• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 22 мая 2012 года Дело N 4-а-196/2012
 

г. Омск 22.05.2012 года

И.о. председателя Омского областного суда С.А. Волков, рассмотрев надзорную жалобу А. на постановление Первомайского районного суда г. Омска от 24.03.2011 года и на решение Омского областного суда от 26.04.2011 года в отношении А. по ст.12.24 ч.2 КОАП РФ,

УСТАНОВИЛ :

постановлением Первомайского районного суда г. Омска от 24.03.2011 года А. был подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 1000 (одна тысяча) рублей по ст. 12.24 ч. 2 КОАП РФ.

Как следует из постановления, А. признан виновным в том, что он 07 ноября 2010 года около 15 ч. 30 мин. на пересечении улиц 7-я Северная и Орджоникидзе в г. Омске, управляя автомобилем «ВАЗ-21061», в нарушение п. 8.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, при повороте налево не убедился в безопасности маневра и допустил столкновение с двигавшимся во встречном направлении прямо автомобилем «Ниссан», под управлением Г. В результате ДТП пассажиру автомобиля «ВАЗ-21061» А. был причинён легкий вред здоровью.

Омский областной суд, рассмотрев жалобу А. на постановление районного судьи, оставил ее без удовлетворения.

В своей надзорной жалобе А. просит отменить постановление районного судьи и решение Омского областного суда, ссылается на то, что он Правила дорожного движения не нарушал, а в действиях водителя Г. имеется нарушение ПДД, которое и явилось причиной происшествия. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, доказательствам дана неверная оценка.

Рассмотрев материалы административного дела, проверив доводы жалобы, полагаю необходимым отменить как постановление Первомайского районного суда г. Омска от 24.03.2011 года, так и решение Омского областного суда от 26.04.2011 года, по следующим основаниям.

Согласно ст. 26.11 КОАП РФ судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

При рассмотрении административного материала по ст.12.24 ч.2 КОАП РФ в отношении А. указанные требования закона не были судом 1 и 2 инстанции соблюдены, поскольку не все имеющиеся доказательства были проверены и оценены.

Действительно, в соответствии с п. 13.4 Правил дорожного движения Российской Федерации, при повороте налево или развороте по зеленому сигналу светофора водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся со встречного направления прямо и направо. Однако это правило действует только до тех пор, пока горит зеленый сигнал светофора.

Из показаний А. следует, что он на своем автомобиле ВАЗ-21061 М., совершая поворот налево с ул. Орджоникидзе на ул.7 Северная, остановился на перекрестке, пропуская встречный транспорт на мигающий зеленый сигнал светофора. Когда для него загорелся красный сигнал светофора, он начал движение, чтобы закончить проезд перекрестка.

Соответственно, из показаний А. следует, что когда он начал движение, чтобы закончить поворот на перекрестке, то для автомобиля Г. тоже горел красный сигнал светофора.

Указанные показания А. являются последовательными, как в ходе проведения административного расследования, так и в ходе судебных заседаний.

Необходимости в нарушении правил дорожного движения у А. не было, о чем свидетельствовало оставшееся время для смены сигналов светофора и то обстоятельство, что он стоял на перекрестке, пропуская встречный транспорт. Это обстоятельство подтверждает свидетель К. и водитель Г., указывая на то, что стоявший на перекрестке ВАЗ-21061 начал движение перед ним.

Напротив, если Г. не успевал бы проехать перекресток, то время ожидания на перекрестке для него было сравнительно большим.

Суд при оценке доказательств также не принял во внимание возраст и водительский стаж обоих водителей, наличие у них других правонарушений в области дорожного движения.

Так, А., имеет водительский стаж 15 лет, имел всего 2 нарушения ПДД. Г. имеет водительский стаж 3 года, причем в летний период времени плавает на теплоходе старшим помощником капитана, сведения об административной практике не истребованы.

Из первоначального объяснения Г. следует, что, подъезжая по ул. Орджоникидзе к перекрестку с ул. 7 Северная на автомобиле «Ниссан Санни», он увидел, что зеленый сигнал светофора начал мигать. Затем Г., изменив показания, стал утверждать, что зеленый сигнал светофора начал мигать, в момент въезда его автомобиля на перекресток.

Таким образом, по материалам дела имелось две равноценные версии причин ДТП, либо А. не пропустил встречный транспорт, пользующийся преимуществом проезда перекрестка на мигающий зеленый сигнал светофора, либо Г. увидев мигающий сигнал светофора, увеличил скорость, с целью успеть проехать перекресток, но не успел, в связи с чем, выехал на перекресток на запрещающий желтый или красный сигнал светофора.

Так, каждый из участников ДПС сообщил инспектору ГИБДД об одном свидетеле. А. назвал номер телефона свидетеля К., а Г. телефон свидетеля З.

Так, если свидетель З., как и другие свидетели со стороны Г., а именно Б., И., П., якобы стоявшие на красный сигнал светофора по ул.7 Северная, не видели обстоятельств ДТП, а только слышали звук удара, после чего для них загорелся зеленый сигнал светофора, забыли указать момент загорания красно-желтого сигнала светофора, то свидетель К. в отличие от них, непосредственно наблюдал обстоятельства ДТП, в частности, он видел стоявший на перекрестке с левым поворотом автомобиль ВАЗ-21061. Когда для него (К.) загорелся красно-желтый сигнал светофора, то автомобиль Ваз-21061 начал движение. Затем произошло ДТП. В момент столкновения для К. горел зеленый сигнал светофора.

В удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания и вызове свидетеля К. мировой судья отказала А. и его защитнику, объяснение К.(л.д.29) не огласила и оценки не дала.

Судья Омского областного суда, рассмотрев жалобу защитника А., сослался на противоречивость показаний А. и К. Так, А. утверждал, что он начал движение на красный сигнал светофора, а из объяснения К. следует, что автомобиль Ваз -21061 начал движение, когда для него (К.) загорелся красно-желтый сигнал светофора.

Между тем, в нарушение требований ст.26.11 КОАП РФ суды 1 и 2 инстанции не оценили показания А. и К. всесторонне, полно и объективно не только между собой, но и с другими доказательствами по делу.

Так, в материалах дела имеется справка о режиме работы светофорного объекта ул. Орджоникидзе - ул.7-я Северная (л.д. 35) и график режима работы светофорного объекта (л.д.36), из которого следует, что одновременно загораются красный сигнал светофора для направления 3н,4н, то есть для движения по ул. Орджоникидзе для А. и Г., и красно-желтый сигнал светофора для направления 1н,2н, то есть по ул. 7-я Северная г. Омска для К.

Таким образом, показания А. и свидетеля - очевидца ДТП К. полностью согласуются как между собой, так и с единственным объективным доказательством по делу графиком режима работы светофорного объекта.

О высокой скорости автомобиля «Ниссан Санни» свидетельствуют не только показания потерпевшей А., которой в результате ДТП были причинены телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью (л.д.28), то также и схема места ДТП, согласно которой автомобиль «Ниссан Санни» проехал от светофорного объекта до места столкновения всего 12,6 м, а после столкновения с автомобилем ВАЗ-21061 еще проехал 20 метров и врезался в забор дома 146 ул. Орджоникидзе (л.д.22).

Автотехническая экспертиза для установления скорости движения каждого из указанных автомобилей на момент столкновения проведена не была.

Так, при скорости 60 км/ч или 16,67 м/с, как указал Г. в своем первоначальном объяснении, он успел бы проехать весь перекресток, длина которого равна 21,6 м (7,1 м от светофора до края дороги и 14,5 м. ширина дороги) всего за 1,3 секунды, а расстояние до места столкновения 12,6 м всего за 0,75 секунды (расстояние делим на скорость), при длительности мигающего зеленого сигнала светофора 3 секунды. При большей скорости автомобиля Г. время проезда перекрестка будет еще меньше.

А., как он утверждает, выехал на перекресток и остановился на середине, после чего загорелся мигающий зеленый сигнал светофора. Пропустив встречный транспорт, он начал движение через перекресток, в том числе через трамвайные рельсы. С какой скоростью двигался автомобиль А., суд не устанавливал. Если со скоростью 15 км/ч или 4,17 м/с, то, соответственно, расстояние от середины дороги до места столкновения (9,5 -0,4)метров он преодолел бы за 2,2 сек, если при скорости 20 км/ч или 5,56 м/с это же расстояние он преодолел бы за 1,6 сек.

Таким образом, в любом случае при начале движения на мигающий сигнал светофора автомобиля ВАЗ-21061 с середины перекрестка и одновременном выезде на перекресток автомобиля «Ниссан Санни» также на мигающий зеленый сигнал светофора, ДТП бы не произошло, в связи с большой разностью в скорости движения автомобилей, поскольку автомобиль «Ниссан Санни» быстрее преодолел бы весь перекресток, чем ВАЗ-21061 доехал до места столкновения.

За время 2.2 сек (время проезда ВАЗ-21061 со скоростью 15 км/ч до места столкновения) автомобиль «Ниссан-Санни» должен был проехать расстояние 36,6 м при скорости 60 км/ч, а за 1,6 сек (время проезда ВАЗ-21061 со скоростью 20 км/ч до места столкновения) автомобиль «Ниссан-Санни» должен был проехать расстояние 26,6 м до места столкновения.

Таким образом, при начале движения автомобиля ВАЗ-21061 автомобиль «Ниссан-Санни» должен находиться на расстоянии 24 м от светофора при скорости автомобиля ВАЗ-21061 15 км/ч или на расстоянии 14 метров от светофора при скорости автомобиля ВАЗ-21061 20 км/ч., в противном случае ДТП не было бы.

Именно с указанного расстояния водитель Г. также должен был заметить движение автомобиля Ваз - 21061, однако он утверждал о том, что он вначале выехал на перекресток одновременно с загоранием мигающего сигнала светофора и после этого увидел, как автомобиль ВАЗ-21061 выехал на его полосу движения, заканчивая левый поворот.

Таким образом, показания Г. о том, что он выехал на перекресток одновременно с мигающим сигналом светофора, и увидел что стоявший автомобиль ВАЗ-21061 с левым поворотом, неожиданно начал движение, выполняя поворот, вызывают сомнение в их правдивости.

При вышеуказанных обстоятельствах виновность А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.12.24 КОАП РФ, не была установлена совокупностью каких-либо достоверных и допустимых доказательств по делу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 30.13 п.2, ст.30.17 ч.2 п.4 КОАП РФ,

ПОСТАНОВИЛ :

постановление Первомайского районного суда г. Омска от 24.03.2011 года и решение Омского областного суда от 26.04.2011 года в отношении А. по ст.12.24 ч.2 КОАП РФ - отменить, прекратив производство по делу в отношении него, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены вышеуказанные судебные постановление и решение.

Копию настоящего постановления направить для сведения А., Г.

И.о. председателя

Омского областного суда С.А. Волков




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 4-а-196/2012
Дата принятия: 22 мая 2012

Поиск в тексте