• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 февраля 2013 года Дело N 22-1233/2013
 

г.Челябинск 26 февраля 2013года

Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего - судьи Жилова А.Н., судей Терещенко О.Н., Антоновой Е.Ф., с участием прокурора Бочкаревой Г.В., осуждённого Моисеенко В.А., адвоката Гавриловой О.А., при секретаре Дашкевич Т.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению помощника прокурора Ленинского района г.Магнитогорска Челябинской области Икрянниковой Н.В., кассационной жалобе адвоката Гавриловой О.А. на приговор Ленинского районного суда г.Магнитогорска Челябинской области от 18 декабря 2012 года, которым

МОИСЕЕНКО В.А., родившийся **** года в г.****, не судимый,

-осужден по ч. 1 ст. 322.1 УК РФ в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07 марта 2011 года к штрафу в размере 100000 рублей в доход государства;

САФОНОВ О.В., родившийся **** года в г.****, не судимый,

-осужден по по ч. 1 ст. 322.1 УК РФ в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07 марта 2011 года к штрафу в размере 100000 рублей в доход государства.

Решен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Терещенко О.Н., изложившей содержание приговора, доводы кассационных представления, жалобы адвоката, выступления прокурора Бочкаревой Г.В., поддержавшей кассационное

2

представление, осужденного Моисеенко В.А. и адвоката Гавриловой О.А., поддержавших кассационную жалобу, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Моисеенко В.А. и Сафонов О.В. осуждены за организацию незаконной миграции, то есть организацию незаконного пребывания иностранных граждан в Российской Федерации. Преступление совершено в период с 01 января 2009 года по 03 октября 2011 года в г.Магнитогорске Челябинской области.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора ввиду нарушения положений ст. 297 УПК РФ, несправедливостью наказания. Обращается внимание на то, что судом недостаточно полно мотивирована квалификация действий Моисеенко В.А. и Сафонова О.В. Автор кассационного представления полагает, что судом необоснованно исключен квалифицирующий признак: совершение преступления организованной группой. Организованность выражалась наличием заранее разработанного плана совершения преступления с определением места его совершения, времени и способе, распределением функций при подготовке к совершению и при совершении преступления, наличием единой цели на получение незаконной материальной выгоды от организации незаконного пребывания иностранных граждан. Устойчивость выражалась в том, что организованная группа действовала в течение определенного времени, при помощи связей с представителями государственной службы.

В кассационной жалобе адвокат Гаврилова О.А. не соглашается с приговором суда, просит его отменить, уголовное преследование в отношении Моисеенко прекратить. Полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на неустранимых противоречиях. Считает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, полученные с нарушением требований ст. 190 УПК РФ. А именно, показания свидетелей стороны обвинения, которые они давали в ходе предварительного расследования и изложенные идентичным текстом: К.Л.А., К.М.В., Н.Т.А., С.И.А., Т.Т.Д., К.Т.Н., М.Т.М., Т.Т.С., Ш.М.К., Ж.У.К., М.Т.К., Ж.Э.К., А.Р.Р., М.М.М., О.Т.С., А.У.А., Ш.И.Д., Э.М.М., С.О.С., Н.Л.В., К.А.А., Г.И.В., А.Д.Х., В.(С.)Т.Н., З.Е.В., Д.С.П..

Автор жалобы анализируя показания свидетелей Г.Т.В., П.Н.А., К.А.А., З.Е.В., Н.Т.А., К.М.В., А.Н.Ю., Д.С.П., С.И.А., К.Е.Е., М.Р.Р., Б.Т.Н., Г.И.В., Н.Л.И., Щ.А.В., В., О., М.К.С. об оплате принимающей стороне денежных средств за проживание, считает, что выводы суда в

приискании Моисеенко принимающей стороны, готовой формально выступить в данном качестве, необоснованные и ничем не подтверждены.

