• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 04 июля 2013 года Дело N 10-2257/2013
 

г. Челябинск

04 июля 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего судьи Мингазина И.И., судей Янковской О.Н. и Печерица А.А., при секретаре Журавлеве П.И.,

с участием государственного обвинителя Минкина Б.Я.,

осуждённого Кожинова Е .В.,

адвоката Кушнаренко И.В. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляци­онной жалобе осуждённого Кожинова Е.В. на приговор Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 18 марта 2013 го­да, которым

КОЖИНОВ Е.В., родившийся **** года в г. ****, судимый: 1) 10 ноября 2005 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев, на ос­новании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, испытатель­ный срок продлевался на 2 месяца; 08 ноября 2006 года условное осуждение отменено, Кожинов Е.В. направлен в колонию-поселение для отбывания на­казания, с исчислением срока наказания с 08 ноября 2006 года, освобождён­ный 07 мая 2008 года по отбытии; 2) 16 августа 2011 года по ч. 1 ст. 157 УК РФ к обязательным работам сроком на 120 часов, наказание отбыто 02 нояб­ря 2011 года; 3) 27 июля 2012 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сро­ком 2 года,

- осуждён по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Феде­рального закона от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к лишению свободы сро­ком на семь лет без штрафа, по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерально­го закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) к лишению свободы сроком на пять лет без ограничения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупно­сти этих преступлений путём частичного сложения к лишению свободы сро­ком на семь лет шесть месяцев без штрафа и ограничения свободы. Также осуждён по ч. 1 ст. 232 УК РФ (в редакции Федерального закона от 05 июня 2012 года № 54-ФЗ) к лишению свободы сроком на два года без ограничения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 де-

2

кабря 2011 года № 420-ФЗ) к лишению свободы сроком на один год. В соот­ветствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений путём по­глощения менее строгого наказания более строгим к лишению свободы сро­ком на два года без ограничения свободы. На основании ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 27 июля 2012 года и в соот­ветствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путём частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору от 27 июля 2012 года назначено лишение свободы сроком на во­семь лет шесть месяцев без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 03 октября 2012 года.

Заслушав доклад судьи Янковской О.Н., выступления осуждённого Кожинова Е.В., адвоката Кушнаренко И.В., поддержавших доводы жалобы, государственного обвинителя Минкина Б.Я., предложившего приговор ос­тавить без изменения, судебная коллегия

установила: Кожинов Е.В. осуждён за:

покушение на незаконный сбыт наркотического средства героина массой 0, 629 г, в крупном размере. Преступление совершено 24 октября 2006 года в 21 час 25 минут в районе автобусной остановки, расположен­ной на пересечении ул. **** и пр. ****, где Кожинов Е.В., имея умысел на незаконный сбыт наркотического средства, передал О.А.А. героин указанной массой. Довести до конца свой умысел Кожинов Е.В. не смог по независящим от него обстоятельствам, в связи с изъятием переданного О.А.А. наркотического средства из незаконного оборота сотрудниками МРО УФСКН в ходе проведённых ОРМ.

незаконный сбыт наркотического средства героина массой 0, 086 г. Преступление совершено 07 декабря 2010 года около 18 часов в квартире 21 дома **** по ул. ****, где Кожинов Е.В., имея умысел на неза­конный сбыт наркотического средства, передал Р.И.В. героин ука­занной массой.

