• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 февраля 2013 года Дело N 11-1554/2013
 

8 февраля 2013 г. судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего судьи Хан Р.А.,

судейОнориной Н.Е., Савельевой Л.А.,

при секретареУсовой А.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Челябинске дело по апелляционным жалобам Шунайловой Г.М., Пановой Е.Н. на решение Советского районного суда г. Челябинска от 26 сентября 2012 г.

Заслушав доклад судьи Хан Р.А. об обстоятельствах дела и доводах жалоб, объяснения Шунайловой Г.М. и ее представителя Андреевой И.Д., представителя Пановой Е.Н. Черняк А.А., поддержавших доводы своих жалоб, судебная коллегия

установила:

Шунайлова Г.М. обратилась в суд с иском к Пановой Е.Н., администрации Советского района г. Челябинска, администрации г. Челябинска, в котором после уточнения исковых требований просила о признании права собственности на самовольную постройку - мансарду.

В обоснование исковых требований указала, что она является собственником 2\3 доли жилого дома № 42\11 по ул. ***\*** в г. Челябинске, сособственником данного дома также является Панова Е.Н. (1\3 доля). За счет собственных средств на принадлежащем ей на праве собственности земельном участке она произвела надстройку над своей частью дома, которая соответствует градостроительным требованиям и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц. В связи с этим просила признать за ней право собственности на возведенную мансарду площадью 209,2 кв. м и определить общую площадь жилого дома в 425,2 кв. м (т. 2 л.д. 155-156).

Ответчик Панова Е.Н. иск не признала, обратилась к Шунайловой Г.М. со встречным иском, в котором после уточнения исковых требований просила о признании реконструкции дома незаконной и приведении дома в прежнее состояние; обязании изменить конструкцию водостока бани; сносе части забора непосредственно перед окном жилой комнаты Пановой Е.Н.

В обоснование заявленных требований Панова Е.Н. указала, что Шунайлова Г.М. без ее согласия и с нарушением строительных норм и

правил возвела над своей частью дома мансарду, которая опирается на крышу части дома Пановой Е.Н. и может повлечь обрушение крыши и деформацию самого строения. После возведения мансарды на крыше ее части дома скапливается снег. Баня Шунайловой Г.М. возведена с нарушением минимального отступа 1 м, в связи с чем дым из трубы бани будет попадать в окна комнат Пановой Е.Н. Кроме этого, водосток бани устроен таким образом, что все осадки попадают на участок Пановой Е.Н. В 2010 г. Шунайлова Г.М. вплотную к ее (Пановой Е.Н.) части дома установила забор, полностью перекрыв доступ света к окну жилой комнаты (т. 1 л.д. 158).

В судебном заседании Шунайлова Г.М. и ее представитель Андреева И.Д. свои требования поддержали, встречный иск не признали.

Представитель ответчика Пановой Е.Н. Буняева А.С. поддержала встречные требования.

Ответчики Панова Е.Н., администрация Советского района г. Челябинска, администрация г. Челябинска, третьи лица Росреестр, ОГУП «Обл.ЦТИ» в судебное заседание не явились.

Решением суда первоначальные требования Шунайловой Г.М. удовлетворены, за ней признано право собственности на мансарду площадью 209,2 кв. м, признано считать общую площадь жилого дома 425,2 кв. м, встречные требования Пановой Е.Н. удовлетворены частично, на Шунайлову Г.М. возложена обязанность демонтировать часть своего забора из профнастила, находящегося напротив окна жилой комнаты Пановой Е.Н., в удовлетворении остальной части встречных требований Пановой Е.Н. отказано.

В апелляционной жалобе Шунайлова Г.М. просит отменить решение суда в части удовлетворения встречных требований Пановой Е.Н., ссылаясь на то, что вопрос о сносе забора был предметом рассмотрения по ранее рассмотренному делу, по которому в сносе забора Пановой Е.Н. было отказано. Помимо этого указала, что прав Пановой Е.Н. не нарушала, поскольку установила забор в границах своего земельного участка.

В апелляционной жалобе Панова Е.Н. просит отменить решение суда в части удовлетворения первоначального иска и отказа во встречном иске, ссылаясь на то, что мансарда является самовольной постройкой, ее узаконение без раздела дома в натуре невозможно. Полагает, что оставленная часть спорного забора Шуйналовой Г.М. закрывает доступ к общедомовому газовому оборудованию, находящемуся на участке Шунайловой Г.М.

Стороны, третьи лица о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещены, в суд не явились, Панова Е.Н. обеспечила явку своего представителя, в связи с чем, судебная коллегия на основании ст. 327 ГПК РФ признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как установлено судом, Шунайлова Г.М. является собственником 2\3 жилого дома № 11Y42, расположенного по адресу: г. Челябинск, ул. ***\***. Собственником данного дома является также Панова Е.Н. в 1\3 доле.

Шунайлова Г.М. за свой счет возвела надстройку над своей частью дома с согласия Пановой Е.Н., что подтверждается письмом последней от 2 июня 2008 г. на имя главы г. Челябинска, в котором Панова Е.Н. указала, что она не возражает против реконструкции 2\3 долей жилого дома, принадлежащих Шунайловой Г.М. (т. 1 л.д. 207).