Обращает внимание, что факт сдачи самим Моисеенко своего жилья иностранным гражданам, которые обращались непосредственно к нему, подтвержден налоговыми декларациями, представленными им за 2010-2011 годы, показаниями свидетелей С.О.С., Н.Л.И., Б.В.А., Ш.А.В..

Об условиях оплаты за проживание стороны договаривались сами, прейскурант цен не содержит также информации о ценах за предоставление жилья.

Считает, что доказательств того, что иностранные граждане оплачивали за приискание принимающей стороны в Агентство 1 ООО рублей, обвинением не представлено. В ходе судебного заседания установлено, что денежные средства которые платились иностранными гражданами в Агентство были оплатой за услуги по оформлению документов, переводу, снятию копий, оплатой госпошлины. 350 рублей в стоимость Агентства не входили.

Полагает, что доказательств наличия умысла у Моисеенко В.А. на совершение данного преступления в ходе судебного разбирательства не добыто. Судом не установлены мотив и цели инкриминируемого Моисеенко В.А. преступления.

Поэтому полагает, что выводы суда в приискании Моисеннко принимающей стороны готовой формально выступить в данном качестве необоснованные и ничем не подтверждены.

Полагает, что выводы суда о том, что доводы подсудимого Моисеенко о том, что ряд иностранных граждан указанных в обвинении в квартире его матери по ул.**** 12-189 не были зарегистрированы надуманы, опровергаются уведомлениями о прибытии этих иностранных граждан в место пребывания адресу, которые были изъяты в УФМС и обозревались в судебном заседании. Доводы Моисеенко основаны на этих сведениях.

Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание показания Моисеенко, а также ряд доказательств.

Так, гражданку К. Моисеенко вообще не знает.

Иностранные граждане: Б.М.Х., А.А.М., М.Ж.К., Х.И.А., Р.О.Б., Р.Ф.Б., Р.У.А., Х.А.М., К.М.Б., У.С., К.М.Э., Ж.Ю.О., М.М.М., Х.Х.С., З.Ш.Х., Д.Б.С., Х.А.Х., Х.Д.Х., К.К.Г., Б.М.К., С.Б.С., Х.Д.К., З.Д., К.М.А., Г.Л.Г., Ф.А.А., Э.У.Э., А.А.А., С.В.В., О.М., Р.С., У.Д.С., А.Н.М., Х.А.М., Х.О.Д., У.Д.А., У.Т.С., У.С.С., К.Р., Д.О.М., Б.Б., Б.А.М. в квартире **** дома **** по улице **** в г.Магнитогорске никогда не регистрировались и там не проживали. Они были постановлены на учет и проживали по другому адресу

4

пер.****, **** и **** пер., ****, по которому Моисеенко ставил их на учет. Указанные иностранные граждане ни в ходе следствия, ни в ходе судебного разбирательства не допрашивались.

Свидетели Л.А.Т., С.Т.И., В.Н.В., П.Н.Ф., М.К.Г. - соседи Моисеенко В.А. и Б.В.А. по дому **** по ул.**** не опровергли факт не проживания иностранных граждан в квартирах родителей подсудимых.

Поэтому находит выводы суда о том, что указанные свидетели не подтвердили факт проживания иностранных граждан в квартирах родителей подсудимых необоснованными.

Ставит под сомнение показания свидетелей Л. и Т.О.А., о том, что иностранные граждане не проживали в квартире Моисеенко; которые даже не знают, что Моисеенко с семьей длительное время проживал по адресу ул.****, **** кв.****, является их соседом.

Кроме того, полагает, что показания свидетелей АА., В.А.М., Р.Л.Я., Ш.И.Д., Э.М.М., С.О.С., А.Р.Р., М.И.А., О.Т.С., А.У.А., Х., Ш.М.К., Ж.Э.К. не могли быть взяты в основу доказательств вины Моисеенко, так как данные эпизоды выходят за пределы инкриминируемого Моисеенко обвинения.