содержание притона для потребления наркотических средств. Пре­ступление совершено в период с января по 28 августа 2012 года и вырази­лось в том, что Кожинов Е.В. место своего проживания - квартиру 21 дома **** по ул. **** неоднократно предоставлял для потребления нар­котических средств Д.А.Г., Р.И.В., где изготавливал наркотическое средство - кустарно изготовленный препарат из эфедрина или из препаратов, содержащих эфедрин, из предоставленных ему компо­нентов, часть которого потреблял совместно с наркозависимыми лицами в качестве вознаграждения за предоставленное им жильё, обеспечивал воз­можность данным лицам употреблять в своей квартире изготовленное им наркотическое средство, находиться в ней длительное время в состоянии

3

наркотического опьянения, чтобы их незаконные действия не были замече­ны правоохранительными органами и посторонними лицами, а после по­сещения его квартиры лицами, употребившими наркотические средства, Кожинов Е.В. убирал приспособления для употребления наркотиков - инъ­екционные шприцы, посуду, используемую для приготовления наркотиче­ского средства, тем самым скрывая содержание притона.

незаконные изготовление, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Преступление совершено 28 августа 2012 года в квартире 21 дома **** по ул. ****, где Кожинов Е.В. около 17 ча­сов без цели сбыта изготовил наркотическое средство - кустарно изготов­ленный препарат из эфедрина или из препаратов, содержащих эфедрин, массой 0, 602 г, которое хранил в своей квартире до 20 часов 30 минут, до его изъятия сотрудниками полиции в ходе обследования квартиры.

Преступления совершены в г. Магнитогорске Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осуждённый Кожинов Е.В., не оспаривая приговор в части его осуждения за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, просит его отменить по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, назначить новое рассмотрение уголовного дела в ином со­ставе суда. Считает, что судом неверно оценены доказательства. В обоснова­ние указывает, что показания О.А.А., изложенные в приговоре, которым она осуждена о том, что она приобрела героин у своего знакомого по имени Евгений, не могут свидетельствовать о приобретении героина у не­го; показания Р.И.В., данные в ходе предварительного следствия, не подтверждены ею в ходе судебного разбирательства, поэтому не должны бы­ли учитываться в качестве доказательства в силу ст. 14 УПК РФ. По мнению осуждённого, показания оперативных сотрудников наркоконтроля и нарко­зависимых О.А.А., Р.И.В. не должны были учитываться в качестве доказательств также в силу их заинтересованности вынесения в от­ношении него обвинительного приговора. Считает, что уголовное дело су­дом рассмотрено не всесторонне, с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов. Полагает, что достаточных доказательств его ви­новности в сбытах наркотических средств - результатов ОРМ «проверочных закупок», наличия изъятых денежных средств, фото и видеосъёмки, судом в приговоре не приведено. Видит нарушения процессуального закона в том, что опознание его свидетелем проведено по фотографии, спустя 6 лет после совершения инкриминируемого деяния, полагая, что опознание должно было проводиться в ходе очной ставки со свидетелем. Считает, что его невинов­ность в сбытах наркотических средств подтверждена и тем фактом, что после сбытов в отношении него ОРМ не проводились, он не задерживался. В обос­нование невиновности в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ указывает, что наркозависимая Д.А.Г. в судебное за­седание не явилась, её показания, несмотря на возражение стороны защиты, были оглашены, а свидетель Р.И.В. в судебном заседании не под-

4

твердила показания, данные в ходе предварительного следствия. Считает, что доказательств, представленных стороной обвинения в совершении им преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ, недостаточно для его осуждения. Указывает, что в ходе медицинского освидетельствования Р.И.В. в её крови наркотических средств не обнаружено, а в крови Д.А.Г. обнаружены наркотики опиоидной группы. Данный факт, по мнению осуждённого, опровергает версию обвинения об употреблении дан­ными лицами в его квартире наркотического средства «Джэф», которое отне­сено к другому вида наркотика, нежели обнаруженного в крови Д.А.Г. В обоснование невиновности в совершении преступления, предусмот­ренного ч. 1 ст. 232 УК РФ указывает, что его квартира под притон оборудо­вана не была, то есть не имела соответствующего ремонта, вентиляционных систем, иной техники, средств конспирации, приспособлений для приготов­ления наркотических средств, за коммунальные платежи имелся долг, в ней он проживал с сожительницей и ребёнком, квартира использовалась ими для сна, отдыха и приёма гостей, цели создания в ней притона при её приобрете­нии у него не было.

