• по
Более 66000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 29 апреля 2010 года Дело N 22-1229/10
 

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе:

Председательствующего Березина Ю.Г.,

судей Лопарёва А.Г., Лунева В.Я.,

при секретаре Еськовой О.О.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 апреля 2010 года дело по кассационной жалобе адвоката Ивановой Н.М. в интересах Ш., кассационному представлению прокурора района Игнатова В.И. на приговор Кормиловского районного суда Омской области от 04.03.2010 года, которым

Ш., ранее не судимая,

оправдана по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по преступлению в отношении Ч.), п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в её действиях состава преступления. За Ш. признано право на реабилитацию.

Постановлено по ч. 1 ст. 165 УК РФ производство по делу прекратить в связи с истечением сроков давности, освободив Ш. от уголовной ответственности.

Заслушав: доклад судьи Лопарева А.Г.; выступление Ш., адвоката Ивановой Н.М., поддержавших доводы кассационной жалобы; мнение прокурора Муканова М.К., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Органами предварительного следствия Ш. обвинялась по ч. 3 ст. 159 УК РФ в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, совершенного лицом с использованием служебного положения, в крупном размере (по преступлению в отношении Ч.), а также по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенных с причинением тяжких последствий. Обстоятельства совершенных преступлений, инкриминированных органами следствия, подробно изложены в приговоре.

Кроме того, действия Ш. судом переквалифицированы с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 165 УК РФ. Судом установлено, что 30.10.2006 г. Ш. заключила с директором ОАО «Кормиловский комбинат хлебопродуктов» договор купли-продажи квартиры, стоимостью 300000 рублей, расположенной по ул. С. д. 113, подала документы в Кормиловский УФРС с заявлением о регистрации, в том числе представила договор купли-продажи с записью несоответствующей действительности о полном расчете, получив путем обмана 14.11.2006 г. свидетельство о государственной регистрации права собственности на указанную квартиру без обременения. Затем 26.05.2009 г. продала данную квартиру Ч. за 925000 рублей, то есть умышленно, путем обмана причинила имущественный ущерб ОАО «Кормиловским комбинат хлебопродуктов» в размере 300000 рублей.

Приговором Кормиловского районного суда Омской области в отношении Ш. приняты вышеуказанные решения.

В судебном заседании подсудимая Ш. вину не признала.

В кассационной жалобе адвокат Иванова Н.М., не оспаривая приговор в части оправдания по ст. 159 ч. 3 УК РФ по эпизоду с Ч. и по ст. 286 УК РФ, выразила несогласие с приговором в части признания Ш. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 1 УК РФ.

Считает, что выводы суда о виновности Ш. в совершении указанного преступления противоречат материалам предварительного расследования и судебного разбирательства. В ее действиях отсутствует объективная и субъективная сторона указанного преступления, а также доказательства ее вины.

Вывод суда о том, что Ш. подала документы в Кормиловский УФРС с заявлением о регистрации, в том числе предоставив договор купли-продажи с записью не соответствующей действительности о полном расчете, противоречит материалам дела. Не установлено когда, кем произведена запись о расчете от имени П., также не установлено, что договор сдан на регистрацию с записью о полном расчете. Данный вывод суда противоречит показаниям Ш., П., копии договора, в котором отсутствуют записи о расчете, заключению почерковедческой экспертизы, подтверждающей, что почерк в записи о полном расчете и подпись выполнены не Ш.. Дата внесения записи о полном расчете не установлена.

Договор без записи о полном расчете был сдан на государственную регистрацию сторонами в 2006 г. без дополнительного соглашения об отсрочке расчета, без последующего обременения, что подтверждается материалами проверки за 2007 г, и опровергает вывод суда об обмане путем предоставления на регистрацию Ш. договора с фиктивной записью о полном расчете. П. подписал дополнительное соглашение, но не сдал его на государственную регистрацию.

Из показаний свидетеля Воробьева видно, что на комбинате практиковалось заключение дополнительных соглашений о последующем расчете, переход права собственности проходил государственную регистрацию в ряде случае и без обременений.

Право собственности у Ш. на квартиру возникло на законных основаниях, после государственной регистрации. Поэтому вывод суда о том, что кроме Ш. отсутствуют заинтересованные лица в приобретении права собственности на квартиру, что именно она сдавала договор на регистрацию с записью о полном расчете, т.к. сама работала в УФРС и имела свободный доступ к документам, основан на предположении.

