• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 22 апреля 2010 года Дело N 22-1399/10
 

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе:

Председательствующего Смирнова А.А.,

судей Лохичева В.М., Лопарева А.Г.,

при секретаре Еськовой О.О.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 апреля 2010 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Федоркиной М.И., дополнительному кассационному представлению заместителя прокурора округа Степанова А.В., кассационным жалобам: адвоката Плеханова П.П. в интересах осужденного А., адвоката Ресенчука А.В. в интересах осужденного М., адвоката Тундыкова М.А. в интересах осужденного Д., осужденных А., М., Д. на приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.03.2010 года, которым

А., работающий директором в ООО, ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Д., работающий директором ООО, ранее не судимый

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М., работающий плотником-бетонщиком в ООО, ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать: в пользу потерпевшей Т. в счет компенсации морального вреда с А. и М. по 200000 рублей, с Д. 100 000 рублей; в пользу МУЗ ГК БСМП № 1 солидарно с А., Д. и М. 23 078 рублей 16 копеек в счет возмещения затрат на оказание медицинской помощи Татаринову А.А.

Заслушав: доклад судьи Лопарёва А.Г.; выступление осужденных А., Д. и М., адвокатов Плеханова П.П., Ресенчука А.В., Тундыкова М.А., поддержавших доводы кассационных жалоб; мнение прокурора Лемеш М.А., поддержавшей доводы кассационного представления; потерпевшую Т., полагавшую приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Согласно приговору, А., Д. и М. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, при следующих обстоятельствах:

08.07.2008 г. в период времени с 23 часов 40 минут до 23 часов 50 минут, находясь в летнем кафе, расположенном на ул. И. Броз Тито 2 в г. Омске, А., Д., М., действуя группой лиц, в ходе, возникшей на почве неприязненных отношений ссоры, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, совместно нанесли Татаринову множественные удары по телу и голове руками, ногами, металлическими стульями, в том числе и когда потерпевший от ударов упал на пол. В результате совместных умышленных действий А., Д. и М. потерпевшему Т. причинены множественные повреждения в области головы, в совокупности которые квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения, и находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. Также причинены повреждения в области груди, живота, левого плеча и предплечья, правого плеча и предплечья, правого бедра, правого коленного сустава, квалифицирующиеся как не причинившие вреда здоровью.

Смерть Т. наступила в результате закрытой черепно-мозговой травмы в виде ушиба головного мозга со сдавлением внутримозговой гематомой справа, кровоизлияниями под оболочки мозга, сопровождавшейся как до -, так и в послеоперационном периоде выраженным отеком вещества головного мозга и вклинением миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие, что непосредственно обусловило смерть.

В судебном заседании подсудимые А. и М. вину не признали, пояснив, что ударов Татаринову не наносили, подсудимый Д. вину признал частично, пояснив, что удары наносил только по телу, по голове ударов не наносил.

В кассационном представлении государственный обвинитель Федоркина М.И. считает приговор незаконным ввиду допущенных судом нарушений уголовного, уголовно-процессуального законов. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, недостаточно мотивированно по каким основаниям суд принял во внимание одни доказательства и отверг другие. Кроме того, считает назначенное осужденным наказание чрезмерно мягким, не соответствующим характеру и степени общественной опасности преступления, конкретным обстоятельствам его совершения.

Просит приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.03.2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда.

В дополнении к кассационному представлению заместитель прокурора округа Степанов А.В. также полагает, что приговор подлежит отмене и в обосновании своих доводов указал, что в судебном заседании стороной обвинения заявлено ходатайство о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы в связи с наличием существенных противоречий между выводами судебно- медицинской экспертизы № 4303 и комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 76, однако суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства. Полагает, что суд не выполнил указания судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 24.12.2009 г., которые в соответствии со ст. 388 УПК РФ являются обязательными.

