• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2013 года Дело N 22-2497/2013

Судья Епишин В.А. Дело N 22-2497/2013

Докладчик Клочков М.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Архангельск 13 августа 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Клочкова М.А.,

судей Рохиной Я.С., Хандусенко М.В.,

при секретаре Кожевниковой Н.А.

с участием прокурора отдела Архангельской областной прокуратуры Лапшина М.В.,

потерпевшей П.И.В.,

осуждённого Окулова Д.В. в режиме видеоконференц-связи,

адвоката Архангельской центральной коллегии адвокатов Мельниковой Н.Е., представившей удостоверение N 377 и ордер N 008658,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы потерпевшей П.И.В., адвоката Вдовина С.Н., осужденного Окулова Д.В., на приговор Няндомского районного суда Архангельской области от 3 июня 2013 года, которым

Окулов Д.В., не имеющий судимостей,

осуждён

по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В счёт возмещения морального вреда с Окулова Д.В. в пользу потерпевшей П.И.В. взыскано 500 000 рублей.

Окулов Д.В. осуждён за убийство Д. путем нанесения удара ножом в грудь в доме N "…" по ул. "…" в г. "…" 26 ноября 2012 года.

Обстоятельства установленного судом преступления изложены в приговоре.

Осуждённый Окулов Д.В. свою вину признал.

Заслушав доклад судьи Клочкова М.А. по материалам дела, потерпевшую П.И.В., поддержавшую доводы изложенные в своей апелляционной жалобе, адвоката Мельникову Н.Е. и осуждённого Окулова Д.В. поддержавших доводы, изложенные в апелляционной жалобе последнего, мнение прокурора Лапшина М.В. о необходимости признания смягчающим наказание обстоятельством осуждённого активное способствование раскрытию и расследованию преступления и снижения в связи с этим назначенного наказания, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Потерпевшая П.И.В. в апелляционной жалобе просит изменить приговор, назначить Окулову наказание не менее 10 лет лишения свободы и взыскать с него в счёт возмещения причинённого ей морального вреда - 1 000 000 рублей. Настаивает на том, что Окулов после произошедшей ссоры, действуя умышленно, с целью убийства её сына, взял в своей квартире для этого нож, и направился к её сыну, ударил по голове стоящего на его пути М., а затем ударил ножом её сына-Д. Она очень переживает утрату сына, находится в состоянии депрессии.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Окулов Д.В., отрицая наличие у него умысла на убийство, утверждает, что его действия могут квалифицироваться только как превышение пределов необходимой обороны. Отрицает возникновение ссоры между ним и Д. Считает, что Д. с М. пришли к нему, чтобы расправиться с ним. Обращает внимание на показания Т., Р., Г.. Подчёркивает, что находящиеся в состоянии опьянения и агрессивно настроенные Д. и М. в ночное время пришли к его жилищу, где находились его супруга и ребёнок. Такой визит он воспринял как нападение, от которого он защищал себя и свою семью. Заявляет об умышленном нанесении только удара рукояткой ножа, что, по его мнению, подтверждает его показания о случайном нанесении ранения Д. Настаивает на том, что если бы желал смерти Д., мог бы нанести ему несколько ударов ножом. Отмечает локализацию ранения не в области сердца и вызов им скорой помощи Д. Усматривает нарушение судом положений УПК РФ. Ставит под сомнение показания М. в ходе предварительного следствия. Утверждает об обучении данного свидетеля в коррекционной школе и состоянии на учёте у психиатра. Не согласен с решением суда в части удовлетворения гражданского иска потерпевшей, которая, по его мнению, исковые требования не обосновала. Обращает внимание на свою характеристику, явку с повинной, выдачу ножа и вещей для производства экспертизы.

Адвокат Вдовин С.Н. в апелляционной жалобе в интересах Окулова Д.В. ставит вопрос об отмене приговора и оправдании осуждённого. Ссылаясь на показания М., Г., Т., Р., утверждает, что Д. и М. пришли в квартиру Окулова с целью его избиения, проявляли агрессию, поэтому любое движение Д. оценивалось Окуловым как нападение. По мнению защитника, Окулов действовал в отношении Д. в состоянии необходимой обороны, а к показаниям М. и лиц, которым он рассказал о произошедшем следовало отнестись критически, так как между М. и Окуловым сложились неприязненные отношения, а также на момент допросов в отношении М. велось уголовное преследование по ст. 162 УК РФ, свидетель С.Е. показал о способности М. приукрасить события, свидетели Н., Г., Т. не подтвердили указанных показаний.

Государственный обвинитель Шадрин Р.А. в своих возражениях просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы сторон, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о доказанности вины Окулова Д.В. в инкриминируемом ему преступлении - соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности доказательств, которые суд проверил в судебном заседании и проанализировал в приговоре.

