• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 июля 2010 года Дело N 22-2404/10
 

г. Омск 08.07.2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе

председательствующего: Березина Ю.Г.,

судей: Сидоркиной Л.А.,

Каргаполова В.И.,

с участием потерпевшего С.В.П.,

с участие осуждённого Овчинникова О.А.,

с участием прокурора Лемеш М.А.,

при секретаре Наумченко О.Н.

рассмотрела в судебном заседании 08.07.2010 года дело по кассационной жалобе потерпевшего Стулова В.П., кассационной жалобе адвоката Ананьевой Ж.В. на приговор Кировского районного суда г. Омска от 27.05.2010 г., которым Овчинников О.А., имеющий несовершеннолетнего ребенка, ранее не судимый,

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 111 УК РФ, за которое ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком - 2 (два) года.

Обязать Овчинникова О.А. регулярно являться на регистрационные отметки в специализированные государственные органы, ведающие исправлением осужденных, без ведома этих органов не менять постоянное место жительства, не совершать административные правонарушения и преступления, своевременно встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства.

На основании ст. 1064 ГК РФ взыскать с Овчинникова О.А. в пользу МУЗ ГК БСМП № 1 - 22 040 рублей 72 копейки за лечение потерпевшего в стационаре.

На основании ст. 1064 ГК РФ взыскать с Овчинникова О.А. в пользу потерпевшего С.В.П. в счет возмещения причиненного материального ущерба - 35 540 рублей 98 копеек.

На основании ст. 151 ГК РФ взыскать с Овчинникова О.А. в пользу потерпевшего С.В.П. в счет компенсации морального вреда - 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей.

В кассационной жалобе потерпевший С.В.П. ставит вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим причинам.

Выводы суда о том, что Овчинников О.А. причинил ему кровоподтёк в области правой ушной раковины, не соответствует действительности, поскольку и на следствии и в суде он пояснял, что О.М. ударил его и причинил указанные повреждения, что соответствует показаниям осужденного Овчинникова О. о том, что он не наносил ему ударов по лицу и голове. Указание на причинение указанных повреждений следует исключить из объёма обвинения.

Суд необоснованно установил, что инициатором конфликта явился он, тогда как действия О. М. послужили причиной возникновения конфликтной ситуации.

Показания свидетелей защиты в этой части противоречивы, они противоречат объективно установленным обстоятельствам и даны с целью смягчить ответственность Овчинникова.

Суд неверно отразил в приговоре его позицию о мере наказания и не учёл, что он просил назначить 8 лет лишения свободы.

Назначение условного наказания является несправедливым. Овчинников совершил тяжкое преступление, вину не признал, не раскаялся, ущерб не возместил, предпринял усилия возложить ответственность на него.

Суд не принял во внимание данные административной практики, свидетельствующие о склонности Овчинникова к неконтролируемому поведению, и оперативные данные ОРЧ УР-5 УВД по Омской области.

Размер возмещения морального вреда в недостаточной мере учитывает нравственные, физические и моральные страдания, последствия для здоровья, обстоятельства преступления, реальную опасность для жизни в момент преступления, поскольку, если бы он не поставил руку, Овчинников мог бы его убить.

В возражениях на жалобу потерпевшего С. В.П. государственный обвинитель Огарь М.В. указывает о несостоятельности доводов жалобы по следующим причинам.

Судом обосновано вменено Овчинникову О.А. причинение телесного повреждения С. в виде кровоподтёка в области правой ушной раковины, поскольку установлено, что телесные повреждения С. причинял только Овчинников О.А.

В судебном заседании достоверно установлено, что причиной совершения преступления послужило противоправное поведение потерпевшего С., которое выразилось в избиении О.М.О.

Позиция С. о наказании, изложенная в приговоре, соответствует позиции, высказанной в суде.

Наказание, назначенное судом, является справедливым, поскольку Овчинников совершил преступление впервые, причиной совершения преступления стало противоправное поведение С..

В кассационной жалобе адвоката Ананьевой Ж.В. в интересах осуждённого Овчинникова О.А. ставится вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, поскольку Овчинников действовал в состоянии необходимой обороны, защищая своего сына, которого у него на глазах избивал С..

Суд установил, что преступление было спровоцировано потерпевшим, что явилось причиной совершения преступления и было учтено при назначении наказания.

