• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 22 апреля 2010 года Дело N 22-1234/10
 

г. Омск 22.04.2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе

председательствующего: Лукши А.В.,

судей: Сидоркиной Л.А.,

Круглова В.В.,

с участием адвокатов Василенко В.Н.,

Ведерниковой В.М.,

Власовой С.Б.,

Баганец А.М.,

с участием прокурора Лемеш М.А.,

при секретаре Чеповской Е.В.

рассмотрела в судебном заседании 22.04.2010 года дело по кассационным жалобам адвоката Василенко В.Н. в интересах Ж.С., осужденных Ж.М., Б., кассационному представлению государственного обвинителя Белобородовой Т.Г. на приговор Исилькульского городского суда Омской области от 05.03.2010 г., которым Б., ранее не судим, признан виновным по ч.4 ст. 111 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Х., ранее не судим, признан виновным по ч.4 ст. 111 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Ж.М, ранее судим, признан виновным по ч.4 ст. 111 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор Исилькульского суда Омской области от 25.11.2009 г. исполнять самостоятельно.

Ж.С., ранее не судим, признан виновным по ч.4 ст. 111 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном представлении государственного обвинителя Белобородовой Т.Г. ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в отношении всех осужденных в связи с нарушением требований ст. 307 УПК РФ, без какого-либо обоснования.

В дополнительном кассационном представлении государственного обвинителя указывается на наличие оснований для отмены приговора, предусмотренных ст. 383, 380 УПК РФ, в связи с неправильным определением роли каждого участника группового преступления, что повлияло на определение размера наказания. Судом при назначении наказания всем осужденным учтено унижение человеческого достоинства, тогда как действия, направленные на унижение М., были совершены Б. и Ж.М., что влечет исключение указания на данное обстоятельство при назначении наказания Х. и Ж.С.

В кассационной жалобе адвоката Василенко В.Н. в интересах осужденного Ж. С. ставится вопрос о переквалификации действий с ч.4 ст. 111 УК РФ на ст. 116 УК РФ и назначении соответствующего наказания со ссылкой на следующие обстоятельства:

- суд необоснованно квалифицировал действия по признаку совершения преступления группой лиц, поскольку Ж. участия в избиении группой лиц не принимал, а судом не исследованы обстоятельства участия Ж. в избиении группой лиц. Между тем, из материалов дела следует, что Ж.. В самом начале конфликта на кухне один раз ударил М. кулаком в лицо за то, что тот первым ударил его. После этого Ж. растолкал их в сторону. При этом М. упал на спину и ударился головой о порог двери, от чего у него пошла кровь. Никакого участия в дальнейшем избиении М. он не принимал, добровольно отказавшись от преступления, более того, он обмыл М. лицо, когда того завели с улицы в квартиру.

Судом не учтено, что Ж.С. не подтвердил в судебном заседании свои оглашенные показания на следствии (л.д. 105-109 т.1), из которых следует, что он нанес потерпевшему только один удар.

Судом не учтены последовательные показания Б. на следствии и в суде о том, что Ж.С. не принимал участия в избиении, показания Х. о том, что Ж.С. лишь один раз ударил кулаком в лицо вначале, а потом не принимал участия, показания Ж.М. о том, что Ж.С. не находился на кухне.

Нанесение Ж. с одного удара в челюсть следует квалифицировать как побои по ч.1 ст. 116 УК РФ. В деле имеются два заключения судебно-медицинской экспертизы от 06.12.2009 г. (экспертиза трупа) и от 30.12.2009 г., которые противоречат друг другу, поскольку выводы одной о том, что смерть явилась следствием совокупности телесных повреждений, не согласуется с выводами другой о том, что ушибленная рана левой затылочной теменной части головы, причиненная предметом с ограниченной поверхность, имеющим грань, имеет непосредственную причинно-следственную связь со смертью, без указания на другие телесные повреждения.

Экспертизой не установлена давность причинения каждого из повреждений и могли ли они быть причинены после смерти. Указанные противоречия и недостатки свидетельствуют о необходимости проведения повторной судебно- медицинской экспертизы. По делу усматривается неосторожное причинение смерти со стороны Ж.М., что подтверждается заключением судебно- медицинской экспертизы от 30.12.2009 г. Назначенное наказание является чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе осужденного Ж.С. также ставится вопрос о переквалификации на ст. 116 УК РФ, отмене приговора и направлении на новое судебное рассмотрение другому судье, со ссылкой на те же обстоятельства, которые указаны в жалобе адвоката Василенко В.Н.