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 19 апреля 2010 г. Шунайловой Г.М. принадлежит на праве собственности земельный участок с кадастровым номером *** площадью 708 кв. м, расположенный по указанному адресу для эксплуатации части индивидуального жилого дома (т. 1 л.д. 8).

Кроме этого, Шунайловой Г.М. в аренду на 49 лет предоставлен земельный участок с кадастровым номером *** площадью 73 кв. м для эксплуатации части индивидуального жилого дома на основании распоряжения администрации Советского района г. Челябинска от 5 октября 2010 г. № 1085, 7 октября 2010 г. с ней заключен договор долгосрочной аренды земельного участка, право аренды зарегистрировано в ЕГРП 8 ноября 2010 г. (т. 2 л.д. 102, 238).

Ссылаясь на то, что мансарда возведена над принадлежащей ей частью жилого дома, без получения разрешения на реконструкцию, однако данная постройка не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан, Шунайлова Г.М. обратилась в суд с рассматриваемым иском.

Удовлетворяя исковые требования Шунайловой Г.М., суд первой инстанции исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество,

созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Пунктом 3 данной статьи определено, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10\22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. С этой целью суд при отсутствии необходимых заключений компетентных органов или при наличии сомнения в их достоверности вправе назначить экспертизу по правилам процессуального законодательства.

Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

Если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.

Исследовав и оценив в порядке ст. 67 ГПК РФ имеющиеся в деле доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что спорный объект расположен в пределах земельного участка, отведенного Шунайловой Г.М. для эксплуатации части индивидуального жилого дома, данный объект соответствуют градостроительным и строительным нормам и правилам, а также не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

При этом в качестве доказательств соответствия спорного объекта требованиям градостроительных, строительных норм и правил, условиям безопасности эксплуатации судом приняты во внимание санитарно-эпидемиологическое заключение ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Челябинской области» (т. 1 л.д. 25-26), техническое заключение ОАО Институт «Челябинский Промстройпроект» (т. 1 л.д. 18-24), заключение судебной строительно-технической экспертизы от 2 августа 2012 г.. выполненной ФБУ Челябинская лаборатория судебной экспертизы (т. 2 л.д. 37-69).

Согласно данному экспертному заключению занимаемые сторонами части жилого дома по первому этажу соответствуют фактически сложившемуся порядку пользования домом. Мансардный этаж под литерой А площадью 209,2 кв. м расположен непосредственно над частью первого этажа жилого жома, занимаемой Шунайловой Г.М., расположенной в пределах отведенного для этих целей земельного участка. Мансарда соответствует строительным, санитарным, градостроительным и пожарным нормам и правилам. Возведение мансарды не повлияло на устойчивость и надежность данного жилого дома, не повлекло повреждение его конструктивных элементов.

Кроме этого, суд принял во внимание мнение администрации Советского района г. Челябинска (письмо от 11 июля 201 1 г. № ш-566) о том, что администрация района не возражает в узаконении самовольно возведенного (лит А), расположенного на земельном участке заинтересованного лица в установленном законом порядке, при условии получения положительного заключения Главного управления архитектуры и градостроительства, технического заключения проектной организации и согласия сособственников жилого дома (т. 1 л.д. 34).

С учетом изложенного суд обоснованно удовлетворил исковые требования и признал право собственности Шунайловой Г.М. на мансарду.

Не находит судебная коллегия нарушений и в выводе суда о необоснованности требований Пановой Е.Н. о понуждении Шунайловой Г.М. к изменению конструкции водостока бани, поскольку судом было установлено, что переувлажнению грунтового основания части фундамента основного строения лит. А1 со стороны ул. *** (часть дома Пановой

5

Е.Н.) способствовали: наличие канавы, расположенной вдоль фундамента, и устройство монолитной бетонной ленты в районе калитки в полисадник, которая стала препятствовать отводу атмосферной влаги из указанной канавы.

Удовлетворяя требование Пановой Е.Н. о сносе части забора Шунайловой Г.М., суд исходил из доказанности факта нарушений Шунайловой Г.М. прав Пановой Е.Н. Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Судом было установлено, что в результате возведения Шунайловой Г.М. забора из профнастила в непосредственной близости от окна помещения № 14 пристроя под литером А4, занимаемого Пановой Е.Н., единственное окно комнаты оказалось практически полностью перекрытым и не имеет естественного освещения.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что возведенный Шунайловой Г.М. забор из профнастила препятствует пользованию имуществом, принадлежащим Пановой Е.Н. на праве собственности, чем нарушаются ее права и законные интересы.

