• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 сентября 2011 года Дело N 22-4303/11
 

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе:

Председательствующего Лунева В.Я.,

судей Лопарева А.Г., Салевой Н.Н.,

при секретаре Степановой Ю.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 08 сентября 2011 года дело по кассационной жалобе осужденного Шалбаева С.Ш. на приговор Омского районного суда Омской области от 20 ноября 2008 года, которым

Шалбаев С.Ш., ранее не судимый,

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Шалбаева С.Ш.: в пользу потерпевшей Г.Л.И. в счет компенсации морального вреда; процессуальные издержки в доход федерального бюджета в сумме 1372 рубля 52 копейки, связанные с оплатой труда адвоката.

Заслушав: доклад судьи Лопарева А.Г.; выступление осужденного Шалбаева С.Ш., адвоката Ермолаевой Е.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы; мнение прокурора Городецкой Т.А., потерпевшей Герцен Л.И., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Согласно приговору, Шалбаев С.Ш. признан виновным и осужден за покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре суда.

Допрошенный в качестве подсудимого Шалбаев С.Ш. вину признал частично, отрицая умысел на убийство Г., т.к. он сам прекратил свои действия, угроз убийством Ге. не высказывал.

В кассационной жалобе осужденный Шалбаев С.Ш. выразил несогласие с приговором суда. Указывает, что потерпевшая сама спровоцировала конфликт, пыталась его задушить. Утверждает, что умысла на убийство Г. не имел, хотел ее напугать. Излагает собственную версию произошедших событий при выходе из кафе. Ссылается на то, что в материалах дела отсутствуют и не исследованы судом фотографии с места, где это происходило. Указывает на недостоверность показаний потерпевшей, в связи с отсутствием данных о наличии у нее телесных повреждений на руках, когда удерживала лезвие ножа. Утверждает, что потерпевшая Г., свидетели К., М., Г. его оговаривают. Не допрошены свидетели защиты.

Также указывает на чрезмерную суровость и несправедливость наказания. Отмечает, что не установлен прямой умысел на совершение убийства, ножевое ранение причинено по неосторожности в ходе ссоры в момент хаоса ввиду событий того дня, а равно аморального поведения его жены. Суд дал одностороннюю оценку представленным доказательствам.

Просит уголовное дело пересмотреть, его действия переквалифицировать по фактически наступившим последствиям на ст. 111 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного Шалбаева С.Ш. в совершении преступления по покушению на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами. В подтверждение вины, судом обоснованно положены показания потерпевшей, свидетелей, подробно изложенные в приговоре.

Данные показания признаны судом достоверными и соответствующими действительности, они получены в соответствии с требованиями УПК РФ. Кроме того, они подтверждаются и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, а именно: протоколами осмотра места происшествия, выемки, осмотра предметов, заключениями экспертов и иными доказательствами.

Оценка доказательствам, по мнению коллегии, дана судом в строгом соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Все доказательства, на основании которых суд сделал свои выводы, отвечают требованиям относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения дела.

Фактические обстоятельства дела установлены судом правильно. Квалификация действий Шалбаева С.Ш. определена судом первой инстанции верно по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ - покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Обстоятельства дела исследованы судом полно, всесторонне и объективно. Выводы суда в приговоре о виновности осужденного, о юридической квалификации его действий, тщательно мотивированы. Коллегия полагает данные выводы правильными.

Содержащиеся в приговоре оценки суда о виновности осужденного Шалбаева в инкриминированном ему преступлении являются обоснованными.

Они основаны на достаточной совокупности исследованных в суде и критически оцененных доказательств, как это предусмотрено ст.ст. 88 и 307 УПК РФ, анализ которых содержится в приговоре:

показаниях подсудимого Шалбаева в ходе следствия и в суде, не отрицавшего нанесение удара ножом потерпевшей и обстоятельства их причинения;

последовательных и детальных показаниях на следствии и в суде потерпевшей, свидетелей обвинения, которые согласуются между собой и с другими взаимосвязанными доказательствами, с указанием индивидуальных особенностей обстоятельств конкретного деяния, подлежащего доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, которые могли быть им известны, либо которые они лично наблюдали.

