• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 21 января 2013 года Дело N 11-191/2013
 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Аброськиной Е.А.

судей Лутфуллоевой P.P., Зеленовой Е.Ф.

при секретаре Горнаткиной В.Е.

с участием прокурора Соколовой Н.Ф. рассмотрела в открытом судебном заседании 21 января 2013 года в г.Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Государственного Учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска, на решение Ленинского районного суда г. Челябинска от 25 октября 2012 года по иску прокурора Ленинского района г. Челябинска в интересах Колмогоровой Г.Р. к Государственному Учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска об отмене решения комиссии.

Заслушав доклад судьи Аброськиной Е.А. об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, выслушав истца Колмогорову Г.Р., представителя ответчика Государственного Учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска - Морозову Е.Ю., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Прокурор Ленинского района г. Челябинска в интересах Колмогоровой Г.Р. обратился в суд с иском к Государственному Учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска (далее ГУ УПФ РФ в Ленинском районе г.Челябинска) о признании незаконным и отмене решения ответчика об отказе Колмогоровой Г.Р. в назначении досрочной трудовой пенсии по старости и возложении на него обязанности по назначению пенсии, зачете в специальный стаж периодов работы.

В обоснование исковых требований ссылался на то, что решением территориального органа Пенсионного фонда РФ истице отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости по подп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсия в РФ» в связи с недостаточной продолжительностью специального стажа из которого были исключены периоды работы с 05 июня 1985 года по 30 ноября 1996 года в должности слесаря КИПиА в цехе № 1 завода по производству бериллия и изделий из него; с 01 декабря 1996 года по 05 августа 1997 года в должности слесаря КИПиА в цехе по производству

лигатур и изделий из бериллия на Ульбинском металлургическом заводе. Полагает отказ в зачете в специальный стаж указанных периодов работы и назначении пенсии необоснованным, поскольку в указанные периоды была постоянно, в течение полного рабочего дня занята на ремонте технологического оборудования непосредственно в производственных помещениях, в условиях бериллиевой вредности. Кроме того, данный вид пенсии уже был назначен Колмогоровой Г.Р. в Республике Казахстан и должен быть сохранен после переезда в Российскую Федерацию.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Суд постановил решение, которым исковые требования удовлетворил. Признал незаконным решение ответчика от 03 октября 2011 года № 11482 об отказе истице в назначении пенсии. Обязал ГУ УПФ РФ в Ленинском районе г. Челябинска назначить Колмогоровой Г.Р. досрочную трудовую пенсию по старости с момента обращения, включив в стаж работы с вредными условиями труда, периоды работы с 05 июня 1985 года по 30 ноября 1996 года в должности слесаря КИПиА в цехе № 1 завода по производству бериллия и изделий из него, с 01 декабря 1996 года по 05 августа 1997 года в должности слесаря КИПиА в цехе по производству лигатур и изделий из бериллия на Ульбинском металлургическом заводе.

В апелляционной жалобе ГУ УПФ РФ в Ленинском районе г. Челябинска просит решение суда отменить, в удовлетворении требований Колмогоровой Г.Р. отказать. Полагает, что судом необоснованно зачтены в специальный стаж истицы периоды работы с 05 июня 1985 года по 30 ноября 1996 года, с 01 декабря 1996 года по 05 августа 1997 года, поскольку должность, занимаемая истицей в указанные периоды не предусмотрена Списком № 1.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Как следует из материалов дела, истица работала на Ульбинском металлургическом заводе в Республике Казахстан в периоды с 05 июня 1985 года по 30 ноября 1996 года в должности слесаря КИПиА в цехе № 1 завода по производству бериллия и изделий из него; с 01 декабря 1996 года по 05 августа 1997 года в должности слесаря КИПиА в цехе по производству лигатур и изделий из бериллия.

С 15 октября 1993 года в Республике Казахстан истица являлась получателем досрочной трудовой пенсии по старости, назначенной ей по достижении 45 летнего возраста в связи с наличием необходимого стажа работы в который были включены вышеуказанные периоды во вредных условиях труда по Списку №1.

После переезда на постоянное место жительства в г. Челябинск, 07 апреля 2010 года Колмогорова Г.Р. обратилась в ГУ УПФ РФ в Ленинском районе г.Челябинска с заявлением о выплате досрочной трудовой пенсии по старости.

Решением ответчика от 30 июня 2010 года Колмогоровой Г.Р. назначена досрочная трудовая пенсия по старости в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" с 01 ноября 2009 года. Установлена продолжительность специального стажа 11 лет 07 месяцев 4 дня, при требуемом стаже 7 лет 06 месяцев. В специальный стаж зачтены все вышеуказанные периоды работы истицы на Ульбинском металлургическом заводе.

Решением ГУ УПФ РФ в Ленинском районе г.Челябинска № 11482 от 08 октября 2011 года на основании того же заявления от 07 апреля 2010 года, по которому ранее истице была назначена досрочная трудовая пенсия по старости по решению от 30 июня 2010 года, в назначении досрочной трудовой пенсии Колмогоровой Г.Р. отказано. Из ее специального стажа исключены ранее зачтенные в стаж периоды работы на Ульбинском металлургическом заводе в Республике Казахстан, поскольку в указанные периоды истица не была постоянно, в течение полного рабочего дня занята на ремонте технологического оборудования непосредственно в производственных помещениях, в условиях бериллиевой вредности.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, основывался на нормах межгосударственного соглашения от 13 марта 1992 г. «О гарантиях прав граждан государств-участников СНГ в области пенсионного обеспечения» и пришел к правильному выводу о наличии у Колмогоровой Г.Р. права на получение досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильном применении норм материального права.

