• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ БЕЛГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 июня 2013 года Дело N 33-1904
 

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Наумовой И.В.

судей Аняновой О.П., Самыгиной С.Л.

при секретаре Овчинниковой В.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 18 июня 2013 года

апелляционную жалобу Багиевой Л.И.

на решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 26 декабря 2012 года по гражданскому делу по иску Багиевой Л.И. к департаменту финансов и бюджетной политики Белгородской области, управлению ветеринарии Белгородской области, областному государственному бюджетному учреждению «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» о признании действий незаконными, возложении обязанности провести необходимые мероприятия, взыскании убытков и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Аняновой О.П., объяснения истицы Багиевой Л.И и ее представителя адвоката Киминчижи Е.Н, поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчиков управления ветеринарии Белгородской области и ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» Ефремова К.В., начальника ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» Ковалева Л.Н. считавших решение законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

для распоряжения в целях развития овцеводства ИП Багиевой Л.И. на основании договора о предоставлении гранта № 46-Г от 09.08.2010 г. предоставлены денежные средства в сумме ... руб., на основании договора о предоставлении гранта № 102-Г от 10.09.2010 г. - ... руб.

01.11.2010 г. ОГУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» (исполнителя) и Багиева Л.И. (заказчик) заключили договор № 24, в соответствии с которым заказчик обязалась принять и оплатить ветеринарные услуги исполнителя в соответствии с настоящим договором (противоэпизоотические и пр.мероприятия).

22.11.2010 г. на 30-тидневный профилактический карантин были поставлены овцы в количестве 45 голов, завезенные ИП Багиевой Л.И. по своему домашнему адресу ... из ... согласно разрешению управления ветеринарии Белгородской области на ввоз от 08.11.2010 г. и ветеринарного свидетельства № ... от 17.11.2010 г.

В ходе профилактических карантинных мероприятий ОГУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» установлено, что ИП Багиева Л.И. отказалась проводить диагностические исследования животных, вакцинацию против сибирской язвы и бешенства и других инфекций, как предусмотрено предписанием от 08.12.2010 г.

15.12.2010 г. главным государственным ветеринарным инспектором Борисовского района Белгородской области Ковалевым Л.Н. составлен протокол № 1 по делу об административном правонарушении, на основании которого в отношении ИП Багиевой Л.И. вынесено постановление по делу об административном правонарушении в области ветеринарии, которым она признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 10.6 КоАП РФ. Данное постановление отменено решением Арбитражного суда Белгородской области от 28.01.2011 г.

31.01.2012 г. Багиева Л.И. прекратила свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, о чем в ЕГРЮЛ внесена запись.

Багиева Л.И., ссылаясь на разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 24.03.2005 г. «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» и указывая, что сама по себе отмена постановления о привлечении ее к административной ответственности свидетельствует о незаконности действий начальника ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» обратилась в суд иском к управлению ветеринарии Белгородской области, ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» о признании действий ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» по требованию с Багиевой Л.И. платы за проведение мероприятий по предупреждению особо опасных заболеваний животных незаконными, возложении на ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» обязанности провести необходимые мероприятия по вакцинации принадлежащего ей поголовья мелкого рогатого скота и снять их с карантина, взыскании с казны Белгородской области убытков в сумме ... руб. и компенсации морального вреда - ... руб.

В обоснование иска указала, что конфликт возник вследствие того, что ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных», являясь государственным учреждением по ветеринарии, осуществляющим ветеринарный надзор и проведение противоэпизоотических мероприятий против карантинных и особо опасных болезней животных, находящихся в собственности граждан на территории Борисовского района, требует с нее платы за проведение мероприятий по предупреждению особо опасных болезней, а именно за клинические осмотры животных, взятие у них крови для анализов, выезд на служебном транспорте, проведение исследований, вакцинации животных, которые должно оказывать бесплатно за счет средств областного бюджета, поскольку такие услуги, как ветеринарно-санитарный осмотр животных перед иммунизацией, диагностическое исследование по особо опасным инфекционным заболеваниям, вакцинация против сибирской язвы и прочих болезней, взятие крови на бруцеллез, аллергическое исследование на туберкулез не включены в перечень платных услуг, определенный Правилами оказания платных ветеринарных услуг, утвержденными Постановлением Правительства РФ № 898 от 16.08.1998 г.

