• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 июля 2013 года Дело N 33-3883
 

02.07.2013 г. г. Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего судьи Макаровой Н.А.,

судей Садовой И.М., Ефимовой И.В.,

при секретаре Трофимовой С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску открытого акционерного общества акционерного коммерческого банка «РОСБАНК» (далее по тексту - ОАО АКБ «РОСБАНК») к Горин В.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору по частной жалобе Компании с ограниченной ответственностью ЭОС Финанс ГмбХ (далее по тексту - Компания ЭОС Финанс ГмбХ) на определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 21.03.2013 г., которым отказано в удовлетворении заявления о замене стороны в исполнительном производстве.

Заслушав доклад судьи Садовой И.М., исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия

установила:

Заочным решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 14.07.2008 г. с Горина В.Н. в пользу ОАО АКБ «РОСБАНК» взыскана задолженность по кредитному договору № от 17.12.2004 г. по состоянию на 14.04.2008 г. в сумме 21981 руб. 73 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 2601 руб. 45 коп. Решение вступило в законную силу 19.08.2008 г. и обращено к исполнению.

08.02.2013 г. Компания ЭОС Финанс ГмбХ обратилась в суд с заявлением о замене стороны по исполнительному листу, выданному на основании вышеуказанного решения суда, ссылаясь на то, что 07.11.2011 г. между ОАО АКБ «РОСБАНК» и заявителем был заключен договор № № уступки прав требования (цессии).

Рассмотрев заявление, Октябрьский районный суд г. Саратова 21.03.2013 г. постановил указанное выше определение.

В частной жалобе Компания ЭОС Финанс ГмбХ просит определение суда отменить и рассмотреть заявление по существу. Ссылаясь на незаконность и необоснованность определения суда, нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права. Вывод суда о том, что заявителю для процессуального правопреемства необходимо обладать лицензией на осуществление банковской деятельности не основан на законе. Суд первой инстанции, придав обратную силу положениям, изложенным в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 17 от 28.06.2012 г., применил закон, не подлежащий применению, чем существенно нарушил нормы материального и процессуального права. Кроме того, выводы суда первой инстанции противоречат разъяснениям, указанным в Постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2012 г. № 17.

В соответствии со ст. 333 ГПК РФ частная жалоба, представление прокурора на определение суда первой инстанции, за исключением определений о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения, рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле.

Проверив законность и обоснованность определения суда первой инстанции исходя из доводов частной жалобы, согласно ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Статьей 44 ГПК РФ установлено, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизации юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, 17.12.2004 г. между Банком «Поволжское Общество Взаимного Кредита» и Гориным В.Н. заключен договор займа, сроком возврата до 15.06.2005г.

14.03.2005 г. Банк «Поволжское Общество Взаимного Кредита» и ОАО АКБ «РОСБАНК» заключили договор уступки права требования по вышеуказанному кредитному договору. Заочным решением суда от 14.07.2008 г. с Горина В.Н. в пользу ОАО АКБ «РОСБАНК» взыскана задолженность по кредитному договору № от 17.12.2004 г. по состоянию на 14.04.2008 г. и расходы по оплате государственной пошлины.

07.11.2011 г. между ОАО АКБ «РОСБАНК» и Компанией ЭОС Финанс ГмбХ был заключен договор № № уступки прав требования (цессии). Доказательств уведомления Горина В.Н. о совершении данной сделки в целях ее возможного одобрения, стороной заявителя не представлено.

Установлено, что Компания ЭОС Финанс ГмбХ, является юридическим лицом по законодательству Германии, учреждена на территории Федеративной Республики Германия и внесена в торговый реестр Местного суда ... . Целью деятельности юридического лица являются оказания услуг, не относящихся к видам факторинга, требующим специального разрешения в соответствии с законом о кредитных учреждения Германии. От имени заявителя на территории Российской Федерации по договору об оказании услуг, действует ООО «ЭОС».

