• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 февраля 2013 года Дело N 11-1658/2013
 

14 февраля 2013 года

г. Челябинск

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего судьи Дерхо Д.С.

судей

Рогожина СВ., Лузиной О.Е. Гончаровой А.В.

при секретаре

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика Ромащева К.Ю. на решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска от 22 ноября 2012 года по делу по иску Казаряна А.А. к Ромащеву К.Ю. о возмещении материального ущерба, встречному иску Ромащева К.Ю. к Казаряну А.А., ОАО «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, иску Юлдашевой Л.Д., действующей в интересах несовершеннолетней Р.Д.К., к Казаряну А.А. о взыскании денежной компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Дерхо Д.С. об обстоятельствах дела и доводах жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Казарян А.А. обратился в суд с иском к Ромащеву К.Ю., просил взыскать с ответчика непокрытую страховым возмещением часть материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП), в размере *** руб. и судебные расходы.

Требования по иску мотивированы тем, что в результате ДТП, случившегося по вине водителя Ромащева К.Ю., принадлежащему истцу на праве собственности транспортному средству (автомобилю «Toyota Сатгу» гос.номер ***) причинены технические повреждения, ущерб от которых составил *** руб. *** коп. Поскольку страховой компанией СОАО «ВСК», где на момент ДТП была застрахована гражданская ответственность Ромащева К.Ю., произведена страховая выплата в размере 120 000 руб., истец полагает, что оставшаяся часть ущерба подлежит взысканию с Ромащева К.Ю., как непосредственного причинителя вреда.

В ходе производства по делу до разрешения спора по существу в дело для совместного рассмотрения с первоначальным иском было принято исковое заявление Ромащева К.Ю. и Юлдашевой Л.Д., действующей в интересах несовершеннолетней Р.Д.К.

Ромащев К.Ю. просил взыскать в свою пользу с ООО «Росгосстрах» страховое возмещение в размере - 120 000 руб., с Казаряна А.А. -непокрытую страховым возмещением часть причиненного ущерба в размере *** руб. Юлдашева Л.Д. просила взыскать с Казаряна А.А. в пользу несовершеннолетней Р.Д.К. денежную компенсацию морального вреда в размере *** руб.

В обоснование встречных исковых требований указано, что вина в произошедшем ДТП должна быть возложена на водителя Казаряна А.А., который вместе со страховой компанией, где застрахована его гражданская ответственность (ООО «Росгосстрах»), обязан возместить причиненный Ромащеву К.Ю. материальный ущерб (в размере, эквивалентном стоимости поврежденного транспортного средства), а также компенсировать причиненные Р.Д.К. (пострадавшему в ДТП пассажиру) физические и нравственные страдания.

Суд постановил решение, которым исковые требования Казаряна А.А. удовлетворил частично: взыскал с Ромащева К.Ю. в его пользу сумму материального ущерба в размере *** руб. *** коп. и судебные расходы; в удовлетворении встречных требований Ромащева К.Ю. отказал; частично удовлетворил Юлдашевой Л.Д., взыскал с Казаряна А.А. в пользу несовершеннолетней Р.Д.К. денежную компенсацию морального вреда в размере *** руб.

При вынесении решения по делу суд исходил из того обстоятельства, что причиной ДТП являются виновные действия водителя Ромащева К.Ю.. который при повороте налево в нарушение п.п. 1.5, 8.1, 11.3 Правил дорожного движения нарушил правила выполнения маневра, не обеспечил его безопасность и создал помеху для движения автомобилю под управлением Казаряна А.А. Взыскивая с Казаряна А.А. в пользу Р.Д.К. денежную компенсацию морального вреда, суд исходил из того обстоятельства, что в силу закона владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам.

В апелляционной жалобе Ромащев К.Ю. просит решение суда первой инстанции отменить и принять новое решение о полном удовлетворении его иска. В обоснование указано на недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильную оценку обстоятельств случившегося, несогласие с выводом суда о вине ответчика

2

в ДТП. По мнению подателя апелляционной жалобы, совокупность собранных и исследованных по делу доказательств свидетельствует о том, что причиной ДТП послужили неправомерные действия водителя Казаряна А.А., который при выполняя маневр обгона в запрещенном для этого месте (на нерегулируемом перекрестке равнозначных дорог), не убедился в его безопасности, проигнорировал включенный Ромащевым К.Ю. световой сигнал указателя поворота, чем спровоцировал столкновение транспортных средств.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители Ромащева К.Ю. - Челюк А.П., Микитова Н.М. на удовлетворении апелляционной жалобы настаивали в полном объеме по изложенным в ней основаниям.