Выводы суда о том, что подсудимый Шалбаев с целью убийства Г., угрожая ей убийством, нанес удар ножом в область спины, являются верными, подтверждаются в полном объеме изложенной в приговоре совокупностью доказательств, которые признаны допустимыми, обоснованно признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора.

Судом достоверно на основе исследования и оценки доказательств установлено, что Шалбаев действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшей Г., однако не довел свой умысел до конца по независящим от него обстоятельствам, в результате оказания активного сопротивления потерпевшей, оказание ей помощи свидетелем К. и сыном Г.Т.Е.

Вопреки утверждению в жалобах, в приговоре сделаны мотивированные выводы относительно субъективной стороны совершенного преступления. Судом правильно установлен умысел осужденного на совершение вмененного ему в вину преступления. Судом верно установлен мотив совершения преступления, в связи с чем доводы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство являются несостоятельными.

Данные доводы осужденного об отсутствии умысла на убийство, аналогичны его доводам в судебном заседании. Они были предметом судебной проверки судом первой инстанции, обоснованно критически оценены судом как несостоятельные, оснований не согласиться с чем не усматривается по следующим причинам.

Так осужденный настаивает на том, что Герцен он убивать не хотел, а хотел только ее напугать. В тоже время путем допроса потерпевшей, свидетелей, исследования иных доказательств судом достоверно установлено иное.

Потерпевшая Г.Л.И. показала, что когда они шли с кафе, то Шалбаев стал говорить, что сегодня убьет ее. Так и ранее он угрожал ей убийством, она попросила К. спрятать дома все ножи. Дома он также стал выражаться в ее адрес грубой нецензурной бранью, обзывать ее. Через некоторое время он забежал на кухню, в руках у него был нож. Она выбежала на веранду и захлопнула дверь, Шалбаев стал стучаться, бить стекла, вылез на улицу и стал дергать дверь на веранду. Она звала на помощь К., проснулись дети. Когда Шалбаев попытался залезть через окно на веранду, они забежали в дом и закрыли дверь. Кидала в него различные предметы, чтобы он не смог проникнуть в дом. Шалбаев постоянно кричал, что все равно ее зарежет, что она воспринимала реально, т.к. он вел себя агрессивно. Они стали звонить Г., чтобы тот пришел на помощь. Дети и К. побежали на улицу, она бежала последней. В прихожей она почувствовала боль в спине. Она повернулась и увидела, что Шалбаев вытащил у нее из поясницы нож. Он снова замахнулся на нее ножом, чтобы ударить, она схватилась руками за лезвие, и они упали на пол. Шалбаев нож не выпускал. Она видела, что К. упала на Шалбаева и также пыталась забрать нож, ее сын наносил ему удары по голове каким-то предметом. Видела, что в дом зашел Г., затем она потеряла сознание и очнулась только в больнице. Считает, что если бы она активно не сопротивлялась, а также не помощь К. и сына, Шалбаев убил бы ее.

Свидетели Г., К., Г.Т.Е., дали показания по сути аналогичные потерпевшей об обстоятельствах совершения преступления и как их действиях, так и действиях Шалбаева. При этом Г. добавил, что когда он зашел в дом, то увидел, что Шалбаев, Г. и К. лежат на полу и держатся за нож. Шалбаев увидев его встал и вышел на улицу.

О произошедшем конфликте в квартире дали показания и иные свидетели, чьи показания изложены в приговоре, которые как лично там находились - дети Герцен, так и ее соседи и родственники, которые знают о нем со слов участников.

Сам Шалбаев в суде не отрицал, что разбивал стекла в доме пытаясь догнать Герцен, нанес ей удар ножом из-за ревности.

Таким образом установлено, что показания потерпевшей и свидетелей существенных противоречий не содержат, согласуются и взаимно дополняют друг друга, согласуются с другими доказательствами по делу, не доверять им нет оснований.

Обстоятельства причинения Герцен телесных повреждений объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому повреждения у Г. в виде колото-резаной раны в поясничной области справа, проникающей в брюшную полость с повреждением толстой кишки, осложнившейся в последующем нагноением раны, квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Могли быть причинены воздействием колюще-режущего предмета, в том числе ножа.

