• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 15 января 2013 года Дело N 11-1104/2013
 

15 января 2013 годаг. Челябинск

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующегоЖуравлевой М.П.

судейЩербаковой Е.А., Малоедовой Н.В.

при секретареГорнаткиной В.Е.

в открытом судебном заседании рассмотрела гражданское дело по апелляционной жалобе Монятовской В.С., действующей за себя и в интересах Монятовского А.Г., Монятовского В.А. на решение Орджоникидзевского районного суда г.Магнитогорска Челябинской области от 01 октября 2012 года по иску Монятовского А.Г., Монятовской В.С., Монятовского В.А. к Сторожниченко Ю.В., Маняхину П.А., Крупину В.А., Копьевой В.О., Копьевой Р.А., нотариусу Краснихиной Н.В., нотариусу Арсентьевой М.А. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок.

Заслушав доклад судьи Журавлевой М.П. об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, возражения ответчика Копьевой В.О., ее представителя Шашевой Л.Г. относительно доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Монятовский А.Г., Монятовская B.C., Монятовский В.А. обратились в суд с иском к Сторожниченко Ю.В., Маняхину П.А., Крупину В.А., Копьевой В.О., Копьевой Р.А., нотариусу Краснихиной Н.В., нотариусу Арсентьевой М.А. о признании недействительными и о применении последствий недействительности следующих сделок в отношении квартиры по адресу: г.Магнитогорск, ул. ***, 5-18:

-доверенности, выданной Монятовским В.А. Крупину В.А. 20 августа 2010 года на право продажи 1/3 доли в праве собственности на квартиру;

-договора купли-продажи 1/3 доли в праве собственности на квартиру, заключенного 07 декабря 2010 года между Крупиным В.А., действующим от имени Монятовского В.А., и Маняхиным П.А.;

-доверенности, выданной Монятовским А.Г. Монятовской B.C. 11 апреля 2011 года, на право управлять и распоряжаться имуществом;

2

- договора купли-продажи квартиры, заключенного 16 апреля 2011 года Монятовской B.C., действующей за себя и по доверенности от имени Монятовского А.Г., Крупиным В.А., действующим по доверенности от имени Маняхина П.А., с Копьевой Р.А. и Копьевой В.О.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что спорная квартира принадлежала им на основании договора приватизации по 1/3 доли в праве собственности за каждым; Монятовский В.А. никогда не собирался продавать свою долю в квартире, а имел намерения заложить ее, подписывая у нотариуса документы на продажу спорного имущества, он полагал, что оформляет договор залога; считает договор купли-продажи притворной (мнимой) сделкой, не влекущей правовых последствий; поскольку право Маняхина П.А. основано на ничтожной сделке, истцы полагают, что он не приобрел право на дальнейшее отчуждение 1/3 доли в спорной квартире. После продажи Монятовским В.А. своей 1/3 доли, Крупин В.А. в результате постоянного давления понудил Монятовскую B.C. и Монятовского А.Г. продать принадлежащие им 2/3 доли в праве собственности на квартиру. Монятовский А.Г., находясь в больнице в тяжелом состоянии, выдал супруге Монятовской B.C. доверенность на право управления и распоряжения имуществом. В связи с тем, что сделки являются ничтожными, истцы просят применить последствия недействительности сделки и возвратить им спорную квартиру.

Ответчик Копьева Р.А., представитель ответчиков Копьевых - Шашева Л.Г. исковые требования не признали, полагают, что оснований сомневаться в том, что Монятовский А.Г. из-за болезни не мог понимать значение своих действий и руководить ими, не имеется; сделки он заключал по доброй воле; сделки, совершенные Монятовским В.А., также соответствуют требованиям действующего законодательства, доказательств, подтверждающих отсутствие воли у Монятовского В.А. на продажу доли квартиры, стороной истца не представлено; просят применить срок исковой давности и отказать в иске в связи с пропуском срока исковой давности (л.д.196-197).

Ответчик Арсентьева М.А. - нотариус нотариального округа Магнитогорского городского округа Челябинской области в письменном отзыве на иск указала, что при оформлении доверенности от Монятовского В.А. требования закона были соблюдены, Монятовский В.А. ясно выразил свою волю на оформление доверенности, текст доверенности был зачитан вслух, дееспособность Монятовского В.А. нотариусом была проверена.

