• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 29 апреля 2013 года Дело N 22-1300/2013
 

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе

председательствующего судьи Бондаренко А.А.,

судей Смирновой Ж.И. и Чуяновой И.Н.,

при секретаре Дацко Д.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 апреля 2013 года материалы уголовного дела по апелляционным жалобам адвокатов Никитина В.А. и Казакова Р.В. в защиту интересов Нурбаева Б.Ж.

на приговор Кировского районного суда г. Омска от 25 февраля 2013 года, которым

Нурбаев Б.Ж., не судимый,

осужден по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ к 7 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

с исчислением срока наказания с 25.02.2013 г.,

с зачетом в срок отбывания наказания Нурбаеву Б.Ж. времени содержания под стражей с 30.06.2012 г. по 25.02.2013 г.

Постановлено взыскать с Нурбаева Б.Ж. в пользу потерпевшего М.М.Ш. компенсацию морального вреда в сумме рублей, в счет возмещения материального ущерба в сумме рублей, расходы на представителя потерпевшего в сумме рублей, итого рублей.

В приговоре разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Смирновой Ж.И., выступление защитника Казакова Р.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, прокурора Уманского И.А.,судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Согласно приговора Кировского районного суда г. Омска от 25 февраля 2013 года Нурбаев Б.Ж. признан виновным в покушении на убийство М. М.Ш. при обстоятельствах, в ходе которых, в период времени с до, Нурбаев Б.Ж., находясь в состоянии алкогольного опьянения, около дома №, в ходе конфликта, умышленно, из личной неприязни произвел выстрел из травматического пистолета в лобно-теменную область головы М. М.Ш.,

причинив последнему повреждения в виде раны лобной области с повреждением (переломом) лобной кости, распространившемся на правую височную кость, проникающей в полость черепа, с повреждением твердой мозговой оболочки, сопроводившейся ушибом головного мозга с контузионными очагами обеих лобных долей, внутри мозговой гематомы левой лобной доли с повреждением сагиттального синуса, оболочечной гематомой правой гемисферы головного мозга с дислокацией срединных структур, субараханоидального кровоизлияния, с инородным телом в лобной доле справа, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Преступление Нурбаевым Б.Ж. не было доведено до конца, по независящим от него обстоятельствам, в связи со своевременным оказанием потерпевшему медицинской помощи.

В судебном заседании Нурбаев Б.Ж. вину признал частично. По обстоятельствам преступления пояснил суду, что между ним и потерпевшим М. произошла словесная ссора, в ходе которой М. нанес ему один удар в живот, в ответ он оттолкнул потерпевшего, попросил успокоиться, после чего конфликт был исчерпан.

Спустя некоторое время М. со стеклянной бутылкой в руке стал нападать на него, он отскочил в сторону за своего брата М.М.Ш., который достал из сумочки пистолет, крикнул потерпевшему, чтобы тот выбросил бутылку, представившись сотрудником полиции.

Однако, М., находясь в метре от них, размахивая бутылкой, выкрикнул фразу «если достал пистолет, то стреляй».

С целью предотвращения конфликта он вынужден был толкнуть брата, во время падения последнего выхватил из его руки пистолет, не производя с ним никаких манипуляций, с целью демонстрации направил оружие в сторону потерпевшего, его палец находился на курке, после чего прозвучал выстрел.

Допускает рефлекторное нажатие на курок, в результате которого произошел выстрел. Однако был уверен, что пистолет заряжен не был, в его присутствии брат никаких действий с оружием не производил.

Умысла на причинение телесных повреждений и смерти потерпевшему не имел.

Потерпевший упал лицом вниз, он его перевернул на спину, в области носа у того шла кровь. Он попросил парня из компании потерпевших вызвать скорую помощь, а сам с братом на такси уехал домой.

В апелляционной жалобе адвокат Никитин В.А., действующий в интересах осужденного, считает приговор несправедливым, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам произошедшего. Полагает, что вина Нурбаева Б.Ж. в покушении на убийство не нашла своего подтверждения в судебном заседании, так как умысла на причинение смерти потерпевшему у его подзащитного не было, он лишь хотел предотвратить конфликт и напугать в этих целях потерпевшего. Считает, что в приговоре суда не дана оценка показаниям свидетеля Нурбаева Д.Ж. (брата осужденного), который пояснил, что пистолет, из которого был произведен выстрел, принадлежит ему, и осужденный не был осведомлен о том, что пистолет был заряжен. Просит действия Нурбаева Б.Ж. переквалифицировать на ч.1 ст.118 УК РФ, снизив ему назначенное наказание.

В апелляционной жалобе адвокат Казаков Р.В., действующий в интересах осужденного, выражает несогласие с приговором суда, в связи с неправильным применением уголовного закона и существенными нарушениями уголовно- процессуального закона.

