• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 марта 2013 года Дело N 11-2250/2013
 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Родиной А.К.,

судей:Марченко А.А., Терюшовой О.Н.,

при секретаре:Фоттелер Е.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Челябинске 18 марта 2013 года гражданское дело по апелляционной жалобе Рыжова С.В. на решение Красноармейского районного суда Челябинской области от 19 декабря 2012 года.

Заслушав доклад судьи Родиной А.К. по обстоятельствам дела и доводам апелляционной жалобы, истца Рыжова СВ. об обоснованности жалобы, ответчика Чичиланова И.В. и его представителя Феклистову Т.В., а также представителя ответчика Администрации Красноармейского муниципального района Челябинской области Кожевникова Н.А. - о правомерности решения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Рыжов СВ. обратился с иском к Чичиланову И.В., Администрации Красноармейского муниципального района Челябинской области, Управлению Росреестра по Челябинской области, филиалу ФГБУ «ФКП Росреестра» по Челябинской области:

-о признании недействительным постановления от 03 июня 2011 года о предоставлении в аренду Чичиланову И.В. земельного участка площадью 842 кв. метра с кадастровым номером *** по ул. ***, 1-г с. Черкасово,

-о признании незаконными действий по постановке вышеуказанного земельного участка на кадастровый учет,

-об установлении границы между земельными участками с кадастровым номером *** по ул. ***, 1-г и с кадастровым номером ***по ул. ***, 16 с. Черкасово по линии между точками н13 и н14, установленной межевым планом МУП «***» от 28 сентября 2012 года,

-о возложении обязанности перенести хозяйственные строения - баню и уборную, расположенные на участке с кадастровым номером ***по ул. ***, 16 с. Черкасово, вглубь земельного участка с кадастровым номером *** по ул. ***, 1-г в с. Черкасово: баню - на 17,51 метра, уборную - на 17,98 метра.

Указал, что является собственником жилого дома и земельного участка

1

J fi?

по ул. ***, 16 с. Черкасово Красноармейского района Челябинской области на основании договора купли-продажи от 26 декабря 2008 года, ответчик Чичиланов И.В. - арендатором смежного земельного участка по ул. ***, 1-г. Границы принадлежащего истцу земельного участка в соответствии с действующим законодательством не установлены, определялись фактическим землепользованием, а также установленным забором. В 2011 году Чичиланов И.В. самовольно, без согласования с истцом, произвел демонтаж разделяющего участки забора и возвел новый забор, сдвинув его в сторону участка истца. Посредством проведения работ по межеванию своего участка истец выяснил, что фактическая площадь находящегося в его пользовании земельного участка меньше, чем он приобрел по договору купли-продажи. Считает, что предоставленный Чичиланову И.В. земельный участок фактически образован из части земельного участка истца, в связи с чем, постановление о предоставлении данного участка в аренду ответчику является незаконным. Поскольку границы земельного участка ответчика с Рыжовым СВ. не согласованы, действия по постановке участка на кадастровый учет также являются незаконными. Спорные постройки фактически расположены на участке истца, должны быть перенесены вглубь участка ответчика.

Чичиланов И.В. обратился со встречным иском к Рыжову СВ. об установлении границы между смежными земельными участками по указанному адресу по линии между точками н2 и 4 согласно межевому плану от 07 сентября 2012 года, просил считать координаты точки н2 как X *** и Y ***, точки н1 - как X *** и Y ***. Сослался на то, что при поведении землеустроительных работ в 2011 году была допущена кадастровая ошибка при определении координат поворотных точек земельного участка 3 и 1, которые не соответствуют их фактическому местоположению.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении требований Рыжова СВ., встречный иск Чичиланова И.В. удовлетворил. Установил границу между земельным участком с КН *** и земельным участком с КН *** по линии между поворотными точками н2 и 4 в соответствующих координатах, изменил существующие границы земельного участка с КН *** в части его поворотных точек 3 и 1, заменив координаты этих точек иными координатами - н2 (Х***, Y ***) и н1 (Х***, Y ***), согласно межевому плану ООО «***» от 07 сентября 2012 года.

В апелляционной жалобе истец просит об отмене решения, указывая на то, что не давал своего согласия на установление границ земельного участка ответчика; земельный участок отведен Чичиланову И.В. за счет части земельного участка, принадлежащего истцу, в результате чего участок истца уменьшился на 400 кв. метров. Ссылается на то, что суд не учел

2

преюдициального значения ранее принятого решения суда, установившего обстоятельство использования прежним владельцем жилого дома по ул. ***, 16 с. Черкасово земельного участка площадью 2286 кв. метров.

