М.П., являвшейся нанимателем спорного жилого помещения. На протяжении 14 лет проживали совместно, вели общее хозяйство, имели общий бюджет, совместно несли расходы по содержанию квартиры и оплате коммунальных услуг. Его отец был зарегистрирован в квартире в качестве члена семьи нанимателя, в связи с чем на законных основаниях с ним был заключен договор приватизации в отношении 1/2 доли в спорном жилом помещении. Ходатайствовал о применении срока исковой давности к требованиям Проценко СВ.

Решением суда Проценко СВ. отказано в удовлетворении исковых требований, встречные исковые требования Вязмитинова СМ. удовлетворены.

Дополнительным решением с Проценко СВ. в пользу Вязмитинова СМ. взысканы судебные расходы.

В апелляционной жалобе Проценко СВ. просит решение суда и дополнительное решение в части взыскания расходов на представителя отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, недоказанность факта вселения Вязмитинова М.Г. в спорную квартиру в качестве члена семьи, необоснованность принятия в качестве доказательств показания свидетелей Вязмитинова, Уринцевой и отказа в принятии показаний свидетелей с ее стороны. Указала на то, что судом не были приняты во внимание доказательства, подтверждающие регистрацию Вязмитинова М.Г. в спорной квартире без права на жилье, то есть заявление Таркиной М.П., поквартирная карточка, завещание. Судом необоснованно, с нарушением закона применен срок исковой давности к заявленным ею требованиям. Также ссылалась на то, что судом в нарушении требований ч. 1 ст. 201 ГПК РФ было принято дополнительное решение о взыскании с нее в пользу ответчика расходов на представителя,

2

/ft

доказательств в подтверждение несения данных расходов ответчиком не представлено.

Истец Проценко СВ., ответчик Вязмитинов СМ. и его представитель, третьи лица о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещены, в суд не явились, причины неявки не сообщили, в связи с чем судебная коллегия на основании ст. ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса РФ признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как установлено материалами дела, Таркина М.П. являлась нанимателем квартиры, расположенной по адресу: г. Магнитогорск пр. ***, 141/За-50, по заявлению нанимателя от 03 сентября 1990г. в квартире был зарегистрирован Вязмитинов М.Г., 16 марта 2004г. Проценко В.П., действовавший по доверенности от имени Таркиной М.П., и Вязмитинов М.Г. обратились в администрацию г. Магнитогорска с заявлением о передачи им в долевую собственной указанной квартиры, 22 марта 2004г. был заключен договор приватизации, согласно которому в долевую собственность Таркиной М.П. и Вязмитинова М.Г. была передана квартира № 50 в доме № 141/За по пр. *** в г. Магнитогорске, 31 марта 2004г. выданы свидетельства о государственной регистрации права. 09 апреля 2004г. Таркина М.П. умерла, после ее смерти, на основании завещания Проценко СВ. стала собственником 1/2 доли в спорной квартире. 22 декабря 2010г. умер Вязмитинов М.Г., после его смерти Вязмитинов СМ. стал собственником 1/2 доли в спорной квартире.

Указанные обстоятельства подтверждаются обменным ордером (л.д. 35), поквартирной карточкой (л.д. 29-31), заявлением от 03.09.1990 г. (л.д. 8), заявлением от 16.03.2004 г. (л.д. 34), доверенностью от 10.03.2004 г. (л.д. 33), договором приватизации (л.д. 32), свидетельствами о государственной регистрации права Таркиной М.П. и Вязмитинова М.Г. (л.д. 17, 18), свидетельствами о смерти Таркиной М.П. и Вязмитинова М.Г. (л.д. 19, 43), завещанием (л.д. 20), свидетельствами о праве на наследство (л.д. 21, 42), свидетельствами о государственной регистрации права Проценко СВ. и Вязмитинова СМ. (л.д. 22, 44).

Согласно ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех

3

in

совершеннолетних членов своей семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

В соответствии со ст. 53 Жилищного кодекса РСФСР к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Как разъяснено в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и иных лиц, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользованиям и тому подобное.

Для признания других родственников членами семьи нанимателя требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы). В случае спора факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию может быть подтвержден любыми доказательствами (ст. 55 ГПК РФ).