В кассационной жалобе адвокат Плеханов П.П. в интересах осужденного А. выразил несогласие с приговором, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона, суровостью и несправедливостью приговора.

Указывает, что суд в основу приговора положил заключение СМЭ № 4303 от 24.08.2008 г. судебно-медицинского эксперта Мищенко Е.Ю., стаж работы которой 2 года. Допрошенная в судебном заседании эксперт Мищенко Е.Ю. пояснила, что данное заключение о причинении Т. телесных повреждений в совокупности как тяжкий вред, она квалифицировала по причине того, что ей не были представлены материалы уголовного дела.

Однако суд отверг заключение комиссионной СМЭ № 76 от 24.04.2009 г. т.к. оно вызвало сомнение в его обоснованности и объективности, также указал, что допрошенная в судебном заседании эксперт Лупенко И.В. не привела убедительных аргументов, которые опровергали выводы первоначальной СМЭ № 4303.

Обращает внимание, что умысла на причинение, какого-либо вреда здоровью Т. у А. не было. Последний признает факт нанесения потерпевшему 2-3 ударов ногой в область живота и бедра, в то время когда вырывал из его рук стул. Отмечает, что инициатором конфликта явился сам потерпевший. Суд не учел физические данные потерпевшего Т., его вес и рост, а также занятие спортом, в том числе боксом и хорошую спортивную форму.

Считает, что показания свидетеля Л. не соответствуют действительности, т.к. из показаний Б., З., самого Л., следует, что он убегал из кафе, чтобы вызвать милицию. Из чего автор жалобы делает вывод, что Л. не мог видеть происходящего в его отсутствие.

Кроме того, суду не представлен протокол осмотра места происшествия, не осмотрены стулья, не установлены и не допрошены сотрудники милиции, выезжавшие на место происшествия.

Просит приговор в отношении А. изменить, квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 115 УК РФ, назначить наказание в соответствие с измененной квалификацией.

В кассационной жалобе осужденный А. выразил свое несогласие с приговором, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, суровостью назначенного наказания. Считает, что он причинил незначительные побои Т.

Суд не принял во внимание, что в кафе он появился к концу конфликта и пытался предотвратить драку, а также не учел заключение судебно-медицинской экспертизы № 76, в соответствии с которой смерть потерпевшего наступила в результате его падения и удара головой. Падение Т. произошло в результате удара, нанесенного М. При этом конфликт был уже исчерпан и все направлялись к выходу.

Просит приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.03.2010 г. отменить.

В кассационной жалобе адвокат Ресенчук А.В. считает приговор незаконным, несправедливым, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что как пояснил М., преступления он не совершал, в драке с Т. участия не принимал. К показаниям свидетеля Д. необходимо относиться критически, т.к. во время происходящих событий она находилась в состоянии алкогольного опьянения, о чем свидетельствуют как подсудимые, так и свидетель Т.

Суд неправомерно сослался в приговоре на удары потерпевшему стульями, т.к. они не были изъяты, осмотрены и не признавались вещественными доказательствами. Считает, что указание на обстоятельства не соответствующие процессуальному законодательству должны быть исключены из объема обвинения. Суд избирательно оценил доказательства по делу, истолковав факты в пользу обвинения. Так, безосновательно подвергнуто сомнению заключение комиссионной СМЭ № 76, которое полностью соответствует фактическим обстоятельствам дела, допрошенные по делу эксперты подтвердили объективность выводов о наличии следов противоудара от падения потерпевшего с высоты собственного роста.

Просит приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.03.2010 г. в отношении М. отменить, уголовное дело прекратить.

В кассационной жалобе осужденный М. привел доводы аналогичные жалобе его адвоката, при этом добавил, что его невиновность подтверждается показаниями свидетелей Л., Л., Д.. При этом последняя поясняла, что его не знает, опознать не может, его действий не описывает. Данный свидетель утверждает, что в конфликте принимали участие двое молодых людей казахской национальности, однако их действия разграничить не может. Свидетель Зверева вообще не дает в отношении него никаких показаний. Обращает внимание, что в ходе следствия и в судебных заседаниях давал последовательные показания, которые согласуются с фактическими обстоятельствами дела.