Представители соответчиков Управления Росреестра по Челябинской области и филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Челябинской области, третьих лиц - КУИиЗО Красноармейского района, МУП «***», МУП «***» не приняли участия в суде апелляционной инстанции, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом (т. 2 л.д. 170-172, 174, 175). На основании статей 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит обжалуемое решение в части отказа в иске Рыжову СВ. о понуждении перенести хозяйственные строения, а также в части удовлетворения встречных требований Чичиланова И.В. подлежащим отмене, а в остальной части - законным и обоснованным.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, Рыжов СВ. является собственником земельного участка площадью 2286 кв. метров с КН *** по ул. ***, 16 в с. Черкасово и расположенного на нем жилого дома на основании договора купли-продажи от 26 декабря 2008 года. Указанный земельный участок включен в государственный кадастр недвижимости как ранее учтенный (20 июня 2002 года), граница земельного участка в соответствии с требованиями земельного законодательства не установлена. Первоначальному собственнику земельного участка - Новикову А.С. участок был предоставлен постановлением Главы Миасского сельсовета Красноармейского района Челябинской области № 63-а от 27 февраля 2002 года, до этого момента находился в фактическом пользовании Новикова А.С, согласно похозяйственной книге площадь используемого участка по состоянию на 1997, 1999, 2000 годы составляла 0,12 га.

Постановлением Администрации Красноармейского муниципального района № 412 от 03 июня 2011 года Чичиланову И.В. в аренду был предоставлен земельный участок площадью 842 кв. метра с КН *** по ул. ***, 1-г с. Черкасово сроком на 4 года 11 месяцев, 06 июня 2011 года заключен соответствующий договор. Данный земельный участок был сформирован на основании схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории, утвержденной распоряжением КУИиЗО Красноармейского муниципального района № 198-Р от 14 апреля 2011 года, 11 мая 2011 года поставлен на государственный кадастровый учет в определенных координатах. Местоположение границы земельного участка согласовано с КУИиЗО Красноармейского муниципального района.

з

/2

До момента предоставления земельного участка по заявлению Чичиланова И.В. был утвержден градостроительный план земельного участка для строительства индивидуального жилого дома (постановление от 17 мая 2010 года № 79). Ответчику выдано разрешение на строительство за № 19 от 17 мая 2010 года. Постановлением Главы Миасского сельского поселения от 12 апреля 2011 года № 103 участку присвоен адрес: ул. ***, 1-г с. Черкасово.

Обозначенные выше земельные участки являются смежными по отношению друг к другу по задней меже, расположены между улицами *** и ***. Смежная граница участков сторонами не согласовывалась, на момент рассмотрения настоящего спора на местности не закреплена, разделена межой.

Фактически занимаемая площадь земельного участка по ул. ***, 16 составляет 1808 кв. метров, фактически занимаемая площадь земельного участка по ул. ***, 1 -г - 827 кв. метров. Хозяйственные строения - баня и уборная, возведенные Чичилановым И.В., выступают за границы земельного участка, предоставленного ему в аренду, частично расположены в пределах земельного участка Рыжова СВ.

В силу ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ) защита нарушенных гражданских прав осуществляется, в том числе, путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, признания недействительным акта органа местного самоуправления.

Согласно подп. 1, 4 п. 2 ст. 60 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ) действия, нарушающие права на землю граждан или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены:

путем признания судом недействительным акта органа местного самоуправления, повлекшего за собой нарушение права на земельный участок,

путем восстановления положения, существующего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В соответствии с пунктом 9 ст. 38 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее -Закон о кадастре) при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в правоустанавливающем документе на земельный участок. При отсутствии такового документа - из сведений, содержащихся в документе, определяющем местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае если указанные в настоящей части документы

4

;

отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поскольку фактическое местоположение границы используемого Рыжовым СВ. земельного участка не соответствует координатам характерных точек границы, указанным в представленном им межевом плане, оснований для установления границы между земельными участками сторон в обозначенных координатах не имеется. Отклонение данных требований свидетельствует об отсутствии нарушений прав истца принятием оспариваемого постановления, что исключает возможность признания его недействительным.

Приходя к указанному выводу, суд исходил из того, что правоустанавливающие документы истца не содержат сведений, позволяющих установить границы земельного участка на местности, не имеет подобных сведений и кадастровый план, выданный прежнему собственнику земельного участка при его формировании. Поскольку ограждение земельного участка по ул. ***, 16 в утверждаемой истцом границе отсутствует, доводы истца о фактическом использовании им участка площадью 2286 кв. метров достаточными доказательствами не подтверждены.