В связи с вышеизложенным, считает, что действия ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» по требованию платы за проведение указанных мероприятий являются незаконными.

Во время подготовки дела к судебному разбирательству истица вышеуказанные исковые требования предъявила к департаменту финансов и бюджетной политики Белгородской области, управлению ветеринарии Белгородской области, ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных», уменьшила суммы взыскания убытков до ... руб.

В конце сентября 2012 г. Багиева Л.И. обратилась в ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» для проведения противоэпизоотических мероприятий.

В сентябре 2012 г. в период карантина Стригуновским ветучастком и Борисовской ветстанцией были проведены все необходимые клинические мероприятия с целью исключения инфекционных заболеваний, вызванные необходимостью подтверждения благополучия в ветеринарно-санитарном отношении ввезенных на территорию Белгородской области животных.

В судебном заседании истица Багиева Л.И., ее представитель Киминчижи Е.Н. поддержали заявленные требования за исключением требования о возложении на ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» обязанности провести необходимые мероприятия по вакцинации принадлежащего ей поголовья мелкого рогатого скота в связи с тем, что такая вакцинация проведена.

Производство по делу в части указанного требования прекращено в связи с отказом истицы от данного требования и принятием отказа судом.

Представитель ответчиков управления ветеринарии Белгородской области и ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» по доверенностям Ефремов К.В. иск не признал, считая основанным на действующем законодательстве требование об оплате Багиевой Л.И. мероприятий в рамках установленного карантина животных.

Представитель ответчика департамента финансов и бюджетной политики Белгородской области в судебное заседание не явился. Согласно представленным письменным возражениям на иск ответчик просит отказать в удовлетворении требований к департаменту финансов и бюджетной политики Белгородской области, поскольку ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных», чьи действия оспариваются, не является государственным органом вследствие чего не подлежит применению ст.ст. 15, 1069, 1071 ГК РФ как основание о взыскании с казны Белгородской области причиненных истице указанным юридическим лицом убытков.

Решением суда исковые требования признаны необоснованными.

В апелляционной жалобе Багиева Л.И. просит отменить решение суда и вынести новое, удовлетворив исковые требования.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов апелляционной жалобы (статья 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела индивидуальный предприниматель Багиева Л.И. на территорию Борисовского района Белгородской области в ноябре 2010 г. для коммерческих целей завезла овцепоголовье в количестве 45 голов из ... КФХ «Исенгалиев Х.Ш.».

Актом об установлении карантина от 22.11.2010 г. истице предписывалось провести диагностическое исследование животных по ряду заболеваний. Аналогичные требования были изложены в предписании государственного ветеринарного инспектора Борисовского района.

Обязанность истицы оплатить соответствующие ветеринарные услуги при выполнении комплекса ветеринарно-санитарных мероприятий установлена договором № 24 от 01.11.2010 г., заключенным между ОГУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» и Багиевой Л.И.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что действия ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» по предоставлению Багиевой Л.И. ветеринарных услуг на платной основе соответствуют положениям закона РФ от 14.04.1993 № 4979-1 «О ветеринарии», постановления правительства Белгородской области от 4 мая 2010 года № 163-пп "Об утверждении ветеринарно-санитарных правил содержания животных в крестьянских (фермерских) хозяйствах и личных подворьях граждан в Белгородской области" и Порядку содержания животных в крестьянских (фермерских) хозяйствах и личных подсобных хозяйствах в Белгородской области, утвержденному указанным постановлением.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", граждане обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц.

Согласно ч. 3 ст. 39 вышеуказанного Закона соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

На основании ст. 9 Закона РФ от 14.05.1993 года № 4979-1 "О ветеринарии", должностные лица органов государственного ветеринарного надзора, являющиеся государственными ветеринарными инспекторами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право: предъявлять организациям и гражданам требования о проведении противоэпизоотических и других мероприятий, об устранении нарушений законодательства Российской Федерации о ветеринарии, а также осуществлять контроль за выполнением этих требований; устанавливать причины, условия возникновения и распространения заразных болезней животных и небезопасных в ветеринарно-санитарном отношении продуктов животноводства; принимать решения о проведении диагностических исследований и вакцинации животных по эпизоотическим показаниям.

