• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 19 мая 2010 года Дело N 33-2946/2010
 

19 мая 2010 года

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе

Председательствующего: Чукреевой Н.В.

судей Омского областного суда: Канивец Т.В., Кудря Т.Л.

при секретаре: В-вой Ю.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе на решение Исилькульского городского суда Омской области от 23 марта 2010 года, которым постановлено:

«Признать незаконным отказ комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе Омской области от 03.02.2010 года в назначении Е-вой Л.И. досрочной трудовой пенсии по старости.

Включить в специальный трудовой стаж работы Е-вой Л.И., дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в связи с осуществлением педагогической деятельности в государственных и муниципальных учреждениях для детей независимо от их возраста следующие периоды: с 12.02.2000г. по 22.02.2000 года и с 11.02.2008 года по 22.02.2008 года - время нахождения на курсах повышения квалификации с отрывом от производства; с 14.01.1997г. по 20.01.1997г, с 19.01.1998г. по 21.01.1998г, с 29.01.2002г по 12.02.2002г и с 03.02.2003г по 09.02.2003 года - время нахождения учебного заведения на карантине; С 14.10.1991 года по 06.10.1992 года- время нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет.

Обязать ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе назначить Е-вой Л.И. пенсию в соответствии с п.п. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» с 28 января 2010 года и выплатить ее с учетом индексации.»

Заслушав доклад судьи областного суда Канивец Т.В., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Е-ва Л.И. обратилась в суд с иском к ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе о назначении досрочной пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности. В обоснование требований указала, что ответчиком незаконно исключены из специального стажа периоды нахождения истцы с 14.10.1991 по 15.02.1993 в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет, а также периоды нахождения на курсах повышения квалификации и время нахождения учебного заведения на карантине. Период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет имело место до 06.10.1992, поэтому подлежит включению в специальный стаж. Во время карантина учебного заведения истица выполняла методическую и иную работу со 100% оплатой. Просила признать незаконным отказ ответчика в досрочном назначении пенсии, включить в специальный стаж указанные периоды, обязать назначить пенсию с момента обращении с 28.01.2010 и выплачивать ее с учетом индексации.

В судебном заседании Е-ва Л.И. поддержала исковые требования. Отметила, что на курсы повышения квалификации была направлена руководителем учебного заведения, за этот период полностью выплачивалась заработная плата, и отчислялись страховые взносы в Пенсионный Фонд. В период карантинов работала в школе согласно графику, также полностью производилась оплата труда в размере 100%.

Представитель ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе С-на Е.В. с иском не согласилась. Пояснила, что на момент обращения истицы специальный стаж составлял 23 года 11 месяцев 06 дней при необходимых 25 лет. В спорные периоды истица не осуществляла педагогическую деятельность, поэтому эти периоды не могут быть включены в специальный стаж. Согласно ранее действующему законодательству в специальный стаж мог быть включен отпуск по уходу за ребенком до 1,5 лет, но не до 3-х лет, когда заработная плата не выплачивается, страховые взносы не отчисляются.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе начальник ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе В-ва З.С. просит отменить решение суда в части включения в специальный стаж периодов нахождения истицы на курсах повышения квалификации и в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет, указывая, что данные периоды не подлежат включению в специальный стаж в соответствии с ранее действующим и действующим в настоящее время законодательством.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав Е-ву Л.И., согласившуюся с решением суда, судебная коллегия не находит оснований к отмене судебного акта.

В соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 27 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в РФ» от 17.12.2001 №173-ФЗ трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Согласно протоколу заседания комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ УПФ РФ в Исилькульском районе Омской области от 03.02.2010 №14 Е-вой Л.И. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости за отсутствием специального стажа.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции правильно обязал ГУ Управление Пенсионного фонда РФ в Исилькульском районе Омской области включить в специальный стаж периоды нахождения Е-вой Л.И. на курсах повышения квалификации с отрывом от производства с 12.02.2000 по 22.02.2000 и с 11.02.2008 по 22.02.2008.

В силу п.4 «Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. ст. 27 и 28 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных Постановлением Правительства РФ № 516 от 11.07.2002, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В соответствии со статьей 187 Трудового кодекса Российской Федерации в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата.

Согласно Рекомендации Международной Организации Труда от 24 июня 1974 года № 148 «Об оплачиваемых учебных отпусках» период оплачиваемого учебного отпуска должен приравниваться к периоду фактической работы в целях установления прав на социальные пособия и других, вытекающих из трудовых отношений прав, на основе национального законодательства или правил, коллективных договоров, арбитражных решений или таких других положений, которые соответствуют национальной практике.

Таким образом, период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель обязан производить отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

В судебном заседании установлено, что в период нахождения истицы на курсах повышения квалификации за Е-вой Л.И. сохранялась заработная плата.

Для отдельных категорий работников в силу специальных нормативных актов повышение квалификации является обязательным условием выполнения работы.

В пункте 67 Типового положения об общеобразовательном учреждении, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации 19.03.2001 №196, закреплена обязанность работника общеобразовательного учреждения соответствовать требованиям квалификационных характеристик. Положение гарантирует право работника на повышение квалификации.

