• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 января 2013 года Дело N 11-188/2013
 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Кузнецовой Л.А.,

судейНикитенко Н.В., Чаус И.А.

при секретареГорнаткиной В.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда в г. Челябинске 10 января 2013 года гражданское дело по апелляционной жалобе Кузнецовой И.В. на решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 26 сентября 2012 года по иску Смолиной Ольги Арсентьевны к Кузнецовой Ирине Викторовне о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки.

Заслушав доклад судьи Кузнецовой Л.А. об обстоятельствах дела, доводах жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Смолина О.А. обратилась с иском к Кузнецовой И.В. о признании недействительным договора дарения квартиры, расположенной по адресу: г. Челябинск, **** пр., дом **** кв. ****, об отмене записи о регистрации права собственности Кузнецовой И.В. на указанную квартиру, признании за ней права собственности на эту квартиру.

В обоснование требований указала на то, что 31 мая 2011 года заключила договор дарения принадлежащей ей однокомнатной квартиры по адресу: г. Челябинск, **** пр., д. ****, кв. ****, расположенной на втором этаже, в пользу своей дочери Кузнецовой И.В. Данный договор был заключен ей под влиянием заблуждения, поскольку она полагала, что сохраняет право пользования данной квартирой на будущее время, потому что зарегистрирована в квартире постоянно, по месту жительства, что сможет вселиться в квартиру в любое время. В июне 2011 года дочь стала препятствовать ее вселению в квартиру.

Истец Смолина О.А. и ее представитель Мажитова Д.М. в судебном заседании исковые требования поддержали.

Кузнецова И.В. в судебном заседании не участвовала, ранее иск не признавала, полагая его необоснованным.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Челябинской области в заседание не явился.

Суд постановил решение о признании недействительным договора дарения квартиры № **** дома № **** по **** проспекту в г. Челябинске от 31.05.2011 года, заключенного между Смолиной О.А. и

1

Кузнецовой И.В., применил последствия недействительности сделки, возвратил в собственность Смолиной О.А. квартиру № **** дома № **** по **** проспекту в г. Челябинске.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказал.

В апелляционной жалобе Кузнецова И.В. просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, постановленное с нарушением норм материального права. Полагает, что является добросовестным приобретателем спорной квартиры, что оспариваемый договор соответствует требованиям, предусмотренным ст.ст. 572 и 574 Гражданского кодекса Российской Федерации. Считает, что суд неверно оценил доказательства по делу, что истцом не представлено надлежащих доказательств заключения договора дарения лишь для вида, без намерения создать соответствующие сделке правовые последствия. Полагает, что судом нарушены нормы процессуального права, поскольку не были истребованы необходимые доказательства, не была назначена судебно-медицинская экспертиза в отношении истицы.

Заслушав пояснения Кузнецовой И.В., ее представителя Смолиной Н.В, пояснения Смолиной О.А., ее представителя Мажитовой Д.М., проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия, не находит оснований для отмены постановленного решения.

В соответствии со ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Под заблуждением понимается неправильное представление субъекта о каких-либо обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки. Данные пороки воли являются ненамеренными и возникают не в силу внешнего воздействия, а вызываются внутренними причинами заблуждающегося субъекта сделки. Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки.

Исходя из смысла указанной статьи, заблуждение имеет место тогда, когда участник сделки помимо своей воли и воли другого участника составляет себе неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил, если бы не заблуждался. Характер заблуждения в случае спора оценивает суд с учетом обстоятельств дела.

Удовлетворяя исковые требования, и решая вопрос о существенности

2

заблуждения по поводу обстоятельств, указанных в ч.1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд правомерно исходил из существенности данного обстоятельства для конкретного лица - Смолиной О.А. с учетом особенностей ее состояния здоровья, значения оспариваемой сделки.

Суд счел, что применительно к конкретному лицу, существенное значение имело заблуждение относительно последствий сделки.

Из материалов дела следует, что подаренная истицей квартира являлась для нее единственным жильем, принадлежащим ей на праве собственности.

Соответственно, в результате совершения оспариваемой сделки Смолина О.А. отказалась от прав собственности на единственное принадлежащее ей жилье. При этом оспариваемый договор не содержит условия о дальнейшем проживании истицы в отчуждаемой ей квартире.

Пояснениями сторон установлено, что при заключении сделки Смолина О.А. ставила вопрос о ее фактическом проживании в отчуждаемой квартире, такой вопрос сторонами обсуждался, Кузнецова И.В. пообещала матери, что через два года она будет проживать в спорной квартире.

Последующее поведение истицы, а именно предъявление иска о вселении в квартиру, которую она подарила, о выселении из квартиры нанимателей, позиция ответчика (нового собственника), отказ в удовлетворении иска указывают на то, что таких последствий заключения сделки Смолина О.А. не предполагала.