В силу ст. 18 вышеназванного Закон РФ № 4979-1, ответственность за здоровье, содержание и использование животных несут их владельцы. Владельцы животных обязаны: осуществлять хозяйственные и ветеринарные мероприятия, обеспечивающие предупреждение болезней животных и безопасность в ветеринарно-санитарном отношении продуктов животноводства, содержать в надлежащем состоянии животноводческие помещения и сооружения для хранения кормов и переработки продуктов животноводства, не допускать загрязнения окружающей среды отходами животноводства; соблюдать зоогигиенические и ветеринарно-санитарные требования при размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию объектов, связанных с содержанием животных, переработкой, хранением и реализацией продуктов животноводства; выполнять указания специалистов в области ветеринарии о проведении мероприятий по профилактике болезней животных и борьбе с этими болезнями.

Учреждения ветеринарии на основании взаимосвязанных положений ст. ст. 1, 5 и 8 Закона РФ от 14 мая 1993 г. № 4979-1 "О ветеринарии" не только осуществляют государственный ветеринарный надзор, но и вправе оказывать ветеринарные услуги.

Постановлением Правительства РФ № 898 от 06.08.98 утверждены Правила оказания платных ветеринарных услуг, а Министерством сельского хозяйства РФ по согласованию с Министерством экономики и финансов РФ № 5-Ф от 28.01.92 утвержден Перечень платных и бесплатных услуг, оказываемых ветслужбой РФ.

По смыслу Правил оказания платных ветеринарных услуг, утвержденных Постановлением правительства РФ от 06.08.1998 № 898 и Перечня платных и бесплатных услуг, бесплатно оказываются соответствующие услуги только для лиц, использующих ветеринарные услуги исключительно для личных, семейных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью.

На основании п. 2.4 Перечня платных и бесплатных услуг, оказываемых бюджетными организациями и учреждениями Государственной ветеринарной службы Министерства сельского хозяйства РФ, утвержденного Минсельхозом России 20 января 1992 г. № 2-27-145, к платным ветеринарным услугам относятся исследования и другие ветеринарные мероприятия, связанные с поставками на племпродажу, выставки, соревнования, экспорт и другие коммерческие цели.

Из приведенных норм права в совокупности с установленными по делу обстоятельствами следует, что ветеринарные услуги, которые ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» должно было оказать индивидуальному предпринимателю Багиевой Л.И. в рамках карантинных мероприятий относится к платным ветеринарным услугам и осуществляется на основании договора, т.е. на добровольных началах в соответствии со статьями 1 и 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, каковым в рассматриваемом споре является договор № 24 от 01.11.2010 г.

В установленном законом порядке договор не расторгнут, не изменен и не признан недействительным.

Не соответствует фактическим обстоятельствам дела утверждение истицы о том, что договор № 24 от 01.11.2010 г. расторгнут на основании ее заявления.

В сентябре месяце 2012 г. в период карантина в связи с обращением Багиевой Л.И. Стригуновским ветучастком и Борисовской ветстанцией были проведены все необходимые клинические мероприятия с целью исключения инфекционных заболеваний, вызванные необходимостью подтверждения благополучия в ветеринарно-санитарном отношении ввезенных на территорию Белгородской области животных.

По завершении всех необходимых работ Багиевой Л.И. были выписаны квитанции с указанием стоимости ветеринарных услуг и выставлен счет за лабораторные исследования, проведенные Борисовской ветлабораторией на основании договора об оказании ветеринарных услуг от 01.11.2010 г. № 24, которые истица оплатила.

Ссылка Багиевой Л.И. в обоснование доводов о неправомерности действий ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» на п.3 Постановлением правительства РФ от 06.08.1998 № 898 не состоятельна.