Доводы Шунайловой Г.М. в апелляционной жалобе о том, что суд удовлетворил требование Пановой Е.Н. о демонтаже забора, однако данный вопрос был предметом рассмотрения по ранее рассмотренному делу № ***, по которому в иске Пановой Е.Н. об истребовании земельного участка, сдвижении забора от стены жилого дома было отказано, отклоняются. Решением Советского районного суда г. Челябинска от 6 июля 2010 г. по делу № *** Пановой Е.Н. было отказано в иске к Шунайловой Г.М. о переносе забора протяженностью 8,83 м, который начинался от правой межи и заканчивался за «правым углом» пристройки литера А4 Пановой Е.Н. Тогда как предметом спора по настоящему делу является забор, продленный Шунайловой Г.М. вдоль пристройки лит. А4 и до пристройки лит. А2 со смещением практически вплотную в сторону пристроя лит. А4, общей протяженностью 16,17 м (т. 1 л.д. 13, 85).

Ссылки Шунайловой Г.М. на то, что спорный забор расположен в границах земельного участка, принадлежащего ей на праве собственности, не могут быть приняты во внимание, поскольку свободное осуществление

собственником своих прав не должно нарушать прав и законных интересов других лиц (п. 3 ст. 209 ГК РФ). В данном же случае установлено, что возведение металлического забора вдоль окна комнаты Пановой Е.Н. ограничивает правомочие последней по пользованию принадлежащим ей на праве собственности имуществом.

Не находит судебная коллегия оснований и для удовлетворения апелляционной жалобы Пановой Е.Н.

Доводы Пановой Е.Н. о том, что возлагая на Шунайлову Г.М. обязанность демонтировать часть забора, суд не учел, что требование о демонтаже забора было обосновано не только нарушением инсоляции, но и необходимостью обеспечения ей (Пановой Е.Н.) доступа к запорному газовому оборудованию (газовому крану), находящемуся за этим забором, не могут повлечь отмену решения суда. Как видно из искового заявления Панова Е.Н. просила суд обязать Шунайлову Г.М. демонтировать часть забора, возведенного непосредственно перед окном ее дома (т. 1 л.д. 158), что и было сделано судом. Что касается необходимости сноса спорного забора для обеспечения Пановой Е.Н. доступа к газовому крану, то из материалов дела следует, что газопровод низкого давления от места врезки в наземный газопровод ОАО «Челябинскгоргаз» до ввода в дом № 42 по ул. *** находится на балансе частного лица Шунайловой Г.М. В соответствии со схемой разграничения балансовой принадлежности газопровода газовый кран находится на внешней стороне дома в той его части, которая принадлежит на праве собственности Шунайловой Г.М., причем вдали от местоположения спорного забора. Требование о предоставлении права доступа к газовому крану Пановой Е.Н. не заявлялось при рассмотрении настоящего дела. В связи с чем, данный довод жалобы судом апелляционной инстанции отклоняется.

Ссылки на то, что суд признал за Шунайловой Г.М. право собственности на мансарду, надстрой которой увеличивает общую площадь дома, при этом требование о разделе дома, как основания возникновения отдельного объекта права, Шунайловой Г.М. не заявлялось, не могут повлечь отмену решения суда. Установлено, что дом по ул. № 42\1 1 по ***\*** состоит из двух изолированных частей, каждая с отдельным входом; мансарда осуществлена непосредственно над частью первого этажа дома, занимаемой Шунайловой Г.М., за счет средств последней, против чего Панова Е.Н. не возражала; земельный участок, примыкающий к дому, между сторонами разделен. Сама мансарда, как неотъемлемая часть дома, самостоятельным объектом права не является. Признание за Шунайловой Г.М. права собственности на мансарду в силу п. 1 ст. 218 ГК РФ направлено на закрепление лица, создавшего неотделимое улучшение, и имеет правовое значение для перераспределения долей в реконструированном объекте, и разделе дома в натуре. При таких

обстоятельствах считать, что признание права собственности на мансарду за Шунайловой Г.М. привело к нарушению прав Пановой Е.Н., оснований не имеется.

Доводы Пановой Е.Н. о том, что согласно акту обследования земельного участка от 13 августа 2011 г., составленному некоммерческим партнерством «Объединение научных, проектных, конструкторских, технологических и изыскательских организаций Челябинской области «Стройпроект» (т. 2 л.д. 228-237) под жилым домом отсутствует земельный участок, принадлежащий Шунайловой Г.М. на праве собственности (часть земли под домом находится на праве аренды, часть не оформлена), не могут быть учтены. Как было установлено судом, в собственности Шунайловой Г.М. находится земельный участок площадью 708 кв. м, в аренде -земельный участок площадью 73 кв. м для эксплуатации части жилого дома по ул. ***\***, д. 42\11. Согласно заключению эксперта ЛСЭ мансардный этаж расположен непосредственно над частью 1 этажа жилого дома, занимаемой Шунайловой Г.М., при этом указанная часть 1 этажа жилого дома расположена в пределах отведенного для этих целей земельного участка (т. 2 л.д. 40). Кроме этого, частичное расположение части дома Шунайловой Г.М. на муниципальном земельном участке, расположенном со стороны ул. ***, при том, что часть дома Пановой Е.Н. находится по ул. ***, не может быть расценено в качестве доказательства нарушения земельных прав Пановой Е.Н.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Челябинска от 26 сентября 2012 г. оставить без изменения, а апелляционные жалобы Шунайловой Г.М., Пановой Е.Н. - без удовлетворения.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-1554/2013
Дата принятия: 08 февраля 2013

Поиск в тексте