• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

Дело N 33-1111/2013
 

Судебная коллегия по гражданским делам

Псковского областного суда

В составе:

Председательствующего Игошина В.Е.

Судей Малыгиной Г.В., Спесивцевой С.Ю.

При секретаре Сергеевой И.Н.

рассмотрела в судебном заседании ... гражданское дело по апелляционной жалобе <В.Д.>, действующего в интересах несовершеннолетнего <К.>, на решение Псковского городского суда Псковской области от ... , которым постановлено:

<В.Д.>, действующему в интересах несовершеннолетнего <К.>, в удовлетворению иска к Муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей «Детско-юношеский оздоровительно-образовательный спортивный центр «<...>», Администрации города Пскова о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов отказать.

Выслушав доклад судьи Спесивцевой С.Ю., объяснения <В.Д.>, действующего в интересах несовершеннолетнего <К.>, объяснения <К.>, объяснения представителя МБОУ «<...>» - <С.П.>, объяснения <Ш.>, объяснения представителя Администрации города Пскова - Киселева С.А., заключение прокурора Сурусова А.Е., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

<В.Д.>, действующий в интересах несовершеннолетнего <К.>, обратился в суд с иском, уточненным в порядке статьи 39 ГПК РФ, к МБОУ «<...>» о компенсации морального вреда.

В обоснование иска пояснил, что ... на тренировке в секции дзюдо в детском спортивном клубе «Бригантина» его сын <К.> получил компрессионный перелом позвоночника в результате броска, совершенного <Е.К.>, имеющим 1 юношеский разряд по дзюдо. Полагая, что тренер по дзюдо нарушил тренировочный процесс, поставив в спарринг двух неравнозначных партнеров по возрасту и спортивным достижениям, просил взыскать компенсацию морального вреда в размере <...> рублей.

Представитель МБОУ «<...>» исковые требования не признал, указал, что <К.> в установленном порядке в учреждение не зачислялся и не является учащимся учреждения. Оспаривая факт получения <К.> травмы на занятиях именно в МБОУ «<...>», пояснил, что <Е.К.> на занятиях ... не присутствовал, с ... года никаких происшествий в учреждении не было, акцентировал внимание суда на обращение <К.> за медицинской помощью спустя 3 дня после получения компрессионного перелома позвоночника. Кроме того, не соглашаясь с доводами <В.Д.> о нарушении тренером тренировочного процесса, указал, что <Е.К.> спортивного разряда по дзюдо не имеет, занимается в группе по борьбе самбо.

Представитель Администрации города Пскова иск не признал по аналогичным основаниям.

Третье лицо - тренер <Ш.> с иском не согласился, указал, что <К.> в его группе не тренировался. Не исключал нахождение <К.> на тренировке без процедуры официального зачисления в МБОУ «<...>», оспаривал нарушение организации тренировочного процесса.

Судом постановлено указанное решение.

В апелляционной жалобе представитель несовершеннолетнего <К.> - <В.Д.> просит об отмене решения суда в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении обстоятельствам дела, нарушением норм процессуального права, выразившихся в неправильной оценке доказательств по делу.

Проверив материалы дела с учетом доводов апелляционной жалобы, возражений МБОУ «<...>» и прокурора города Пскова на нее, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из недоказанности факта причинения несовершеннолетнему <К.> вреда здоровью в ходе неправильно организованного тренировочного процесса, отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями тренера и наступлением вреда.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда по следующим основаниям.

В соответствии статьей 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Факт получения ... травмы несовершеннолетним <К.> именно на тренировке в МБОУ «<...>» подтверждается совокупностью доказательств:

- пояснениями несовершеннолетнего <К.>, полученными судом апелляционной инстанции, о том, что ... на тренировке в МБОУ «<...>» он получил компрессионный перелом позвоночника в результате броска, выполненного учащимся, имеющим спортивный разряд;

- выпиской из истории болезни <К.>от ... , согласно которой <К.> поступил в детскую областную больницу через три дня после получения травмы, травма позвоночника является спортивной, произошла на тренировке по дзюдо, после броска (л.д. 5);

- пояснениями свидетеля <П.> (преподавателя физкультуры), которой ... от <К.> стало известно о повреждении им спины на тренировке, в связи с чем он не мог заниматься на занятиях физкультуры;

- пояснениями свидетеля <В.> (директора общеобразовательной школы), о том, что ей в ... года в связи с оформлением документов на индивидуальное обучение <К.> стало известно о полученной им травме, а также о жалобах учителю физкультуры ... на боли в пояснице, в связи с чем он был освобожден от урока физкультуры.

