• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 апреля 2012 года Дело N 22-1741/12
 

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе

председательствующего: Лукши А.В.

судей: Бондаренко А.А., Березина Ю.Г.

при секретаре: Безнищенко С.С.

рассмотрела в судебном заседании 26 апреля 2012 года дело по кассационному представлению прокурора Горьковского района Омской области Клевакина А.М. на приговор Горьковского районного суда Омской области от 23 марта 2012 года, которым

К. ранее судимая:

-17.12.2007 года приговором Горьковского районного суда Омской области по ч. 1 ст. 238 УК РФ к штрафу в размере

_________рублей, который оплачен 25.11.2011г.;

оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, с признанием за ней права на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи областного суда Бондаренко А.А., прокурора Дмитриева Е.О., поддержавшего кассационное представление в полном объеме и полагавшего приговор отменить, мнение адвоката Манамса В.В. в интересах оправданной К.., полагавшего приговор оставить без изменений, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Органами предварительного следствия К.. обвинялась в том, что она 01.10.2011 года в период времени с 15 до 17 часов, находясь в квартире № 1 дома № 13 по ул. Ц-ая, будучи в состоянии алкогольного опьянения в ходе ссоры со своим мужем К.В.В., возникшей на почве личных неприязненных отношений, имея умысел на убийство К.В.В., взяла с кухонного стола нож и нанесла им один удар последнему в область грудной клетки, причинив К.В.В. телесные повреждения в виде резанного ранения груди, с повреждением мягких тканей груди в шестом межреберье справа, париетальной плевры, мягких тканей переднего средостения, сквозным передней поверхности перикарда в проекции правых отделов сердца и сквозным - передней стенки правого предсердия сердца с развитием гемоперикарда, правостороннего гемоторакса, выраженного коллапса правого легкого, обильной наружной и внутренней кровопотери, от которых он скончался на месте происшествия через непродолжительный период времени.

Однако вопреки предъявленному обвинению, судом первой инстанции в ходе разбирательства по делу было установлено, что 01.10.2011г. в период времени с 15 до 17 часов, К.. находясь в квартире № 1 дома № 13 по ул. Ц-ная, подверглась нападению со стороны своего мужа К.В.В., который спящей К.. стал наносить удары руками в область головы, причинив ей, кровоподтеки лица, ушибы лба и век. Когда К.. проснулась, и по требованию мужа, пошла одеваться на кухню, К.В.В., продолжая свои действия, нанес ей сзади удар в затылочную область головы неустановленным твердым предметом с ограниченной контактирующей поверхность, причинив повреждения в виде ушиба головы, а когда К.. повернулась к нему лицом, попытался нанести ей удар по голове табуретом, подняв его над головой и размахнувшись для удара.

Объективно воспринимая реальную угрозу для своей жизни, понимая, что нападение К.В.В. продолжается, К., обороняясь, взятым со стола в кухне ножом, нанесла К.В.В. один удар в область груди, причинив ему, телесные повреждения в виде колото-резанного ранения грудной клетки с повреждением внутренних органов, от которого К.В.В. скончался на месте происшествия.

В судебном заседании подсудимая К.. вину в предъявленном обвинении не признала и заявила, что нанесла удар ножом своему мужу, обороняясь от нападения К.В.В., когда тот стал избивать её в квартире Б..

Суд, признав в действиях К.. элементы необходимой обороны, постановил по делу оправдательный приговор.

В кассационном представлении прокурор района находит приговор в отношении К.. незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушений уголовно - процессуального закона, а также неправильного применения уголовного закона.

В обоснование своих доводов автор кассационного представления указывает на то, что судом не дано надлежащей оценки показаниям обвиняемой К.. на следствии о том, что удар табуретом погибший на кухне ей не наносил, а лишь замахнулся им. Имея реальную возможность убежать, не находясь в условиях ограниченного пространства, обвиняемая, тем не менее, взяла со стола нож и умышленно нанесла им удар К.В.В. в грудь. При этом К.. не могла не осознавать, что наносит погибшему вред несоизмеримый с вредом, который мог бы наступить в результате его посягательства на её жизнь, т.е. обвиняемая действовала с прямым умыслом на лишение жизни К.В.В., не находясь при этом, в состоянии необходимой обороны. Об умысле обвиняемой свидетельствует примененное ей орудие преступление, а также локализация ударного воздействия - грудная клетка в области сердца.