Считает, что судом не принято во внимание то обстоятельство, что предоставлением жилья иностранным гражданам самостоятельно занимались Б.Т.Н., Г.Т.В., Г.И.В., К.Л.А., К.А.А., З.Е.В., С.Ю.В., В.(С.)Т.Н., Н.Т.А., К.М.В., А.Н.Ю., Д.С.П., С.И.А., М.Р.Р., В. и Н.Л.И. по совету знакомых П.Н.А., К.А.Б., К.М.З., Н.Л.В., К.Е.Е., С. и Щ.А.В..

Свидетели Св. и Г. не допрашивались как в ходе предварительного расследования, так и в суде.

Считает, что не нашли своего подтверждения и выводы суда о введение в заблуждение принимающей стороны относительно незаконности такой постановки иностранных граждан на миграционный учет. Обращает внимание, что принимающая сторона достоверно знала о правилах постановки на учет иностранных граждан по месту их пребывания. Иностранные граждане достоверно знали о необходимости нахождения по месту постановки на учет. Полагает, что показания свидетелей о том, что им говорили о формальной постановке на учет иностранных граждан, даны с целью снятия с себя ответственности за несоблюдение закона.

Считает, что в обязанности ни Моисеенко, ни Сафонова и других сотрудников Агентства не входило разъяснения сторонам обязанностей, а также проверять возможность фактического предоставления жилья и соблюдения ими миграционного законодательства.

Одновременно обращает внимание на показания свидетеля Ш.А.В. о том, что в отношении А.Н.Ю., Б.Т.Н., С.Ю.В., Н.Т.А., К.Л.А. как лиц, принимающих иностранных граждан составлялись административные протоколы.

5

Ссылаясь на ответ зам.начальника УФМС России по Челябинской области в г.Магнитогорске подполковника внутренней службы A.M. Гриценко исх.№ 35\5407, показания свидетеля Ш.М.А. полагает, что в ходе судебного заседания не добыто доказательств незаконного пребывания граждан на территории РФ.

Указывает, что свидетели Т., М. не подтвердили в судебном заседании ранее данные ими в ходе предварительного расследования показания, свидетель М. плохо понимает русский язык.

Обращает внимание, что показания иностранных свидетелей, плохо владеющих русским языком, бывавших один раз по месту нахождения офиса указали фамилии сотрудников, лиц, выступающих в качестве принимающей стороны, а также точные адреса, что свидетельствует о необъективности следствия.

Из 33 свидетелей иностранных граждан в судебном заседании были допрошены 7 человек. Считает, что защита не могла реализовать своего права задавать вопросы этим свидетелям. Противоречия возникшие в показаниях этих свидетелей с показаниями свидетелей принимающей стороны в судебном заседании не устранены, чем допущено нарушение права на защиту.

Полагает, что при оглашении показаний свидетелей были нарушены требования ст.281 УПК РФ, не достигнуто согласие сторон.

Свидетели М.Е.В. и Г.И.М. отказались от дачи показаний, а суд расценил это обстоятельство как не опровергли выдвинутого обвинения.

Не дана в полной мере оценка показаниям свидетелей А., Ас., Ю.Л.И., Е.О.В., по мнению защиты они опровергают обвинение.

Указывает на то, что ст.322.1 УК РФ является бланкетной нормой и требует на указание какая норма права миграционного законодательства нарушена чего не содержит ни приговор ни обвинение. Считает, что судом не дани надлежащая оценка доказательствам, суд не указал, почему принял во внимание одни доказательства и отверг другие.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления, жалобы адвоката, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст. 379 УПК РФ, для отмены приговора.

Вопреки доводам кассационных представления и жалобы, анализ материалов дела показывает, что виновность Моисеенко В.А. и Сафонова О.В. в совершении указанного преступления установлена доказательствами, получип!ними надлежащую оценку в приговоре. При этом в соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ, суд привел причины, по которым он признал достоверными одни доказательства и отверг другие.