В кассационной жалобе осужденного Ж.М. ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение другому судье с целью переквалификации действий на ст. 109 УК РФ, со ссылкой на следующие обстоятельства:

- при установлении обстоятельств происшедшего и характера действий, совершенных им лично, суд за основу взял показания Х., который, являясь инициатором, неоднократно менял их с целью уменьшить степень своей вины и оговорил его в том, что он наносил удары ногами по лицу и ногам М.;

- подсудимый Б. также оговорил его в том, что он бил ногами в грудь и живот, но не мог утверждать, что он наносил удары по голове;

- суд не дал оценку противоречиям в показаниях Х. и Б. относительно его действий, не указал, какие доказательства положены в основу обвинения, а какие отвергнуты, не руководствовался требованиями презумпции невиновности при оценке показаний Х. и Б.;

- он не участвовал в избиении, его вина не доказана. Он лишь толкнул М., от чего тот упал и ударился головой о порог. В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы от 06.12.2009 г. и от 30.12.2009 г. непосредственной причиной смерти явилась ушибленная рана затылка, которая причинена предметом с ограниченной контактирующей поверхностью, чем мог быть фрагмент представленного порога, а поэтому его действия следует квалифицировать по ст. 109 УК РФ;

- в заключении эксперта от 30.12.2009 г. отсутствует ответ на вопрос, могли ли остальные обнаруженные повреждения, кроме ушибленной раны головы, быть причинены после смерти или до смерти;

- остальные обнаруженные у М. повреждения могли быть причинена как Б., так и Х. как до, так и после смерти, поскольку Х. вставал ночью и продолжал избивать М.;

- по делу необходимо было провести повторную экспертизу трупа в связи с наличием противоречий в выводах экспертизы от 06.12.2009 г. о причине возникновения смерти;

- его брат не принимал участия в избиении;

- он сомневается в правдивости показаний его брата Ж.С., который находился в сильном алкогольном опьянении и плохо помнил события, тогда как он был трезвый. Это обстоятельство не было учтено судом при оценке их показаний;

Полагает, что смертельные повреждения были причинены при нападении и ударе о порог, а все остальные повреждения не находятся в причинно-следственной связи со смертью, а выводы эксперта ошибочны. Кроме того, имеются сомнения, когда были причинены эти повреждения, до или сразу после смерти. На разрешение дополнительной экспертизы необходимо было поставить следующие вопросы:

- если ни одно из повреждений не могло само по себе причинить смерть, то не обусловили ли смерть все повреждения в совокупности?

- какое телесное повреждения явилось непосредственной причиной смерти?

- причинены ли повреждения прижизненно или посмертно?

- в какой последовательности причинялись телесные повреждения?

В кассационной жалобе осужденного Б. ставится вопрос о переквалификации на ст. 116 УК РФ, поскольку он не причастен к смерти М., которая наступила от черепно-мозговой травмы, которую причинил Ж.М., ударив М. кулаком, от чего тот упал, что признает сам Ж.М. Доказана его вина только в нанесении 3-х ударов босой ногой по ногам. Суд не дал оценки тому, что у них не было предварительного сговора и умысла на убийство, о чем свидетельствует то обстоятельство, что они завели М. в дом и вымыли от крови ему голову. Показания Ж.М. и Х. о том, что он за волосы бил головой об пол, неправдивы и противоречивы. Находясь на свободе в ходе следствия, братья Ж. могли договориться между собой и с отцом Х., с которым они работали. Показания Ж.С. не правдивые, т.к. он не мог слышать, как кто-то выходил на кухню и бил М., поскольку он крепко спал.

Заслушав доклад судьи Омского областного суда Сидоркиной Л.А., изучив материалы дела № 1-23/2010 г. в 3-х томах, заслушав адвоката Василенко В.Н., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Как следует из приговора, подсудимые Б., Х., Ж.С. и Ж.М. умышленно причинили тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, совершенный группой лиц и повлекший по неосторожности смерть потерпевшего.

В период времени с 20.00 часов 05.11.2009 г. до 05.30 часов 06.11.2009 г., Б., Х., Ж.С. и Ж.М., находясь в состоянии алкогольного опьянения по адресу: Омская область, г. Исилькуль, ул. К., д. 4, кв. 1, в ходе ссоры с М., умышленно, с целью причинения телесных повреждений последнему, действуя совместно и согласованно, нанесли М. множественные удары руками и ногами в область туловища, конечностей и головы, причинив М. тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего.