Совокупность доказательств, исследованных в ходе судебного заседания, является достаточной, их достоверность у коллегии сомнений не вызывает.

Выводы суда о наличии у осужденного умысла на убийство потерпевшей, в приговоре мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного разбирательства. Суд верно указал, что вывод суда в части квалификации действий Шалбаева основан на всей совокупности обстоятельств содеянного: способа совершения преступления, орудия преступления, локализации телесных повреждений, обстановки совершенного преступления, действий осужденного.

ДействияШалбаева С.Ш. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, оснований для переквалификации его действий на ч. 1 ст. 111 УК РФ, о чем просит осужденный и защита, не имеется.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы об оговоре потерпевшей Г., свидетелями Шалбаева. Причины возможного оговора судом не установлены, не имеется таких данных и в материалах дела и в кассационной жалобе осужденного. Отсутствие у потерпевшей в заключении эксперта телесных повреждений на руках при удержании ножа, выводов суда не опровергает, а также не свидетельствует о ложности ее показаний, поскольку экспертиза проводилась на основе предоставленных медицинских документов при ее поступлении в больницу, кроме того, при данных действиях данные повреждения могли и не образоваться.

Оценка доказательств по делу произведена судом в соответствии с требованиями УПК РФ.

Все представленные сторонами доказательства рассмотрены судом первой инстанции в ходе судебного следствия в состязательном процессе с участием сторон, проверены и оценены по правилам УПК РФ.

Кроме того, судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы о нарушении права на защиту в части не исследования предоставленных фотографий, отказ суда в допросе свидетелей защиты, поскольку как сторона обвинения, так и сторона защиты, представила суду все доказательства. Каких-либо ходатайств о дополнении судебного следствия заявлено не было.

Утверждения осужденного о том, что потерпевшая и К. избили его на улице, потерпевшая пыталась его задушить являются голословными, какими-либо объективными данными не подтверждены и обоснованно судом признаны несостоятельными.

Доводы осужденного о том, что судебное следствие проведено односторонне, неполно и предвзято, опровергаются материалами дела, из которого видно, что органы следствия и суд приняли все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выводы суда основаны на исследованных доказательствах по делу.

Утверждения защиты об ограничении прав защиты на предоставление доказательств, нарушения принципа состязательности и равенства сторон, не убедительны.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Показания свидетелей изложены в приговоре, исследованы судом и оценены, что также соответствует протоколу судебного заседания.

В связи с этим заявление осужденного об обвинительном уклоне судебного разбирательства не может быть признано состоятельным.

С учетом изложенного выше, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины Шалбаева в покушении на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. Выводы суда в данной части, коллегия находит правильными. Они основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, надлежащим образом мотивированы. Оснований сомневаться в указанных выводах суда, в том числе по доводам кассационных жалоб, у судебной коллегии не имеется.

Наказание Шалбаеву С.Ш. назначено в соответствии с требованиями чч. 1, 3 ст. 60, ст. 61 УК РФ. В соответствии со ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора приведены мотивы решения вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, с которыми судебная коллегия соглашается.

При этом судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, отнесенного законом к категории особо тяжких, данные о личности осужденного, в том числе и те, на которые осужденный ссылается в кассационной жалобе, а также обстоятельства, смягчающие наказание - наличие на иждивении малолетних детей. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Оснований для признания в качестве смягчающих наказание обстоятельств аморального поведения потерпевшей, о чем просит осужденный, судебная коллегия не усматривает, поскольку данных о таком поведении в ходе рассмотрения дела получено не было.

По мнению судебной коллегии, наказание, назначенное Шалбаеву С.Ш., соответствует целям и задачам назначения уголовного наказания, чрезмерно суровым не является.

Вывод суда о том, что исправление осужденного Шалбаева С.Ш. возможно только в условиях изоляции его от общества, а также об отсутствии оснований для применения при назначении осужденному наказания положений ст.ст.64, 73 УК РФ, в приговоре мотивирован.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Омского районного суда Омской области от 20 ноября 2008 года в отношении Шалбаева С.Ш. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-4303/11
Дата принятия: 08 сентября 2011

Поиск в тексте