• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 20 октября 2011 года Дело N 22-5432/2011
 

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Лунева В.Я.

судей: Салевой Н.Н., Гаркуши Н.Н.

при секретаре Кальницкой Ю.О.

рассмотрела в судебном заседании 20 октября 2011 года материалы уголовного дела по кассационным жалобе осужденного Гаврилова С.А. и государственного обвинителя Андреевой О.В. на приговор Первомайского районного суда г. Омска от 14 сентября 2011 года, которым

ГАВРИЛОВ С.А. , ранее судимый:

11.03.2005 мировым судьей судебного участка № 27 Саргатского района Омской области и по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы;

30.03.2005 Полтавским районным судом Омской области по ст. ст. 33 ч. 5, 158 ч. 2 п.п. « а, б», ст. ст. 158 ч. 2 п.п. п. « а, б, в», 158 ч. 2 п. « п. « а, в», 69 ч. 2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. Постановлением Советского районного суда г. Омска от 19.09.2005 на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ назначено наказание в виде 4 лет 9 месяцев лишения свободы; освободился 18.05.2009 по отбытии срока наказания;

- осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено срок наказания исчислять с 03.07.2011.

Постановлено взыскать с Гаврилова С.А. в пользу МУЗ « ОГКБ № 1 им. А.Н. Кабанова» - руб за излечение потерпевшей и в федеральный бюджет - руб коп, выплаченных адвокату по назначению Приговором разрешен так же вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Салевой Н.Н., выступления осужденного Гаврилова С.А. и адвоката Деревянко А.С., поддержавших доводы жалобы, прокурора Исмагуловой Г.Е., полагавшей приговор суда изменить лишь в части удовлетворения исковых требований, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Гаврилов признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Преступление совершено следующих при обстоятельствах.

03.07.2011 около час Гаврилов, находясь в кв. дома № на ул. г. , в состоянии алкогольного опьянения в ходе ссоры с К-ко Т.В., возникшей на почве ревности, умышленно нанес последней удар ножом в живот, причинив К-ко тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в виде раны живота ( в левом подреберье), проникающей в брюшную с повреждением селезенки, со скоплением крови в брюшной полости ( гемоперетонеум), что привело к удалению селезенки..

В судебном заседании Гаврилов виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Гаврилов С.А. выражает несогласие с приговором и указывает, что в судебном заседании присутствовал другой адвокат Деревянко А.С., хотя он, Гаврилов, не писал отказ от адвоката Матягиной. Ему объяснили, что она занята и не может присутствовать в судебном заседании. Не было свидетелей в суде, на его просьбу пригласить их, так как в их показаниях есть противоречия, но ему было сказано, что можно огласить их показания. Не согласен со ст. 18.1, так как ранее осуждался по ст. 158 ч. 2 УК РФ, а сейчас за тяжкое преступление впервые. В приговоре указано, что в ходе предварительного следствия он говорил о том, что распивал спиртное с соседями Екатериной и Надеждой, хотя таких показаний он не давал, это видно из материалов дела ( л.д 21, 22, 23). Он не знал где находится рана у К-ко, а сказал об этом потому, что понимал, что К-ко в реанимации. О том, что произошло, ему не было известно. В первых показаниях он оговорил себя. В ходе следствия писал ходатайства о том, чтобы выяснили кому принадлежит номер телефона ( номер указывается), о проведении следственных действий в присутствии криминалистов, эксперта, но ему было отказано в удовлетворении этих ходатайств. Автор представляет в жалобе свою версию случившегося и показания свидетелей, данных ими в период следствия по делу. Указывает, что не изымались в ходе следствия майка, штаны сотрудниками милиции, которые его забирали, не освидетельствовали его, несмотря на то, что у него имелись телесные повреждения. Впоследствии изымались его личные вещи, но в зале судебного заседания эти вещей не было, хотя они являются вещественными доказательствами. В судебном заседании эксперту не предъявлялся нож, хотя эксперта и допрашивали, в том числе и по ножу. До суда он в БЭМ направлял медицинскую документацию, которую лично исследовал, с вопросами, но на настоящее время так и не получил ответ. Рана у К-ко не соответствует по своему характеру ножу, который был описан в приговоре. При таких обстоятельствах, считает, что приговор следует отменить, дело направить на дополнительное расследование и провести ряд недопроведенных, по его мнению, следственных действий.