Полагает, что судом при вынесении приговора не соблюдены требования ст.ст. 73, 307 УПК РФ, не установлена субъективная сторона преступления. Указывает, что суд ошибочно пришел к выводу о наличии прямого умысла у Нурбаева Б.Ж., так как при наличии такого умысла субъект должен был сделать все необходимое и достаточное для достижения преступного результата, чего в действиях Нурбаева Б.Ж. не усматривается.

Утверждение Нурбаева Б.Ж. о том, что выстрел был для него неожиданностью, судом не опровергнуто, а все неустранимые сомнения в виновности осужденного должны трактоваться в его пользу.

Суд не опроверг доводы осужденного и стороны защиты о причинении тяжкого вреда потерпевшему по неосторожности, а также судом не рассмотрен вопрос об отсутствии в действиях Нурбаева Б.Ж. признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ.

Полагает, что действия его подзащитного необходимо квалифицировать по ч.1 ст.118 УК РФ, так как прямого умысла на убийство и желания наступления преступных последствий у Нурбаева Б.Ж. не было.

Делая вывод о недоведенном до конца преступлении, по причинам независящим от Нурбаева Б.Ж., суд должен был исключить наличие волевой составляющей в действиях Нурбаева Б.Ж. после выстрела.

На апелляционную жалобу адвоката Казакова Р.В. прокурором поданы возражения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении Нурбаева Б.Ж. является законным, обоснованным и справедливым.

Суд, рассмотрев дело с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, права на защиту и принципа состязательности сторон правильно установил фактические обстоятельства происшедшего и пришел к выводу об обоснованности квалификации содеянного Нурбаевым Б.Ж. по ч.3 ст. 30, ч.1 ст.105 УК РФ.

В обоснование своего решения, суд первой инстанции привел в качестве доказательств показания потерпевшего М. М.Ш., свидетелей С. С.Ю. и Д. К.В., заключения судебно-медицинской, биологической и криминалистических экспертиз, протокол осмотра места происшествия и другие доказательства, которые в своей совокупности, по мнению судебной коллегии, в строгом соответствии с положениями ст.88 УК РФ отвечают требованиям относимости, допустимости и достаточности для признания Нурбаева Б.Ж. виновным в совершении преступления.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах адвокатов, относительно неправильности квалификации содеянного Нурбаевым Б.Ж., являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, мотивированно опровергнуты судом со ссылками на соответствующие доказательства. С выводами суда об их несостоятельности судебная коллегия соглашается.

По смыслу закона уголовная ответственность по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ наступает в случае совершения преступления только с прямым умыслом.

Согласно ч.2 ст.25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно-опасных последствий и желало их наступления.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступление смерти другого человека и желал ее наступление, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам.

Судебной коллегии представляется верным суждение суда о наличии в действиях осужденного прямого умысла на совершение преступления и недоведение преступного умысла до конца по независящим от него обстоятельствам, в результате своевременного оказания медицинской помощи.

О наличии в действиях осужденного прямого умысла на совершение преступления свидетельствуют характер ранения, обстановка совершения преступления, взаимоотношения, сложившиеся между сторонами, поведение участников конфликта и осужденного во время совершения преступления.

В обоснование своих выводов суд правильно указал, что применение в сложившейся обстановке осужденным оружия не было вызвано реальной необходимостью, а осужденный, забирая оружие у своего брата, удерживая его у головы потерпевшего с нахождением пальца на взведенном курке и произведя выстрел, осознавал поражающее действие пистолета, готовность его к производству выстрелов.

Для установления субъективной стороны преступления суд обоснованно сослался на показания С. С.Ю. и Д. К.В., свидетельствовавших о том, что осужденный, выхватив у свидетеля Нурбаева Д.Ж. пистолет, находясь напротив потерпевшего, держа пистолет в правой руке, приставил оружие сверху к теменной волосистой части головы потерпевшего и произвел выстрел. После того, как потерпевший упал навзничь, осужденный, размахивая пистолетом, стал угрожать присутствующим, что всех перестреляет.

Показания данных свидетелей согласуются с показаниями свидетелей М. Ш.Ж. и Ш.К., которым об обстоятельствах совершения преступления стало известно от вышеназванных свидетелей; показаниями свидетеля К. Ж.А., подтвердившего наличие конфликта между подсудимым и потерпевшим, после непродолжительного отсутствия в месте конфликта он обнаружил лежащего на земле Мукушева, лицо которого было в крови, впоследствии от осужденного ему стало известно, что последний стрелял в Мукушева.

Свидетель Н. Д.Ж. в своих показаниях подтвердил наличие у него заряженного пистолета патронами с пулями, в ходе происходящего конфликта кто-то толкнул его, выхватил у него пистолет, после чего произошел выстрел и М. упал, впоследствии от сотрудников полиции узнал, что выстрел произведен его братом Нурбаевым Б.Ж.