В судебном заседании в дополнение к апелляционной жалобе адвокат Кушнаренко И.В. просит оправдать Кожинова Е.В. в совершении преступле­ний, предусмотренных ч. 1 ст. 228.1, 30 ч. 3, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 232 УК РФ в связи с недоказанностью его вины, по ч. 1 ст. 228 УК РФ уголовное дело прекратить в связи с декриминализацией, Кожинова Е.В. из-под стражи освободить. Полагает, что судом не приняты во внимание при рассмотрении дела и оценке доказательств доводы стороны защиты, в ходе судебного раз­бирательства судом приняты во внимание только доводы стороны обвине­ния. Считает, что приговор подлежит отмене по основанию, предусмотрен­ному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ. Ссылаясь на показания Кожинова Е.В., полага­ет, что умысел на незаконный сбыт наркотических средств не доказан. Об­ращает внимание, что по преступлению, совершённому 24 октября 2006 года, исходя из показаний сотрудника госнаркоконтроля Ш.П.Н., Кожи­нов Е.В. как лицо, причастное к сбытам наркотических средств, сотрудникам УФСКН известен не был, ОРМ в отношении него не проводилось. Считает, что проведённое ОРМ 24 октября 2006 года следует считать провокацией, поскольку А.В.Р. является наркозависимой, проведение ОРМ в от­ношении О.А.А. было инициировано сотрудниками госнаркокон­троля. Полагает, что вступивший в законную силу приговор в отношении О.А.А., в котором указано, что она приобрела героин у парня по имени Е. по прозвищу «Кожан», не может служить доказательством сбыта героина 24 октября 2006 года Кожиновым Е.В. Считает, что приговор подлежит отмене в связи с допущенными в ходе предварительного следствия нарушениями процессуального закона. В частности недопустимым доказа­тельством считает протокол опознания свидетелем О.А.А. Кожи­нова Е.В. по фотографии, поскольку О.А.А. по приметам и особен­ностям, в связи с которыми она могла опознать Кожинова Е.В. не допраши-

5

валась, опознание проведено спустя 6 лет после описываемых свидетелем событий, при опознании О.А.А. не разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, лица, изображённые на фотографиях в протоколе опозна­ния, не являются внешне схожими. По этой причине полагает, что протокол допроса свидетеля О.А.А. от 07 ноября 2006 года также следует признать недопустимым доказательством. Считает, что судом при решении вопроса о виновности Кожинова Е.В. в совершении преступления 24 октября 2006 года не принята во внимание справка, предоставленная защитой о том, что в момент инкриминируемого деяния Кожинов Е.В. находился на работе. Полагает, что виновность Кожинова Е.В. и в сбыте наркотического средства Р.И.В. не доказана ввиду недостаточности доказательств. В этой связи считает, что показания сотрудника госнаркоконтроля Л.В.А. и наркозависимой Р.И.В. не следовало принимать во внимание. Пола­гает недоказанной вину Кожинова Е.В. в совершении преступления, преду­смотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ по основаниям, изложенным в жалобе осуж­дённого. Также полагает, что виновность Кожинова Е.В. в данном преступ­лении не доказана в связи с тем, что Д.А.Г., будучи 28 августа 2012 года в состоянии наркотического опьянения, в этом же состоянии допраши­валась утром 29 августа 2012 года. По этим основаниям, по мнению адвока­та, протокол допроса данного свидетеля следует признать недопустимым до­казательством. Ссылаясь на Постановление правительства РФ от 01 октября 2012 года № 1002, полагает, что уголовное дело в части осуждения Кожино­ва Е.В. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ необходимо прекратить в связи с декриминализацией данного деяния с 01 января 2013 года. Считает недопустимыми доказательствами заключения химических экспертиз, поскольку на экспертизы предоставлялись объекты, не признан­ные в качестве вещественных доказательств, эксперты об уголовной ответст­венности за дачу заведомо ложного заключения предупреждались заранее, не в день начала производства экспертиз, в заключениях экспертов не имеется отметок о предупреждении их об уголовной ответственности. Считает недо­пустимыми доказательствами протоколы досмотров О.А.А. и Р.И.В. в связи с тем, что данные протоколы оформлены в соответствии с требованиями КоАП РФ, в то время как О.А.А. и Р.И.В. были задержаны не в связи с совершением ими административных правона­рушений. Считает проведённое ОРМ «Проверочная закупка» 24 октября 2006 года недопустимым доказательством, поскольку в материалах дела от­сутствует заявление А.В.Р. о согласии на участие в ОРМ, отсутст­вует постановление о рассекречивании ОРМ, протокол передачи А.В.Р. денежных средств. Обращает внимание, что при сходных ситуациях действия Кожинова Е.В. квалифицированы в одном случае как оконченный сбыт наркотических средств, а в другом - как покушение на сбыт наркотиче­ских средств.