Истец Казарян А.А. и его представитель Кузнецова Н.Ю. против удовлетворения апелляционной жалобы Ромащева К.Ю. возражали, настаивая на том, что постановленное по делу решение является обоснованным и законным.

Выслушав объяснения сторон, исследовав представленные в материалы дела письменные доказательства, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для изменения или отмены решения суда.

При рассмотрении дела установлено, что 26 января 2012 года около 18 часов 20 минут в г. Магнитогорске Челябинской области недалеко от дома 176 по ул. Татьяничевой произошло ДТП с участием автомобилей «Toyota Сатгу» гос.номер *** под управлением водителя Казаряна А.А. и «Chevrolet Lacetti» гос.номер *** под управлением водителя Ромащева К.Ю.

Факт ДТП подтвержден представленными в дело письменными доказательствами, в том числе подлинными материалами дела об административном правонарушении (справка о дорожно-транспортном происшествии, протокол об административном правонарушении, постановление по делу об административном правонарушении, письменные объяснения водителей-участников ДТП, схема ДТП) и не вызывает сомнений у суда.

В результате ДТП автомобилям «Toyota Сатгу» гос. номер *** и ((Chevrolet Lacetti» гос.номер *** причинены технические повреждения.

В соответствии с п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064).

3

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Определяясь с лицом, ответственным за причинение вреда (которым в данном случае в силу норм п. 3 ст. 1079 и п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ является виновник ДТП), суд первой инстанции пришел к выводу о том, что непосредственной причиной аварии послужили неправомерные (противоречащие п.п. 8.1, 11.3 Правил дорожного движения РФ) действия водителя Ромащева К.Ю.

Такой вывод суда первой инстанции судебная коллегия находит обоснованным, поскольку он соответствует обстоятельствам дела, содержанию подлежащих применению норм права и основан на относимых, допустимых и достоверных доказательствах, которые оценены судом по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Так, в соответствии с п. 1.5 Правил дорожного движения РФ участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

Согласно п. 8.1 Правил дорожного движения РФ при выполнении маневра перестроения, поворота (разворота) не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.

В силу п. 11.3 Правил дорожного движения РФ водителю обгоняемого транспортного средства запрещается препятствовать обгону повышением скорости движения или иными действиями.

Как следует из письменных объяснений водителя Ромащева К.Ю., отобранных сотрудниками ГИБДД в ходе производства по делу об административном правонарушении, 26 января 2012 года около 18 часов 20 минут он, управляя автомобилем ((Chevrolet Lacetti» гос.номер *** с прицепом, двигался ул. Татьяничевой в г. Магнитогорске со стороны ул. Зеленой в сторону ул. Гагарина со скоростью 20 км/ч. Решив повернуть налево, подал сигнал указателем поворота, снизил скорость до 5 км/ч. Приступил к выполнению маневра, после чего почувствовал удар от столкновения с автомобилем ((Toyota Сатгу» гос.номер ***.

Анализируя приведенные выше объяснения водителя Ромащева К.Ю., судебная коллегия приходит к выводу о том, что при выполнении маневра поворота налево нормативные предписания п.п. 1.5, 8.1, 11.3 Правил дорожного движения РФ в полной мере им соблюдены не были. По его собственным объяснениям, столкновение с автомобилем ((Toyota Сатгу» гос.номер *** произошло непосредственно после того, как Ромащев К.Ю., включив световой указатель, начал поворачивать налево.

4

Следовательно, к тому моменту, когда Ромащев К.Ю. приступил к выполнению маневра, автомобиль Казаряна А.А. уже находился на встречной полосе движения, непосредственно совершая обгон. Об этом же свидетельствует характер и локализация взаимных повреждений транспортных средств (основное повреждающее воздействие от взаимного соприкосновения претерпели на себе передняя правая часть автомобиля «Toyota Сатгу» гос.номер *** и передняя левая часть автомобиля ((Chevrolet Lacetti» гос.номер ***).