Защита и осужденный настаивают на том, что со стороны потерпевшего М. имелась реальная угроза для жизни и здоровья осужденного Нурбаева Б.Ж. и свидетеля Нурбаева М.Ш., в результате чего осужденный с целью предотвращения конфликта решил напугать потерпевшего, выхватил пистолет у брата и по неосторожности произвел выстрел, не желая причинения смерти и вреда здоровью потерпевшему.

В опровержение данных доводов суд первой инстанции обоснованно сослался на показания свидетеля С.С.Ю. и Д.К.В., из которых следует, что в ходе происходящего конфликта Нурбаев Б.Ж. и его брат Н.М.Ш. удерживали потерпевшего М.М.Ш. в углу. Н. Д.Ж. направлял пистолет в живот потерпевшему, угрожая, что выстрелит. После того, как свидетели попытались их успокоить, осужденный Нурбаев Б.Ж. выхватил пистолет у своего брата, приставил оружие сверху к теменной волосистой части головы потерпевшего и произвел выстрел, после чего Мукушев М.Ш. упал на землю, изо рта пошла пена и кровь. Нурбаев Б.Ж., размахивая пистолетом, угрожал, что всех перестреляет. Свидетели вынуждены были покинуть место происшествия, когда вернулись на место, подсудимый с друзьями ушел, стали оказывать потерпевшему помощь и вызвали Скорую помощь. Свидетель С.С.Ю. опознал в Нурбаеве Б.Ж. лицо, производившее из пистолета выстрел в потерпевшего.

Показания данных свидетелей, являющихся очевидцами происшедшего, обоснованно признаны судом правдивыми и положены в основу приговора.

Обстоятельства причинения М. М.Ш. телесных повреждений объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы № 13891 от 21.09.2012, согласно которому М. М.Ш. причинены повреждения, относящиеся к тяжкому вреду здоровья, по признаку опасности для жизни, и могли возникнуть при выстреле из травматического оружия.

В ходе осмотра места происшествия обнаружена и изъята гильза, стрелянная из пистолета марки МР-79-9ТМ № 1133918246, который выдала в ходе производства выемки Нурбаева С., пояснив, что данный пистолет передал ей ее сын Нурбаев Б.Ж., а также с места происшествия были изъяты три стеклянные бутылки, на которых обнаружен след пальцев, оставленный согласно заключения эксперта № 1141 от 20.09.2012 г. большим пальцем правой руки осужденного. Согласно заключения эксперта № 655 от 27.02.2012 г. происхождение крови на смывах, изъятых с места происшествия, не исключается от потерпевшего М. Свидетель Н Д.Ж. в ходе следствия по делу подтверждал, что пистолет был заряжен 4 патронами с резиновыми пулями, находился ли пистолет на предохранителе или нет, он не знал. Свидетель Н С. в судебном заседании подтвердила наличие у ее сына Нурбаева Д.Ж. травматического пистолета с момента его работы в полицейском батальоне.

Действия Нурбаева Б.Ж., вопреки доводам жалоб, на основании объективно установленных судом фактических обстоятельств дела, правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, как покушение на убийство, то есть на умышленное причинение смерти другому человеку, не доведенное до конца по независящим от лица обстоятельствам.

Суждение суда об отсутствии оснований для переквалификации действий Нурбаева Б.Ж. на ч.1 ст.118 и ч.1 ст.111 УК РФ судом аргументировано и представляется судебной коллегии верным.

Судебная коллегия приходит к выводу, что осужденному Нурбаеву Б.Ж. назначено справедливое наказание, с учетом принципа гуманизма и индивидуализации наказания, данных о личности осужденного, характера и степени общественной опасности совершенного деяния, относящегося к особо тяжкому, с учетом совокупности смягчающих наказание обстоятельств по делу и отсутствия отягчающих обстоятельств.

По мнению судебной коллегии, наказание, назначенное Нурбаеву Б.Ж., соответствует целям и задачам уголовного наказания, чрезмерно суровым не является. Вывод суда о возможности исправления осужденного Нурбаева Б.Ж. только в условиях изоляции его от общества, об отсутствии оснований для применения при назначении наказания положений ч.6 ст.15, ст.ст.64, 73 УК РФ, неприменения дополнительного вида наказания, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, в приговоре мотивирован, обоснован, с чем судебная коллегия соглашается. Вид исправительного учреждения в виде колонии строгого режима определен судом в соответствии с требованиями п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ.

Гражданский иск потерпевшего М. М.Ш. и его представителя разрешен в строгом соответствии с требованиями ст.1064, 150, 151, 1100-1101 ГК РФ, с чем судебная коллегия соглашается. Процессуальные издержки взысканы с подсудимого в соответствии с положениями ст.131, 132 ГК РФ.

Нарушений норм уголовного или уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение состоявшегося по делу судебного решения, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Кировского районного суда Омской области от 25 февраля 2013 года в отношении Нурбаева Б.Ж. оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1300/2013
Дата принятия: 29 апреля 2013

Поиск в тексте