Просит приговор в отношении него отменить, уголовное дело прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Тундыков М.А. в интересах осужденного Д. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым.

Указывает, что ни на предварительном следствии, ни в судебном заседа­нии не собранны доказательства вины Д. в нанесении тяжкого вреда здоровью Т., от которого он впоследствии скончался. Автор кассационной жалобы, излагая показания Б., З., Л. считает, что ни один из допрошенных по делу свидетелей не дал показания о том, что его подзащитный наносил удары в область головы. Также судья не отразил в приговоре и не дал оценки схемам месторасположения Татаринова после падения нарисованным свидетелями и подсудимыми. Было установлено, что тот упал возле выступа, что подтверждает его падение и удар об него.

Джапкаев не отрицал, что прини­мал участие в драке с Татариновым и наносил удары в область рук и тела, потерпевший также наносил ему ответные удары. Ударов в голову не наносил, поскольку и физически ему это было сделать трудно, т.к. физические параметры Д. и Т. сильно отличались. Д. давал правдивые показания, противоречия в показаниях иных подсудимых расценивает как способ защиты.

Суд незаконно положил в основу приговора заключение СМЭ № 4303 от 24.08.2008 г., т.к. ее поставили под сомнение все участники судебного разбирательства дела в феврале 2009 г. под председательством су­дьи Селезневой Л.Д. В ходе допроса эксперта Мищенко, ей были заданы вопросы, как со стороны обвинения, так и стороны защиты, на которые она не смогла от­ветить, в связи с чем и была назначена комиссионная экспертиза, на разрешение которой были представлены все материалы уголовного дела, меди­ цинские документы и поставлены вопросы сторонами. Впоследствии комиссионная судебно-медицинская экспер­тиза ответила всесторонне и полно на все поставленные судом вопросы. Ни один из экспертов не смог категорично ответить о наличии повреждения в правой височной области. Однако суд трактовал сомнения в сторону обвинения, что является нарушением принципов уголовно-процессуального законодательства.

Обращает внимание на тот факт, что на момент вынесения заключения, стаж работы по специальности экс­перта Мищенко Е.Ю. составлял 3 года, тогда как у экспертов вынесших заключение № 76 состав­лял более 20 лет у каждого.

Также судья Москаленко отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения о проведении повторной экспертизы в другом регионе. По сути, судья не подверг сомнению заключение СМЭ № 76, однако не дал этому оценки в приговоре.

Кроме того, ранее при разбирательстве обстоятельств дела судьями Селезневой Л.Д. и Битехтиным С.И. действия его подза­щитного квалифицировались по ч. 1 ст. 115 УК РФ, что, как он полагает, говорит о том, что других доказательств вины Д. по делу не имеется. В судебном заседании под председательством судьи Москаленко С.С. иных доказательств вины Д. представлено не было, все материалы уголовного дела были вновь изучены и оглашены.

Просит переквалифицировать действия Д. с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Д. приводит доводы по сути аналогичные изложенным в кассационной жалобе адвоката Тундыкова М.А. При этом добавил, что не согласен с разрешенным иском в части взыскания с него компенсации морального вреда. Полагает, что суд не учел его материальное и семейное положение.

Кроме того, указывает на тот факт, что суд в приговоре неверно указал адрес его жительства, и место работы, что свидетельствует о нежелании суда разобраться во всех обстоятельствах по делу.

Просит приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.03.2010 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, изменить ему меру пресечения на подписку о невыезде.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных, адвокатов, кассационного представления государственного обвинителя и заместителя прокурора, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Виновность осужденных А., Д. и М. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего Т., материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами. В подтверждение вины, судом обоснованно положены показания самих осужденных в период предварительного следствия и судебного заседания в части причинения телесных повреждений потерпевшему и действий иных участников конфликта, а так же показания потерпевшей, свидетелей, эксперта Мищенко подробно изложенные в приговоре.