Ответчик Краснихина Н.В. - нотариус нотариального округа Магнитогорского городского округа Челябинской области в письменном отзыве и пояснениях в судебном заседании указала, что при оформлении генеральной доверенности от 11 апреля 2011 года от имени Монятовского А.Г. его психическое состояние у нее не вызвало сомнений, на все

3

поставленные вопросы он отвечал правильно, речь была медленной в силу болезненного состояния, но понятной; при оформлении доверенности требования закона были соблюдены, Монятовский А.Г. ясно выразил свою волю на оформление доверенности на свою супругу Монятовскую B.C.; ввиду слабости Монятовского А.Г. и по его просьбе доверенность была подписана рукоприкладчиком Алешковой С.С. (л.д. 109,131).

Иные лица, участвующие в деле, в судебном заседании не присутствовали.

Суд постановил решение, которым в удовлетворении исковых требований отказал.

В апелляционной жалобе Монятовская B.C., действующая в своих интересах и интересах недееспособного супруга Монятовского А.Г., Монятовский В.А. просят решение суда отменить ввиду нарушения норм материального и процессуального права. Указывают на то, что Монятовский В.Г. не хотел продавать 1/3 долю в квартире, а имел намерение заложить ее на условиях предварительного договора купли-продажи, доверенность на имя Крупина В.А. была оформлена в качестве гарантии возврата заемных денежных средств; сделка, заключенная между Маняхиным П.А. и Крупиным В.А., действующим от имени Монятовского В.А., не была направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей; Крупин В.А. своих обязательств по договору поручения с Монятовским В.А. не исполнил. Кроме того, Монятовский А.Г. признан недееспособным решениемПравобережного районного суда

г.Магнитогорска Челябинской области от 16 августа 2012 года, следовательно, при подписании доверенности от 11 апреля 2011 года на Монятовскую B.C. он не мог понимать значение своих действий, а Монятовская B.C. не могла распоряжаться имуществом. Крупин В.А. неоднократно приезжал к Монятовским и понуждал их к продаже, принадлежащих им 2/3 долей в праве собственности на квартиру, на истцов оказывалось психологическое давление, они не имели добровольного желания продать свои доли в спорной квартире. Копьевы знали обо всех обстоятельствах сделки. Истцы полагают, что срок исковой давности по оспариванию недействительности оспоримой сделки договора купли-продажи от 16 апреля 2011 года не пропущен, поскольку 19 марта 2012 года ими был предъявлен иск о признании договоров купли-продажи спорной квартиры недействительными, 01 июня 2012 года указанное исковое заявление Орджоникидзевским районным судом г. Магнитогорска оставлено без рассмотрения; повторно истцы обратились с иском в суд 13 июля 2012 года. Интересы недееспособного Монятовского А.Г. никто не представлял, что является нарушением его процессуального права.

Истцы Монятовский А.Г., Монятовская B.C., Монятовский В.А.,

ответчики Сторожниченко Ю.В., Маняхин П.А., Крупин В.А., нотариус Краснихина Н.В., нотариус Арсентьева М.А., Копьева Р.А., представители третьих лиц органа опеки и попечительства администрации г. Магнитогорска и Управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещены, в суд не явились. Судебная коллегия на основании положений статей 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Монятовскому А.Г., Монятовской B.C. и Монятовскому В.А. на праве общей долевой собственности (по 1/3 доли каждому) принадлежала двухкомнатная квартира 18 дома 5 по ул. *** в г. Магнитогорске на основании договора приватизации №9434 от 08 июля 2004 года (л.д.9-11, 122).

20 августа 2010 года между Монятовским В.А. и Крупиным В.А., действующим от имени Сторожниченко Ю.В. по нотариальной доверенности от 12 декабря 2008 года, заключен предварительный договор купли-продажи доли квартиры, по условиям которого стороны договорились о подготовке и заключении в дальнейшем договора купли-продажи между Сторожниченко Ю.В. и Монятовским В.А. принадлежащей последнему 1/3 доли в праве собственности на квартиру по адресу: г. Магнитогорск, ул. ***, дом 5, квартира 18 за *** рублей, уплаченных до подписания договора (л.д. 12).