6

Судебная коллегия полагает, что все положенные в основу обвинительного приговора доказательства согласуются между собой, логичны и последовательны, и в своей совокупности свидетельствуют о виновности осужденных в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.322.1 УК РФ. Юридическая оценка действий Моисеенко В.А. и Сафонова О.В. является правильной.

Вопреки доводам кассационного представления, выводы суда первой инстанции сомнений не вызывают, поскольку основаны на совокупности исследованных доказательств, приведенных в описательно-мотивировочной части приговора. Все исследованные судом доказательства получили надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст.ст. 87-88 УПК РФ. При этом суд в полной мере отразил в описательно-мотивировочной части показания осужденных, свидетелей, что достаточно полно отражает обоснованность обвинительного приговора, является достаточным для анализа и оценки доказательств, подтверждения квалификации действий Моисеенко В.А. и Сафонова О.В.

Вместе с тем суд правильно исключил квалифицирующий признак совершения преступления осужденными в составе организованной группы, поскольку как видно из представленных стороной обвинения доказательств, которые тщательно исследовались в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре суда каких-либо доказательств, указывающих на то, что осужденные объединились в устойчивую организованную группу для совершения преступления, тщательно готовили и планировали его, в материалах дела не имеется. Напротив, как установили органы расследования, а затем и суд, что Сафонова и Моисеенко объединяли родственные отношения, М.Е.В. супруга Сафонова, двоюродная сестра Моисеенко, а затем супруга Моисеенко - Г.И.М., являясь индивидуальными предпринимателями организовали Агентство миграционно-правовой помощи иностранцам. Моисеенко и Сафонов привлекались в Агентство для помощи в консультации иностранных граждан по оформлению документов, связанных с их пребыванием в Российскую Федерацию. Сотрудники Агентства: С.М.С., Т.Т.Д., К.Н.С., К.Т.И. состояли в трудовых отношениях с ИП Г.И.М.. Поэтому суд правильно пришел к выводу, что изначально целью объединения подсудимых не было совершения ими преступлений.

Вопреки доводам адвоката об отсутствия в действиях Моисеенко В.А. состава преступления, вина его подтверждается показаниями свидетелей: Б.Т.Н., О.Т.С., Г.И.В., Г.Т.В., П.Н.А., К.Л.А., К.М.М., К.А.А., З.Е.В., С.Ю.В., В.(С.)Т.Н., Н.Т.А., К.М.В., К.А.Б., Ж.Э.К., Р.Л.Я., К.М.З., А.Н.Ю., М.Д.С., Э.М.М., Н.Л.В.,

Ж.У.К., М.Т.М., Т.Т.С., М.Т.К., Д.С.П., А.Н.Э., Е.О.В., В.А.М., АА., М.К.С., С.И.А., К.Е.Е., М.Р.Р., Р.Н.Ю., Щ.А.В., Н.Л.И., С.Р.Т., Ю.Л.И., Р.М.М., Ш.М.К., С.А.Э., А.Р.Р., М.И.А., А.У.А., Ш.И.Д., С.О.С., Д.О.А., М.Р.С., С.М.С., К.Т.И., Т.Т.Д., К.Н.С., В.А.В., Б.В.А., которые согласуются между собой, а также с письменными доказательствами.

Так, свидетели А.Н.Ю., Г.О.П., Г.Т.В., З.Е.В., К.А.Б., К.Л.А., К.М.В., К.М.З., К.А.А., К.Е.Е., М.Р.Р., Н.Т.А., Н.Л.В., П.Н.А., С.И.А., Д.С.П., Б.В.А., В.(С.)Т.Н., Г.И.В., выступившие в отношениях с иностранными гражданами в качестве принимающей стороны, пояснили на следствии, что их уведомления в органы миграционной службы о прибытии к ним иностранных граждан преследовали цель получения денежных средств за формальную постановку этих граждан на миграционный учет в принадлежащем им жилье или по их месту жительства. Намерений сдать иностранным гражданам жилье для реального проживания никто из указанных свидетелей не имел, иностранные граждане у них не проживали. О том, что иностранные граждане не будут проживать в их квартирах и домах, они были предупреждены.

