• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 15 января 2013 года Дело N 11-394/2013
 

15 января 2013 годаг. Челябинск

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Журавлевой М.П.

судейЩербаковой Е.А., Малоедовой Н.В.

при секретареГорнаткиной В.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Степановой Г.Н. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 03 октября 2012 года по иску Степановой Г.Н. к Буташову В.Т., Рожкову Д.В. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделки.

Заслушав доклад судьи Журавлевой М.П. об обстоятельствах дела и доводах жалобы, объяснения истца Степановой Г.Н., ее представителя Сурина Д.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения ответчика Буташова В.Т., представителя ответчиков Буташова В.Т., Рожкова Д.В. - Кравченко Л.Г. относительно доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Степанова Г.Н. обратилась в суд с иском к Буташову В.Т., Рожкову Д.В. о признании недействительными договоров купли-продажи


доли жилого дома и

Vi

доли земельного участка, расположенных по адресу: г.Магнитогорск, ул. ***, 29-6, заключенных между ней и Буташовым В.Т.; применении к сделке, которую стороны действительно имели в виду -договору залога недвижимости в обеспечение займа от 22 марта 2008 года, относящихся к ней правил, признании не заключенным договор залога недвижимости в обеспечение договора займа; признании недействительным договора купли-продажи от 19 марта 2010 года указанного недвижимого имущества, заключенного между Буташовым В.Т. и Рожковым Д.В., о применении последствий недействительности сделок.

В обоснование требований указала, что 22 марта 2008 года между ней и Буташовым В.Т. был заключен договор займа на *** рублей, по которому она получила от Буташова В.Т. денежные средства в размере *** рублей, *** рублей Буташов В.Т. удержал в качестве оплаты процентов за год; в обеспечение исполнения обязательств по договору займа в качестве залога между ними был заключен договор купли-продажи

х/г

доли жилого дома и


доли земельного участка, расположенных по адресу: г.Магнитогорск, ул. ***, 29-6; в расписке о получении денежных

2

средств по просьбе Буташова В.Т. она указала денежную сумму с учетом суммы займа и процентов в размере *** рублей; после возврата долга Буташов В.Т. обязался продать ей, Степановой Г.Н., указанную недвижимость, но не выполнил обязательство, перепродал долю Рожкову Д.В.; Степанова Г.Н. считает, что договор купли-продажи от 22 марта 2008 года является притворной сделкой, совершенной с целью прикрыть договор залога.

Представитель ответчиков Буташова В.Т., Рожкова Д.В. - Кравченко Л.Г. в суде первой инстанции не признал исковые требования, сославшись на вступившие в законную силу судебные акты по тому же предмету и по тем же основаниям, просил применить срок исковой давности.

Решением суда Степановой Г.Н. отказано в удовлетворении исковых требований.

В апелляционной жалобе Степанова Г.Н. просит отменить решение суда ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права, неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела. Ссылается на то, что состоявшиеся решения судов по заявленным ранее искам не должны учитываться при рассмотрении настоящего спора, так как были заявлены иные требования, вследствие чего не может быть применена норма части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть преюдиция не должна распространяться на разные исковые требования. Указала, что судом необоснованно не приняты во внимание представленные ею доказательства, в частности, материалы доследственной проверки, расписка Буташова В.Т. от 22 марта 2008 года; кроме того, в нарушение части 6 статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не были представлены возражения относительно пропуска срока исковой давности в предварительном судебном заседании. Также Степанова Г.Н. ссылается на неправомерность вывода суда о пропуске срока исковой давности.

Возражая против доводов апелляционной жалобы, Буташов В.Т. полагает решение суда законным и обоснованным.

Ответчик Рожков Д.В., представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области извещены о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, в суд не явились, причины неявки не сообщили, в связи с чем, судебная коллегия признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие на основании статей 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

3

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным.

В соответствии с пунктом 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи.

По договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя квартиру или другое недвижимое имущество (статья 549 Гражданского кодекса Российской Федерации). Договор купли-продажи квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

В силу части 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Недействительной по основанию притворности может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Намерений одного участника на совершение притворной сделки недостаточно, стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

Как следует из материалов дела, 22 марта 2008 года между Степановой Г.Н. и Буташовым В.Т. был заключен договор купли-продажи, по условиям которого последний приобрел в собственность

Уг

долю жилого дома общей площадью 186,9 кв.м. и

Уг

долю земельного участка общей площадью 1200,00 кв.м. по адресу: г. Магнитогорск, ул. ***, 29-6 за *** рублей, переданных продавцу покупателем до подписания договора. Переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке 04 апреля 2008 года.

Передача продавцу денежных средств в размере *** рублей подтверждается распиской Степановой Г.Н. от 22 марта 2008 года.