Подсудимые Б., Х., Ж.С., Ж.М. вину признали частично, отрицая свою причастность ко всем обнаруженным у М. повреждениям на голове и причинную связь между своими действиями и обнаруженными телесными повреждениями и смертью М. Х признал причинение смерти по-неосторожности.

Из материалов дела следует, что адвокат Василенко Н.И. осуществлял защиту Б. в ходе следствия и в судебном заседании суда 1 инстанции на основании ордера № 8855 от 06.11.2009 г. по назначению в соответствии с требованиями ст. 51 УПК РФ (л.д. 89 т.1), а адвокат Мирошниченко В.А. осуществлял защиту Ж.С. на следствии и в суде 1 инстанции на основании ордера № 37405 от 06.11.2009 г. по назначению в соответствии с требованиями ст. 51 УПК РФ (л.д. 101 т.1).

В ходе судебного заседания Ж..С., отрицая свою причастность к избиению М. и описывая действия каждого из других подсудимых, пояснил, что Б. выходил на кухню, где лежал М, и он слышал оттуда звуки нескольких ударов, глухой грохот (л.д. 209 т. 3).

В кассационный срок поступила жалоба адвоката Василенко В.Н. в защиту интересов ЖС. на основании ордера № 8877 от 12.03.2010 г. о защите его в кассационной инстанции на основании соглашения. (л.д. 237-242 т.3).

При этом по делу также поступила жалоба осужденного Б., в которой он оспаривал показания Ж.С. в части того, что Ж.С. мог слышать грохот и звуки ударов из кухни после того, как туда кто-то вошел. (л.д. 290 т. 3)

Проанализировав позиции защиты осужденных Ж.С. и Б., их показания в судебном заседании суда 1 инстанции и доводы кассационной жалобы Б., судебная коллегия полагает, что адвокат Василенко В.Н. нарушил требования п. 6,7 ст. 49 УПК РФ и поэтому не может быть допущен к защите Ж.С., а именно.

Позиция защиты Б., который оспаривал в судебном заседании показания Ж.С., препятствовала адвокату Василенко В.Н. заключить соглашение на защиту Ж.С., в нарушение требований п.6 ст. 49 УПК РФ, поскольку интересы ранее защищаемого им Борисенко противоречат интересам Ж.С. Они оба отрицали причинную связь своих действий с наступившим тяжким вредом для здоровья М. и наступлением его смерти, ссылаясь на действия других участников происшедшего, а Б. в суде и в кассационной жалобе оспаривал правдивость показаний Х. относительно своих действий на месте происшествия.

Кроме того, адвокат Василенко В.Н. нарушил требования п. 7 ст. 49 УПК РФ, поскольку, заключив соглашение с другим осужденным - Ж.С., интересы которого противоречат интересам Б., фактически, отказался от защиты Борисенко до вступления приговора в законную силу.

Доводы адвоката Василенко В.Н. о том, что он не усмотрел противоречий интересов осужденных, не отказывался от защиты, поскольку Б. заявил ему, что не собирается писать кассационную жалобу, противоречат фактическим обстоятельствам происшедшего и п. 6 ст. 49 УПК РФ, а также п.п. 2, п.п. 6 п. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» № 100 от 05.06.2002 г.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к убеждению о наличии правовых препятствий для участия адвоката Василенко В.Н. по защите как Ж.С., так и Б.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ч.3 ст. 375, 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Прекратить кассационное производство по жалобе адвоката Василенко В.Н. в интересах осужденного Ж.С.

Разъяснить осужденному Ж.С. его право на заключение соглашения с другим адвокатом либо право на заявление ходатайства о назначении адвоката судом.

Разъяснить осужденному Б. невозможность осуществления его защиты в суде кассационной инстанции адвокатом Василенко В.Н., а также информировать его о праве на заключение соглашения с другим адвокатом либо на заявление ходатайства о назначении адвоката судом.

Направить определение осужденным Ж.С. и Б. для сведения.

Дело возвратить в Исилькульский городской суд Омской области для повторного назначения кассационного рассмотрения после выполнения определения и обеспечения права на защиту осужденных Б. и ЖС.

Направить определение президенту Адвокатской Палаты Омской области Матыциной Н.С. для сведения.

Председательствующий: Лукша А.В.

Судьи: Сидоркина Л.А.

Круглов В.В.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1234/10
Дата принятия: 22 апреля 2010

Поиск в тексте