Свидетели - иностранные граждане: С.Р.Т., М.Д.С., К.М.М., Р.Н.Ю., А.Д.Х. и А.Д.Х., В.А.М., М.Т.К., Ж.Э.К., Т.Т.С., А.Н.Э., Е.О.В., М.Т.М., Р.Л.Я., С.А.Э., А.Р.Р., М.И.А., А.У.А., Ш.И.Д. показали, что целью их обращения в Агентство было получение адреса для постановки на миграционный учет, где их предупреждали, что проживать они по месту регистрации не будут, услуга была платной.

Суд правильно принял во внимание показания, данные в ходе предварительного расследования свидетелями Г.И.В., Г.Т.В., К.Л.А., К.А.А., С.Ю.В., В.(С.)Т.Н., Н.Т.А., К.М.В., К.А.Б., К.М.З., А.Н.Ю., С.И.А., выступивших в качестве принимающей стороны о том, что через Агентство Сафонов и Моисеенко им приискивали иностранцев для формальной регистрации, разъясняли, что проживать они не будут, за что платили денежное вознаграждение, а также свидетелей - иностранцев Е.О.В., С.Р.Т., которые пользовались услугами для формальной постановки на миграционный учет, проживать по месту регистрации не намеревались, о чем были предупреждены. В судебном заседании указанные свидетели изменили показания в сторону защиты, при этом убедительно не могли обосновать причину изменения своих показаний,

8

сославшись только на то, что не читали их, следователь исказил их. При этом, суд правильно пришел к выводу, что оснований не доверять первоначальным показаниям указанных свидетелей не имеется, поскольку они последовательны, дополняют друг друга, согласуются с приведенными в приговоре письменными доказательствами по делу, протоколы допроса выполнены с соблюдением требований ст.ст.166, 190 УПК РФ, какой либо заинтересованности следователя в исходе уголовного дела не усматривается.

Вопреки доводам адвоката показания свидетелей, не явившихся в судебное заседание О.Т.С., К.М.М., Ж.Э.К., Р.Л.Я., Э.М.М., Ж.У.К., М.Т.М., Т.Т.С., М.Т.К., Д.С.П., В.А.М., АА., М.К.С., Р.Н.Ю., Р.М.М., Ш.М.К., С.А.Э., А.Р.Р., М.И.А., А.У.А., Ш.И.Д., С.О.С., Д.О.А. были оглашены в судебном заседании с соблюдением требований ст.281 УПК РФ, суд обоснованно признал не явку указанных свидетелей исключительными обстоятельствами. Как видно из материалов уголовного дела суд исчерпал все возможные меры к вызову и обеспечению явки указанных лиц в судебное заседание. Проколы допроса указанных лиц соответствуют требованиям ст.ст.166, 190 УПК РФ, перед допросом свидетелей им разъяснены права, достоверно установлено, что языком судопроизводства указанные лица владеют в совершенстве, что отражено в протоколах, достоверность своих показаний свидетели завели подписью собственноручно.

Доводы жалобы адвоката об идентичности содержания текстов оглашенных в судебном заседании показаний свидетелей являются не состоятельными, поскольку свидетели обвинения П.Н.А., З.Е.В., М.Д.С., Н.Л.В., А.Н.Э., Ю.Л.И., М. подтвердили свои показания. Которые давали в ходе предварительного расследования, а сходство текста только свидетельствует о согласованности между собой приведенных судом в приговоре доказательств. Как видно из материалов дела, протоколы допросов свидетелей содержат сведения, касающиеся юридически значимых обстоятельств: вопросов порядка регистрации иностранных граждан, намерении принимающей стороной предоставить фактически жилое помещение, о получении денежного вознаграждения, о фактическом нахождении иностранных граждан по месту регистрации, на выяснение лиц, выступивших посредниками между принимающей стороной и иностранцами, оказавшими услуги по формальной регистрации иностранных граждан.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Судебная коллегия не усматривает нарушения права стороны защиты на участие в

9

исследовании доказательств по делу, в реализации права задавать вопросы свидетелям.