Стулов первым начал избивать О.М. в машине, а затем на улице. Овчинников О., располагая информацией о С., знал, что он служил в ОМОНе, обладает специальной физической подготовкой и навыками боя, в связи с чем испугался возможности причинения серьёзного вреда сыну. Он пытался оттащить С., но тот его ударил. После этого он нашёл деревянный брусок и ударил не более двух раз исключительно для того, чтобы С. отпустил сына. Наступление тяжких последствий не предвидел, т.к. С. был одет в тёплую куртку.

Факт избиения О.М. подтвердили в суде очевидцы Г., Я., К..

Факт причинения телесных повреждений Овчинникову М. подтверждается заключением судебно- медицинской экспертизы и показаниями участкового З..

Не смотря на указанные обстоятельства, суд указал, что преступление совершено на почве внезапно возникших неприязненных отношений, не указав причину их возникновения, т.е. неправильно установил мотив действий осуждённого.

Судом было установлено нападение С. на О.М. , что влечёт состояние необходимой обороны со стороны его отца - Овчинникова О. Закон допускает право на необходимую оборону, если нападение совершено и на другое лицо, в данном случае сыну осужденного угрожала реальная опасность.

Суд установил, что после первого удара С. перестал наносить удары О.М., а последующие удары были нанесены в отсутствие угрозы жизни и здоровью. Однако оценить реальность ситуации в тот момент Овчинников О. не мог и, фактически, действия Овчинникова О. прекратили нападение, поскольку С. стал защищаться.

Увидев избиение сына, кровь на его лице, порванную куртку, Овчинников не мог оценить, какие повреждения ему причинены. В тот же время, он не мог предвидеть наступления столь тяжких последствий в виде перелома локтя, поскольку С. был одет в тёплую куртку.

Кроме того, при определении размера возмещения морального вреда судом не учтено неправомерное поведение самого потерпевшего, что явилось причиной происшедшего, и повлекло причинение физического и морального вреда осуждённому.

В возражениях на жалобу адвоката Ананьевой Ж.В. государственный обвинитель Огарь М.В. указывает на необоснованность жалобы, поскольку установлено, что Овчинников причинил телесные повреждения С. из личной неприязни.

В описательно- мотивировочной части приговора судом мотивированы выводы об отсутствии в действиях Овчинникова необходимой обороны и наличия умысла на причинение тяжкого вреда здоровью. Размер компенсации морального вреда определён в соответствии с понесёнными потерпевшим страданиями и является справедливым.

Заслушав доклад судьи Омского областного суда Сидоркиной Л.А., изучив материалы дела № 1- 289-10 г. в 1 томе, заслушав потерпевшего С., осуждённого Овчинникова, поддержавших доводы жалоб и давших дополнительные пояснения об обстоятельствах происшедшего, заслушав прокурора Лемеш М.А., просившую приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Как следует из приговора, Овчинников О.А. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, вызвавшем значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть при следующих обстоятельствах.

13.12.2009 года около 16.00 часов Овчинников О.А., находясь на остановке общественного транспорта «», по направлению движения к улице , видя, что между находившимся там же его сыном - О. М.О. и знакомым ему С.В.П. происходит конфликт, в ходе внезапно возникших личных неприязненных отношений, действуя умышленно, с целью причинения вреда здоровью последнему, вооружился найденным там же неустановленным металлическим предметом в виде прута и, удерживая его в руках, подошел сзади к С.В.П., которому нанес данным прутом один удар в область правого плеча. Затем Овчинников О.А. замахнулся прутом над головой С. В.П., намереваясь нанести удар. Обороняясь, С.В.П. закрыл голову правой рукой, в результате чего Овчинников О.А. нанес тому удар прутом в область локтя правой руки и правой ушной раковины. Продолжая свои преступные действия, Овчинников О.А. также нанес С.В.П. множественные удары этим же прутом по спине, после чего с места преступления скрылся. Своими преступными действиями Овчинников О.А. причинил потерпевшему С.В.П. повреждения в виде закрытого внутрисуставного перелома локтевого отростка правой локтевой кости с наличием гематомы в области окружающих мягких тканей и развитием в последующем посттравматической нейропатии срединного нерва справа, которые квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности более чем на одну треть, также повреждения в виде кровоподтека в области правой ушной раковины, квалифицирующегося как не причинившего вреда здоровью.