Показания потерпевшей, свидетелей и эксперта признаны судом достоверными и соответствующими действительности, они получены в соответствии с требованиями УПК РФ. Кроме того, они подтверждаются и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности заключением судебно-медицинской экспертизы № 4303.

Оценка доказательствам, по мнению коллегии, дана судом в строгом соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Все доказательства, на основании которых суд сделал свои выводы, отвечают требованиям относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения дела.

Фактические обстоятельства дела установлены судом правильно. Квалификация действий А., Д. и М. определена судом первой инстанции верно по ч. 4 ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Обстоятельства дела исследованы судом полно, всесторонне и объективно. Выводы суда в приговоре о виновности осужденных, о юридической квалификации их действий, тщательно мотивированы. Коллегия полагает данные выводы правильными.

Содержащиеся в приговоре оценки суда о виновности осужденных А., Д. и М. в инкриминированном им преступлении являются обоснованными.

Они основаны на достаточной совокупности исследованных в суде и критически оцененных доказательств, как это предусмотрено ст.ст. 88 и 307 УПК РФ, анализ которых содержится в приговоре:

показаниях осужденных, данных ими на предварительном следствии и в суде, о своих действиях и действиях иных участников совершенного преступления с указанием индивидуальных обстоятельств деяния, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ;

последовательных и детальных показаниях на следствии и в суде свидетелей обвинения, эксперта Мищенко и потерпевшей, которые согласуются между собой и с другими взаимосвязанными доказательствами.

Выводы суда о признании указанных доказательств относимыми, достоверными, достаточными и допустимыми мотивированы тем, что они согласуются с заключением эксперта № 4303, также проверенного судом по правилам УПК РФ.

Обнаружившиеся в доказательствах противоречия, на которые ссылаются осужденные и сторона защиты, судом в соответствии с требованиями ст.ст. 302, 307 УПК РФ мотивированно разрешены в приговоре.

Не могут быть признаны обоснованными доводы осужденных и защиты о нарушении по делу требований УПК РФ в части собирания и оценки доказательств.

Приведенные в жалобах доводы рассмотрены судом первой инстанции в ходе судебного следствия в состязательном процессе с участием сторон и мотивированно отвергнуты на основе непосредственно исследованных доказательств, со ссылкой на их проверку и оценку по правилам УПК РФ.

При этом суд, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, в том числе отдельные показания осужденных и свидетелей, а также экспертов в ходе предварительного следствия и судебного заседания. Указанные показания в суде оглашены и оценены в соответствии с законом, во взаимосвязи с другими доказательствами. Также судом приведены мотивы, по которым положено в основу приговора заключение судебно- медицинской экспертизы № 4303 и отвергнуто заключение № 76.

Процесс исследования доказательств надлежащим образом отражен в протоколе судебного заседания. Замечаний на протокол не имеется.

С учетом изложенного судебная коллегия признает оценку доказательств судом обоснованной, а доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов в их защиту о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, о нарушениях норм УПК РФ, в том числе правил доказывания, - несостоятельными.

Так, позиция осужденных и защиты о полной непричастности А. и М. и непричастности Д. к причинению травмы головы потерпевшему, являлась предметом судебного исследования, проверялась судом и мотивированно признана несостоятельной.

Выводы суда о виновности всех осужденных в совершении указанного преступления, основаны на достаточной совокупности исследованных судом доказательств:

Так подсудимый А. в судебном заседании показал, что когда он зашел в кафе Т. размахивал стулом, когда он забирал у него стул, то нанес 3 удара по ногам. Из его показаний от 28.07.2008 г. следует, что в кафе он видел, что дерущиеся наносят удары друг другу стульями, в драке принимали участие двое незнакомых людей; В ходе допроса от 19.12.2008 г. А. пояснил, что происходила драка между М., Д., Т. и Л., в руках у М. и Т. он видел стулья. Когда он забирал у Т. стул, то опирался ему в бедро. Позже видел, что М. нанес Т. удар, от которого тот упал и ударился головой.