Показания перечисленных свидетелей подтверждаются письменными материалами уголовного дела: протоколами выемки уведомлений принимающей стороны о прибытии иностранного гражданина в ОУФМС по г.Магнитогорску и их отрывных частей в офисе Агентства по ул.****, ****, из которых видно, что иностранные граждане были постановлены на миграционный учет по месту жительства осужденного Моисеенко, свидетелей по делу, выступивших в качестве принимающей стороны.

Сформированная в Агентстве база данных о гражданах Российской Федерации, формально выступающих время от времени за денежное вознаграждение в качестве принимающей стороны, а также изъятые в ходе обыска в офисе ИП Г.И.М. ксерокопии документов, подтверждают личность лиц, выступивших в качестве принимающей стороны, их право на жилые помещения, что свидетельствует о посредничестве осужденных между гражданами России, выступающих принимающей стороной и иностранными гражданами.

Согласно протоколов выемки от 19, 25 января 2012 года, от 02 февраля 2012 года в отделе УФМС России по Челябинской области были изъяты уведомления о прибытии иностранных граждан в г.Магнитогорск Челябинской области в период с 1 января по 31 декабря 2009 года, с 1 января по 31 декабря 2010 года, с 1 января 2011 года по 31 декабря 2011 года.

Согласно протокола обыска от 02 июня 2011 года и протокола осмотра предметов от 08 июня 2011 года в доме Моисеенко В.А. были изъяты документы на имя ИП Г.И.М., печать, тетрадь с записями личных сведений об иностранных гражданах с проставлением дат и денежных сумм.

Вопреки доводам жалобы адвоката показания свидетелей В., О., Св., Щ.А.В. и Н.Л.И. не могут расцениваться как опровергающие полностью обвинение в отношении Моисеенко, поскольку, суд исключил из обвинения осужденных указание на организацию ими незаконной миграции путем постановки на миграционный учет иностранных граждан по месту проживания В., О., Св., так как причастность к совершению этих действий подсудимыми в судебном заседании не нашла подтверждения, чем улучшил положение осужденных. Показаниям указанных свидетелей судом дана надлежащая оценка в совокупности со всеми имеющимися доказательствами по делу. Свидетель Щ.А.В. напротив указала, что деньги за регистрацию иностранцев она получала в Агентстве. Свидетель Н.Л.И. подтвердила факт договоренности с Моисеенко о регистрации в ее квартире иностранных граждан. При этом, письменный договор между Н.Л.И. и Моисеенко, с иностранными

10

гражданами о сдаче жилья не заключался. Суд дал надлежащую оценку показаниям свидетеля Н.Л.И., положив их в основу доказательств, подтверждающих виновные действия Моисеенко.

Доводы защиты о том, что свидетели, выступившие с принимающей стороны занимались самостоятельно предоставлением жилья иностранным гражданам судом были подвергнуты тщательной проверке, получили надлежащую оценку в приговоре, обосновано отвергнуты.

Вопреки доводам жалобы факт обращения иностранцев за помощью для постановки их на миграционный учет по адресам, предложенным осужденными через Агентство, по которым они не могли проживать и не проживали, за денежное вознаграждение подтвержден анализом приведенных судом в приговоре доказательств, показаниями вышеперечисленных свидетелей - иностранцев, исследованными в судебном заседании протоколами выемки уведомлений принимающей стороны о прибытии иностранного гражданина в ОУФМС по г.Магнитогорску и их отрывных частей в офисе Агентства по ул.****, **** г.Магнитогорска Челябинской области. В указанный в обвинении период одновременно были постановлены на миграционный учет 82 гражданина у Моисеенко, у Б.Т.Н.80, Г.Т.В. 30 В.(С.)Т.Н. 35 граждан.