Кроме того, причиненные К.. погибшим телесные повреждения в тот день, не повлекли вреда её здоровью, а поэтому это обстоятельство указывает на то, что К.В.В. насилия, опасного для жизни и здоровья к обвиняемой не применял, а следовательно у неё не имелось реальных оснований для самообороны.

Согласно заключения эксперта от 01.11.2011г. во время совершения преступного деяния К.. находилась в длительной психотравмирующей ситуации, вызванной неоднократными, на протяжении длительного периода времени, издевательствами, противоправными и аморальными действиями со стороны погибшего. Указанные обстоятельства подтвердили свидетели А., Аб.., Б.. и другие, что указывает на то, что посягательство со стороны К.В.В. для обвиняемой не было неожиданным и внезапным, а следовательно условия необходимой обороны, предусмотренные ч.2.1 ст.37 УК РФ на момент совершения преступления отсутствовали.

При этом, судом не дана оценка действиям К.. с позиции ст.107 УК РФ.

При указанных обстоятельствах, вывод суда об отсутствии в действиях К.. состава преступления, не основан на законе и не соответствует фактическим обстоятельствам дела, что повлекло постановление незаконного приговора.

По мнению прокурора, указанный приговор также подлежит отмене в связи с нарушением требований ст.305 УПК РФ.

В связи с изложенным, автор кассационного представления просит приговор отменить, материалы дела направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

На кассационное представление прокурора, оправданной К.., а также её защитником - адвокатом Манансом В.В. поданы возражения, в которых они считают приговор суда законным и справедливым, просят оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия считает приговор в отношении К.. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о наличии в действиях К.. необходимой обороны, в момент, когда она наносила удар ножом своему мужу К.В.В., соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в отношении которых не имеется оснований для признания их недопустимыми.

Так обвиняемая К.. пояснила в суде, что в период совместной жизни с мужем у них постоянно происходили ссоры. К.В.В. часто напивался и бил ее, особенно последнее время. 01.10.2011 с утра муж стал скандалить, оскорблять её, в этой связи она ушла к своей соседке Б.. Последняя предложила отметить день пожилого человека, и они распивали спиртосодержащий коктейль, затем она легла в зале на диван и уснула. Проснулась от удара в глаз, бил муж, который выражался в ее адрес нецензурной бранью, требовал, чтобы шла домой. Она пошла в кухню за одеждой. Когда подошла к обеденной зоне, взяла куртку и стала одеваться, то К.В.В., находясь за ее спиной, нанес удар в область затылочной части головы, сломав при этом заколку, которая от удара разлетелась на части. Чем нанес удар, не видела, так как находилась к нему спиной, допускает, что ударить мог табуретом, который увидела в его руках, когда обернулась после удара по голове. В этот момент Кайс В.В. замахнулся для нанесения удара, подняв табурет над головой. Кухня очень небольшая, выход из кухни один, свободного пространства мало. К.В.В. стоял, загораживая собой выход из кухни, который находился за его спиной. Тогда, защищаясь, она схватила со стола какой-то предмет, как оказалась потом нож, и нанесла им один удар в грудь мужу. Какой рукой нанесла удар и куда впоследствии дела нож, не помнит, поскольку находилась в стрессовом состоянии. Пришла в себя, когда стала выходить из ограды и увидела, что К.ВВ.. лежит у калитки, руками держится за грудь, на его футболке выступила кровь. Побежала вызывать скорую помощь. Когда вернулась, его уже укладывали в автомобиль. Поехала вместе с мужем навстречу «скорой помощи». Обвиняемая также заявила, что если бы она не защищалась таким способом от нападения мужа, то К.В.В. ее бы убил.