Как следует из ответа на запросы судебной коллегии ОАО АКБ «РОСБАНК» не уведомляло Горина В.Н. о переуступке права требования. Согласно ответу коллекторского агентства «ЭОС» Горину В.Н. от имени заявителя уведомление о состоявшей переуступке права требования. Однако из представленной копии уведомления из его текста невозможно определить дату направления уведомления должнику.

Процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому в связи с материальным правопреемством.

На основании п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В силу п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно ст. 388 ГК РФ, уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В соответствии с п. 2 ст. 857 ГК РФ, банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом.

Положение о тайне банковского вклада содержится и в ст. 26 ФЗ РФ от 02.12.1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. ФЗ от 29.06.2012 г. № 97-ФЗ).

Право заемщика на сохранение информации об его банковском счете, операций по этому счету являются тайной, и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права.

Компания ЭОС Финанс ГмбХ согласно Уставу не является кредитной организацией и у неё отсутствует лицензия на право осуществления банковской деятельностью на территории Российской Федерации.

Из разъяснения, содержащегося в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» следует, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Доводы жалобы о том, что в условиях кредитного договора содержится согласованное условие о переуступке прав третьим лица, основанием к отмене решения не является по следующим основаниям.

В силу ст. 383 ГК РФ по договору цессии не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. Других ограничений уступки прав требования гл. 24 ГК РФ не содержит. То есть в порядке цессии могут передаваться любые права независимо от того, носят они денежный характер или нет и связаны ли с осуществлением предпринимательской деятельности.

Согласно п. 1 ст. 824 ГК РФ клиент передает финансовому агенту денежное требование к третьему лицу (должнику), вытекающее из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу.

Из чего следует, что в рамках договора финансирования под уступку денежного требования может быть передано только право требования, носящее денежный характер и вытекающее из основного договора.

Учитывая, что характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования (клиент уступает или обязуется уступить фактору права требования об уплате денежной суммы) свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга, применяются общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования), установленные в гл. 24 ГК РФ.

Правовое регулирование факторинга, содержится в Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, заключенной в Оттаве 28.05.1988 г. Российской Федерацией данная Конвенция не ратифицирована и на её территории положения конвенции обязательной силы не имеют.

Согласно ст. 825 ГК РФ в качестве финансового агента (фактора) договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

В силу ст. 10 ФЗ от 26.01.1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что до лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.

Кроме того, положения ФЗ от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» не устанавливает ни обязательности лицензирования деятельности финансовых агентов, ни порядка такого лицензирования.

Таким образом, субъектами, выступающими в качестве финансовых агентов являются банки или иные лица, действующие на основании выдаваемых Банком России лицензий и в полном соответствии с положениями ст. 5 ФЗ от 02.12.1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», которая относит к числу основных банковских сделок приобретение прав требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме.

Исходя из разъяснений, данных в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 принятие судом условия в договоре о праве банка переуступить в одностороннем порядке право требования третьим лицам без ссылки на то, что лицо, принимающее право требования, может не обладать лицензией на право осуществления банковской деятельности, возможно лишь в случае прописывания четких, однозначных и не допускающих двоякого толкования формулировок в кредитном договоре. В иных случаях уступка требования ущемляет права гражданина-потребителя. В связи с чем, основания для удовлетворения заявления о процессуальном правопреемстве у суда первой инстанции не имелось.

Иные доводы частной жалобы признаются судебной коллегией не состоятельными, основанными на неверном понимании как норм материального, так и процессуального права по изложенным выше мотивам.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, изложенными в обжалуемом определении, поскольку в частной жалобе их обоснованность не опровергнута.

Руководствуясь ст. ст. 331, 333, 334 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 21.03.2013 г. оставить без изменения, частную жалобу компании с ограниченной ответственностью ЭОС Финанс ГмбХ - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3883
Принявший орган: Саратовский областной суд
Дата принятия: 02 июля 2013

Поиск в тексте