В кассационном представлении государственный обвинитель Андреева О.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Указывает, что умышленными действиями Гаврилова К-ко причинен тяжкий вред здоровью в виде раны живота, проникающей в брюшную полость, с повреждением селезенки, которая впоследствии была удалена согласно заключению СМЭ, что отражено в приговоре. Однако, суд, квалифицируя действия Гаврилова по ст. 111 ч. 1 УК РФ, без какого - либо основания исключил из объема обвинения критерий тяжести « повлекшего за собой потерю какого-либо органа». Поскольку судом не был учтен данный квалифицирующий признак, а в действиях Гаврилова установлен рецидив преступлений, то наказание в виде 3 лет лишения свободы является чрезмерно мягким, не соответствующим обстоятельствам уголовного дела и личности виновного, неоднократно привлекавшегося к уголовной ответственности, совершившего тяжкое преступление в период непогашенных в установленном законом порядке судимостей за ранее совершенные преступления. Кроме того, согласно приговору суд постановил взыскать с Гаврилова в пользу МУЗ « ОГКБ № 1 им. А.Н. Кабанова» руб коп за излечении потерпевшей. Однако, К-ко находилась на лечении в МУЗ « ГК БСМП № 1», что подтверждается материалами дела и показаниями потерпевшей, иск прокурора также был заявлен в интересах МУЗ « ГК БСМП № 1». Таким образом, суд допустил ошибку в указании лечебного учреждения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалобы и представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению в части разрешения гражданского иска, в остальной части законным, обоснованным и справедливым.

Вина осужденного в совершении преступления, за которое он судом осужден, нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

В подтверждение вины Гаврилова суд в приговоре сослался на показания потерпевшей К-ко, свидетелей Н-ва, Н-вой, Ш-вой.

Так из показаний К-ко следует, что 02.07.2010 она вместе с Гавриловым, Н-вым и другими распивали спиртное. Потом пьяный Гаврилов уснул. Она вместе с Н-вым и другими сидели в ее комнате. Забежал Гаврилов, стал оскорблять ее нецензурной бранью, кричать о том, что она совершила половой акт с Н-вым, на что она ответила, что такого не было. Он выбежал на улицу, стал бить стекла, сломал решетку. Около 2 час ночи вернулся. Н-в засыпал на диване, а она сидела возле него, так как боялась сидеть в их с Гавриловым комнате, поскольку там все было разбито. Гаврилов потащил ее в свою комнату, где они стали ругаться. Затем она почувствовала резкую боль в области живота и увидела бежавшую кровь, у Гаврилова в руке был нож. Гаврилов стал звонить по телефону и кому-то говорил, что зарезал ее, К-ко. Скорую помощь вызвала Н-ва. На нож она сама не натыкалась.

Из показаний осужденного Гаврилова следует, что он помнит в своей руке нож, не уверен, что мог нанести удар им К-ко, она сама могла наткнуться на нож, который он держал в руке. В своих первоначальных показаниях он говорил, что ударил потерпевшую ножом в правый бок, так как его пугал оперативный сотрудник, в действительности он даже не знал, где у нее рана.

Из показаний свидетеля Н-ва следует, что Гаврилов ругался с К-ко, оскорблял ее, потом куда-то ушел. Он, Н-в, разговаривал с потерпевшей у него в комнате, затем уснул, а проснулся от того, что Гаврилов тянул К-ко за руку в свою комнату, где они продолжали ругаться. Затем К-ко выбежала из комнаты и упала на пол, в области живота у нее была кровь, а в руке Гаврилова - нож.

Аналогичные показания дала и свидетель Н-ва в ходе предварительного следствия.

Свидетель Ш-ва поясняла в ходе расследования дела, что около 2 час ночи ей позвонил Гаврилов и сообщил, что порезал К-ко.

Заключение и показания эксперта не опровергают доводы потерпевшей о нанесении ей Гавриловым удара.

Суд положил в основу обвинительного приговора также и показания самого Гаврилова, которые тот давал в ходе предварительного следствия в присутствии защитника и которые были оглашены судом в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законов.

Так из показаний Гаврилова следует, что приревновав К-ко к Н-ву, он взял нож, лежащий в комнате и стал им наносить себе порезы на левом предплечье, а когда потерпевшая к нему подошла, он нанес ей один удар ножом в область живота, но так как это произошло очень быстро, он даже не понял, как именно он нанес К-ко удар.

Показания вышеназванных лиц объективно, по мнению судебной коллегии, подтверждаются и рядом других доказательств, исследованных судом: протоколами явки Гаврилова с повинной, очной ставки между К-ко и Гавриловым, проверки показаний последнего на месте преступления и др.

Доказательства, представленные сторонами защиты и обвинения судом проверены и оценены в соответствии с требованиями ст. ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ на предмет допустимости, относимости, достоверности, а в своей совокупности и на предмет достаточности.

По мнению судебной коллегии суд обоснованно сделал вывод об умышленном характере действий осужденного в отношении потерпевшей. С выводами суда судебная коллегия находит возможным согласиться.

Довод же осужденного, изложенный в кассационной жалобе, о том, что он не наносил удар К-ко, о чем свидетельствует тот факт, что он не знал где именно находится у нее рана, опровергается доказательствами, положенными в основу обвинительного приговора и приведенными выше, и не влияет на квалификацию действий осужденного.

Признавая выводы суда о доказанности вины Гаврилова в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ правильными, суд соглашается и с юридической оценкой его действий.

Довод государственного обвинителя о том, что суд необоснованно исключил из обвинения критерий тяжести «» повлекшего за собой потерю какого-либо органа», что является основанием отмены приговора судебная коллегия считает возможным оставить без удовлетворения.