Апелляционное представление государственным обвинителем Костяевой Л.А. отозвано до начала судебного заседания.

6

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы сторон, судеб­ная коллегия не находит предусмотренных законом оснований для отмены либо изменения приговора. Доводы осуждённого несостоятельны, удовле­творению не подлежат. При этом судебная коллегия руководствуется поло­жениями ст. 389.19 УПК РФ о недопустимости ухудшения положения осуж­дённых при отсутствии об этом доводов, изложенных в принесённых в уста­новленные законом сроки представлении, жалобах со стороны обвинения.

Решение суда в части установленных в состязательном процессе и из­ложенных в приговоре фактических обстоятельств совершённых осуждён­ным преступлений является обоснованным. Оно подтверждается достаточ­ной совокупностью всесторонне исследованных в суде с участием сторон и оценённых по правилам ст.ст. 73, 88, 307 УПК РФ доказательств, отражён­ных в приговоре суда.

Суд, исследовав в полном объёме собранные доказательства и сопоставив их друг с другом, оценив их, пришёл к обоснованному выводу о виновности Кожинова Е.В. в: покушении на незаконный сбыт наркотического средства - героина массой. 0, 629 г в крупном размере; незаконном сбыте наркотического средства героина массой 0, 086 г; содержании притона для потребления наркотических средств и в незаконных изготовлении, хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Как видно из материалов дела и верно указано судом в приговоре, умысел Кожинова Е.В. на незаконный сбыт наркотического средства -героина подтверждён: показаниями оперативного сотрудника Ш.П.П., которому со слов О.А.А. известно, что она 24 октября 2006 года у парня по имени Е. по прозвищу «Кожан» для себя и А.В.Р. приобрела наркотическое средство героин; показаниями свидетелей О.А.А. и А.В.Р., данных в ходе предварительного следствия о приобретении 24 октября 2006 года О.А.А. у Е. по прозвищу «Кожан» героина; протоколом личного досмотра О.А.А., в ходе которого 24 октября 2006 года она в присутствии понятых пояснила, что изъятое у неё вещество является героином, который она приобрела без цели сбыта у парня по имени Е.; показаниями оперативного сотрудника Л.В.А. о том, что задержанная с наркотическим средством - героином, Р.И.В. пояснила, что героин 07 декабря 2010 года она приобрела у парня по имени Е.; показаниями свидетеля Р.И.В., данными в ходе предварительного следствия о приобретении 07 декабря 2010 года у Кожинова Е.В. героина; протоколом личного досмотра Р.И.В., в ходе которого 07 декабря 2010 года она в присутствии понятых пояснила, что изъятое у неё вещество является героином, который она приобрела у Кожинова Е.; заключениями судебных химических экспертиз, согласно которых у О.А.А. и Р.И.В. при задержании изъят героин массой 0, 629 г и 0, 086 г,

7

соответственно.