19 марта 2010 года указанное спорное имущество продано Буташовым В.Т. Рожкову Д.В. за *** рублей; переход права собственности зарегистрирован 01 апреля 2010 года в установленном законом порядке.

4

Отказывая Степановой Г.Н. в удовлетворении исковых требований о признании договора купли-продажи от 22 марта 2008 года недействительным, суд исходил из того, что Степанова Г.Н. подписала договор купли-продажи добровольно, ознакомилась с его содержанием, понимала, какие последствия он влечет, все последующие действия сторон: подача документов в регистрирующий орган для регистрации указанного договора, написание расписки в получении денег за спорное имущество, соответствовали требованиям статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации и были направлены на возникновение последствий по указанной сделке; в пункте 5 договора купли-продажи отражено, что в результате договора в собственность Буташову В.Т. переходит

Уг

доля жилого дома и

Уг

доля земельного участка; переход права собственности на спорное имущество прошел государственную регистрацию.

Суду не представлены достаточные и достоверные доказательства, свидетельствующие о наличии между Степановой Г.Н. и Буташовым В.Т. заемных и залоговых обязательств, а также доказательства, свидетельствующие о намерениях сторон по договору купли-продажи на достижение иных правовых последствий либо намерениях прикрыть иную волю всех участников сделки и другую сделку.

Кроме того, решением Орджоникидзевского районного суда г.Магнитогорска от 28 июня 2010 года, вступившим в законную силу 12 августа 2010 года, по гражданскому делу №2-*** по иску Степановой Г.Н. к Буташову В.Т., Рожкову Д.В. о признании сделок недействительными судом установлено, что воля Степановой Г.Н. при подписании договора купли-продажи

Уг

доли жилого дома и

Уг

доли земельного участка по ул. ***, 29-6 была направлена именно на продажу имущества и получения за него денежных средств, о чем Степанова Г.Н. выдала расписку.

Эти же обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска от 27 июня 2011 года по гражданскому делу №2-*** по иску Степанова В.Б. к Буташову В.Т., Рожкову Д.В., Магнитогорскому отделу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области о признании договора купли-продажи недействительным.

В силу части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

5

Доводы Степановой Г.Н. в апелляционной жалобе о неправильном применении преюдиции, поскольку она не распространяется на разные исковые требования, отклоняются судебной коллегией как основанные на неверном толковании правовых норм.

Указания Степановой Г.Н. в жалобе на то, что судом необоснованно не приняты во внимание представленные ею доказательства, в частности, материалы доследственной проверки, расписка Буташова В.Т. от 22 марта 2008 года, несостоятельны, поскольку они были предметом судебного разбирательства в суде первой инстанции, им дана правильная правовая оценка, оснований для иной оценки судебная коллегия не усматривает.

Ссылки в жалобе на неправомерность вывода суда о пропуске срока исковой давности, отклоняются судебной коллегией, поскольку основаны на неправильном толковании закона.

В силу положений статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Договор купли-продажи квартиры считается заключенным с момента государственной регистрации (пункт 2 статьи 558 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд первой инстанции правильно указал, что течение срока исковой давности следует исчислять с 04 апреля 2008 года, то есть с момента государственной регистрации договора купли-продажи от 22 марта 2008 года. Следовательно, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки (договора купли-продажи) истек 04 апреля 2011 года.

Между тем, с настоящим иском Степанова Г.Н. обратилась в суд только 08 августа 2012 года, то есть по истечении установленного законом трехгодичного срока; ходатайств о восстановлении пропущенного срока Степановой Г.Н. не заявлялось, доказательств уважительности пропуска срока для обращения в суд не представлено.

При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Степановой Г.Н. о признании сделок недействительными, в том числе и в соответствии с пропуском срока исковой давности.

6

Доводы апелляционной жалобы о прерывании течения срока исковой давности в связи с предъявлением и рассмотрением в суде иных исков о признании сделок недействительными, основаны на неверном толковании правовых норм.

Степанова Г.Н. ссылается в апелляционной жалобе на то, что возражения относительно пропуска без уважительных причин срока исковой давности представлены ответчиком не в предварительном судебном заседании, как предусмотрено частью 6 статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Данные доводы истца не влияют на правильность выводов суда первой инстанции, поскольку заявление о применении срока исковой давности было сделано Буташовым В.Т. в силу статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации до вынесения судом решения.

Таким образом, решение суда первой инстанции соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы - установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм процессуального права не установлено, основания для отмены или изменения решения по доводам апелляционной жалобы отсутствуют.

Предусмотренных положениями части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований, которые независимо от доводов апелляционной жалобы являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом апелляционной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 03 октября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Степановой Г.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-394/2013
Дата принятия: 15 января 2013

Поиск в тексте