• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 ноября 2012 года Дело N 33-6775/2012
 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего: Чукреевой Н.В.

судей Моисеевой Л.А.., Егоровой К.В.

при секретаре Репкиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании 14 ноября 2012 года дело по апелляционным жалобам представителя ОАО «ГСК «Югория» Измайловой Е.С., представителя Кулагина К.С. - Купцова В.В. на решение Первомайского районного суда города Омска от 30 августа 2012 года, которым постановлено:

«Иск Лахтина Д.А. к ОАО ГСК «Югория» удовлетворить.

Взыскать в пользу Лахтина Д.А. с ОАО ГСК «Югория» страховое возмещение в размере ***рублей.

Взыскать в пользу Лахтина Д.А. с ОАО ГСК «Югория» судебные расходы в сумме ***.».

Заслушав доклад судьи Егоровой К.В., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Лахтин Д.А. обратился в суд с иском к ГСК «Югория» о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

В обоснование иска истец указал, что ***произошло ДТП с участием автомобиля «***» под управлением Трумм К.С. (Кулагина К.С.), принадлежащего К.М.А., и автомобиля «***», принадлежащего ему и под его управлением. Полагал, что дорожное происшествие произошло по вине водителя автомобиля «***». Вследствие дорожного происшествия автомобилю BMW причинены механические повреждения, стоимость восстановительного ремонта автомобиля по результатам независимого экспертного исследования составляет *** рубля. Ответственность причинителя вреда застрахована в ГСК «Югория».

Просил взыскать с ГСК «Югория» в его пользу страховое возмещение, включающее сумму оплаты на проведение независимой экспертизы, в размере *** рублей, а также судебные расходы.

В судебном заседании Лахтин Д.А., его представитель Пучков Э.К. исковые требования поддержали.

Представитель ГСК «Югория» Измайлова Е.С. исковые требования не признала, сослалась на вину истца в произошедшем ДТП.

Представитель третьего лица ОАО «Страховая группа МСК» Литвинов В.В. пояснил, что по заявлению Кулагиной М.В. о выплате страхового возмещения ей произведена выплата.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель ОАО «ГСК «Югория» Измайлова Е.С. просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что выводы суда о об обстоятельствах произошедшего дорожного происшествия, вине участников дорожного происшествия на допустимых доказательствах не основаны; полагает, что обоснованность исковых требований истцом не доказана.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней представитель Кулагина К.С. - Купцов В.В. просит решение суда отменить, указывает на вину Лахтина Д.А. в произошедшем ДТП; ссылается на то, что о времени и месте судебного разбирательства Кулагин К.С. не извещен.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, дополнений, заслушав представителя Трумм К.С. - Купцова В.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, представителя Лахтина Д.А. - Гричукова И.С. , согласившегося с решением суда и возражавшего против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ апелляционное производство как один из процессуальных способов пересмотра не вступивших в законную силу судебных постановлений, предполагает проверку законности и обоснованности решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции; подтверждает указанные в обжалованном решении суда факты и правоотношения или устанавливает новые факты и правоотношения.

Условия, при которых допускается представление новых доказательств в суд второй инстанции, должны обеспечивать устранение судебной ошибки, обоснование доводов и возражений сторон, изложенных в апелляционной жалобе, противодействие злоупотреблению процессуальными правами со стороны лиц, участвующих в деле, доступность правосудия.

При разрешении спора имеющуюся в деле совокупность доказательств суд счел достаточной, процессуальной необходимости в получении дополнительного экспертного заключения об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия суд первой инстанции не усмотрел. Поскольку удовлетворение ходатайства направлено на выявление и устранение возможной судебной ошибки, коллегия судей пришла к выводу, что по делу имеются основания для удовлетворения соответствующего ходатайства, принятия дополнительного доказательства в виде экспертного заключения ООО «Центр автоэкспертизы и оценки» и его исследования в суде апелляционной инстанции наряду с иными доказательствами, имеющимися в материалах дела.