Факты содержания Кожиновым Е.В. притона для потребления наркотических средств, а также незаконного изготовления и хранения без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, как верно указано в приговоре, подтверждены показаниями свидетелей Л.В.А. об обнаружении в квартире осуждённого шприцов с наркотическим средством -кустарно изготовленным препаратом из эфердрина, эмалированной чашки со следами эфедрина, шприцом с соляной кислотой, в квартире также находились Д.А.Г. и Р.И.В., находившийся в квартире Кожинов Е.В. пояснил, что на кухне изготовил наркотическое средство «Джэф», Д.А.Г. и Р.И.В. пояснили, что с января 2012 года приходят в квартиру к Кожинову Е.В., приносят с собой лекарства бронхотон или бронхолитин, каустическую соду, марганец, из них Кожинов Е.В. готовит наркотическое средство, которое совместно с ними употребляет; данные показания даны свидетелями Д.А.Г. и Р.И.В. в ходе предварительного следствия; протоколом обследования квартиры Кожинова Е.В., в ходе которого изъяты 2 шприца с кустарно изготовленным препаратом из эфедрина или препаратов, содержащих эфедрин, шприц с соляной кислотой, металлическая чашка со следами эфедрина; заключениями судебных экспертиз, согласно которым: в изъятых в квартире Кожинова Е.В.: шприце обнаружена 19, 2% соляная кислота, которая отнесена к прекурсорам наркотических средств и психотропных веществ; двух шприцах обнаружено наркотическое средство - кустарно изготовленный препарат из эфедрина или препаратов, содержащих эфедрин массой 0, 602 г; внутри чашки обнаружены следовые количества сильнодействующего вещества эфедрина; показаниями свидетелей Ш.В.В., К.Р.Г., Ч.А.В., Ф.Н.А. - соседей по подъезду Кожинова Е.В. о том, что во время проживания Кожинова Е.В. из его квартиры исходил запах уксуса, растворителя, к Кожинову Е.В. постоянно приходили посторонние лица, по виду наркоманы.

Данные доказательства согласуются между собой, являются достаточными для выводов суда о виновности Кожинова Е.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 232, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Доводы осуждённого и адвоката о невиновности в незаконных сбытах наркотического средства героина и о невиновности в содержании притона для потребления наркотических средств опровергнуты судом совокупностью исследованных доказательств.

Вопреки утверждениям адвоката кустарно изготовленный препарат из эфедрина или препаратов, содержащих эфедрин массой 0, 602 г, в соответствии с Постановлением правительства от 01 октября 2012 года № 1002, отнесён к наркотическим средствам, уголовная ответственность за

8

незаконный оборот которого наступает при его хранении и изготовлении массой от 0, 5 г.

Выводы суда о фактических обстоятельствах совершённых осуждённым преступлений соответствуют требованиям ст. 14 УПК РФ. Данные выводы суда полностью разделяет и судебная коллегия.

Показаниям свидетелей обвинения Р.И.В., О.А.А., Ш.П.П., Л.В.А. вопреки утверждениям осуждённого и адвоката, дана правильная оценка.

Суд верно отнёсся критически к показаниям свидетелей Р.И.В. и О.А.А., данным в ходе судебного заседания, поскольку данные показания противоречат совокупности исследованных судом доказательств. Очевидно, что позиция данных свидетелей в ходе судебного разбирательства о том, что Кожинов Е.В. никогда не сбывал им героин, выдвинута с целью смягчения ответственности их знакомого Кожинова Е.В.

Доводы осуждённого о недопустимости показаний оперативных сотрудников полиции Ш.П.П. и Л.В.А. в связи с их заинтересованностью в исходе дела, судебная коллегия находит несостоятельными. Сведений о заинтересованности данных свидетелей в исходе дела не представлено как суду первой, так и апелляционной инстанции.