Действительно, материалами дела установлено, что в результате действий осужденного у К-ко впоследствии была удалена селезенка, т. е. утрачен данный орган. Суд в приговоре не привел каких-либо суждений относительно данного факта, определяющего критерий тяжести.

Вместе с тем, судебная коллегия, не находит оснований для отмены в связи с этим приговора в отношении Гаврилова, поскольку последствия в виде утраты органа входят в диспозицию части 1 ст. 111 УК РФ. Действия осужденного судом квалифицированы также по ч. 1 ст. 111 УК РФ, изменения квалификации по существу не произошло.

Судебная коллегия полагает, что указанное в кассационном представлении данное обстоятельство, может повлиять лишь на соразмерность назначенного Гаврилову наказания им содеянному, с учетом личности виновного.

Нарушений уголовно - процессуального закона, которые могли поставить под сомнение законность и обоснованность приговора, судом при рассмотрении и разрешении уголовного дела, по мнению судебной коллегии, судом не допущено.

Доводы осужденного о нарушении его прав и требований УПК РФ при расследовании и рассмотрении уголовного дела судебная коллегия считает несостоятельными.

В судебное заседания для рассмотрения дела по существу Гаврилову был предоставлен судом адвокат Деревянко, об отводе которого Гаврилов не заявлял и согласился с тем, чтобы данный адвокат представлял его интересы и осуществлял защиту, тем самым право на защиту его судом было соблюдено.

В судебное заседание действительно не явились свидетели Н-в, Н-ва, Ш-ва, Д-ва и Ф-ков, показания которых по ходатайству государственного обвинителя оглашались в соответствии с законом, при отсутствии возражений остальных участников процесса, в том числе и стороны защиты.

Указание судом в приговоре при изложении показаний Гаврилова на то, что он распивал спиртное с соседями Е-ной и надеждой, судебная коллегия считает неправильным, но не влияющим на квалификацию и вид, меру наказания Гаврилову.

Что касается довода осужденного о необоснованности отказа следователем в удовлетворении ходатайства, то согласно ст. 38 УПК РФ следователь обладает процессуальной самостоятельностью при направлении хода расследования дела, выборе следственных и процессуальных действий.

Согласно требованиям уголовно-процессуального законодательства, следователь должен разрешить заявленное участником уголовного судопроизводства ходатайство, что в фактически и было им сделано на основании требований закона.

Доводы осужденного о том, что в судебном заседании не были представлены изъятые у него в ходе предварительного следствия вещи и являющиеся вещественными доказательствами, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку в материалах уголовного дела отсутствуют документальные сведения об изъятии таких веществ. Признании их в качестве вещественных доказательств и приобщении к материалам дела.

Доводы осужденного о неполучении им мед.документации и ответа на поставленные вопросы БЭМ не подлежит рассмотрению в связи с тем, что не является предметом рассмотрения уголовного дела по существу. Действия должностных лиц, в случае их неправомерности, могут быть обжалованы лицом, заявившем о наличии данного факта, в установленном порядке.

Согласно материалам дела, Гаврилов подвергался экспертному исследованию, заключение эксперта было оглашено в судебном заседании, что свидетельствует о несостоятельности довода осужденного.

Таким образом, судебная коллегия находит доводы осужденного, изложенные в жалобе, несостоятельными и не подлежащими удовлетворению.

Назначая Гаврилову наказание в виде 3 лет лишения свободы за совершенное им преступление, суд учитывал требования ст. ст. 6, 60 УК РФ, наличие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Суд учел так же и ряд других обстоятельств, влияющих на определение вида и меры наказания, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах осужденным и его защитником.

По мнению судебной коллегии судом верно определено отягчающее наказание обстоятельство в виде рецидива преступлений, с учетом предыдущих судимостей, а так же категорий преступлений.

В связи с этим назначенное Гаврилову наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия находит доводы государственного обвинителя о неправильном указании наименования лечебного учреждения, в пользу которого судом взысканы денежные средства за излечении потерпевшей, состоятельными.

В материалах дела имеются документально подтвержденные сведения о том, что потерпевшая К- ко в связи с совершенным в отношении нее преступлением находилась на лечении в МУЗ « ГК БСМП № 1», а не в МУЗ « ОГКБ № 1 им А.Н. Кабанова», в пользу которого и взысканы денежные средства в сумме руб.

В связи с этим, судебная коллегия полагает внести соответствующие изменения в резолютивною часть приговора, тем самым удовлетворив доводы кассационного представления в этой части.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Первомайского районного суда г. Омска от 14 сентября 2011 года в отношении Гаврилова С.А. изменить:

исключить из резолютивной части указание о взыскании с Гаврилова С.А. в пользу МУЗ « ОГКБ № 1 им. А.Н. Кабанова» руб, указав о взыскании с Гаврилова С.А. в пользу МУЗ « ГК БСМП № 1» руб.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения, кассационное представление государственного обвинителя - удовлетворить частично.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-5432/2011
Дата принятия: 20 октября 2011

Поиск в тексте