Из показаний подсудимого Д. в судебном заседании следует, что в ходе драки он и Т. взаимно наносили друг другу удары. При этом он наносил удары потерпевшему по телу, ногам и рукам, нанес кулаками около 5-6 ударов и 2-3 удара ногами. Удары наносил насколько возможно сильно. Он защищался от Т.. М. также участвовал в драке, наносил Т. удары, но куда конкретно - сказать не может. Когда драка закончилась, между Т. и М. вновь возник конфликт и последний нанес потерпевшему удар кулаком в челюсть, от чего тот упал. Аналогичные показания Д. давал в ходе допросов в качестве обвиняемого.

Из показаний подсудимого М. в судебном заседании следует, что он отрицал нанесение ударов Т. как им самим, так и иными подсудимыми. Однако когда Т. замахнулся на него, он его оттолкнул и потерпевший упал, ударившись головой. Из его показаний от 20.10.2008 г. следует, что когда Т. встал из-за стола и споткнувшись упал, к нему подбежал Д. и начал наносить удары руками по голове и телу. Т. пытался подняться, но у него не получалось, лицо у него было в крови. В это время Д. взял стул и замахнулся в сторону Т., но нанес он удар или нет, он не видел. Также пояснял, что он толкнул Т. и тот упал на левый бок. В дальнейшем при допросах пояснял, что не видел как наносил удары Д., однако не смог объяснить имеющиеся противоречия.

Из показаний потерпевшей Т. следует, что когда сын пришел домой, то пояснил, что его избили, ударили сзади стулом, он потерял сознание.

Из показаний свидетеля Д. (Б.) данных ею в ходе предварительного следствия и подтвержденных в судебном заседании следует, что в ходе конфликта все трое молодых людей - Максим, лицо казахской национальности, лицо кавказской национальности наносили удары стульями по телу Т., у которого также в руках был стул, которым он от них защищался. Когда она забрала у них стулья, все трое молодых людей стали наносить удары кулаками по голове и телу. Потерпевший упал на пол и поставил себе стул над головой, пытаясь таким образом защититься от ударов. При этом молодой человек казахской национальности наносил потерпевшему удары ногами по ногам. Когда потерпевший поднялся, молодые люди продолжили наносить удары. Затем она услышала грохот и, обернувшись, увидела, что потерпевший лежит, а молодые люди продолжают наносить ему удары.

Из оглашенных показаний свидетеля Л. следует, что в ходе драки трое молодых людей наносили Т. удары стульями, руками, ногами по голове и телу, в том числе наносили удары ногами по телу и голове после того, как потерпевший упал на пол и потерял сознание.

Из показаний свидетеля Т. следует, что в драке принимали участие Д., А. и М., при этом все обоюдно наносили удары друг другу руками и ногами. Куда конкретно наносились удары - сказать не может. Затем, когда конфликт закончился между М. и Т., вновь возник конфликт, М. толкнул потерпевшего, тот упал на правый бок и ударился правой стороной головы.

Из анализа указанных доказательств в их совокупности, судом сделан верный вывод о том, что все трое осужденных - А., Д. и М. принимали участие в нанесении ударов Т.. В том числе суд сделал верный вывод о том, что все трое наносили удары по голове потерпевшего. Действия осужденных описаны свидетелями в той части, в которой они непосредственно наблюдали происходящее, в то время как осужденные давая показания о роли иных лиц, старались преуменьшить свою роль в причинении телесных повреждений, что свидетельствует об избранном ими способе защиты. Каких-либо сведений о нахождении Б. в состоянии алкогольного опьянения, лишающего ее способности воспринимать обстоятельства дела и давать о них правдивые показания, стороной защиты не представлено.