Доводы о невиновности в сбытах наркотических средств в связи с тем, что Кожинов Е.В. не был сразу задержан после совершения преступлений, не ставят под сомнение факты приобретения О.А.А. и Р.И.В. героина 24 октября 2006 года и 07 декабря 2010 года, соответственно, у Кожинова Е.В. Факт отсутствия специального ремонта и наличия специального оборудования для изготовления и потребления наркотических средств в квартире Кожинова Е.В. не ставит под сомнение содержание Кожиновым Е.В. в своей квартире притона. Наличие объективной стороны содержания притона для потребления наркотических средств достаточно полно изложено в приговоре. Данные выводы суда полностью разделяет судебная коллегия. Наличие наркотического опьянения Д.А.Г. и Кожинова Е.В. при их медицинском освидетельствовании 28 августа 2012 года, в связи с употреблением ими наркотических средств группы опия, не ставит под сомнение содержание Кожиновым Е.В. притона, поскольку для квалификации действий лица по ст. 232 УК РФ не имеет значения потребление наркотических средств одной либо разных групп.

Показания Кожинова Е.В. о том, что к незаконным сбытам наркотических средств и к содержанию притона для их потребления он не причастен, опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

9

Показания свидетелем Д.А.Г. 29 августа 2012 года даны спустя более чем через 13 часов после задержания указанного свидетеля в квартире Кожинова Е.В. Поэтому доводы адвоката о недопустимости показаний данного свидетеля в связи с нахождением в состоянии наркотического опьянения, явно надуманны.

Очевидно, что признавая факт незаконного изготовления и хранения наркотических средств и отрицая факты их сбыта и содержания притона для их потребления, осуждённый пытался избежать осуждения за более тяжкие преступления, в том числе покушения на особо тяжкое преступление.

Показания осуждённого в части нахождения на работе в момент совершения преступления 24 октября 2006 года судом оценены и обоснованно отвергнуты.

Представленный анализ доказательств стороной защиты не может быть признан объективным, поскольку сделан исключительно в интересах осуж­дённого, противоречит фактическим обстоятельствам.

Внесение изменений в уголовный закон, вступивших в силу 01 января 2013 года (№ 18-ФЗ от 01 марта 2012 года), не улучшило положение осуж­дённых по чч. 1,2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 232 УК РФ, поэтому не вле­чёт оснований для внесения изменений в постановленный в отношении Ко­жинова Е.В. приговор.

Квалифицируя действия Кожинова Е.В., суд учёл положения ст.ст. 9, 10 УК РФ о необходимости квалификации его действий в соответствии с уголовным законом, действовавшим во время совершения преступлений. Выводы о квалификации действий осуждённого являются верными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора в ходе проведения предварительного расследования вопреки доводам адвоката не допущено. Доводы осуждённого и адвоката о недопустимости опознания по фотографии в связи с проведением его по истечении 6 лет после совершения преступления, а также в связи с допущенными нарушениями процессуального закона, о недопустимости протокола допроса свидетеля О.А.А. основаны на неправильном понимании закона, не соответствуют действительности. Протоколы допросов свидетеля О.А.А. от 07 ноября 2006 года и от 17 октября 2012 года соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона: свидетелю разъяснены предусмотренные уголовно-процессуальным законом права и ответственность, о чём имеются подписи свидетеля, протоколы свидетелем прочитаны (том 1, л.д. 79-81, 112-113). Уголовно-процессуальный закон не содержит ограничений во времени, в течение которого возможно проведение опознания по фотографии. Протокол опознания соответствует требованиям

10

ст.ст. 166-167 УПК РФ, содержит указание на участвующих лиц, которым перед началом следственного действия разъяснены права и порядок его проведения, лица, изображённые на фотографиях, предъявленных опознающему, достаточно схожи, О.А.А., согласно имеющимся подписям, перед опознанием предупреждена об уголовной ответственности, предусмотренной ст.ст. 307, 308 УПК РФ и ей разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, обоснование причин, по которым свидетель опознала Кожинова Е.В., изложено достаточно полно (том 1, л.д. 114-118).