В данной связи судебная коллегия в силу правил ч.1 ст.327.1 ГПК РФ проверяет законность и обоснованность принятого решения исходя из доводов апелляционных жалоб, по имеющимся в деле и дополнительно представленному по делу доказательству. При этом дополнительное доказательство оценивается в совокупности с имеющимися в деле доказательствами; оно принимается во внимание при решении вопроса, полно ли суд первой инстанции выяснил все обстоятельства, имеющие значение для дела.

В соответствии частью 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушений, которые могут повлечь отмену или изменение состоявшегося судебного постановления, коллегией судей по результатам оценки имеющихся в деле и дополнительно представленного доказательства не установлено.

Как следует из материалов дела и установлено судом, ***на регулируемом перекрестке на пересечении улиц *** и ***в районе дома № ** произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей «***» под управлением Трумм К.С. (Кулагина К.С.), и автомобиля «***» под управлением Лахтина Д.А. При этом автомобиль под управлением Кулагина К.С. двигался по проезжей части со стороны улицы *** в направлении ***. Автомобиль под управлением Лахтина Д.А. двигался от ул. Короленко по проезжей части улицы *** в поворотном направлении налево на ***в сторону ***. При проезде перекрестка на пересечении улиц *** и ***автомобиль под управлением Лахтина Д.А. совершал поворот налево на ***, в свою очередь автомобиль под управлением Кулагина К.С. двигался в прямом направлении. В процессе дорожного движения при проезде указанного перекрестка на ***траектории движения указанных автомобилей пересеклись, в результате чего произошло столкновение транспортных средств.

Договор автогражданской ответственности по автомобилю «***» заключен в отношении неограниченного количества лиц, допущенных к управлению транспортным средством.

Производство по делу об административном правонарушении, возбужденном в отношении Лахтина Д.А., прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении Кулагина К.С. также отказано по одноименному основанию.

Определяя обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, коллегия судей исходит из установленной в месте столкновения организации дорожного движения, а именно: перекресток на пересечении ***и ул. *** является регулируемым с размещением светофоров с круглыми сигналами; дорожный знак «стоп-линия», определяющий границы остановки транспортных средств при запрещающем сигнале светофора, на схеме отсутствует; ширина проезжей части по улице ***для одного направления движения составляет ….. м; по улице *** - ……………м.

Исходные данные о месте столкновения коллегия судей усматривает из схемы дорожно- транспортного происшествия, с которой согласились оба участника дорожного происшествия.

Оценивая действия участников дорожного происшествия, с учетом графика режима работы светофорного объекта на пересечении *** - ул. ***, коллегия судей исходит из анализа продолжительности работы светофора, сигнальные значения которого предписывают совершение обязательных действий водителям, двигающимся в направлениях, идентичных траекториям движения сторон. Установлено, что длительность горения основных сигналов светофора по улицам *** - *** при пофазной организации движения составляет ………секунды. Для направления движения автомобилей по ***со стороны улицы ……….. разрешалось движение прямо и налево. Работа «зеленого» сигнала для данного направления движения составляет 41 секунду, «зеленый мигающий» и «желтый» по 3 секунды. В это время движение автомобилей по ул. *** запрещено в любом направлении, горит «красный» сигнал светофора. При включении для направления движения по ул. *** «зеленого» сигнала для движения на …………. (поворот) на 30 секунд, «зеленого мигающего» и «желтого» по 3 секунды, движение для автомобилей через перекресток со стороны ул. …………в сторону *** запрещено.

Оценивая фактическую основу иска, процессуальные позиции сторон, изложенные в судебном заседании суда первой и апелляционной инстанции, коллегия судей учитывает, что между участниками дорожного происшествия имеется спор относительно правомерности движения автомобилей в соответствии с сигналами светофора.