В соответствии со ст.ст. 73, 307 УПК РФ не установлено: время, место, способ совершения преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ; факт того, что Ш. изготавливала или подписывала справку о полном расчете за квартиру и о процентном соотношении балансовой стоимости от 27.10.2006 г.; что она сделала запись о полном расчете в договоре; что она использовала для регистрации документ с записью о расчете не соответствующий действительности для регистрации права в 2006 г. и сделала запись о расчете в договоре.

Выводы суда о вине Ш. в причинении имущественного ущерба Кормиловскому КХП путем обмана основаны на предположении, доказательств умысла на причинение ущерба предприятию путем обмана не имеется.

Просит приговор Кормиловского районного суда Омской области от 04.03.2010 г. отменить, оправдать Ш. за отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 1 УК РФ.

В кассационном представлении прокурор района Игнатов В.И. считает приговор суда незаконным, несправедливым, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона.

Указывает, что при квалификации действий Ш. суд не усмотрел состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду купли-продажи квартиры у ОАО «Кормиловский КХП») в её действиях, тогда как вина последней в инкриминируемом ей деянии нашла свое подтверждение.

Считает, что Ш. совершила мошенничество путем обмана, с использованием своего служебного положения, в крупном размере, поскольку доказано, что она внесла в договор сведения о полном расчете за квартиру. С целью сокрытия недостоверных сведений содержащихся в договоре купли-продажи квартиры, в этот же день заключила дополнительное соглашение о расчете до 31.12.2016 г. После чего, умышленно, без проведения правовой экспертизы, от имени начальника Кормиловского УФРС Девятова заполнила и подписала ряд документов, необходимых для государственной регистрации сделки. Затем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним незаконно произвела запись о регистрации и государственном праве собственности на квартиру без обременения, незаконно получив право собственности на указанную квартиру.

Действуя в соответствии с законом о регистрации прав на недвижимое имущество, должностным регламентом, Ш. не смогла бы обладать правом распоряжения квартирой в силу наложенных обременений. Совершив мошеннические действия, Ш. получила квартиру в полное свое распоряжение, обратив ее в собственность безвозмездно. По данному эпизоду имеются все признаки хищения - противоправность (регистрационные действия совершены в отсутствие правовой экспертизы, не регистрируя дополнительное соглашение, в отсутствие полномочий по регистрации), безвозмездность (оплата произведена осенью-зимой 2009 г.), изъятие имущества собственника (квартира перешла во владение, пользование и распоряжение без обременения), причинение ущерба - 300 000 рублей.

Доводы защиты о том, что документы готовились и предоставлялись в юстицию П., опровергаются показаниями В., Ж., П., заключением экспертизы № 1631. Доводы Ш. о том, что сделку оформлял и регистрировал Д., опровергаются показаниями последнего в ходе следствия и судебного заседания, заключением экспертизы № 1601. Умысел и осознание противоправности действий Ш. подтверждаются и тем, что расчет с ОАО «КХП» в кассу предприятия произведен лишь после возбуждения уголовного дела.

Таким образом, вывод суда об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Также считает, что Ш. не имеет право на реабилитацию, т.к. такое право имеет только подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор. Переквалификация действий лица, в отношении которого осуществлялось преследование, на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков судом, постановившим обвинительный приговор, сами по себе не являются реабилитирующими обстоятельствами.

Кроме того, судом нарушены положения п. 1 ст. 307 УПК РФ поскольку в приговоре отсутствует описание преступного деяния, признанного судом доказанным, а суд указал обстоятельства установленные органами предварительного следствия.

Суд неверно применил нормы действующего уголовного закона. Переквалифицировал действия Ш. по эпизоду в отношении ОАО «Кормиловский КХП» с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 165 УК РФ. Однако как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании установлено, что действиями подсудимой причинен ущерб в сумме 300000 рублей, что в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ относится к крупному размеру. Даже при наличии в действиях Ш. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, ее действия должны квалифицироваться в соответствии с ч. 2 указанной статьи.

Просит приговор Кормиловского районного суда Омской области отменить.

В возражениях адвокат Иванова Н.М. просит отказать в удовлетворении кассационного представления.

В возражениях потерпевшая С.. считает приговор законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления, возражения, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Ш. оправдана по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 159 УК РФ (в отношении Ч.), а также по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Вывод суда в указанной части сторонами не оспаривается, каких-либо доводов по несогласию с принятым судом решением в кассационном представлении прокурора не содержится. В связи с чем, приговор в данной части не подлежит рассмотрению судом кассационной инстанции.