Подсудимый Овчинников О.А. вину в предъявленном обвинении признал частично, не оспаривал, что ударил С. деревянной палкой, т.к. хотел прекратить избиение сына, который лежал на земле в порванной куртке, в крови. Нанося удары, не предполагал, что может причинить такие повреждения, поскольку С. был в теплой куртке.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы и выслушав Овчинникова и С., которые дали дополнительные пояснения об обстоятельствах происшедшего, отвечая на вопросы суда, Судебная коллегия полагает, что приговор подлежит изменению по следующим причинам.

Как это следует из содержания приговора, суд установил, что инициатором конфликта явился потерпевший.

Потерпевший, оспаривая обоснованность указанных выводов, полагает, что конфликт возник по вине О.М., который сбил зеркало с его автомашины при парковке, что и повлекло его дальнейшее разбирательство с О.М., в процессе чего он его не бил, а лишь они схватили друг друга за одежду.

Однако данные доводы потерпевшего опровергаются показаниями О.М., подтвержденными незаинтересованными очевидцами происшедшего Г., К., Я. о том, что С. избивал О. в его машине, а затем, вытащив его, и на улице, а так же заключением судебно-медицинского освидетельствования и показаниями участкового З. о наличии у О.М. повреждений на лице сразу после происшедшего.

Указанные обстоятельства были предметом отдельного судебного разбирательства по заявлению Овчинникова и вновь нашли свое подтверждение в показаниях, вышеуказанных свидетелей.

Таким образом, выводы суда о наличии конфликта по вине потерпевшего являются обоснованными, а доводы жалобы о виновном поведении О.М. убедительными не представляются, поскольку те обстоятельства, на которые ссылается потерпевший, нельзя признать достаточным поводом для того, чтобы на остановке общественного транспорта, днём, в присутствии посторонних граждан применить к О.М. интенсивное насилие, повлекшее причинение телесных повреждений.

Ссылка С. в судебном заседании суда кассационной инстанции о наличии у него данных о том, что О.М. состоит на учёте в психиатрической больнице, не может каким - либо образом повлиять на оценку неправомерности действий С..

Доводы жалобы потерпевшего о том, что О.М. так же наносил удары, причинив ему кровоподтёк на ухе, не были предметом судебного разбирательства по данному делу, и суждение суда по данному вопросу в приговоре отсутствует.

Судом установлено, что Овчинников О. нанёс два удара по правой верхней части тела, что соответствует локализации обнаруженных повреждений, в том числе и на ушной раковине. Ссылка в жалобе на показания Овчинникова О. о том, что он не наносил ударов по голове, не является достаточной для вывода о том, что, нанося удары прутом по правому плечу и руке, О. О. не мог одновременно причинить повреждения на правом ухе. Осуждённый данное обстоятельство не оспаривал в судебном заседании и не просил исключить данное повреждение из объёма обвинения.

Доводы жалобы о том, что данное повреждение было причинено не О.О., а Овчинниковым М., не основаны на объективных доказательствах, носят предположительный характер, а поэтому каких-либо достаточных оснований для исключения указанных повреждений из объёма обвинения О.О. не имеется.

Давая оценку доводам жалобы адвоката о действиях О.О. в состоянии необходимой обороны, что исключает его уголовную ответственность, частично нашли своё подтверждение.

Давая оценку доводам подсудимого об отсутствии умысла на причинение тяжкого вреда, суд обоснованно пришёл к убеждению об умышленных действиях О.О.. Оценивая фактические обстоятельства происшедшего, при которых Овчинников нанёс целенаправленные, неоднократные удары металлическим прутом по телу человека, судебная коллегия приходит к выводу о правильности выводов суда о том, что он предвидел неизбежность причинения и сознательно допускал причинения вреда здоровью любой тяжести, что свидетельствует о наличии в его действиях косвенного умысла и правильности квалификации по наступившему результату. Ссылка в жалобе на наличие на потерпевшем тёплой куртки, что могло предотвратить последствия, убедительными не представляются с учётом применения металлического прута и нанесения нескольких ударов с достаточной силой.

Однако выводы суда о то, что преступление совершено на почве внезапно возникших личных отношений, в условиях отсутствия состояния необходимой обороны убедительными не представляются.

Как это следует из приговора суд установил, что первый удар по спине был нанесён с целью прекращения избиения, а в момент нанесения второго удара С. уже прекратил свои действия и защищался от Овчинникова. Кроме того, суд учёл, что в момент избиения у Овчинникова М. была натянута куртка на голову, что значительно уменьшило возможность причинения каких- либо существенных повреждений.

Указанная оценка судом фактических обстоятельств происшедшего, как исключающих состояние обороны, не учитывает следующие обстоятельства.