Так, из пояснений Кулагина (Трумм) К.С., зафиксированных в объяснении по факту ДПТ, следует, что при движении на автомобиле «***» со стороны улицы Масленникова в сторону *** за 25,5 м увидел «мигающий зеленый» сигнал светофора, с целью ускорения автомобиля увеличил скорость с 60 км/ч, однако при переезде через перекресток увидел двигающийся справа в повороте автомобиль «***» и допустил с ним столкновение.

В свою очередь, из объяснений Лахтина Д.А., данных сотруднику ДПС, следует, что автомобиль «***» под его управлением начал движение на разрешающий «зеленый» сигнал светофора, каких-либо транспортных средств, движущихся справа или слева, не видел. После движения около 6 м с левой стороны услышал звук торможения и почувствовал удар в левую переднюю часть автомобиля.

В представленной в материалы дела схеме места совершения ДТП обозначено направление движения автомобилей, их расстояние относительно пересечения проезжих частей ***и ул. ***, тормозной путь автомобиля «***».

Коллегия судей принимает во внимание, что направление движения автомобиля «***», длина пути, который Лахтин Д.А. проехал до столкновения (12,8 м), отсутствие тормозного пути на схеме свидетельствует о размеренном ходе движения автомобиля, постепенном наборе скорости с учетом предполагаемой траектории движения (поворот налево) и остановке автомобиля непосредственно перед началом движения. Данные обстоятельства соответствуют пояснениям Лахтина Д.А. о том, что непосредственно перед началом движения для избранного им направления движения горел «красный», а затем «зеленый» сигнал светофора.

В свою очередь, длина тормозного пути автомобиля «***» под управлением Кулагина К.С. составляет 13 м, причем начальная точка торможения расположена в 1,5 м до светофора (13 м - 12,5 м (расстояние по схеме от светофора до места столкновения)). Дальнейшая траектория движения и расположение автомобиля «***» на схеме свидетельствуют о значительной скорости автомобиля на момент столкновения. Указанные обстоятельства дополняются и пояснениями Кулагина К.С., указавшего на резкий набор скорости с целью проезда на разрешающий сигнал светофора.

Как указано выше, «зеленый мигающий» сигнал светофора для прямого направления в сторону *** со стороны улицы ………работает 3 секунды. С учетом начальной точки (до светофора) тормозного пути автомобиля «***», коллегия судей приходит к выводу, что начало и траектория движения автомобиля «***» находились в зоне визуальной доступности Кулагина К.С., соответственно, предпринятые действия по торможению о движении на разрешающий сигнал светофора свидетельствовать не могут.

Кроме того, неправомерность предпринятого Кулагиным К.С. маневра подтверждает и локализация повреждений, причиненных автомобилю «***». Так, первичные повреждения, установленные сотрудниками ДПС, локализованы в большей степени в области левой стороны автомобиля, на которую непосредственно пришел удар. В дальнейшем в рамках определения стоимости восстановительного ремонта автомобиля «***» с учетом силы удара установлены производные повреждения деталей, находящихся с правой стороны автомобиля.

Как следует из дополнений к апелляционной жалобе, неправомерность действий водителя Лахтина Д.А. обосновывается совершением им движения на запрещающий сигнал светофора, а также необходимостью завершения Кулагиным К.С. правомерно предпринятого маневра на разрешающий сигнал светофора.

Отклоняя приведенные доводы жалобы, судебная коллегия считает, что установленные сотрудниками ДПС обстоятельства дорожного происшествия, расположение автомобилей, режим работы светофора, а также сопутствующие расположению автомобилей объяснения водителей, очевидцев ДТП, свидетельствуют о неправомерно поведении Трумм (Кулагина) К.С., предпринявшего действия по пересечению перекрестка при избранном водителем скоростном режиме и на запрещающий сигнал светофора. При этом ускорение автомобиля, произведено Кулагиным К.С. на таком расстоянии от перекрестка, которое привело к необходимости экстренного торможения в 1,5 м от перекрестка. Таким образом, предпринятые водителем Кулагиным К.С. действия о правомерно совершенном маневре не свидетельствуют и выезд на разрешающий сигнал светофора не подтверждают.