Исходя из изложенного судом верно в указанной части принято решение о признании за Ш. права на реабилитацию. Вывод суда соответствует требованиям уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Судебная коллегия соглашается с решением суда, т.к. оно основано на правильном толковании норм права по данному вопросу. В связи, с чем доводы кассационного представления и несогласие с решением суда в этой части являются несостоятельными.

Вместе с тем, суд признал доказанным факт причинения Ш. имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества (ОАО Кормиловский КХП) путем обмана при отсутствии признаков хищения в размере 300000 рублей и квалифицировал ее действия по ч. 1 ст. 165 УК РФ. В дальнейшем, определяя совершенное преступление как небольшой тяжести, на основании п. «а» ч. 1 ст. 83 УК РФ принял решение о необходимости прекращения производства по делу в связи с истечением сроков давности, освободив Ш. от уголовной ответственности.

Судебная коллегия полагает, что решение судом принято с нарушением уголовного и уголовно- процессуального законодательства, а потому в данной части оно подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таковым он признается, если он основан на правильном применении уголовного закона и постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

При постановлении приговора суд разрешает следующие вопросы: доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; доказано ли, что деяние совершил подсудимый; является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено и т.д.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Согласно ч. 8 ст. 302 УПК РФ если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в п. 3 ч. 1 ст. 24, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. Суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления - основания и мотивы изменения обвинения;

Судом указанные положения закона в полном объеме не выполнены.

Так суд в описательно-мотивировочной части приговора привел описание преступного деяния изложенного органами следствия в обвинительном заключении, а в дальнейшем привел те фактические обстоятельства которые установлены судом, однако без указания всех необходимых положений, предусмотренных ст. 307 УПК РФ.

Суд установив, что в действиях Ш. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ квалифицировал ее действия по ч. 1 указанной статьи. При этом суд фактически установил, что причиненный ущерб от действий подсудимой составил 300000 рублей, что в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ, которое распространяется на все преступления главы 21 УК РФ, относится к крупному размеру. Однако каким-либо образом свой вывод об исключении данного квалифицирующего признака, суд не мотивировал. В том числе решение суда в резолютивной части приговора по указанной статье противоречит требованиям ст. 302 УПК РФ.

Суд указал, что поскольку не установлено кем выполнены подписи от имени П., Ж. в копиях справок, а Ш.отрицает их подписание, у суда имеются основания полагать, что записи в документах хоть и не были лично изготовлены Ш., но внесены по инициативе последней. Тем самым суд свои выводы сделал на собственных предположениях, что противоречит закону.

Суд признал доказанной вину Ш. в причинении имущественного ущерба путем обмана без цели хищения, совершенном с прямым умыслом, не дал должной оценки иным доказательствам, представленным стороной обвинения, в части подачи документов на регистрацию, проведении самой процедуры регистрации, проведении всех технических мероприятий по оформлению сделки самой Ш., в совокупности с действующим на момент инкриминируемых действий законодательством по регистрации сделок с недвижимостью.

Вместе с тем, признав доказанными обстоятельства, установленные органами предварительного следствия, связанные с предоставлением договора купли-продажи с внесенной записью о полном расчете с ОАО « Кормиловский КХП», не соответствующей действительности, суд расценил их как действия Ш. с прямым умыслом на причинение ущерба в своих личных интересах. В тоже время суд при переквалификации ее действий указывает, что невыполнение ею обязательств по оплате квартиры не может квалифицироваться как хищение, поскольку умысел у нее должен возникнуть до момента перехода предмета преступления в фактическое обладание виновного. Однако по делу не дана оценка тому обстоятельству, что переход права собственности без обременений возник в связи с предоставлением договора с указанием о полной оплате и не предоставлении на регистрацию дополнительного соглашения. Кроме того, судом не дана оценка и тому обстоятельству, что сама рукописная запись в договоре не противоречит его тексту, согласно которому в договор внесены сведения, что расчет произведен полностью. При этом в приговоре не дано оценки имеющимся справкам о произведенном расчете и о процентном соотношении, которые являются необходимыми для регистрации договора и перехода права собственности без обременения.