Из материалов дела следует, что О.О. увидел, как его знакомый С., о котором он знал, что он бывший сотрудник милиции, участвовавший в военных действиях, избивает стоящего на коленях сына, на лице которого имеется кровь, а куртка натянута на голову, при этом он не оказывал никакого сопротивления.

Данные обстоятельства, по мнению судебной коллегии, в полной мере свидетельствовали о том, что у Овчинникова были достаточные основания для применения мер по защите сына с тем, чтобы не допустить продолжения посягательства и причинения существенного вреда его здоровью.

Однако указанные обстоятельства с учетом того, что события имели место днём, в присутствии людей, причём двое мужчин предпринимали меры по пресечению действий С., О.М. были причинены телесные повреждения, не причинившие вреда здоровью, не позволяют сделать вывод о том, что посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни О.М. либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, что свидетельствует об отсутствии признаков ч. 1 ст. 37 УК РФ.

Судебная коллегия полагает, что имело место посягательство, не сопряженное с насилием, опасным для жизни или угрозой такого насилия для О. М., а поэтому действия Овчинникова О. по нанесению неоднократных ударов предметом С., у которого не было каких-либо предметов в руках и который был вынужден после первого удара принимать меры по предотвращению последующего удара, явно не соответствовали характеру и опасности посягательства, поскольку именно применение металлического предмета, как это установил суд обусловило столь серьезные повреждения для здоровья.

Доводы Овчинникова О. о том, что он применил не металлический предмет, а деревянный брусок были предметом судебного разбирательства и опровергаются показаниями потерпевшего, очевидцев Лосевых, не противоречат показаниям Г. и К.. Кроме того, характер повреждений и заключение экспертизы об их возникновении от действия тупых твердых предметов так же подтверждают выводы суда об орудии преступления.

С учётом изложенного, а так же связи с тем, что Овчинников О. пресекал посягательство не на себя, а на другого человека, судебная коллегия полагает, что Овчинников О. имел объективную возможность оценить степень и характер опасности нападения, что исключает элемент неожиданности посягательства, указанный в п. 2 ч.1 ст. 37 УК РФ.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что действия Овчинникова О. подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 114 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершённое при превышении пределов необходимой обороны, и назначить наказание в пределах санкции статьи с учётом совершения преступления небольшой тяжести, отсутствия отягчающих обстоятельств и обстоятельств, обоснованно признанных судом смягчающими и указанных в приговоре.

Учитывая фактические обстоятельства происшедшего, а так же данные о личности Овчинникова О.А., содержащиеся в информации об административной практике (л.д. 134), бытовой характеристике ( л.д. 195), судебная коллегия не находит снований для избрания ограничения свободы, а полагает избрать более тяжкое наказание, однако приходит к убеждению о возможности исправления осуждённого без реального отбывания наказания в условиях условного осуждения, возложив на Овчинникова исполнение обязанностей, способствующих его исправлению.

Доводы жалобы потерпевшего об избрании реального лишения свободы на длительный срок, об увеличении размера компенсации являются необоснованными, учитывая, что им самим допущено неправильное поведение, повлекшее применение в отношении него насилия.

Вместе с тем, судебная коллегия находит обоснованными доводы жалобы осужденного о завышенном размере компенсации морального вреда, который определён без достаточного учёта фактических обстоятельств происшедшего и виновного поведения потерпевшего, что в соответствии со ст. 15, 1083 ГК РФ должно учитываться при определении размера компенсации.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что выводы суда о квалификации не соответствуют фактическим обстоятельствам происшедшего, что повлекло неправильное применение уголовного закона и в соответствии со ст. 380, 382, ст. 379 ч. 1, 3 п. 1,3 УПК РФ влечёт изменение приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Кировского районного суда г. Омска от 27.05.2009 г. в отношении Овчинникова О. А. изменить.

Переквалифицировать действия на ч.1 ст. 114 УК РФ, по которой назначить наказание виде 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ считать назначенное наказание условным, установив испытательный срок в течение 1 года.

Возложить на Овчинникова О.А. обязанности: не менять место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осуждённого, не совершать административных правонарушений.

В остальной части приговор оставить без изменения, а жалобы потерпевшего С.В.П., адвоката Ананьевой Ж.В.- без удовлетворения.

Председательствующий Березин Ю.Г.

Судьи Сидоркина Л.А.

Каргаполов В.И.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2404/10
Дата принятия: 08 июля 2010

Поиск в тексте