В этот же день (20 августа 2010 года) Монятовский В.А. выдал доверенность, удостоверенную нотариусом нотариального округа Магнитогорского городского округа Челябинской области Лукьяновой М.А., уполномочивающую Крупина В.А. продать за цену и на условиях по своему усмотрению принадлежащую ему 1/3 долю в праве собственности на спорную квартиру (л.д. 14).

07 декабря 2010 года Крупин В.А., действующий на основании указанной доверенности от имени Монятовского В.А., продал 1/3 долю в праве собственности на квартиру за *** рублей Маняхину П.А. (л.д.82).

11 апреля 2011 года Монятовский А.Г. выдал генеральную доверенность с широкими полномочиями, удостоверенную нотариусом нотариального округа Магнитогорского городского округа Челябинской области Краснихиной Н.В., уполномочивающую Монятовскую B.C. управлять и распоряжаться всем имуществом, в соответствии с этим заключать все

разрешенные законом сделки, в частности: продавать строения и другое имущество, подписывать договоры, производить расчеты по заключенным сделкам; ввиду болезни Монятовского А.Г. по его личной просьбе в присутствии нотариуса за него расписалась А.С.С. (л.д.79).

16 апреля 2011 года между Монятовской B.C., действующей в своих интересах и от имени Монятовского А.Г, по нотариальной доверенности от 11 апреля 2011 года, Крупиным В.А., действующим от имени Маняхина П.А. по нотариальной доверенности от 29 сентября 2009 года, и Копьевой Р.А., Копьевой В.О. заключен договор купли-продажи долей квартиры, на основании которого, Копьева В.О. и Копьева В.А. стали долевыми собственниками по Уг

Согласно пункту 3 договора купли-продажи от 16 апреля 2011 года, указанная квартира оценена сторонами и продана за *** рублей, из которых *** рублей уплачены покупателями Маняхину П.А. до подписания договора, *** рублей будут уплачены после подписания договора; *** уплачены покупателями Монятовской B.C. и Монятовскому А.Г. до подписания договора, *** - будут уплачены в течение 10 дней с момента регистрации договора.

Из заявлений, имеющихся в материалах дела, следует, что от покупателей Копьевых в качестве оплаты за продажу спорной квартиры Крупин В.А. получил денежные средства в размере *** рублей, Монятовская B.C. - *** рублей (л.д.84,85).

Судом установлено и не оспаривалось сторонами, что на денежные средства, полученные от продажи долей в праве собственности на квартиру, Монятовской B.C. и Монятовским А.Г. приобретена однокомнатная квартира по адресу: г. Магнитогорск, ул. ***, дом 129, корпус 2, квартира 1 на первом этаже; в которую Монятовские въехали и проживают в настоящее время.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании недействительной доверенности, выданной Монятовским В.А. Крупину В.А. 20 августа 2010 года, и договора купли-продажи, заключенного 07 декабря 2010 года между Крупиным В.А., действующим от имени Монятовского В.А., и Маняхиным П.А., суд, руководствуясь пунктами 1 и 2 статьи 170, статьями 549, 550, 551, 554, 555 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что договор купли-продажи не содержит признаков мнимой и притворной сделки, поскольку воля сторон была направлена на переход права собственности на спорное имущество от истцов к ответчику; договор по форме и содержанию

л -?

"' .'

}

6

соответствует закону, исполнен сторонами, переход права собственности зарегистрирован.

Суд также пришел к выводу, что воля Монятовского В.А. при подписании доверенности была направлена именно на продажу доли квартиры и получение за нее денежных средств, волеизъявление Монятовского В.А. соответствовало его действительной воле.

Доказательств того, что выданная Монятовским В.А. доверенность от 20 августа 2010 года, уполномочивающая Крупина В.А. продать за цену и на условиях по своему усмотрению принадлежащую Монятовскому В.А. долю в квартире, оформлена в нарушение требований действующего законодательства и с пороком воли со стороны Монятовского В.А., суду не представлено.

В указанной доверенности не оговорено, что она выдана в обеспечение договора займа и осуществление полномочий по доверенности не ставится в зависимость от исполнения обязательств по договору займа.