Вместе с тем суд достаточно полно привел в приговоре совокупность доказательств, подтверждающих факт оплаты услуг осужденных за оформление формальной регистрации по предложенным ими адресам.

Так, свидетели К.Т.Н., Т.Т.Д., К.Н.С., С.М.С. - сотрудники Агентства подтвердили, что осужденные действовали от имени ИП М.Е.В. и Г.И.М., фактически осуществляли руководство Агентством, решали все организационные вопросы, распоряжались денежными средствами, занимались поиском адреса для постановки иностранных граждан на миграционный учет. Иностранные граждане обращались для приискания принимающей их стороны, с ними работали Сафонов и Моисеенко. Иностранцам разъяснялось, что регистрация будет формальной, они оплачивали услуги, касса не велась, выручку забирал в конце рабочего дня Моисеенко. В офисе имелась папка со сведениями о российских гражданах, которые могли выступить в качестве принимающей стороны.

Доводы защиты о предоставлении в налоговый орган Моисеенко и его матерью Б.В.А. налоговых деклараций, в подтверждение факта сдачи жилья иностранным гражданам опровергнуты судом достаточно полно, приведенными в приговоре доказательствами. Более того, суд правильно оценил позицию Моисеенко и свидетеля Б.В.А. как избранный ими способ защиты, желание Моисеенко уйти от уголовной ответственности,

11

Б.В.А. желание помочь сыну избежать ответственности, критически отнесся к показаниям Моисеенко и Б.В.А., не принял во внимание налоговые декларации, которые носят формальный характер и были поданы в налоговый орган после возбуждения уголовного дела. Согласно сведений налогового органа Моисеенко в 2009 году декларацию не подавал. Сведения, содержащиеся в декларациях за 2010 год и 2011 год не нашли своего объективного подтверждения о сдаче именно иностранным гражданам жилого помещения в период когда Моисеенко инкриминировано деяние.

Вместе с тем суд правильно оценил позицию свидетелей М.Е.В. и Г.И.М., которые являются супругами осужденных, что выдвинутое обвинение они не опровергли, о деятельности Агентства давать показания отказались, воспользовались правом предусмотренным ст.51 Конституции РФ.

Вопреки доводам жалобы адвоката, суд достаточно полно и правильно оценил в совокупности с другими доказательствами по делу показания свидетелей Л.А.Т., С.Т.И., В.Н.В., П.Н.Ф., М.К.Г., В.Л.В. и Т.О.А. - соседей Моисеенко В.А. и Б.В.А., как не подтвердивших факт проживания в квартирах Моисеенко и Б.В.А. иностранных граждан.

Суд достаточно полно мотивировал свои выводы о доказанности умысла, цели и мотива Моисеенко при совершении им преступления, принял во внимание его показания, оценил их наряду и в совокупности с имеющимися по делу доказательствами, установил что Моисеенко совершал преступление с целью обогатиться, получить материальную выгоду, о чем свидетельствовали сам Моисеннко, свидетель Б.В.А. и осужденный Сафонов.

Кроме того, доводы защиты о том, что суд вышел за пределы предъявленного Моисеенко обвинения являются не состоятельными, поскольку квалифицируя действия осужденных Моисеенко и Сафонова, суд исключил квалифицирующий признак совершение преступления организованной группой, при этом достаточно полно мотивировал и привел в приговоре доказательства, свидетельствующие о совершении осужденными преступления группой лиц по предварительному сговору, о согласованности действий осужденных и правильно оценил в совокупности с другими имеющимися доказательствами по делу показания свидетелей АА., В.А.М., Р.Л.Я., Ш.И.Д., Э.М.М., С.О.С., А.Р.Р., М.И.А., О.Т.С., А.У.А., Ш.М.К., Ж.Э.К., подтвердивших факт обращения к Сафонову и в Агентство за помощью для постановки на миграционный учет, за денежное вознаграждение, где им была предложена и оформлена формальная регистрация, разъяснено, что проживать они не будут по месту регистрации. Указанные свидетели по месту регистрации не