Судом сделан верный вывод о том, что именно Т. защищался от нападения на него, о чем в частности свидетельствует и тот факт, что в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы № 4303 у Т. обнаружены множественные (не менее 18) повреждения в области головы, тела, верхних и нижних конечностей. При этом заключение СМЭ № 4303 в части количества телесных повреждений и их локализации не противоречит заключению СМЭ № 76, допросу эксперта Лупенко, которая пояснила, что количество телесных повреждений и их локализация установлены экспертом верно. В то время как из заключения судебно-медицинских экспертиз в отношении А. и Д. следует, что каких-либо телесных повреждений у них не обнаружено, эксперту они поясняли, что им телесные повреждения не причинялись, также и М. пояснял, что у него не имелось каких-либо телесных повреждений. Доводы адвоката Плеханова в той части, что инициатором конфликта был Т., не соответствуют исследованным доказательствам. Также данные о весе, росте, занятии спортом потерпевшего, не опровергает вывод суда о доказанности вины всех осужденных в причинении ему телесных повреждений, повлекших наступление смерти. Достоверно установлено, что Т. защищался от нападения осужденных, которые с учетом их количества, интенсивности нападения причинили ему множественные повреждения, в том числе в области головы.

Как следует из приговора, показания подсудимых, свидетелей, как и иные доказательства, на которые ссылаются осужденные и защита, проверены в судебном заседании с участием сторон, им дана надлежащая оценка, во взаимосвязи и в совокупности с другими доказательствами, изложенными и оцененными в приговоре. При этом сторона защиты имела возможность и фактически участвовала в исследовании указанных доказательств, что нашло отражение в протоколе судебного заседания.

Кроме того, судом исследованы заключение судебно-медицинской экспертизы № 4303 и заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 76, а также допрошены эксперты Мищенко и Лупенко. Судом признан неубедительным вывод экспертизы № 76 в той части, что закрытая черепно-мозговая травма у Т. возникла в результате падения с высоты собственного роста с ударом левой затылочной областью головы о твердую преобладающую поверхность. Также суд посчитал неубедительными доводы эксперта Лупенко в подтверждение сделанного вывода. Выводы суда в указанной части надлежащим образом мотивированны, и коллегия находит их правильными.

Так в соответствии со ст.ст. 87-88 УПК РФ проверка доказательств производится путем сопоставления их с другими доказательствами. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. При этом в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством проверка и оценка доказательств производится судом. Суд, выполнив требования закона, отверг заключение эксперта № 76 в части установленной им причины смерти. Выводы суда соответствует совокупности иных доказательств приведенных в приговоре. Из показаний эксперта Лупенко следует, что данный вывод - о возникновении закрытой черепно-мозговой травмы в результате падения и ударе головой, был сделан с учетом материалов дела, изучив которые они пришли к выводу, что причина смерти от удара при падении и соударении о твердую поверхность. Однако из заключения указанной экспертизы следует, что подобный вывод сделан только на основе показаний А. в качестве обвиняемого (том 2 л.д.36-41), Д. в качестве обвиняемого (том 2 л.д.42-47), а также в ходе очной ставки (том 2 л.д.132-140), показаний М. (том 2 л.д.111-115). В тоже время эксперты в подтверждение своего вывода взяли показания Л. о том, что Т. нанесли удар стулом по голове, от которого он упал и потерял сознание (том 2 л.д.83-86). Иные материалы уголовного дела, а также иные показания тех же лиц и других свидетелей, экспертами не оценивались.

