• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 31 января 2013 года Дело N 11-1477/2013
 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Скрябиной СВ.,

судейМетелевой Г.Н., Лутфуллоевой P.P.,

при секретареПоповой И.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 31 января 2013 года в г. Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда РФ в Ленинском районе г. Челябинска на решение Ленинского районного суда г. Челябинска от 9 ноября 2012 года.

Заслушав доклад судьи Скрябиной СВ. об обстоятельствах дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Нестеров В.М. обратился в суд с иском к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда РФ в Ленинском районе г. Челябинска и с учетом уточнений просил признать незаконным решение ответчика об отказе ему в назначении досрочной трудовой пенсии по старости по подпункту 2 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», требовал возложить на ответчика обязанность включить в его трудовой стаж для досрочного пенсионного обеспечения периоды работы с 8 апреля 1985 года по 27 июня 1994 года в качестве старшего инженера по буровым работам, начальника участка буровых работ, главного инженера в полевой геологоразведочной экспедиции № 37 Степного производственного геологоразведочного объединения, впоследствии переименованного в Казахстанское государственное геологическое предприятие «Степгеология», преобразованного в Акционерное общество «Степное геологическое предприятие». Также просил возложить обязанность назначить ему пенсию с 26 февраля 2012 года, то есть с момента достижения им 55-летнего возраста.

В судебное заседание Нестеров В.М. не явился, его представитель Хатипов Д.Р. требования своего доверителя поддержал, указав, что истцом представлена уточняющая справка, выданная его работодателем в период действия трудового договора, подтверждающая наличие у истца права на досрочное пенсионное обеспечение.

Представитель ответчика иск не признала, суду пояснила, что

справка, предоставленная истцом, не может быть принята во внимание при определении у него права на досрочную пенсию, так как выдана задолго до расторжения трудового договора. Поэтому следует полагать, что доказательств, свидетельствующих о полной занятости истца на геологоразведочных работах в полевых условиях, им не представлено.

Решением суда требования Нестерова В.М. были удовлетворены. Решение ответчика об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости было признано незаконным. В специальный стаж для назначения пенсии включен период с 8 апреля 1985 года по 27 июня 1994 года, возложена обязанность по назначению пенсии с 26 февраля 2012 года, по достижению истцом 55-летнего возраста.

Ответчик в апелляционной жалобе требует отмены судебного решения, при этом ссылается на те же доводы, что и в обоснование возражений на заявленный иск, указывая, что характер работы истца в спорный период документально не подтвержден.

Представитель ответчика в судебное заседание суда апелляционной инстанции при надлежащем извещении не явился, о причине неявки не сообщил, в связи с чем судебная коллегия признала возможным в соответствии со статьями 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса РФ рассмотреть дело в его отсутствие.

Выслушав пояснения истца Нестерова В.М., его представителя Хатикова Д.Р., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с частью первой статьи 327_1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Подпунктом "б" пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 18 июля 2002 года № 537 "О списках производств, работ, профессий и должностей, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", предусмотрено, что при досрочном назначении трудовой пенсии по старости работникам,

занятым на работах с тяжелыми условиями труда, применяется Список № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, утвержденный Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года № 10.

При этом время выполнявшихся до 1 января 1992 года работ, предусмотренных Списком № 2 производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 года № 1173, засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, наравне с работами, предусмотренными Списком № 2 от 26 января 1991 года№ 10.

Списком № 2, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 года № 1173, были предусмотрены буровые мастера (бурильщики), а также инженерно-технические работники экспедиций, партий, отрядов, участков и полевых баз, занятые на геологоразведочных и поисковых работах (раздел II «Геологоразведочные работы (поверхностные)»).

Согласно подпункту 6 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» досрочная трудовая пения по старости назначается мужчинам по достижении возраста 55 лет, женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет в экспедициях, партиях, отрядах, на участках и в бригадах непосредственно на полевых геологоразведочных, поисковых, топографо-геодезических, геофизических, гидрографических, гидрологических, лесоустроительных и изыскательских работах и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 лет и 20 лет.

Исходя из приведенной нормы закона, право на досрочную трудовую пенсию по старости предоставляется работникам независимо от того, в какой профессии или должности они заняты на выполнении соответствующих видов работ, в штате какой организации они значатся. Главным является подтверждение условий, определенных законодательством: занятость на геологоразведочных, поисковых, топографо-геодезических,геофизических, гидрографических,

гидрологических, лесоустроительных и изыскательских работах; непосредственное выполнение этих работ в полевых условиях; выполнение предусмотренных работ в составе экспедиции, партии, отряда, бригады или участка.

В соответствии с Порядком подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, утвержденным приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 31 марта 2011 года № 258н, периоды работы, дающей право на досрочное

назначение трудовой пенсии по старости, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 01 апреля 1996 года № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» подтверждаются документами, выдаваемыми работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами (пункт 3).

В справках, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами, в случаях, предусмотренных законодательством, указываются сведения о периодах геологоразведочных,поисковых, топографо-геодезических,

геофизических, гидрографических, гидрологических, лесоустроительных и изыскательских работ в экспедициях, партиях, отрядах, на участках и бригадах непосредственно в полевых условиях (пункт 5).