Суд принял во внимание, что земельные участки расположены между двумя улицами, согласно выкопировке из ортофотоплана с. Черкасово по состоянию на 2008 год, показаниями свидетелей К.Н.И. и Н.А.А., Рыжовым СВ. использовался участок до заросшего кустарником «бугра». Учел, что граница земельного участка ответчика была определена специалистами МУП «***» в 2010 году с отступом от земельного участка истца, частично огороженного забором из сетки-рабицы, однако, вплоть до апреля 2011 года истец не заявлял каких-либо возражений по поводу установленной границы.

Отказывая в признании незаконными действий Управления Росреестра по Челябинской области и филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Челябинской области по осуществлению кадастрового учета земельного участка ответчика, суд счел, что при осуществлении данных действий каких-либо нарушений закона указанными органами не допущено. Поскольку на момент осуществления кадастрового учета границы участка истца не были определены и внесены в ГКН, орган кадастрового учета не имел возможности установить, что Рыжов СВ. является смежным землепользователем по отношению к земельному участку ответчика.

5

Приведенные выше выводы суда подробно мотивированы, соответствуют установленным обстоятельствам, представленным доказательствам, положениям закона, являются правильными.

Доводы апелляционной жалобы о том, что земельный участок отведен Чичиланову И.В. за счет части участка, принадлежащего истцу, в результате чего участок Рыжова СВ. уменьшился на 400 кв. метров, необходимыми и достаточными доказательствами не подтверждены, в силу чего подлежат отклонению.

Как установлено выше, граница земельного участка Рыжова СВ. не установлена, подлежит уточнению при межевании. По смыслу положений ст. 38 Закона о кадастре данная граница должна быть установлена из сведений, содержащихся в правоустанавливающем документе на земельный участок, либо из сведений, содержащихся в документе, определяющем местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае отсутствия данных документов границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Из правоустанавливающего документа истца, а также кадастровых паспортов, выданных первоначальному собственнику земельного участка, определить местоположение границы земельного участка по ул. ***, 16 с. Черкасово не представляется возможным. Таким образом, границами земельного участка Рыжова СВ. являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения.

Согласно плану земельного участка дома № 16 по ул. *** с. Черкасово, помещенному в технический паспорт ОГУП «ОблЦТИ» (т. 2 л.д. 183-191), по состоянию на 26 декабря 2001 года забором был огорожен жилой дом (литеры А,а) со стороны фасада вплоть до летней кухни (литера Б) с одной стороны и до переулка - с другой, с северной стороны - до уборной, с западной (относительно ул. ***) - до хозяйственных построек (под литерами Г7, Г8), с восточной - до переулка. Огород ограждений не имел, был обособлен межой с трех сторон.

Как пояснил Рыжов СВ. в суде первой инстанции, при приобретении им земельного участка и жилого дома в 2008 году забора на участке не было. В 2009-2010 году истец установил забор со стороны переулка, в 2010 году начал устанавливать забор по задней меже участка, фактически использовал участок до «бугра», на котором остались строительные конструкции, мусор (протокол судебного заседания от 20 ноября 2012 года - т. 2 л.д. 66-оборот).

6

Отсутствие ограждения огорода жилого дома № 16 по ул. *** с. Черкасово вплоть до 2008 года подтверждено также показаниями свидетелей К.Н.И. и Н.А.А. (т. 2 л.д. 66-оборот, 67-оборот), которые истцом не опровергнуты.

В суде апелляционной инстанции Рыжов СВ. пояснил, что фактической границей его участка по задней меже был «бугор» с остатками строительных конструкций, до которого им вспахивалась земля (т. 2 л.д. 163-оборот), что согласуется с показаниями свидетеля К.Н.И. и выкопировкой из ортофотоплана с. Черкасово.

Из пояснений представителя МУП «***» следует, что граница земельного участка ответчика была установлена от забора Рыжова СВ., за которым на его участке начиналась пахота; в 2010 году «бугор» был в пределах участка Чичиланова И.В. (т. 2 л.д. 66-оборот). Доказательств определения границы участка ответчика иным образом, её фактического смещения в сторону участка истца, Рыжовым СВ. не представлено.

Уменьшение фактически используемой им площади земельного участка и смещение границы участка истец связывает с излишками строительных материалов, оставшихся у него при установке забора, однако данное обстоятельство не может быть расценено в качестве безусловного доказательства изменения ответчиком местоположения смежной границы.