Водитель Казарян А.А. в первоначальных письменных объяснениях и в судебном заседании также указал на то, что Ромащев К.Ю. приступил к выполнению маневра поворота налево (не подав сигнала указателем поворота) уже в тот момент, когда автомобили практически поравнялись.

Таким образом, перед выполнением маневра водитель Ромащев К.Ю. не обеспечил его безопасность, поскольку не проявил должной внимательности, не убедился в отсутствии транспортных средств, приступивших к обгону, которым он может создать препятствие. Ромащев К.Ю. мог и должен был воздержаться от выполнения маневра поворота до того времени, кода водитель Казарян А.А. завершит обгон.

Нарушений Правил дорожного движения РФ, состоящих в прямой причинно-следственной связи с произошедшей аварией, в действиях второго участника ДТП - водителя Казарян А.А., судебная коллегия не усматривает.

В данной дорожно-транспортной ситуации Казарян А.А. был обязан руководствоваться требованиями п.п. 11.1, 11.2 Правил дорожного движения РФ.

Так, в соответствии с п. 11.1 Правил дорожного движения РФ прежде чем начать обгон, водитель обязан убедиться в том, что полоса движения, на которую он собирается выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и в процессе обгона он не создаст опасности для движения и помех другим участникам дорожного движения.

Водителю запрещается выполнять обгон в случаях, если: транспортное средство, движущееся впереди, производит обгон или объезд препятствия; транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево; следующее за ним транспортное средство начало обгон; по завершении обгона он не сможет, не создавая опасности для движения и помех обгоняемому транспортному средству, вернуться на ранее занимаемую полосу (п. 11.2 Правил дорожного движения РФ).

Согласно письменным объяснениям Казаряна А.А., а также его устным объяснениям в судебном заседании, в момент, когда он приступил к выполнению маневра обгона, встречные транспортные средства отсутствовали, полоса была свободна на достаточном для обгона

5

расстоянии, помех другим участникам дорожного движения он не создавал, автомобиль «Chevrolet Lacetti» гос.номер *** двигался в попутном направлении и не подал сигнала поворота налево.

В такой ситуации какие-либо препятствия для выполнения маневра обгона у водителя Казаряна А.А. отсутствовали, следовательно, он действовал правомерно.

Доказательства обратному стороной ответчика в материалы дела не представлены. Объяснения самого Ромащева К.Ю. к числу таких доказательств отнесены быть не могут, так как он не видел автомобиль Казаряна А.А. в момент столкновения, то есть не знает, когда именно последний приступил к выполнению маневра и какие дорожные условия этому сопутствовали.

Утверждение подателя апелляционной жалобы о том, что маневр обгона в нарушение п. 11.4 Правил дорожного движения РФ был предпринят водителем Казаряном А.А. на нерегулируемом перекрестке равнозначных дорог, противоречит совокупности собранных по делу письменных доказательств.

До момента столкновения транспортные средства двигались по ул. Татьяничевой в г. Магнитогорске. Само ДТП произошло уд. 176 по ул. Татьяничевой. При этом, из выкопировки местоположения данной улицы (т. 2 л.д. 38), предоставленной по запросу суда Управлением архитектуры и градостроительства администрации г. Магнитогорска, усматривается, что у дома № 176 по ул. Татьяничевой перекресток равнозначных дорог отсутствует. В этом месте имеется лишь межквартальный проезд к жилым домам, который по своей сути является прилегающей территорией (п. 1.2 Правил дорожного движения РФ).

О правильности такого вывода свидетельствует и тот факт, что у дома 176 по ул. Татьяничевой в г. Магнитогорске не установлен дорожный знак 1.6 «Пересечение равнозначных дорог», который бы предупреждал о наличии на данном участке дороги перекрестка.

Таким образом, лицом, ответственным за причинение технических повреждений автомобилю «Toyota Сатгу» гос.номер ***, судом первой инстанции обоснованно признан водитель Ромащев К.Ю. В свою очередь, водитель Казарян А.А. не несет ответственности за технические повреждения, причиненные автомобилю «Chevrolet Lacetti» гос.номер ***.

В данном случае размер материального ущерба, подлежащего возмещению истцу, эквивалентен сумме затрат, необходимых для восстановления транспортного средства, что согласно заключению имеющего соответствующую квалификацию специалиста (ИП М.Д.Н.) составляет с учетом износа *** рублей *** копеек.