Перед производством судебных химических экспертиз все эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чём имеются соответствующие подписи в заключениях экспертов, либо в подписках, являющихся неотъемлемой частью заключений (том 1, л.д. 86, 136, 228-230, 234-236). Уголовно-процессуальный закон не содержит ограничений по времени, в течение которого эксперт должен быть предупреждён об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

При этом, в соответствии со ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами являются предметы, представляющие значимость для уголовного дела в процессе доказывания. Следователь, исходя из положений ст. 38 УПК РФ является процессуально независимым лицом, которое самостоятельно направляет ход расследования и принимает решения в том числе о значимости для доказывания определённых предметов. Исходя из материалов уголовного дела, достоверные сведения о том, что изъятые по делу предметы и вещества являются наркотическими средствами, получены следователем после производства судебных химических экспертиз. Поэтому выводы органов следствия о необходимости признания изъятых предметов и веществ в качестве вещественных доказательств по делу после получения достоверных сведений о том, что они являются наркотическими средствами, обоснованны и логичны. Кроме того, уголовно-процессуальный закон не содержит требования о необходимости направления экспертам для производства судебных экспертиз только вещественных доказательств. Поэтому доводы адвоката и в данной части несостоятельны.

Материалы дела свидетельствуют, что преступление расследовано и дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального за­конодательства. Суд должным образом исследовал и дал оценку доказатель­ствам, в том числе результатам ОРМ, обоснованно признав их законными. Доводы адвоката о незаконности проведённого ОРМ 24 октября 2006 года, о недопустимости доказательств - протоколов личных досмотров А.В.Р., Р.И.В., о недопустимости протоколов их допросов, основаны на неправильном понимании закона. Так, в соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополни­тельной проверки. Поскольку в отношении О.А.А. и Р.И.В.

11

постановлены приговоры, которыми перечисленные следственные и процессуальные действия признаны законными, суд обоснованно в соответ­ствии с требованиями уголовно-процессуального закона признал данные следственные и процессуальные действия допустимыми доказательствами.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями закона. Нарушений требований ст. 15 УПК РФ не допущено.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всесто­роннего и полного исследования обстоятельств дела. Необоснованных отка­зов осуждённому и его защитнику в удовлетворении их ходатайств не усмат­ривается. Требования ст. 281 УПК РФ при оглашении показаний свидетелей соблюдены.

Согласно ст. 6 УК РФ, справедливость назначенного наказания заклю­чается в его соответствии характеру и степени общественной опасности пре­ступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Данное требование закона включает обязанность суда назначить осуждённому нака­зание, предусмотренное санкцией статьи, по которой он признан виновным. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьёй, возможно только в случае применения ст. 64 УК РФ.

При определении вида и размера наказания осуждённому, суд учёл: смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, данные о его личности, характер и степень общественной опасности совершённых преступлений, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Суд первой инстанции не нашёл оснований для применения положений ст.ст. 64 и 73 УК РФ, ч. 6 ст. 15 УК РФ, не находит их и судебная коллегия.

При назначении наказания Кожинову Е.В. судом обоснованно применены положения ч. 3 ст. 66 УК РФ. Размер назначенного наказания соответствует требованиям ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ.

Применение положений ст.ст. 69, 70 УК РФ при назначении наказания обоснованно.

Вид исправительного учреждения, в котором осуждённому постановлено отбывать наказание, определён судом верно, в соответствии с положениями ст. 58 УК РФ.

Оснований для отмены либо изменения приговора апелляционная жалоба не содержит.

12

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Че­лябинской области от 18 марта 2013 года в отношении КОЖИНОВА Е.В. оставить без изменения, апелляционную жалобу осуждённого Кожинова Е.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 10-2257/2013
Дата принятия: 04 июля 2013

Поиск в тексте