Поскольку истцом не представлено доказательств местоположения границы своего земельного участка в обозначенных им координатах, на протяжении 15 и более лет, оснований для установления смежной границы участков по линии в точках, согласно представленному межевому плану, у суда не имелось.

Что касается доводов истца о преюдициальном значении решения мирового судьи судебного участка № 2 Красноармейского района Челябинской области от 11 февраля 2002 года, установившего обстоятельство использования прежним владельцем жилого дома по ул. ***, 16 с. Черкасово земельного участка площадью 2286 кв. метров, то такие доводы являются ошибочными. В силу ст. 61 ГПК РФ названное решение не имеет преюдициального значения для Чичиланова И.В., поскольку ответчик не являлся участником указанного гражданского дела. Аналогичная позиция выражена в п. 4 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации № 10/22 от 29 апреля 2011 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Тогда как согласно похозяйственной книге, отрытой на имя первоначального

7

0>

собственника земельного участка Новикова А.С, с 1997 года в его пользовании находился земельный участок площадью 1200 кв. метров (0,12 га), и только с 2006 года площадь участка увеличилась до 2286 кв. метров (т. 2 л.д.198, 201).

Отказывая в удовлетворении остальной части требований Рыжова СВ. и удовлетворяя встречные требования Чичиланова И.В., суд первой инстанции счел установленным обстоятельство допущения кадастровой ошибки при координировании земельного участка ответчика в 2011 году, исправление которой настоящим решением, послужило основанием для отклонения требований истца о сносе хозяйственных построек (бани и уборной).

Однако с такими выводами суда судебная коллегия не может согласиться, поскольку они сделаны с нарушением норм процессуального права, при неправильном применении норм материального права, основаны на недоказанных обстоятельствах.

В соответствии со ст. 28 Закона о кадастре кадастровой ошибкой в сведениях считается воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости.

Согласно части 4 ст. 28 Закона о кадастре, п. 47 Порядка ведения ГКН, утвержденного приказом Минэкономразвития РФ от 04 февраля 2010 года N 42, основанием для исправления кадастровой ошибки являются: представленные документы, необходимые для кадастрового учета изменений объекта либо вступившее в законную силу решение суда об исправлении кадастровой ошибки.

Приказом Минэкономразвития России от 24 ноября 2008 года N 412 утверждены Требования к подготовке межевого плана, в соответствии с п. 70 которых раздел "Заключение кадастрового инженера" оформляется кадастровым инженером в виде связного текста. В случае если в ходе кадастровых работ выявлены ошибки (пересечения, несовпадения, разрывы) в местоположении ранее установленных границ смежных земельных участков (ранее допущенные кадастровые ошибки), границ муниципальных образований или населенных пунктов, в разделе приводятся предложения кадастрового инженера по устранению выявленных ошибок, в том числе результаты необходимых измерений.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

8

Между тем, из имеющегося заключения кадастрового инженера И.В.Н. (т. 1 л.д. 240-252) не следует, что при определении координат характерных точек земельного участка по ул. ***, 1-г с. Черепаново была допущена кадастровая ошибка. Данное заключение фактически сводится к констатации факта наличия кадастровой ошибки без мотивации причин и условий ее допущения. Результатов измерений, необходимых для вывода относительно наличия кадастровой ошибки, межевой план не содержит. Более того, указывая на допущение кадастровой ошибки, кадастровый инженер ссылается на несоответствие установленных границ их фактическому местоположению. Однако на момент проведения землеустроительных работ фактических границ земельного участка не имелось, что подтверждается содержанием межевого плана, графы «описание закрепления границ» и «описание прохождения границы» которого не заполнены (т. 1 л.д. 109).

Обстоятельство размещения ответчиком хозяйственных построек на уровне расположения установленного им забора не может быть расценено в качестве надлежащего доказательства допущения нарушения при проведении землеустроительных работ по установлению границы земельного участка, поскольку земельный участок изначально был предоставлен ответчику из свободных земель, в определенных границах, а не по фактическому пользованию, без предварительного согласования места размещения земельного участка. Таким образом, на основании п. 4 ст. 30 ЗК РФ моменту предоставления земельного участка Чичиланову И.В. предшествовали работы по его формированию и установлению границ участка.

Поскольку необходимых и достаточных доказательств, свидетельствующих о допущении кадастровой ошибки в сведениях при проведении землеустроительных работ и определении границ земельного участка ответчика, не представлено, вывод суда об удовлетворении встречных требований основан на недоказанных обстоятельствах. В связи с чем, решение суда в данной части не может быть признано законным и обоснованным, подлежит отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении встречного иска.