Суд в основу приговора положил заключение эксперта № 4303, поскольку выводы эксперта в той части, что все телесные повреждения в области головы квалифицируются в совокупности, как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения и находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти, подтверждены всей совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Свой вывод в указанной части эксперт Мищенко подтвердила и в судебном заседании. Выводы суда коллегия находит правильными.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы адвоката Тундыкова в той части, что заключение эксперта № 4303 поставлено под сомнение всеми участниками процесса. Так из протокола судебного заседания от 25 - 27.02.2009 г. (том 3 л.д.173) следует, что адвокат Тундыков М.А. заявил ходатайство о проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, которое поддержал подсудимый Д., остальные участники процесса не возражали против его удовлетворения, а потерпевшая оставила этот вопрос на усмотрение суда. Суд в целях полного и объективного рассмотрения дела, а также в целях соблюдения принципа состязательности сторон, не усмотрел законных оснований для отказа в удовлетворении заявленного ходатайства. Однако получение судом заключения комиссионной экспертизы, не свидетельствует об отсутствии у суда обязанности проверить как первоначальное заключение судебно-медицинской экспертизы, так и заключение комиссионной экспертизы в совокупности с иными доказательствами, как это предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством.

В связи с указанным неубедительны доводы осужденных, их защиты и прокурора о ненадлежащей оценки доказательств, а именно имеющихся в деле заключений судебно-медицинских экспертиз.

Также несостоятельны доводы заместителя прокурора в той части, что судом не выполнены указания судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 24.12.2009 г. в части необходимости назначения повторной экспертизы, поскольку подобных указаний в определении не содержится. Вопрос о назначении повторной экспертизы рассмотрен судом надлежащим образом и по нему принято соответствующее процессуальное решение.

Доводы адвоката Тундыкова М.А. в той части, что ранее в судебных заседаниях с учетом тех же доказательств суды приходили к противоположному выводу, не основаны на материалах дела. Приговор суда от 21.07.2009 г., а также приговор от 16.11.2009 г. были отменены судебной коллегией по уголовным делам Омского областного суда именно в связи с нарушением уголовного и уголовно-процессуального законодательства, отсутствием оценки доказательств исследованных в судебном заседании.

С учетом тщательно исследованных в судебном заседании доказательств, их оценки, суд сделал правильный вывод о доказанности вины А., Д. и М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Мера наказания определена А., Д. и М. в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 60 УК РФ, исходя из характера тяжести, степени общественной опасности действий, данных о личности осужденных, является справедливой. Приняты судом во внимание были и смягчающие наказание обстоятельства, а именно: у всех подсудимых отсутствие судимостей, добровольная частичная компенсация морального вреда; а у Д. - частичное признание вины, наличие 3 несовершеннолетних детей, в том числе 2 малолетних, участие в боевых действиях на Северном Кавказе. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Чрезмерным вследствие мягкости или суровости назначенное наказание не является. Оснований для смягчения наказания судебной коллегией не имеется.

Вывод суда о том, что исправление осужденных возможно только в условиях изоляции их от общества, а также об отсутствии оснований для применения при назначении осужденным наказания положений ст.ст.64, 73 УК РФ, в приговоре мотивирован.

Также в приговоре надлежащим образом разрешен вопрос по заявленному иску в части компенсации морального вреда. Решение суда соответствует требованиям ст.ст. 151, 1064 ГК РФ, принято с учетом причиненных физических и нравственных страданий, имущественного и семейного положения подсудимых. В связи с чем, несостоятельны доводы осужденного Д. в данной части. Также коллегия находит неубедительными доводы Д. в части несогласия с приговором в связи с неверным указанием места его жительства и работы. Данные о личности указаны в приговоре в соответствии с пояснениями самого осужденного, каких-либо сведений о смене им места работы в материалах дела не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену судебного решения, в том числе по доводам кассационных жалоб, кассационного представления, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.03.2010 года в отношении А., Д., М. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя и дополнение к нему заместителя прокурора, кассационные жалобы адвокатов и осужденных - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1399/10
Дата принятия: 22 апреля 2010

Поиск в тексте