Разрешая спор, судом было установлено, что Вязмитинов М.Г. в квартиру № 50 дома № 141/За по пр. *** в г. Магнитогорске был вселен Таркиной М.П. в сентябре 1990г. в качестве своего сожителя, на протяжении более 13 лет проживали совместно. Давая оценку сложившимся между Вязмитиновым М.Г. и нанимателем Таркиной М.П. взаимоотношениям, длительности их совместного проживания, исходя из имеющихся в деле доказательств, суд правильно пришел к выводу о том, что фактически между Вязмитиновым М.Г. и Таркиной М.П. имели место семейные отношения, в силу чего Вязмитинов М.Г. приобрел равное с нанимателем Таркиной М.П. право пользования спорной квартирой, а соответственно и право на участие в ее приватизации. Об этом

4

свидетельствуют и те факты, что в заявлении на прописку (л.д. 8) Таркина М.П. указывала Вязмитинов М.Г. своим сожителем, в течение всего времени совместного проживания требований о его выселении не заявляла и не возражала против его включения в договор приватизации спорной квартиры. Само по себе указание в заявлении на прописку «без права на жилье» не свидетельствует о том, что у Вязмитинова М.Г. не возникло впоследствии равное с нанимателем право пользования спорным жилым помещением.

В апелляционной жалобе Проценко СВ. ссылается на то, что Вязмитинов М.Г. был вселен в качестве временного жильца. Данные доводы судебная коллегия находит несостоятельными. Как видно из содержания заявления на прописку, Таркина М.П. вселяла Вязмитинова М.Г. не в качестве временного жильца, а в качестве своего сожителя. Также материалы дела не содержат никаких доказательств наличия между Таркиной М.П. и Вязмитиновым М.Г. какого-либо соглашения о порядке пользования Вязмитиновым М.Г. спорной жилой площадью (временно - на определенный срок, либо по договору поднайма).

Доводы апелляционной жалобы о неправильной оценке судом показаний допрошенных свидетелей не могут служить основанием к отмене судебного решения, поскольку эти доводы фактически относятся к переоценке установленных судом обстоятельств, которым судом дана надлежащая оценка и с которой соглашается судебная коллегия. Оснований для переоценки этих доказательств суд апелляционной инстанции не находит.

Правомерным является и вывод суда первой инстанции о том, что истицей Проценко СВ. пропущен срок исковой давности для оспаривания договора приватизации спорной квартиры, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных ею требований.

В апелляционной жалобе Проценко СВ. ссылается на неправильное исчисление судом срока исковой давности, что на ее требования распространяются правила ст. 181 ГК РФ, предусматривавшие срок исковой давности в 10 лет. Данные доводы не могут быть приняты коллегией во внимание, так как они основаны на неправильном толковании норм права.

В соответствии с п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса РФ в редакции Федерального закона № 51-ФЗ от 30 ноября 1994 года (в первоначальной редакции) иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

Федеральный закон от 21 июля 2005 года № 109-ФЗ, которым внесено изменение в п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса РФ об установлении

5

lot

трехгодичного срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, вступил в силу с момента его опубликования 26 июля 2005 года в Российской газете. Указанным законом было предусмотрено, что установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Таким образом на заявленные после 26 июля 2005г. требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки, имевшей место в 2004г., применятся трехлетний срок исковой давности.

Законным и обоснованным является и дополнительное решение, принятое судом по заявлению Вязмитинова СМ. о взыскании судебных расходов. Оно соответствует требованиям статей 98 и 100 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Доводы апелляционной жалобы о том, что дополнительное решение о взыскании с нее в пользу ответчика расходов на представителя судом было принято в нарушении требований ч.1 ст. 201 ГПК РФ, нельзя признать обоснованными.

В силу п. 3 чЛ ст. 201 Гражданского процессуального кодекса РФ суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле принять дополнительное решение в случае, если судом не разрешен вопрос о судебных расходах.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении», вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен лишь до вступления в законную силу решения суда по данному делу и такое решение вправе вынести только тот состав суда, которым было принято решение по этому делу (ч.2 ст. 201 ГПК РФ).

Учитывая, что ответчиком (истцом) Вязмитиновым СМ. были понесены судебные расходы, в связи с рассмотрением данного спора, решение суда принято в его пользу, то суд первой инстанции правомерно произвел взыскание расходов связанных с оплатой госпошлины в сумме *** руб. и оплатой услуг представителя в сумме *** руб. Выводы суда мотивированы и соответствуют материалам дела.

6

Не могут служить основанием для отмены дополнительного решения и доводы жалобы об отсутствии доказательств, подтверждающих несение ответчиком судебных расходов, так как ответчиком в подтверждение понесенных им судебных расходов были представлены договор на оказание юридических услуг (л.д. 139), квитанции (л.д.65, 138).

Суд правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, и разрешил спор в соответствии с требованиями закона. Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения суда первой инстанции, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА

Решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 19 ноября 2012 года и дополнительное решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 30 ноября 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Проценко С.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

7




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-1202/2013
Дата принятия: 01 февраля 2013

Поиск в тексте