Анализируя представленное Кулагиным К.С. в суд апелляционной инстанции экспертное заключение ООО «Центр автоэкспертизы и оценки», коллегия судей в качестве доказательства, подтверждающего отсутствие вины Кулагина К.С. в дорожном происшествии, данное заключение не расценивает.

Так, из указанного заключения следует, что исследовательскую основу составляют пояснения самого Кулагина К.С., электронно-цифровое изображение материалов гражданского дела, административного материала и автомобиля «***».

Между тем, постановленные на разрешение эксперта вопросы сформулированы единолично Кулагиным К.С., исходя из описанных им условий дорожной ситуации. В частности, 4 вопрос сформулирован следующим образом: «какое время двигался автомобиль *** с момента включения для его направления зеленого мигающего сигнала светофора до столкновения с автомобилем ***, если в тот момент, когда автомобиль *** располагался на расстоянии 25,5 м до пересекаемой проезжей части, для направления движения автомобиля *** загорелся земельный мигающий сигнал светофора?».

Конкретных фактических и расчетных данных эксперт не использовал, исходил из заданных Кулагиным К.С. обстоятельств дорожной ситуации.

Результаты разрешения данного вопроса определяют результат разрешения по иным вопросам о сигналах светофора, на которые предприняли движение водители, и допущенных несоответствий Правилам дорожного движения. Таким образом, все последующие экспертные выводы производны от разрешения указанного.

Основываясь на скорости автомобиля «***» 60 км/ч (при наличии сведений об ускорении, значение скорости взято как 60 км/ч), месте пересечения автомобилей, а также данных, определенных расчетным путем, учитывая пояснения Кулагина К.С. о продолженном им движении на «мигающий зеленый» сигнал светофора, экспертом дан предположительный ответ на 4 вопрос, о чем свидетельствует употребление экспертом соединительного союза «если». Таким образом, установленные исследовательским путем обстоятельства дорожного происшествия могут быть признаны достоверными, если заданные условия движения автомобилей в действительности имели место.

Кроме того, в аналитической части в отношении условий дорожно-транспортной ситуации указано мокрое состояние дорожного покрытия, при этом, сведения гидрометеорологической службы о погодных условиях на день ДТП в экспертном заключении не приведены. В связи с чем, определение расчетным путем скоростных характеристик автомобиля «***» с учетом избранного экспертом состояния дорожного полотна является сомнительным.

При таком положении и поскольку, экспертные выводы касаются заданных заинтересованным лицом исходных данных, носят предположительный характер и достоверные обстоятельства не подтверждают, представленное заключение ООО «Центр автоэкспертизы и оценки» достоверным доказательством для вывода о виновных действиях Лахтина Д.А. не является.

Устанавливая правомерность движения сторон на указанном перекрестке, суд правомерно принял во внимание пояснения свидетеля М.Д.А., данные …….как очевидцем ДТП, из которых следует, что автомобиль «***» остановился на разрешающий сигнал светофора и продолжил свое движение на «зеленый» сигнал светофора. Аналогичные пояснения даны М.Д.А. в суде первой инстанции и приняты судом.

Кроме того, допрошенные в судебном заседании свидетели Д.О.И., С.М.А. пояснили, что в момент дорожного происшествия находились в автомобиле «***», движение автомобиля произведено Лахтиным Д.А. на разрешающий сигнал светофора.

Проверив материалы дела, исследовав экспертное заключение, приняв во внимание, что при заявленных исходных данных выезд одного из участников ДТП на «зеленый» («зеленый мигающий») сигнал светофора исключен, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, коллегия судей соглашается с выводом суда, что при пересечении перекрестка Трумм (Кулагин) К.С. в нарушение положений п.п.6.2 Правил дорожного движения выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора, в результате чего произошло столкновение с автомобилем под управлением Лахтина Д.А.