Суд первой инстанции обосновано посчитал показания К.. в судебном заседании достоверными, поскольку они в целом не противоречили её позиции по делу в ходе следствия (т.1 л.д.73-78, 122-133, 245-247, т.2 л.д.26-30), являлись последовательными, не противоречивыми, а кроме того нашли свое подтверждение в совокупности других представленных суду доказательств.

Наличию некоторых расхождений в показаниях К.., в частности о том, был ли нанесен удар по голове обвиняемой погибшим каким-то предметом на кухне, до того как, она увидела в руках К.В.В. занесенный для удара табурет, судом дана надлежащая оценка (некачественный и не полный допрос обвиняемой), с которой судебная коллегия соглашается ввиду её обоснованности представленными доказательствами по делу и мотивированности по своему содержанию.

Таким образом, вопреки доводам представлениям, оценка показаниям К.. на следствии судом первой инстанции была дана верно и в полной мере.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обосновано положил в основу оправдательного приговора К.. показания обвиняемой, признав их допустимыми и достаточными доказательствами её невиновности.

Показания К.. о происшедших событиях, характере и направленности её действий подтверждаются показаниями свидетеля Б.., из которых следует, что 01.10.2011г. она и К.. отмечали день пожилого человека, затем К.. легла на диван смотреть телевизор и уснула. Около 14ч. 15 мин. к ней в дом забежал К.В.В. - муж К.. и стал её спящую избивать, нанося удары по лицу. Она попыталась прекратить избиение, но К.В.В. в ответ на это ударил её (Б.) по голове и в грудь. Испугавшись, она убежала из дома. Вернувшись обратно минут через 15, она увидела возле ворот лежащего К.В.В. Позже из разговора с К.., узнала о том, что та, обороняясь от нападения своего мужа, ударила его ножом в грудь.

Свидетель также заявила о том, что К.В.В. часто избивал свою жену, однажды даже пробил ей голову сковородой.

Свидетель С.. пояснил, что как участковый, первым прибыл на место происшествия. Из разговора с К.. установил, что последняя была дома у Б.. после конфликта с мужем. Легла отдохнуть на диван. Пришел К.В.В. стал принуждать идти её домой. Когда она пошла одеваться на кухню, К.В.В. нанес ей удар табуретом по голове, а затем замахнулся для второго удара. Находясь в безвыходной ситуации, в условиях ограниченного пространства - кухни, К.. взяла со стола нож и ударила им своего мужа в грудь. К.. была в шоковом состоянии, на лице у неё имелись повреждения, на голове была кровь. Она пыталась оказать помощь мужу, затем сопровождала его в больницу. Позже у Б.. он также видел рассечение на голове. К.В.В. был неоднократно судим, постоянно устраивал ссоры в семье.

Свидетель А.. показала, что 01.10.2011г. в вечернее время после происшедшего, она разговаривала с К.. и та рассказала, что была у Б.., туда пришел её муж К.В.В. и стал бить их. При чем саму К.. он начал избивать, когда та еще спала. В ответ на это К.. ударила своего мужа ножом. От жителей села он слышала, что К.В.В. часто избивал свою жену.

Свидетели А-ов ., Э.., Ш.., Д.. также пояснили, что К.В.В. постоянно избивал свою жену К.., бил тем, что попадало под руку, она постоянно ходила в синяках. К.В.В., будучи ранее неоднократно судимым, установил в семье криминальные порядки, постоянно оскорблял и унижал свою жену.

Свидетель К.А.В. - сын погибшего, показал, что отец часто пил и бил его мать. Она постоянно была в синяках, была вынуждена прятаться от отца у соседей. После случившегося, мать рассказала ему, что в тот день отец бил её табуретом по голове, обороняясь, она ударила его ножом.

Оснований не доверять показаниям свидетелей, которые являются последовательными, конкретными подтверждаются иными доказательствами по делу и не противоречат им, у суда не имелось.

Согласно заключения эксперта от 02.10.2011г. у К.. обнаружены: ушиб левой теменно-затылочной области головы, ушибы лба и век, три кровоподтека на лице, которые образовались не менее чем от 5-ти ударно-травматических воздействий тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью (т.1 л.д.89-90).

В соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы от 01.11.2011г. во время совершения преступного деяния К.. находилась в длительной психотравмирующей ситуации, вызванной неоднократными, на протяжении длительного периода времени, издевательствами, противоправными и аморальными действиями со стороны погибшего (т.1 л.д.221-225).

Таким образом, позиция К.. о необходимой обороне нашла своё объективное подтверждение в ходе судебного следствия и не была опровергнута стороной обвинения исследованными в судебном заседании доказательствами.

Основываясь на совокупности собранных по делу доказательств, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях К.. признаков необходимой обороны, поскольку последняя подверглась нападению со стороны своего мужа К.В.В., в ходе которого он применил к К.. насилие опасное для её жизни и здоровья, нанеся ей неоднократные удары в область головы, в том числе твердым тупым предметом. Действия нападавшего были агрессивными, по мере их продолжения степень их активности возрастала, из поведения нападавшего было очевидно, что он не намерен прекратить свои противоправные действия. При таких обстоятельствах у К.. имелись все основания опасаться за свою жизнь и здоровья и в силу ст.37 УК РФ право защищать себя любыми возможными способами, в том числе путем причинения вреда посягающему на неё лицу.

При этом в силу ч.3 ст.37 УК РФ право на самооборону распространяется на любое лицо, в том числе и при обстоятельствах, когда у него имеется возможность избежать общественно опасного посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

При таких обстоятельствах, доводы представления о том, что К.. могла убежать, не прибегая к применению ножа, являются не основанными на законе.

Из представленных материалов, в частности из протокола судебного заседания усматривается, что все доводы обвинения, аналогичные тем, которые приводятся в кассационном представлении, судом первой инстанции тщательно проверялись, им была дана соответствующая оценка обоснование которой надлежаще изложена в приговоре.

Изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу о том, что положенные в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований закона, в судебном заседании исследованы судом первой инстанции путем сопоставления их с другими доказательствами согласно положениям ст.87 УПК РФ.

Каждое доказательство оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности в соответствии с правилами, установленными ст.88 УПК РФ.

При этом суд в приговоре указал и надлежаще мотивировал, по каким основаниям были приняты одни доказательства и отвергнуты другие.

Судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела на основе совокупности рассмотренных в судебном заседании доказательств и обоснованно пришел к выводу о правомерности действий К.., действовавшей в условиях необходимой обороны.

При таких обстоятельствах, доводы кассационного представления, фактически сводящиеся к предложению квалификации действий К.. как убийство при превышении необходимой обороны, либо убийство в состоянии аффекта, коллегия находит неубедительными и не основанными на доказательствах, представленных по делу.

В силу опасности примененного погибшим насилия к К.., обстоятельств нападения на последнюю, действия обвиняемой, применившей нож для защиты своей жизни, нельзя признать неадекватными, не соразмерными степени общественной опасности совершенного на неё посягательства.

Наличие длительной психотравмирующей ситуации, выявленной у К.. психолого-психиатрической экспертизой, не исключает при обстоятельствах, установленных судом, права последней на самооборону.

Таким образом, содержание выводов и мотивы принятого судом первой инстанции решения надлежаще изложены в приговоре, не согласиться с указанными выводами у судебной коллегии оснований не имеется.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований УПК РФ, при этом нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих изменение или отмену приговора, допущено не было и с учетом изложенного, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационного представления.

Вместе с тем судебная коллегия полагает необходимым уточнить резолютивную часть приговора, указав на оправдание К.. по предъявленному ей обвинению по ч.1 ст.105 УК РФ, ввиду допущенной судом первой инстанции технической ошибки, выразившейся в оправдании обвиняемой не по указанной статье уголовного закона, а по ч.4 ст.111 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Горьковского районного суда Омской области от 23 марта 2012 года в отношении К.. изменить.

Считать К.. оправданной по ч.1 ст.105 УК РФ за отсутствием в её действиях состава преступления.

В остальной части приговор Горьковского районного суда Омской области от 23 марта 2012 года в отношении К.. оставить без изменения, кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1741/12
Дата принятия: 26 апреля 2012

Поиск в тексте