Правила оказания платных ветеринарных услуг, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 06.08.1998 г. № 898, разработаны в соответствии с Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей" и Законом Российской Федерации "О ветеринарии" и регулируют отношения, возникающие между потребителями (гражданин, имеющий намерение заказать либо заказывающий, приобретающий или использующий ветеринарные услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности) и исполнителем (организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, оказывающие ветеринарные услуги потребителям по возмездному договору).

Как установлено судом первой инстанции Багиева Л.И. осуществляла завоз поголовья овец для коммерческих целей, следовательно, к данным правоотношениям Правила оказания платных ветеринарных услуг, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. № 898 не распространяются.

Таким образом, установив, что на владельцев животных возлагается обязанность осуществлять и оплачивать ветеринарные мероприятия, обеспечивающие предупреждение болезней животных, суд первой инстанции обоснованно отклонил требования истицы о признании действий ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» по требованию платы с истицы за проведение мероприятий по предупреждению особо опасных заболеваний животных незаконными, о взыскании с казны Белгородской области убытков в сумме ... руб. и компенсации морального вреда ... руб.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 18.01.2011 г., на которое ссылается в обоснование требований истица, не установлена неправомерность действий ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» связанных с установлением карантинных мероприятий.

Ссылка истицы на обязанность ответчика возместить ей причиненные в связи с отменой постановления о привлечении ее к административной ответственности убытки, обоснованно отклонена судом первой инстанции, поскольку основана на неверном толковании норм ст.15,1069,1070 ГК РФ, разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ №5 от 24.03.2005 г. «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ».

ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных», действия, которого просит признать незаконными истица не является государственным органом, вследствие чего к спорным правоотношениям не могут быть применены ст. 15,1069,1071 ГК РФ в качестве оснований для взыскания с казны Белгородской области убытков, о которых заявила в иске Багиева Л.И.

Настаивая на удовлетворении заявленных требований в полном объеме, истица в нарушение ст. 56 ГПК РФ доказательств, подтверждающих, причинение убытков и нравственных страданий именно в результате неправомерных действий ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» не представила.

Как установлено судом первой инстанции несовершение ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» ветеринарных действий на территории хозяйства истицы было допущено в результате действий Багиевой Л.И., отказавшейся от их проведения.

Не состоятелен довод апелляционной жалобы о том, что к спорным правоотношениям судом необоснованно применен закон СССР «О ветеринарии» от 23.04.1979 г.

Районный суд в решении правильно сослался на положения Правил ветеринарной обработки животных при отборе и продаже колхозам, государственным хозяйствам и другим предприятиям и организациям и при межхозяйственном обмене животными для племенных и производственных целей, утвержденных Главным управлением ветеринарии Министерства сельского хозяйства СССР 23 апреля 1979 г., которые утратившими силу не признаны.

Не состоятельны также доводы Багиевой Л.И. о незаконном установлении и продлении карантина, в связи с тем, что акт о карантировании составлен с нарушением обыкновенных процессуальных норм (отсутствует дата, нет печати органа, не указано кто и каким документов поставил животных на карантин); при перевозке животных из ... ею были представлены все необходимые документы, подтверждающие состояние здоровья животных, следовательно, актом на нее незаконно возложены обязанности, которые она не имеет возможности осуществлять в силу отсутствия у нее полномочий и образования, и оплачивать в принудительном порядке услуги, которые она не заказывала, поскольку, в установленном законом порядке данный акт недействительным не признан.

Утверждение истицы о том, что животные поставлены на карантин 22.11.2010 г. и сняты с карантина 22.12.2010 г. согласно приказу ответчика не нашли своего подтверждения в судебном заседании, опровергаются материалами дела в том числе журналом регистрации личных приказов и противоречат самой позиции истицы, которой заявлены требования о возложении обязанности по снятию карантина.