Суд не привел мотивов, по которым признал необоснованным обвинение в части наличия умысла именно на хищение квартиры и признании доказанным причинение ущерба без цели хищения, не указал, в чем выразился обман, не привел каких- либо доказательств, на основе которых сделал свои выводы. Суд не раскрыл содержание ее умысла, связанного с завладением квартиры, указал лишь, что Ш. не выполнила условия договора об оплате, но принял во внимание, что документы сдавала на регистрацию именно Ш., признав квалификацию, предложенную гос.обвинителем, неверной.

Вместе с тем, выводы суда об отсутствии доказательств, представленных стороной обвинения в подтверждение наличия умысла на хищение имущества путем мошенничества, не соответствуют приговору, поскольку суд не дал надлежащей оценки всем представленным доказательствам по делу, при наличии противоречивых доказательств не указал, по каким основания принял одни и отверг другие, выводы суда содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса и виновности или невиновности Ш.в инкриминируемом органами следствия деянии, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания, что в соответствии со ст. 380 УПК РФ является основанием к отмене приговора.

Суд признал последовательными показания П., Ж., В., которые поясняли, что подписи в документах, в том числе и о полном расчете выполнены не ими, договор купли-продажи, дополнительное соглашение юридическим отделом не составлялись, что нашло подтверждение в заключении почерковедческой экспертизы. Суд также не нашел оснований сомневаться в показаниях Д., Л. и Д. о том, что подписи в документах в УФРС ими не выполнялись, отношения к регистрации сделки с квартирой в 2006 г. не имеют. Однако по сути показания указанных свидетелей в приговоре не приведены и не оценены.

Так Д. суду показал, что ему было известно, что был заключен договор отчуждения между Кормиловским КХП и Ш., была справка, что оплата произведена полностью. Позже узнал, что было дополнительное соглашение, квартира должна была быть зарегистрирована с обременением, он дополнительного соглашения не видел. Ш. могла бы распорядиться квартирой только с согласия прежнего собственника. Запись о том, что расчет произведен полностью увидел в 2007 г.

Свидетель В. показал, что работая в юридическом отделе ОАО «Кормиловский КХП» документов по продаже квартиры Ш. он не готовил.

Суд не дал должной оценки показаниям свидетелей обвинения, которые отличаются от позиции подсудимой о порядке приема документов, регистрации их и т.д., не проверил их в совокупности с иными доказательствами. Судом не указаны мотивы по которым он принял одни показания и отверг версию подсудимой, не изложил те доказательства на основе которых он пришел к указанным выводам.

В этой связи заслуживают внимания доводы кассационного представления о том, что не получили оценки показания свидетелей обвинения о наличии умысла Ш. на хищение квартиры.

Таким образом, в нарушение положений ст. 87 УПК РФ, суд не проверил представленные стороной защиты и обвинения доказательства, не сопоставил их друг с другом, тогда как это надлежало сделать.

Согласно ст.ст. 380, 381 УПК РФ основанием для отмены приговора является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела в случае, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, если суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, если в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял во внимание одни из них и отверг другие, а также в случае таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законодательством РФ прав участников уголовного судопроизводства, могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Указанные нарушения закона находятся во взаимосвязи с основными принципами уголовного судопроизводства, предусмотренные статьями 6, 15, 16 УПК РФ, регламентирующими защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, защиту личности от незаконного и необоснованного осуждения, назначение виновным справедливого наказания, осуществление судопроизводства на основании состязательности сторон с обеспечением необходимых условий для осуществления сторонами предоставленных им прав, свободу оценки доказательств на основании совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств.

Вопреки положениям уголовно-процессуального закона, без надлежащей оценки совокупности представленных по делу доказательств, суд пришел к выводу об отсутствии у осужденной умысла на хищение квартиры путем обмана и причинения ею имущественного ущерба без цели хищения. Выводы суда не основаны на полном, всестороннем и объективном исследовании всех обстоятельств дела, что могло повлиять на постановление законного, обоснованного, мотивированного и справедливого судебного решения.

При новом рассмотрении дела суду следует исследовать доказательства в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, дать им надлежащую правовую оценку, и постановить приговор с учетом заслуживающих внимание доводов кассационных жалобы и представления.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Кормиловского районного суда Омской области от 04.03.2010 года в отношении Ш., в части оправдания по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по преступлению в отношении Ч.), а также по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, оставить без изменения.

Тот же приговор в части прекращения производства по делу в отношении Ш. по ч. 1 ст. 165 УК РФ в связи с истечением сроков давности и освобождения от уголовной ответственности, отменить, материалы дела в указанной части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1229/10
Дата принятия: 29 апреля 2010

Поиск в тексте