6

Данное заключение сторонами не оспорено, проверено судом, является полным, мотивированным, обоснованным, соответствует Федеральному стандарту оценки № 3 «Требования к отчету об оценке (ФСО № 3)» (утв. приказом Минэкономразвития РФ от 20 июля 2007 г. № 254), содержит необходимые сведения, реквизиты и правомерно принято во внимание при вынесении решения по делу.

В соответствии с п. 4 ст. 931 Гражданского кодекса РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

На момент ДТП гражданская ответственность водителя Ромащева К.Ю. была застрахована в СОАО «ВСК».

Согласно ст. 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

Наступившее событие было признано СОАО «ВСК» страховым случаем, после чего в пользу потерпевшего (Казаряна А.А.) произведена выплата страхового возмещения в размере 120000 рублей, то есть в размере полной страховой суммы.

В соответствии со ст. 1072 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Следовательно, в оставшейся части (*** рублей *** копеек -120000 рублей = *** рублей *** копеек) сумма причиненного Казаряну А.А. материального ущерба обоснованно взыскана судом с непосредственного причинителя вреда - водителя Ромащева К.Ю.

Кроме того, из материалов дела, в том числе, из заключения судебно-медицинского эксперта, усматривается, что в результате данного ДТП

7

пассажиру автомобиля «Chevrolet Lacetti» гос.номер *** несовершеннолетней Р.Д.К. причинены телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы (сотрясения головного мозга), повлекшие за собой легкий вред ее здоровью.

Сам факт причинения Р.Д.К. таких телесных повреждений в силу норм ст.ст. 151, 1099, 1100 Гражданского кодекса РФ и разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» является достаточным свидетельством пережитых ей физических и нравственных страданий, поэтому в достаточной степени подтверждает факт причинения Р.Д.К. морального вреда, подлежащего денежной компенсации. При этом установлению в данном случае подлежал лишь размер такой компенсации.

Судом первой инстанции размер компенсации определен в сумме *** рублей, что соответствует требованиям разумности и справедливости, степени нравственных и физических страданий, пережитых Р.Д.К. в связи с полученной травмой.

В соответствии с п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса РФ владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам.

Согласно ст. 1100 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Таким образом, водители Казарян А.А. и Ромащев К.Ю. несут солидарную ответственность перед Р.Д.К. за моральный вред, причиненный ей в результате полученной в ходе ДТП травмы.

В силу п. 1 ст. 323 Гражданского кодекса РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Согласно ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Поскольку законным представителем несовершеннолетней Р.Д.К. исковые требования о компенсации морального вреда были предъявлены только к водителю Казаряну А.А., суд принял обоснованное решение о взыскании с него соответствующей денежной суммы. При этом в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от

8

26 января 2010 г. №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения. Поскольку должник, исполнивший солидарное обязательство, становится кредитором по регрессному обязательству к остальным должникам, распределение ответственности солидарных должников друг перед другом (определение долей) по регрессному обязательству производится с учетом требований абз. 2 п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса РФ по правилам п. 2 ст. 1081 Гражданского кодекса РФ, то есть в размере, соответствующем степени вины каждого из должников.

Доводы апелляционной жалобы сводятся лишь к несогласию с данной судом оценкой обстоятельств ДТП и направлены на оспаривание выводов суда о вине Ромащева К.Ю. в произошедшей аварии. Такие доводы основанием для отмены либо изменения решения суда служить не могут, поскольку, как указано выше, нарушение Ромащевым К.Ю. Правил дорожного движения РФ, состоящее в прямой причинно-следственной связи с ДТП, подтверждено материалами дела и в ходе рассмотрения спора в суде апелляционной инстанции ответчиком не опровергнуто.

Таким образом, существенные обстоятельства дела установлены судом правильно, совокупности собранных по делу доказательств, пояснениям сторон, письменным доказательствам судом дана соответствующая оценка по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, выводы суда должным образом мотивированы и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, материальный закон применен и истолкован правильно, нарушений требований процессуального законодательства судом не допущено. Оснований для отмены решения по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 327, 333-334 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска от 22 ноября 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу ответчика Ромащева К.Ю. - без удовлетворения.

Председательствующий:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-1658/2013
Дата принятия: 14 февраля 2013

Поиск в тексте