Судебная коллегия считает, что данные требований также обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Согласно разделу 4 Порядка содержания животных в крестьянских (фермерских) хозяйствах и личных подсобных хозяйствах в Белгородской области, утвержденных постановлением правительства Белгородской области от 4 мая 2010 года № 163-пп комплектация подворья животными проводится из хозяйств-поставщиков, благополучных в ветеринарно-санитарном отношении. На животных должен быть ветеринарный сопроводительный документ с отметками о диагностических исследованиях и профилактических прививках и обработках. Владельцы животных обязаны зарегистрировать приобретенных животных в государственной ветеринарной службе с получением ветеринарно-санитарного паспорта, в котором делается запись о проведенных лечебно-профилактических, противоэпизоотических и ветеринарно-санитарных мероприятиях. При продаже домашних животных владельцу необходимо получить справку о принадлежности животных из органов местного самоуправления. На основании вышеуказанной справки государственной ветеринарной службой выдается ветеринарный сопроводительный документ установленного образца. При убое домашних животных владельцу представителями государственной ветеринарной службы выдается справка о предубойном осмотре. После прохождения ветсанэкспертизы мяса выдается ветеринарный сопроводительный документ установленного образца.

Владельцы животных и производители продуктов животноводства обязаны выполнять указания специалистов в области ветеринарии о проведении мероприятий по предупреждению возникновения болезней животных. Для профилактики заразных болезней животных помимо общих ветеринарно-санитарных мер должна проводиться вакцинация животных с учетом эпизоотической ситуации населенного пункта и района. Владельцы животных обязаны предоставлять их специалистам государственной ветеринарной службы для осмотра. В случае возникновения заболевания и падежа животных необходимо срочно сообщить ветеринарному специалисту государственной ветеринарной службы, который обязан принять меры по установлению диагноза и проведению мероприятий, препятствующих распространению заболевания. Убой животных для коммерческих целей должен проводиться только на специально оборудованных убойных пунктах, для личных нужд - на территории подворья, исключающих загрязнение туш и окружающей среды (раздел 6).

24 сентября 2012 г. в подворье Багиевой Л.И. было осмотрено 81 голов овец, из которых 35 голов овцематки со следами биркования, которые были привезены из ... , и остальные 46 голов молодняка. Номерных бирок ни на одном животном не было. Багиевой Л.И. было предложено дать письменные объяснения по поводу исчезновения 10 голов овец, поставленных на карантин актом от 22.11.2010 года с целью последующего снятия карантина с поголовья, ввезенного из ... .

Письменные объяснения Багиева Л.И. не представила, пояснив работникам ОГБУ «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» что падежа животных не было, овец она зарезала на питание для себя и своей семьи.

Таким образом, поскольку на момент рассмотрения дела основания карантирования не устранены, достоверными доказательствами убоя 10 овец, с соблюдением Порядка содержания животных в крестьянских (фермерских) хозяйствах и личных подсобных хозяйствах в Белгородской области, суд не располагает, следовательно, оснований для удовлетворения требований Багиевой Л.И. о возложении обязанности снять карантин не имеется.

Неубедителен довод апелляционной жалобы о том, что суд неправильно оценил собранные по делу доказательства. Суд с обеспечением прав лиц участвующих в деле по представлению доказательств собрал и исследовал значительный объем доказательств, которые оценены в совокупности со всеми материалами дела в соответствии со ст. 67 ГПК Российской Федерации.

Результаты оценки доказательств отражены в решении, в котором приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Что касается иных доводов апелляционной жалобы, то они являются лишь несогласием с выводами суда, которых, к тому же, и не опровергают, а потому также не являются основанием для отмены обжалуемого решения суда.

Оснований для признания произведенной судом оценки доказательств неправильной не имеется.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не опровергают выводов суда и не являются основаниями для отмены решения суда. Выводы суда первой инстанции основаны на правильном применении действующего законодательства.

Материалы исследованы судом полно и объективно, нормы материального права применены правильно, процессуальных нарушений, влекущих отмену решения, не установлено.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не усматривает оснований, влекущих удовлетворение апелляционной жалобы и отмену состоявшегося решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 26 декабря 2012 года по гражданскому делу по иску Багиевой Л.И. к департаменту финансов и бюджетной политики Белгородской области, управлению ветеринарии Белгородской области, областному государственному бюджетному учреждению «Борисовская станция по борьбе с болезнями животных» о признании действий незаконными, возложении обязанности провести необходимые мероприятия, взыскании убытков и компенсации морального вреда оставить без изменения, апелляционную жалобу Багиевой Л.И. без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1904
Принявший орган: Белгородский областной суд
Дата принятия: 18 июня 2013

Поиск в тексте