В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его владения, хотя бы эти нарушения и не были связаны с лишением владения.

Согласно п. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь приобретается лицом, которым создана данная вещь для себя, в случае, если данная вещь создана таким лицом с соблюдением закона и иных правовых актов.

9

В соответствии с п. 1 ст. 263 ГК РФ собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам.

На основании ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев признания на нее права собственности за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении или постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

Как разъяснено в п. 23 указанного выше постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации № 10/22 от 29 апреля 2011 года с иском о сносе самовольной постройки имеет право обратиться собственник земельного участка, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки.

Как установлено судом первой инстанции спорные постройки - баня и уборная - были возведены ответчиком Чичилановым И.В. в месте, отличном от места их надлежащего размещения согласно градостроительному плану, -на смежной границе земельных участков.

Согласно заключению специалиста ООО «Бюро технической и правовой экспертизы» Макарова П.И., при полевом обследовании земельных участков выявлено, что хозяйственные строения, возведенные Чичилановым И.В., выступают за границу земельного участка, предоставленного ему в аренду, имеющуюся в государственном кадастре недвижимости. А именно, юго-западная стена бани выступает за границу земельного участка на 0,35м с северо-западной стороны и на 0,68 м с юго-восточной стороны, юго-западная стена уборной - на 0,37 м с северо-западной стороны и на 0,45 м с юго-восточной стороны (т. 1 л.д. 227 - 234).

Отклонив требования Рыжова СВ. об установлении смежной границы участков в обозначенных им координатах, суд фактически установил границу участка истца по задней меже в точках 121-122, согласно межевому плану кадастрового инженера ООО «***» И.В.Н. от 15 апреля 2011 года, внесенных в ГКН. Следовательно, спорные строения

ю

частично расположены на земельном участке истца.

Поскольку спорные объекты возведены Чичилановым И.В. на земельном участке Рыжова СВ., не отведенном Чичиланову И.В. для этих целей, с отступом от утвержденного градостроительного плана, без получения на это разрешения истца, такие объекты являются самовольными постройками, ответчиком право собственности на данные постройки не приобретено. В связи с этим, так как истец как собственник застроенного земельного участка возражает против сохранения спорных построек, а доказательств, свидетельствующих о возможности частичного демонтажа строений, не представлено, спорные постройки подлежат сносу ответчиком как осуществившим их лицом.

Доводы ответчика об изменении места возведения спорных построек по причине прохождения по его участку газопровода и линии электропередач, не могут быть расценены в качестве достаточного основания для сохранения данных построек, поскольку постройки частично возведены в границах земельного участка истца.

Возлагая на Чичиланова И.В. обязанность снести спорные постройки, судебная коллегия считает необходимым в порядке ст. 204 ГПК РФ установить срок исполнения решения в данной части - до 18 июня 2013 года. При определении указанного срока коллегия учитывает объем и характер подлежащих осуществлению ответчиком действий, требования разумности, установленную законом необходимость своевременного восстановления нарушенных прав истца.

Согласно ст. 206 указанного Кодекса при принятии решения суда, обязывающего ответчика совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или денежных сумм, суд в том же решении может указать, что если ответчик не исполнит решение в течение установленного срока, истец вправе совершить эти действия за счет ответчика.

На основании указанной нормы закона судебная коллегия считает необходимым указать в определении на возможность исполнения решения суда в данной части Рыжовым СВ. за счет Чичиланова И.В. в случае неисполнения решения ответчиком в установленный в решении срок.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Красноармейского районного суда Челябинской области от 19 декабря 2012 года в части отказа в иске Рыжову С.В. о понуждении перенести хозяйственные строения, а также в части

11

удовлетворения встречных требований Чичиланова И.В. отменить. Принять в отмененной части новое решение.

Возложить на Чичиланова И.В. обязанность снести хозяйственные постройки - баню и уборную, частично расположенные на земельном участке с кадастровым номером ***по ул. ***, 16 с. Черкасово Красноармейского района Челябинской области, в срок до 18 июня 2013 года. В случае неисполнения решения суда в данной части в установленный срок, признать за Рыжовым С.В. право совершить действия по сносу указанных объектов за счет Чичиланова И.В..

В удовлетворении встречных требований Чичиланова И.В. к Рыжову С.В. об исправлении кадастровой ошибки отказать.

В остальной части данное решение оставить без изменения, а апелляционную жалобу Рыжова С.В. - без удовлетворения.

Судьи:  

12




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-2250/2013
Дата принятия: 18 марта 2013

Поиск в тексте