12

проживали, владельцев жилья не видели. Показания свидетеля В.А., на которые указывает адвокат в кассационной жалобе судом не приведены в приговоре, что делает доводы адвоката не состоятельными.

Доводы адвоката о том, что в действиях Моисеенко нет состава преступления, ответственность возлагается на принимающую сторону и иностранцев, регулируется административным регламентом, въезд и выезд иностранных граждан был законным, являются не состоятельными, поскольку суд исключил из объема обвинения указание на то, что Моисеенко и Сафонов способствовали совершению иностранными гражданами административных правонарушений, организацию незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан, их незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации как не нашедшие своего подтверждения. При этом суд принял во внимание и дал правильную оценку сведениям содержащимся в письме замначальника УФМС России по челябинской области Булыгина М.Н., оценил показания сотрудников УФМС Ш.М.А., Ш.А.В. и правильно квалифицировал действия Моисеенко и Сафонова по ч.1 ст.322.1 УК РФ как организация незаконной миграции: незаконное пребывание иностранных граждан в Российской Федерации. При этом суд правильно применил уголовный закон. В диспозиции указанной нормы перечисленные деяния разграничены запятой и соединительным союзом «или», что указывает на их перечислительный, а не совокупный характер, что подразумевает альтернативный характер наказуемых действий.

Вместе с тем, вопреки доводам защиты, суд достаточно полно привел нормы Федерального закона №109 ФЗ от 18 июля 2006 года « О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации», которые были нарушены осужденными. При этом суд ошибочно указал п.1 ч.З ст.20 указанного закона вместо п.2 ч.З ст.20, как указано в обвинительном заключении, при этом раскрыл содержание п.2 ч.З ст.20 указанного закона. Судебная коллегия расценивает указание суда на данный пункт как техническую ошибку, которая не влечет юридических последствий, не влияет на правильность выводов суда, изложенных в приговоре.

Оценивая доводы кассационного представления о несправедливости приговора, судебная коллегия исходит из следующего.

При определении вида и размера наказания, подлежащего назначению осужденным Моисеенко В.А. и Сафонову О.В., суд учел характер и степень общественной опасности преступления, сведения о личности, совокупность смягчающих наказание обстоятельств: совершение преступления каждым впервые, наличие на иждивении осужденных несовершеннолетних детей: у

13

Моисеенко троих, у Сафонова одного, положительные характеристики, молодой возраст Сафонова.

Суд принял во внимание и отсутствие по делу обстоятельств, отягчающих наказание.

Принимая во внимание фактические обстоятельства и степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, суд пришел к правильному выводу о необходимости назначения впервые наказания осужденным в виде штрафа, об отсутствии оснований для применения ст.ст.64 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание полностью отвечает целям восстановления социальной справедливости, соразмерно тяжести содеянного, направлено на их исправление, предупреждение совершения новых преступлений.

Нарушений уголовного, уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает, кассационное представление помощника прокурора Икрянниковой Н.В. и кассационная жалоба адвоката Гавриловой О.А. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Ленинского районного суда г.Магнитогорска Челябинской области от 18 декабря 2012 года в отношении МОИСЕЕНКО В.А. и САФОНОВА О.В. оставить без изменения, кассационное представление помощника прокурора Ленинского района г.Магнитогорска Челябинской области Икрянниковой Н.В., кассационную жалобу адвоката Гавриловой О.А.- без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1233/2013
Дата принятия: 26 февраля 2013

Поиск в тексте