При этом свидетели <П.> и <В.> указали, что <К.> не мог получить травму в общеобразовательной школе (л.д. 76,77);

- служебной запиской тренера <Ш.> на имя директора спортцентра «<...>» от ... о посещении <К.> тренировок (л.д. 66).

То обстоятельство, что <К.> участвовал в тренировках в МБОУ «<...>», а не только присутствовал на них, следует из пояснений <Ш.> в суде апелляционной инстанции.

Пояснения тренера МБОУ «<...>» согласуются с содержанием аудиозаписи разговора <В.Д.> с <Ш.> ... , принятой судом апелляционной инстанции в связи с отказом в исследовании ее судом первой инстанции, как допустимое доказательство по делу, в котором <Ш.> не отрицал получение <К.> травмы на тренировке (л.д. 89).

Анализируя указанные доказательства по правилам статьи 67 ГПК РФ, в силу которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия считает доказанным факт получения <К.> травмы ... на тренировке в МБОУ «<...>».

Устанавливая вину ответчика в получении <К.> травмы, судебная коллегия принимает во внимание следующие обстоятельства.

Пунктом 3 Устава МБОУ «<...>» предусмотрено, что участниками образовательного процесса в Учреждении являются обучающиеся, педагогические работники, родители (законные представители) обучающихся.

Согласно пункту 5 Устава Учреждение проводит спортивную подготовку: спортивно-оздоровительную, начальную, учебно-тренировочную.

Зачисление в группы Учреждения осуществляется для детей в возрасте до 18 лет по письменному заявлению родителей и с письменного разрешения врача-педиатра поликлиники по месту жительства или медицинского работника общеобразовательного учебного заведения (л.д. 23-40).

Из материалов дела видно и сторонами не оспаривалось, что <К.>, <...> года рождения, в установленном Уставом Учреждения порядке в МБОУ «<...>» не зачислялся и, как пояснял директор учреждения, не являлся учащимся спортклуба «<...>».

Согласно должностным обязанностям тренера-преподавателя <Ш.>, тренер-преподаватель ведет учебно-тренировочную и воспитательную работу с зачисленными в клуб лицами (л.д. 22).

Из пояснений <Ш.> в суде апелляционной инстанции следует, что <К.> тренировался в учебно-тренировочной группе.

Согласно пунктам 5.3., 5.5 Устава Учреждения на учебно-тренировочный этап подготовки зачисляются на конкурсной основе, как правило, только практически здоровые спортсмены, прошедшие не менее одного года необходимую подготовку, при выполнении ими переводных, контрольных нормативов, требований по общефизической и специальной подготовке.

Перевод занимающихся в группу следующего года обучения обсуждается на заседании педагогического совета и оформляется приказом директора.

Следовательно, несовершеннолетний <К.> был допущен тренером-преподавателем <Ш.> до занятий в МБОУ «<...>» в отсутствие заявления родителей и был самовольно (без приказа директора) определен в группу, требующую специальной спортивной подготовки, то есть в нарушение Устава Учреждения и своих должностных обязанностей.

Кроме того, из пояснений <К.> в суде апелляционной инстанции следует, что на тренировке ... он был поставлен тренером на отработку спортивного приема с учащимся - кандидатом в мастера спорта <Е.К.>, в то время как сам он обладал только первичными навыками борьбы: занимался в клубе «<...>» в возрасте с 6 до 8 лет, и с <...> года - в МБОУ «<...>».