Из отзыва нотариуса Арсентьевой М.А. следует, что при оформлении доверенности от 20 августа 2010 года на имя Крупина В.А. требования закона были соблюдены, воля Монятовского В.А. на оформление доверенности была четко выражена, его дееспособность проверена, текст доверенности был зачитан вслух; за отменой доверенности Монятовский В.А. не обращался.

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что сделка, заключенная между Маняхиным П.А. и Крупиным В.А., действующим от имени Монятовского В.А., не была направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а Крупин В.А. своих обязательств по договору поручения не исполнил, являются бездоказательными.

Доводы Монятовского В.А. в апелляционной жалобе о том, что доверенность оформлена в обеспечение договора займа, заключенного им с Крупиным В.А., намерений продать 1/3 долю в праве собственности на квартиру он не имел, а доверенность на имя Крупина В.А. была оформлена в качестве гарантии возврата заемных денежных средств, направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, оснований для которой судебная коллегия не усматривает, поскольку все доказательства оценены по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и такая оценка доказательств судом не привела к неправильному разрешению спора.

Заявляя требования о признании недействительными доверенности, выданной Монятовским А.Г. Монятовской B.C. 11 апреля 2011 года, на

право управления и распоряжения имуществом, а также договора купли-продажи квартиры, заключенного 16 апреля 2011 года Монятовской B.C., действующей за себя и по доверенности от имени Монятовского А.Г., и Крупиным В.А., действующим по доверенности от имени Маняхина П.А., с Копьевой Р.А. и Копьевой В.О., истцы, ссылаясь на статью 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, указали, что Монятовский А.Г. не понимал значение своих действий.

Согласно части 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Необходимым условием действительности сделки является соответствие волеизъявления воле лица, совершающего сделку. Таким образом, сделку, совершенную гражданином в состоянии, когда он не осознавал окружающей его обстановки, не отдавал отчета в совершаемых действиях и не мог ими руководить, нельзя считать действительной.

Обосновывая свои требования, истцы ссылались на решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 16 августа 2012 года о признании Монятовского А.Г. недееспособным, и на заключение экспертов ГУЗ «Областная психиатрическая больница № 5 г.Магнитогорска» № 926 от 03 августа 2012 года, из которого следует, что Монятовский А.Г. обнаруживает признаки психического расстройства в форме сосудистой деменции, степень и глубина психических расстройств выражены глубоко, что лишают возможности правильно понимать значение своих действий и руководить ими, давать им отчет (л.д. 146-149, 173-174).

Однако как следует из материалов дела, Монятовский А.Г. признан недееспособным более чем через год после совершения сделки; а из решения суда и из заключения судебно-медицинской экспертизы не усматривается, что Монятовский А.Г. на момент выдачи доверенности и заключения договора купли-продажи находился в таком состоянии, когда не мог отдавать отчет своим действиям.

Монятовский А.Г. уклонился от проведения судебно-медицинской экспертизы, назначенной определением суда, на разрешение которой были поставлены вопросы о психическом состоянии Монятовского А.Г. на день выдачи доверенности.

8

Заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу не являются исключительными средствами доказывания и оцениваются судом в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

Из представленных суду доказательств, в том числе пояснений нотариуса Краснихиной Н.В., показаний свидетелей Кузьминой Л.А., Луговских Н.В. следует, что Монятовский А.Г. сам изъявил желание продать свою долю в квартире, показывал квартиру покупателям, в больнице сам попросил поставить за него подпись в доверенности на имя жены на распоряжение своим имуществом, он отвечал на все вопросы нотариуса и понимал для чего пригласили нотариуса, четко выразил свою волю, сомнений в его дееспособности у нотариуса не возникло; Монятовский А.Г. вместе с женой освободил спорную квартиру, вывез вещи, переехав в другую однокомнатную квартиру, которую они купили на деньги, полученные от продажи своих долей в квартире, снялись с регистрационного учета, перевели пенсию по новому месту жительства; никаких возражений относительно переезда Монятовский А.Г. не заявлял.

