• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 июля 2013 года Дело N 33-3881
 

2 июля 2013 года г. Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего судьи Кириной Л.А.,

судей Перовой Т.А., Паршиной С.В.,

при секретаре Царёве М.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Акционерного коммерческого банка «РОСБАНК» к Копейкиной Л.В. о взыскании задолженности по кредитному договору по частной жалобе Компании с ограниченной ответственностью ЭОС Финанс ГмбХ на определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 21 марта 2013 г. о процессуальном правопреемстве.

Заслушав доклад судьи Перовой Т.А., изучив доводы жалобы, судебная коллегия

установила:

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Саратова от ... с Копейкиной Л.В. в пользу открытого акционерного общества акционерного коммерческого банка «РОСБАНК» (далее ОАО АКБ «РОСБАНК») взыскана задолженность по договору о предоставлении кредита на банковский специальный счёт № от ... в сумме 43299 рублей 10 копеек, расходы по уплате государственной пошлины в размере 4157 рублей 40 копеек, а всего 47456 рублей 50 копеек.

Компания с ограниченной ответственностью ЭОС Финанс ГмбХ (далее ЭОС Финанс ГмбХ) обратилась в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве по данному гражданскому делу, ссылаясь на заключение с ОАО АКБ «РОСБАНК» договора уступки права требования.

Определением Октябрьского районного суда г. Саратова от 21 марта 2013 г. в удовлетворении заявления о замене стороны в исполнительном производстве отказано.

В частной жалобе ЭОС Финанс ГмбХ просит определение суда отменить, рассмотреть вопрос по существу. В обоснование доводов жалобы указывает на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и требованиям закона, а также на необоснованность придания судом обратной силы положениям, изложенным в п. 51 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 17 от 28 июня 2012 г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Проверив законность и обоснованность определения суда первой инстанции по доводам, изложенным в частной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), рассмотрев дело по правилам ч. 2 ст. 333 ГПК РФ без извещения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены вынесенного судебного определения не имеется.

В соответствии с ч. 1 ст. 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны её правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В силу п.п. 1, 2 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Из ст. 52 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ следует, что в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.

Аналогичные положения содержатся в ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», согласно которой кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах её клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

В силу ст. 13 вышеназванного закона осуществление банковских операций производится только на основании лицензии, выдаваемой Банком России в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, указанных в ч. ч. 9, 10 настоящей статьи и в Федеральном законе «О национальной платёжной системе».

Из Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности положений части 2 статьи 29 ФЗ от 3 февраля 1996 г. «О банках и банковской деятельности» следует, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечёт необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков.

Согласно разъяснениям, данным в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Из материалов дела следует, что ... между Банком «Поволжское ОВК» и Копейкиной Л.В. был заключен договор о предоставлении кредита на банковский специальный счёт № сроком до ... на сумму 34500 рублей.

В соответствии с договором цессии № от ... , заключенным между Банком «Поволжское ОВК» и ОАО АКБ «РОСБАНК», права (требования) с Копейкиной Л.В. по договору о предоставлении кредита № от ... переданы ОАО АКБ «РОСБАНК» в полном объёме.

... между ОАО АКБ «РОСБАНК» и ЭОС Финанс ГмбХ был заключен договор уступки прав требования №, согласно которому в соответствии со ст. 382 ГК РФ банк уступил ЭОС Финанс ГмбХ права требования к должникам цедента, поименованным в приложениях к настоящему договору, вытекающих из кредитных договоров, заключенных между цедентом и должниками, и из кредитных договоров, права по которым были приобретены цедентом по договорам уступки прав (требования), в том числе право требования к должникам возврата основного долга, уплаты задолженности по оплате государственной пошлины, возникшей на основании вступившего в законную силу решения суда.

В приложении № к договору уступки прав требования указан договор №, заключенный с Копейкиной Л.В.

С учётом названных положений закона судебная коллегия считает, что право заёмщика на сохранение информации о его банковском счёте, операций по этому счёту, а также сведений, касающихся непосредственно самого заёмщика, являются тайной и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права.

Выводы суда об отказе в удовлетворении заявления ЭОС Финанс ГмбХ о замене взыскателя в исполнительном производстве являются правильными, так как уступка прав по кредитному договору лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, без письменного согласия заемщика, противоречит требованиям закона, природе кредитного договора, что делает такую уступку ничтожной, не влекущей юридических последствий.

Имеющаяся в жалобе ссылка на п. 4.2.1 кредитного договора, заключенного между Банком «Поволжское ОВК» и Копейкиной Л.В. о праве банка передать полностью или частично свои права требования как кредитора по настоящему договору третьему лицу с последующим уведомлением об этом факте заказным письмом, не свидетельствует о достижении соглашения с Копейкиной Л.В. о передаче прав по кредитному договору лицу, не имеющему право на осуществление банковской деятельности.

Доказательств наличия у ЭОС Финанс ГмбХ лицензии на право осуществления банковской деятельности материалы дела не содержат.

Доводы жалобы не содержат правовых оснований для отмены определения и по существу сводятся к несогласию с выводами суда об обстоятельствах дела и применению судом норм материального и процессуального права. Само по себе несогласие автора жалобы с определением суда и выводами, изложенными в нём, не является основанием считать судебное постановление неправильным.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению указанного вопроса, судом не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены определения суда, как о том ставится вопрос в частной жалобе, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327.1, 331 - 334 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 21 марта 2013 г. оставить без изменения, частную жалобу Компании с ограниченной ответственностью ЭОС Финанс ГмбХ - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3881
Принявший орган: Саратовский областной суд
Дата принятия: 02 июля 2013

Поиск в тексте