Пенсионное обеспечение граждан, прибывших в Российскую Федерацию из государств - участников Соглашения о гарантиях прав граждан государств - участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13.03.1992 производится в порядке, предусмотренном указанным Соглашением, частью 1 ст. 7 которого предусмотрено, что при переселении пенсионера в пределах государств - участников Соглашения выплата пенсии по прежнему месту жительства прекращается, если пенсия того же вида предусмотрена законодательством государства по новому месту жительства пенсионера (ч. 1 ст. 7).

При этом согласно письму Министерства социальной защиты населения Российской Федерации от 31 января 1994 г. N 1-369-18 при переселении гражданина, получающего пенсию в одном из государств-участников Соглашения от 13.03.1992 года, пенсия назначается с месяца, следующего за месяцем прекращения выплаты пенсии по прежнему месту жительства, но не более чем за шесть месяцев до момента регистрации по месту жительства на территории России в установленном порядке или признания в установленном порядке беженцем либо вынужденным переселенцем.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, женщинам по достижении возраста 45 лет, если они проработали 7 лет 6 месяцев на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах и имеют страховой стаж соответственно не менее 15 лет.

Пунктом 2 вышеуказанной нормы Федерального закона установлено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 2002 года N 537 при досрочном назначении трудовой пенсии по старости работникам, занятым на работах с тяжелыми условиями труда применяется список № 2, утвержденный постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года.

Разделом XXIV «Атомные энергетика и промышленность» Списка N 1, утвержденного Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года N 10 подразделом 20 позицией 12418000-17541 предусмотрены рабочие, специалисты и руководители, постоянно занятые в производстве бериллия и его соединений, на ремонте технологического оборудования в условиях бериллиевой вредности в производственных лабораториях. Подразделом 21 позицией 12421000-17541 предусмотрены рабочие, специалисты и руководители, постоянно занятые изготовлением изделий из бериллия и его соединений, на ремонте технологического оборудования в условиях бериллиевой вредности.

Разрешая спор, суд пришел обоснованному выводу о соответствии выполняемой истицей работы в вышеуказанные периоды работе, предусмотренной Списком №1.

Не может быть принят во внимание довод жалобы о том, что указанные периоды не подлежат зачету в специальный стаж истицы, поскольку Колмогорова Г.Р. была занята ремонтом и обслуживанием контрольно-измерительных приборов и автоматики, Списком №1 наименование указанной должности не предусмотрено, тогда как в соответствии с п. 15 Разъяснения Минтруда России от 22.05.1996 года "О порядке применения Списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих в соответствии с Законом РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" право на пенсию по старости в связи с особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет" определено, что работники, занятые ремонтом и обслуживанием контрольно-измерительных приборов и автоматики, могут пользоваться правом на пенсию в связи с особыми условиями труда при выполнении работ только в тех производствах, в которых они прямо предусмотрены Списками.

Основным доказательством факта работы с тяжелыми условиями труда, в соответствии с п. 5 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии, приложение к постановлению Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. N 16/19па является справка работодателя.

Тогда как справкой АО «Ульбинский металлургический завод» (л.д.29), дополнением к справке, направленным по запросу ответчика ( л.д.17), подтверждается занятость в течение полного рабочего дня не на ремонте контрольно-измерительных приборов и автоматики, а на ремонте именно технологического оборудования, непосредственно в производственных помещениях, в условиях бериллиевой вредности, т.е. занятость на работах, предусмотренных Списком №1.

В силу пп. 3 п. 1 ст. 22 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» выплата трудовой пенсии прекращается в случае утраты пенсионером права на назначенную ему трудовую пенсию, в том числе, в связи с обнаружением обстоятельств или документов, опровергающих достоверность сведений, представленных в подтверждение права на указанную пенсию.

В соответствии со статьей 1 Протокола от 20 марта 1952 г. к Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», ратифицированных Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней», каждое физическое лицо и юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Поскольку назначенная гражданину пенсия является его собственностью, то решение о прекращении ее выплаты, которое по существу является основанием прекращения права собственности, не может приниматься органом, назначившим пенсию, без достаточных оснований.

Тогда как ответчик, после назначения истице пенсии и ее выплаты в течение длительного времени, в нарушение требований ст. 22 Федерального закона «О трудовых пенсиях в РФ» не обнаружив обстоятельств или документов, опровергающих достоверность сведений, представленных в подтверждение права на указанную пенсию, фактически переоценил представленные истицей документы и отказал в назначении пенсии на основании того же заявления, по которому эта пенсия была назначена.

При таких обстоятельствах, поскольку досрочная трудовая пенсия по старости истице была назначена и у ответчика не имелось правовых оснований для прекращения ее выплаты, решение суда подлежит изменению в части возложения на ответчика обязанности по назначению указанной пенсии, в связи с тем, что для восстановления пенсионных прав Колмогоровой Г.Р. необходимо возобновление, а не назначение вновь выплаты пенсии.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г. Челябинска от 25 октября 2012 года изменить в части возложения на Государственное Учреждение -Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска обязанности по назначению Колмогоровой Г.Р. досрочной трудовой пенсии по старости.

Обязать Государственное Учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска возобновить Колмогоровой Г.Р. выплату досрочной трудовой пенсии по старости с момента прекращения.

В остальной части это же решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу Государственного Учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ленинском районе г. Челябинска - без удовлетворения. у




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-191/2013
Дата принятия: 21 января 2013

Поиск в тексте