При рассмотрении спора судом первой инстанции было установлено, что Нестеров В.М. 2 июня 1981 года был зачислен в партию 37-го Степного ПГО в качестве бурильщика механического бурения скважин, 1 июля 1981 года назначен буровым мастером второй категории, 8 апреля 1985 года был назначен и.о. старшего инженера по буровым работам, 1 июня 1985 года переведен на должность старшего инженера по буровым работам, 1 апреля 1986 года назначен начальником участка буровых работ , 24 августа 1989 года - и.о. главного инженера, а 1 декабря 1989 года утвержден в должности главного инженера, 26 октября 1994 года уволен из экспедиции. При этом 1 февраля 1984 года партия-37 была переименована в экспедицию-37 согласно приказу ПГО «Степное» от 23 января 1984 года № 14 (л.д. 18-21).

Из материалов дела следует, что Нестеров В.М. 24 февраля 2012 года обратился в Государственное учреждение Управление Пенсионного фонда РФ в Ленинском районе г. Челябинска с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (л.д. 33-35).

Решением ответчика от 24 мая 2012 года Нестерову В.М. было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием специального стажа требуемой продолжительности (л.д. 9).

Как следует из протокола заседания Комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан № 565 от 24 мая 2012 года, страховой стаж Нестерова В.М. составил 32 года 27 дней, специальный стаж для досрочного пенсионного обеспечения определен в 5 лет 9 месяцев 6 дней, что недостаточно для назначения досрочной трудовой пенсии по старости (л.д. 10-16).

При этом в специальный стаж истца не были включены периоды работы с 08 апреля 1985 года по 31 марта 1986 года в качестве старшего

инженера по буровым работам, с 1 апреля 1986 года по 23 августа 1989 года в качестве начальника участка буровых работ, с 24 августа 1989 года по 26 октября 1994 года в качестве главного инженера в геологоразведочной экспедиции № 37 Степного производственного геологического объединения.

Установив, что в спорный период времени Нестеров В.М. постоянно в течение полного рабочего дня был занят на работах в полевых условиях, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необоснованности принятого ответчиком решения об исключении оспариваемых периодов работы из специального стажа и об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о недоказанности факта работы в спорный период времени в полевых условиях не могут быть приняты во внимание.

Как следует из трудовой книжки истца (л.д. 18-21), справки Казахстанского государственного геологического предприятия «Степное» от 27 июня 1994 года (л.д. 17), архивной справки от 27 апреля 2012 года (л.д. 37) в спорный период времени истец был занят в производстве полный рабочий день в полевых условиях с выплатой полевого довольствия за полевые условия труда.

При этом в справке, выданной истцу 27 июня 1994 года, указано основание ее выдачи - архивные книги приказов, ведомости начисления заработной платы, карточка формы Т-2.

Иные документы по основной (производственной) деятельности Степного производственного геологического объединения о характере работы истец предоставить не имеет возможности в связи с ликвидацией предприятия и отсутствием их в архиве.

Следует также отметить, что при разрешении пенсионных споров необходимо учитывать принципы правовой справедливости и равенства, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации как правовом и социальном государстве, в том числе права на социальное обеспечение (в частности, пенсионное обеспечение), по смыслу статей 1, 2, 6 (часть 2), 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (часть 1) Конституции Российской Федерации, предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения. Это, как и точность и конкретность правовых норм, которые лежат в основе соответствующих решений правоприменителей, включая суды, необходимо для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

В соответствии с Положением о порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий в РСФСР, утвержденным приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 4 октября 1991 года № 190, которое действовало в период выдачи истцу справки его работодателем, документы, представляемые для подтверждения трудового стажа, должны были быть подписаны руководителями предприятий, организаций (кадровых служб) и заверены печатью.

Записи в трудовой книжке должны были быть оформлены в соответствии с требованиями Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, действовавшей на момент заполнения и внесения данной записи (пункт 4.1). В подтверждение трудового стажа принимались только те сведения о периодах работы, которые внесены в трудовые книжки на основании документов. Справки о периодах работы должны были также содержать основание их выдачи. Справки предприятий, учреждений, организаций и колхозов, выданные работнику своевременно, при увольнении с работы, в которых не имелось основание их выдачи, могли приниматься в подтверждение трудового стажа (пункт 4.2).

Доводы ответчика о том, что справка Казахстанского государственного геологического предприятия «Степное» от 27 июня 1994 года не может быть принята во внимание только по той причине, что выдана не в день увольнения, не являются состоятельными.

Несмотря на то, что в трудовой книжке истца содержится запись об его увольнении 26 октября 1994 года с должности главного инженера геологоразведочной экспедиции № 37 Степного производственного геологического объединения, Нестеров В.М. не претендовал на включение в специальный стаж периода с 28 июня по 26 октября 1994 года.

Учитывая, что в течение всего спорного периода работы истцу выплачивалось полевое довольствие, отвлечений от работы он не имел, что подтверждено справками от 27 июня 1994 года и 27 апреля 2012 года, не доверять которым оснований не имеется, факт работы Нестерова В.М. в полевых условиях при полной занятости является подтвержденным.

Отсутствие документов в архиве по основной производственной деятельности не может служить основанием для отказа в удовлетворении требований, поскольку ответчик не представил доказательств, что истец не работал на полевых геологоразведочных работах в течение полного рабочего дня, а занимался другими работами, не предусмотренными подпунктами 2 и 6 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ».

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что нарушений норм материального права при разрешении спора судом допущено не было, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Оснований для отмены или изменения решения

суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328-329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г. Челябинска от 9 ноября 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда РФ в Ленинском районе г. Челябинска - без удовлетворения.

Председательствующи

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-1477/2013
Дата принятия: 31 января 2013

Поиск в тексте