Оснований не доверять пояснениям <К.> у суда апелляционной инстанции не имеется, так как указанные пояснения согласуются:

- с пояснениями тренера <Ш.>, полученными в суде апелляционной инстанции, о занятиях <К.> в учебно-тренировочной группе, в которой согласно Списку, утвержденному директором МБОУ «<...>», тренируется <А.> (л.д. 21);

- с зафиксированным на аудиозаписи разговором <В.Д.> со <Ш.>, из содержания которого можно сделать вывод, что факт броска <Е.К.> <К.> имел место (л.д. 89);

- пояснениями представителя МБОУ «<...>» в суде апелляционной инстанции, подтвердившим, что <Е.К.> является кандидатом в мастера спорта по греко-римской борьбе.

В этой связи установленное судом первой инстанции обстоятельство отсутствия <Е.К.> на тренировке ... , подтвержденное журналом посещаемости (л.д. 55), подлежит критической оценке.

К тому же следует отметить, что судом в решении пояснения <Е.К.> об отсутствии на тренировке ... отражены неверно.

Согласно протоколу судебного заседания от ... на вопрос суда о посещении тренировки ... <Е.Н.> ответил, - не помню (л.д. 56).

Ссылки суда первой инстанции на неисполнение <В.Д.> порядка зачисления ребенка в МБОУ «<...>», предусмотренного Уставом Учреждения, как и доводы суда о том, что <В.Д.> был уверен, что его сын посещает занятия по дзюдо, а тренер <Ш.> с ... приказом директора был переведен с должности преподавателя по дзюдо на должность тренера-преподавателя по самбо, при доказанности факта получения <К.> травмы именно на тренировке в МБОУ «<...>», не имеют значения для разрешения данного спора.

Таким образом, установленные обстоятельства, а именно: допуск <К.>, не являвшегося учащимся МБОУ «<...>» к тренировочному процессу; определение его в группу, требующую специальной спортивной подготовки; свидетельствуют о не соблюдении тренером-преподавателем <Ш.> тренировочного процесса, что находится в причинно-следственной связи между действиями тренера и наступлением вреда.

В силу статьи 51 Закона РФ от 10 июля 1992 года №3266-1 «Об образовании» образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников.

Ответственность за создание необходимых условий для учебы, труда и отдыха обучающихся, воспитанников образовательных учреждений несут должностные лица образовательных учреждений в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом данного образовательного учреждения.

Допуская фактически без зачисления в спортивный клуб в установленном Уставом порядке несовершеннолетнего <К.> до тренировочного процесса, МБОУ «<...>» указанные требования закона не выполнило.

Доводы возражений МБОУ «<...>» на апелляционную жалобу <В.Д.> о недоказанности получения несовершеннолетним <К.> травмы в спортивном клубе, основанные на обращении несовершеннолетнего в медицинское учреждение спустя три дня после травмы, не являются бесспорным доказательством, свидетельствующим о получении <К.> компрессионного перелома позвоночника при иных обстоятельствах.

Так, из показаний свидетеля <В.М.> - врача-травматолога ГБУЗ Псковской области «Детская областная больница» следует, что с такой травмой подросток может вести активный образ жизни, полученный <К.> перелом не осложненный (л.д. 70).

При этом разъяснения, данные <В.М.> о возможном получении подростком компрессионного перелома при любой физической нагрузке - тренировке, падении, сгибании с учетом совокупности доказательств, установленных по данному делу, не дают оснований считать, что вред здоровью <К.> был причинен при иных обстоятельствах.

Ссылки возражений МБОУ «<...>» на утверждения <Е.К.>, тренера <Ш.> об отсутствии травм учащихся в октябре 2012 года, подлежат критической оценке, поскольку данные лица заинтересованы в результатах рассмотрения спора.

Другие доводы возражений МБОУ «<...>» - о несоблюдении <В.Д.> Устава Учреждения, о не обращении его к директору Учреждения, об отсутствии повторных журналов посещений учащихся, а также ссылки на квалификацию тренера-преподавателя <Ш.> и отказ <В.Д.> от исковых требований к <Г.П.>, не имеют значения для разрешения спора.

Позиция возражений прокурора г. Пскова, которая сводится к правильной оценке судом первой инстанции доказательств по делу, участвующим в суде апелляционной инстанции прокурором не поддержана.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении обстоятельствам дела, нарушением норм процессуального права в связи с неверной оценкой доказательств по делу, нарушением норм материального права.