В данной связи доводы представителя ОАО «ГСК «Югория» о том, что выводы суда об обстоятельствах произошедшего дорожного происшествия, вине участников дорожного происшествия на допустимых доказательствах не основаны, подтверждения в суде апелляционной инстанции не нашли.

При таком положении доводы жалобы Трумм (Кулагина) К.С. о вине Лахтина Д.А. в произошедшем ДТП основаны на переоценке правильно установленных судом обстоятельств и подлежат отклонению.

Учитывая приведенное выше, при том, что вина Трумм (Кулагина) К.С. в произошедшем ДТП имеется, его гражданская ответственность по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации застрахована в ОАО «ГСК «Югория», установив причинную связь между наступившим вредом и противоправным поведением водителя Кулагина К.С., суд, с учётом ст.ст. 7,13 Федерального закона РФ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», правомерно исковые требования удовлетворил, возложив на страховщика обязанность возместить причинённый ущерб.

В данной связи, суждение представителя страховщика о том, что обоснованность исковых требований истцом не доказана, состоятельным не признано.

Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению Лахтину Д.А., суд первой инстанции принял во внимание представленный истцом отчет ООО «Центр автоэкспертизы и оценки», в соответствии с которым стоимость восстановительного ремонта автомобиля «***» составляет ………….. рубля, учел затраты на проведение независимой оценки. В судебном заседании представителем ОАО «ГСК «Югория» заявленная ко взысканию сумма ущерба оспорена не была.

Ссылка представителя Трумм К.С. - Купцова на вступившее в законную силу решение мирового судьи …….. г. Омска от ……. по делу № …….., которым с ОАО «Страховая группа МСК» в пользу собственника автомобиля «***» довзыскано страховое возмещение поводом для апелляционного вмешательства быть признана не может, поскольку преюдициального значения для данного дела указанное решение, которым обстоятельства ДТП и вина водителей не устанавливались, спор был разрешен только между страховой компанией и собственником транспортного средства по размеру страхового возмещения, в силу правил ст. 61 ГПК РФ не имеет.

Доводы апелляционной жалобы Кулагина (Трумм) К.С. о ненадлежащем извещении о времени и месте судебного разбирательства на материалах дела не основаны. После привлечения судом в процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, соответствующие процессуальные документы Кулагину (Трумм) К.С. были направлены почтой, конверт возвращен в суд в связи с истечением срока хранения (л.д.79). При этом сведениями о временном отсутствии третьего лица по месту постоянного жительства суд не располагал. Представленная на имя Трумм К.С. копия приказа ООО «СибЭлитСтрой» за № 15к от 17.06.2012 о направлении Трумм К.С. в командировку в Омскую область с 17.06.2012 по 15.09.2012 в качестве доказательства ненадлежащего извещения третьего лица о времени и месте рассмотрения спора расценена быть не может, поскольку согласно представленному третьим лицом свидетельству о перемене имени, Кулагин К.С. переменил фамилию 13.09.2012, о чем 13.09.2012 Октябрьским отделом департамента ЗАГСМ Министерства государственно - правового развития Омской области составлена запись за № 65; свидетельство о перемене фамилии выдано 13.09.2012, приказ же на имя Трумм К.С. содержит дату его издания 17.06.2012. В любом случае, процессуальные права Кулагина К.С. нарушенными признаны быть не могут, поскольку принадлежащие ему процессуальные права, в том числе на предоставление доказательств были реализованы.

При рассмотрении спора, в том числе с учетом указанного выше, судом первой инстанции нарушений норм материального и процессуального права, которые согласно части 4 ст. 330 ГПК РФ могут повлечь отмену судебного акта, не допущено.

Проверив законность и обоснованность решения суда исходя из содержащихся в апелляционной жалобе доводов в порядке с ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Руководствуясь ст.ст. 328,329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Первомайского районного суда города Омска от 30 августа 2012 года оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-6775/2012
Дата принятия: 14 ноября 2012

Поиск в тексте