Кроме того, в выписном эпикризе от 21 апреля 2011 года указано, что Монятовский А.Г., обращенную к нему речь понимал полностью, из чего следует, что во время нахождения Монятовского А.Г. на лечении в больнице (с 30 марта 2011 года по 20 апреля 2011 года) он понимал, о чем с ним говорил нотариус и на что он дал свое согласие (л.д. 16). Доказательств обратного истцами не представлено.

В соответствии с частью 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием угрозы или насилия может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Согласно часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Истцами не представлены доказательства того, что расписки, договор купли-продажи составлены ими вследствие обмана, то есть умышленного введения стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки, с целью склонить другую сторону к ее совершению.

Отказывая в удовлетворении требований о признании недействительными доверенности от 11 апреля 2011 года и договора купли-продажи квартиры, заключенного 16 апреля 2011 года по основаниям статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд правомерно исходил

9

из того, что при выдаче доверенности и заключении договора купли-продажи, сделки не имели порока воли со стороны Монятовской B.C. и Монятовского А.Г., совершались ими добровольно, они понимали последствия совершаемых сделок, никакого давления на них со стороны ответчиков оказано не было, обстоятельств, вынуждающих совершить сделки на крайне невыгодных для них условий, не установлено.

Данные выводы суда первой инстанции основаны на правильном применении правовых норм и представленных сторонами доказательствах, которые всесторонне исследованы судом и которым дана надлежащая правовая оценка, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения в этой части исковых требований.

В силу части 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по заявленным требованиям (статья 179 Гражданского кодекса Российской Федерации) составляет один год, при этом течение срока исковой давности начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была заключена сделка.

Согласно части 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении иска.

Материалами дела подтверждается, что Монятовские заключили договор купли-продажи квартиры 16 апреля 2012 года, а с требованиями о признании договора купли-продажи недействительным обратились только в 13 июля 2012 года, то есть с пропуском годичного срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком в ходе судебного разбирательства по делу.

Доказательств, подтверждающих уважительность причины пропуска срока исковой давности и ходатайства о восстановлении пропущенного срока истцами суду представлено не было.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований в связи с пропуском срока исковой давности по требованию о признании недействительной оспоримой сделки по основаниям статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истцы ссылаются в жалобе на то, что срок исковой давности по оспариванию недействительности сделки договора купли-продажи от 16 апреля 2011 года не пропущен, поскольку 19 марта 2012 года ими был предъявлен иск о признании договоров купли-продажи спорной квартиры недействительными, 01 июня 2012 года указанное исковое заявление Орджоникидзевским районным судом г. Магнитогорска оставлено без

10

рассмотрения, повторно истцы обратились с иском к ответчикам 13 июля 2012 года.

Указанные доводы жалобы не основаны на нормах действующего законодательства, поскольку согласно абзацу 2 статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течения срока исковой давности продолжается в общем порядке.

Доводы жалобы о том, что интересы недееспособного Монятовского А.Г. в суде никто не представлял, опровергаются материалами дела, из которых следует, что к участию в деле был привлечен орган опеки и попечительства администрации г.Магнитогорска; Монятовская B.C. назначена опекуном мужа Монятовского А.Г. 29 октября 2012 года, то есть после вынесения судом решения (л.д.242).

Ссылки в апелляционной жалобе на приложенные к жалобе копии объяснений, данных оперуполномоченному ОЭБ и ПК Управления МВД России по г. Магнитогорску отклоняются судебной коллегией, поскольку данные документы в качестве доказательств не были представлены суду первой инстанции, ходатайств о приобщении их к материалам дела в суде апелляционной инстанции не поступало.

В силу части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства; дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их предоставления в суд первой инстанции по причинам, независящим от него, и суд признает эти причины уважительными.

Решение суда первой инстанции соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы - установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм процессуального права не установлено, основания для отмены или изменения решения по доводам апелляционной жалобы отсутствуют.

Предусмотренных положениями части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований, которые независимо от доводов апелляционной жалобы являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом апелляционной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

11

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 01 октября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Монятовской В.С., действующей за себя и в интересах Монятовского А.Г., Монятовского В.А. - без удовлетворения.

г

Председательствующий:  
 \ Г\




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-1104/2013
Дата принятия: 15 января 2013

Поиск в тексте