Такое поведение истицы указывает на то, что она заблуждалась относительно природы сделки, которая выразилась не только в том, что она передает в собственность дочери единственное жилье, но и утрачивает право владения, пользования и распоряжения данным имуществом, включая юридическое право проживания в этом доме.

Кроме того, из договора дарения не следует, что при заключении этого договора все его правовые последствия истице разъяснялись, в том числе и утрата юридического права проживания в спорной квартире, и возникшее у ответчицы право на вселение иных лиц по своему усмотрению. Нотариус при заключении сделки дарения не присутствовал, в тексте договора нет ссылок на соответствующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие правовые последствия совершаемой сделки, ранее Смолина О.А. в качестве дарителя никогда не выступала.

Следует учесть и то, что одаряемая является родной дочерью истицы. Соответственно, заключение сделки основывалось на родственных и доверительных отношениях с дочерью. У истицы не было основания полагать, что в результате отчуждения имеющегося в ее собственности жилого помещения, новый собственник (дочь) и наниматель квартиры (вторая дочь) будут возражать против ее проживания в квартире, в которой она зарегистрирована по месту жительства, что не будет учитываться ее воля при использовании данного жилого помещения.

Пояснениями истицы, представленными в дело медицинскими документами, показаниями свидетелей, бесспорно подтверждается то

обстоятельство, что Смолиной О.А. в силу наличия у нее травмы (трудового увечья) противопоказано проживание на пятом этаже, в доме где отсутствует лифт, что для нее это физически тяжело.

Однако дочери Смолиной О.А. препятствуют ее проживанию в спорной квартире, которую она получила в связи с трудовым увечьем и наличием заболевания, препятствующего проживанию нескольких семей в одной квартире. При этом квартира расположена на втором этаже, в доме, оборудованном лифтом.

Исходя из изложенного, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно применил нормы материального права к спорным правоотношениям и правильно разрешил спор по существу.

Проверяя законность и обоснованность решения по настоящему делу в апелляционном порядке, а также доводы апелляционной жалобы судебная коллегия не установила нарушений норм материального или процессуального законодательства судом первой инстанции, являющихся основанием к отмене решения суда.

Изложенные в апелляционной жалобе доводы не могут служить основанием для отмены судебного решения, исходя из следующего.

Ссылка в жалобе на нормы гражданского кодекса о свободе договора, о том, что оспариваемый договор дарения по своему содержанию соответствует требованиям ст.ст. 572, 574 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеет правового значения.

Признавая договор дарения жилого помещения недействительным, суд обосновано исходил из того, что по форме и содержанию договор формально соответствует предъявляемым к нему требованиям, однако волеизъявление истицы (дарителя) не соответствовало ее действительной воле. В дело представлены достаточные доказательства того, что при заключении договора дарения квартиры волеизъявление Смолиной О.А. было направлено на заключение договора на иных условиях, а именно на условиях сохранения за ней права пользования этой квартирой.

То обстоятельство, что до заключения сделки Смолина О.А. фактически проживала в другой квартире вместе с внучкой, значения не имеет.

Несогласие подателя жалобы с оценкой доказательств, исследованных и оцененных судом первой инстанции, также не является основанием для отмены судебного решения и не свидетельствует о неправильном применении судом норм процессуального права. Оценка доказательств судом произведена в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по внутреннему убеждению суда, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Смолина О.А. не ссылалась в обоснование заявленных требовании на ее неспособность в момент заключения договора дарения понимать значение своих действий или руководить ими. Такое основание признания сделки недействительной, предусмотрено ч.1 ст.177 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд постановил решение о признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому в отношении истицы не должна была назначаться судебно - медицинская экспертиза.

Ссылка в жалобе на то, что Смолина О.А. сама была инициатором заключения сделки, что она лично обращалась в регистрирующий орган, что она ранее участвовала в судебных спорах, следовательно, понимала значение и последствия заключенного договора, не может быть принята во внимание, поскольку суд первой инстанции установил наличие у истицы заблуждения относительно последствий заключенной сделки.

Доводы жалобы о нарушении судом норм процессуального права являются несостоятельными, поскольку таких нарушений судебная коллегия не усматривает.

Податель жалобы не указывает, какие именно условия не были созданы судом для реализации ответчиком своих прав, для всестороннего и полного установления фактических обстоятельств.

Из содержания постановленного решения следует, что суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку всем представленным доказательствам в совокупности. Выводы суда первой инстанции соответствуют установленным обстоятельствам, основаны на правильном применении норм материального права.

Таким образом, решение суда является законным и обоснованным, а оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 26 сентября 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Кузнецовой И.В. - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  

5




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-188/2013
Дата принятия: 10 января 2013

Поиск в тексте