Отменяя решение, судебная коллегия считает возможным принять новое решение, так как обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, установлены на основании имеющихся в деле доказательств.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Как указано в п. 1 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года №10, суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Таким образом, законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы для определения размера такой компенсации. Поэтому суд, определяя размер подлежащего компенсации морального вреда по основаниям, предусмотренным в статье 1100 ГК РФ, в совокупности оценивает конкретные действия причинителя вреда, соотнося их с тяжестью причиненных истцу физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности.

При определении размера компенсации морального вреда судебная коллегия исходит из степени вины причинителя вреда (вред причинен по неосторожности), тяжести причиненных <К.> физических страданий (травма охарактеризована врачом-травматологом, как не осложненная и в настоящее время основное лечение <К.> закончено).

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что вред причинен несовершеннолетнему, привычный образ жизни которого был нарушен, поскольку после травмы <К.> проходил индивидуальное обучение в школе, был не в состоянии посещать занятия в музыкальной школе.

В то же время судебная коллегия принимает во внимание, что <К.> занимался травмоопасным видом спорта, имел первичные навыки борьбы.

На основании изложенного, судебная коллегия считает разумным и справедливым, определить компенсацию морального вреда, причиненного <К.>, в размере <...> рублей.

Разрешая вопрос об ответчике, с которого подлежит взысканию компенсация морального вреда, судебная коллегия руководствуется пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинении вреда жизни или здоровью гражданина», разъяснившего, что при разрешении споров о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в которых субъектом ответственности выступают частные, государственные или муниципальные учреждения, судам исходя из абзаца первого пункта 2 статьи 120 ГК РФ следует учитывать, что учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение). В соответствии с абзацем четвертым пункта 2 статьи 120 ГК РФ частное или бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества.

Субсидиарная ответственность наступает в случае отказа основного должника от удовлетворения требования кредитора или отсутствия с его стороны ответа на заявленное требование в течение разумного срока (п. 1 ст. 399 ГК РФ).

Таким образом, до обращения к субсидиарному должнику кредитор должен в обязательном порядке предъявить требование основному должнику. В случаях, предусмотренных законом, субсидиарный должник отвечает только при недостаточности имущества у основного должника.

Согласно Уставу МБОУ «<...>» собственником имущества, передаваемого в оперативное управление, является муниципальное образование «Город Псков» в лице Администрации города Пскова (л.д. 24), которая при недостаточности денежных средств ответчика в силу указанных норм права должна нести субсидиарную ответственность.

В соответствии со статьей 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

По настоящему делу расходами, понесенными истцом, является государственная пошлина, размер которой в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 333.19 Налогового кодекса составляет <...> рублей и подлежит взысканию в пользу <В.Д.>

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Псковского городского суда Псковской области от 30 апреля 2013 года отменить.

Постановить новое решение, которым исковые требования <В.Д.>, действующего в интересах несовершеннолетнего <К.>, к Муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей «Детско-юношеский оздоровительно-образовательный спортивный центр «<...>», Администрации города Пскова удовлетворить частично.

Взыскать с Муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей «Детско-юношеский оздоровительно-образовательный спортивный центр «<...>» в пользу <К.>, в лице его законного представителя <В.Д.> в счет компенсации морального вреда <...> рублей.

При недостаточности денежных средств ответчика Муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей «Детско-юношеский оздоровительно-образовательный спортивный центр «<...>» для удовлетворения исковых требований <К.>, в лице его законного представителя <В.Д.> взыскание произвести субсидиарно с Администрации города Пскова.

В удовлетворении остальной части исковых требований <В.Д.>, действующего в интересах несовершеннолетнего <К.>, отказать.

Взыскать с ответчика - Муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей «Детско-юношеский оздоровительно-образовательный спортивный центр «<...>» в пользу <В.Д.>, действующего в интересах несовершеннолетнего <К.>, государственную пошлину в размере <...> рублей.

Председательствующий В.Е. Игошин

Судьи Г.В. Малыгина

С.Ю. Спесивцева

.

.

.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1111/2013
Принявший орган: Псковский областной суд

Поиск в тексте