С учетом вышеизложенного, невключение в специальный стаж периодов нахождения работника по направлению работодателя на курсах повышения квалификации, в учебном отпуске или ином виде профессионального обучения влечет необоснованное ограничение объема его пенсионных прав.

Представленные в кассационной жалобы ссылки, оспаривающие изложенные выше выводы, основаны на ошибочном толковании норм материального права, вследствие чего их надлежит признать неправильным и отклонить.

Из материалов дела видно, что истица находилась в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет с 14.10.1991 по 15.02.1993.

Период нахождения Е-вой Л.И. в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет с 14.10.1991 по 06.10.1992 подлежал включению в специальный стаж по законодательству, действовавшему до установления нового правового регулирования назначения досрочных трудовых пенсий работникам, осуществляющим педагогическую деятельность. В этой части суд верно удовлетворил требования истицы.

По волеизъявлению и в интересах застрахованного лица, претендующего на установление досрочной трудовой пенсии по старости по нормам Федерального закона N 173-ФЗ, периоды работы до 1 января 2002 года могут быть исчислены на основании ранее действовавших нормативных правовых актов.

До вступления в силу Закона Российской Федерации от 25.09.1992 № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской федерации», с принятием которого период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях, действовала статья 167 Кодекса законов о труде Российской федерации, которая предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

Обозначенный выше период нахождения Е-вой Л.И. в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трех лет имел место до вступления в силу названного Закона РФ от 25 сентября 1992г. №3543-1.

Статья 167 КЗоТ РСФСР устанавливала возможность предоставления дополнительного отпуска, без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, с выплатой за период такого отпуска компенсации в соответствии с действующим законодательством. Данная норма прямо указывала на то, что отпуска по уходу за ребенком засчитываются в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности, устанавливая, что за время отпуска по уходу за ребенком за работником сохраняется место работы (должность).

Постановлением ЦК КПСС, Совмина СССР от 22.01.1981 № 235 «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей» установлено, что одновременно с увеличением продолжительности частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет в следующие сроки, повсеместно увеличена с 1 декабря 1989г. продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск засчитывается в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Согласно п. 7 разъяснений, утвержденных Постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 29.11.1989 № 375/24-11 время частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет засчитывалось как в общий, так и в непрерывный стаж работы и в стаж работы по специальности, в том числе при назначении государственных пенсий.

Таким образом, никаких оснований для ограничения зачета времени нахождения женщины в отпуске по уходе за ребенком в действующих на тот период нормативно-правовых актах установлено не было, в связи с чем, время такого отпуска должно учитываться в стаж для назначения пенсии.

Изложенные в кассационной жалобе ссылки на неправильное толкование судом действующих на тот период нормативных актов и разъяснений к ним противоречат приведенным выше правовым нормам и сложившейся практике применения норм права.

Периоды нахождения женщин в дополнительном отпуске без сохранения содержания заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет до 06.10.1992г. (то есть до вступления в силу Закона РФ от 25.09.1992г. № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации») должны засчитываться в специальный стаж (п. 21 Разъяснения Минтруда России от 22.05.1996г. № 5 «О порядке применения Списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих в соответствии со ст. 12, 78,78.1 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» право на пенсию по старости в связи с особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет»).

Представленные в кассационной жалобе аргументы, направленные на оспаривание вывода суда первой инстанции о включении в специальный стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, не согласуются с действовавшим на тот период пенсионным законодательством, в силу которого в стаж работы за выслугу лет для назначения пенсии в связи с занятием педагогической деятельностью включался стаж работы по специальности, охватывающий период нахождения в основном отпуске по уходу за ребенком до достижениям им возраста полутора лет и дополнительном отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Приведенные в жалобе доводы основаны на ошибочном толковании норм материального права, вследствие чего их следует отклонить.

Решение суда в части включения в специальный стаж периодов нахождения учебного заведения, в котором работали истца, на карантине, не оспаривается кассатором. Решение суда в этой части отвечает требованиям законодательства.

Располагая допустимыми и достаточными доказательствами, правильно применяя положения законодательства, обоснованно рассчитав временные периоды, подлежащие включению в специальный стаж, суд первой инстанции установил, что специальный педагогический стаж истицы на момент обращения за назначением досрочной трудовой пенсии 28.01.2010 с учетом включенных пенсионным фондом периодов составил 25 лет 0 месяца 16 дней, что достаточно для назначения трудовой пенсии по старости.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает необходимым уточнить решение суда, исключив из его резолютивной части указание на выплату пенсии с учетом индексации, поскольку вопрос об индексации судом по существу не рассматривался, в решении не приведено норм права, в соответствии с которым производится индексация, не приведен расчет индексации, не выяснены необходимые для произведения индексации обстоятельства.

При рассмотрении спора судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для его разрешения, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка, при этом судом правильно применены нормы материального и процессуального права.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах содержащихся в ней доводов, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 361- 366 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Исилькульского городского суда Омской области от 23 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Уточнить решение Исилькульского городского суда Омской области от 23 марта 2010 года, исключив из мотивировочной и резолютивной части решения суда указание на выплату Е-вой Л.И. трудовой пенсии по старости с учетом индексации.

Председательствующий:

Судьи:



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2946/2010
Дата принятия: 19 мая 2010

Поиск в тексте