Так, согласно оглашённых в судебном заседании показаний свидетеля М., данных в ходе предварительного следствия (том 1 л.д. 60-71), вечером 26 ноября 2012 года он со своим знакомым Д. подошли к квартире его (М.) соседа - Окулова, чтобы поговорить с ним по поводу выдвигаемых Окуловым претензий к его (М.) матери. Окулов открыл дверь, а он попросил его выйти покурить. Окулов вернулся в квартиру и вышел в подъезд с сигаретой. Он попросил Окулова впредь не приходить в его квартиру в состоянии опьянения, на что Окулов ответил грубо: "…". Он (М.) сказал, что просто хочет поговорить, но в разговор вмешался Д., который стал кричать на Окулова, выражаясь нецензурной бранью. Он (М.) стал останавливать Д., пытался выгнать его из подъезда. Окулов же молча зашёл в свою квартиру. Ему (М.) было известно, что Окулов судим за причинение ножевых ранений, ранее он наблюдал как Окулов в состоянии опьянения гнался за неизвестным ему лицом с ножом, кроме того, Окулов до этого случая сам говорил ему, что во время ссор сразу хватает нож. Он решил, что Окулов вернулся в квартиру за ножом и стал выводить Д. из подъезда, но тот отказывался уходить, упирался, стоял в проёме при входе в подъезд. Выскочивший через минуту из квартиры Окулов, что-то говоря, стал приближаться к ним, он (М.), не совершая никаких действий, встал на пути Окулова и получил удар по голове каким-то предметом, отчего присел, из головы потекла кровь, а Окулов быстро прошёл дальше в сторону Д. и быстро вернулся назад в свою квартиру. Он (М.) пошёл в сторону Д., который без сознания сидел на корточках у стены у входа в подъезд и, обнаружив у Д. ножевое ранение груди, стал кричать соседям, чтобы вызвали скорую помощь. Приехавшие врачи увезли не приходившего в сознание Д.

Доводы осуждённого и его защитника о недостоверности указанных показаний М. неосновательны.

Оснований сомневаться в приведённых показаниях свидетеля М. подробно изложившего обстоятельства преступления у суда не имелось, они логичны, подтверждены на месте происшествия (том 1 л.д. 211-221), а также на очной ставке с Окуловым (том 1 л.д. 206-210), подтверждены явкой с повинной Окулова (том 1 л.д. 35), в которой он признаёт нанесение Д. удара ножом в область туловища, а также показаниями свидетелей:

С.Е. о том, что 27 ноября 2012 года М. рассказал ему, что накануне Окулов ударил его ножом по голове, а затем ударил ножом Д.;

С., давшего аналогичные показания в ходе предварительного следствия (том 1 л.д. 128-131);

Г. в судебном заседании и в ходе предварительного следствия (том 1 л.д. 105-108) о том, что 25 ноября 2012 года их соседи Окуловы в нетрезвом состоянии вечером приходили в их квартиру, где, в том числе проживает её сожитель Т. и сын М. Окуловы скандалили, выдвигая претензии по поводу излишнего шума. 26 ноября 2012 года её сын пришёл домой с Д., который уговорил его пойти поговорить с Окуловым. Затем она слышала, как они стучали в дверь Окулова. Далее криков и нецензурной брани она не слышала. Через некоторое время она вышла в коридор на крики О. В коридоре стоял М. с окровавленной головой, а в маленьком коридоре у входа в подъезд в положении сидя без сознания находился раненный Д.;

Т., давшего в ходе предварительного следствия показания аналогичные Г. (том 1 л.д. 132-135), о визите с претензиями в их квартиру находившихся в нетрезвом состоянии Окулова с супругой. 25 ноября 2012 года, и о том как Д. с М. 26 ноября 2012 года направились поговорить с Окуловым, а затем, выйдя в коридор на крики О., они обнаружили М. с окровавленной головой и сидящего у входа в подъезд Д. без сознания с ножевым ранением груди;

Л. в судебном заседании и в ходе предварительного следствия (том 1 л.д. 98-101), о том, что 26 ноября 2012 года от дома М. он был доставлен в ОВД, где слышал рассказ М. о том, что Окулов в ходе разговора с ним и Д. зашёл в свою квартиру, взял нож и, выйдя в коридор, ударил сначала ножом по голове М., а затем в грудь Д.;

Р., которая слышала как М. и Д. стучали в дверь Окулова, а супруга последнего затем кричала ему: "Дима, не трогай его".

Проанализировав приведённые показания данных лиц, суд обоснованно признал их достоверными, поскольку они сомнений не вызывают, согласуются между собой, объективно подтверждены:

картой вызова скорой помощи (том 2 л.д. 102-103), согласно которой в 23 часа 41 минуту поступил вызов в д. "…" по ул. "…" для оказания медицинской помощи Д., которому поставлен диагноз: колото-резаная рана.

заключением эксперта (том 2 л.д. 42-54), установившего у трупа Д. телесные повреждения: колото-резаное ранение передней поверхности груди справа в третьем межребье по условной анатомической окологрудинной линии справа, в 2-х см. от передней условной линии тела, в 127 см. от подошвенной поверхности стоп, проникающее в правую плевральную полость, с повреждением средней доли правого лёгкого и верхней полой вены, осложнившееся гемопневмотораксом с правой плевральной полости, закономерно осложнившегося малокровием внутренних органов, очаговым отеком головного мозга, очаговым межуточным отеком, волнообразной деформацией, фрагментацией мышечных волн миокарда; направление раневого канала спереди назад справа налево, практически горизонтально, длина раневого канала 6,3 см. Данное повреждение причинено прижизненно и повлекло за собой смерть, явилось опасным для жизни, оценивается как тяжкий вред здоровью, имеет прямую причинно-следственную связь с наступлением смерти. Образовалось от одного воздействия плоского колюще-режущего орудия клинкового типа. Смерть наступила до 1 суток с момента причинения повреждений. Согласно медицинской карты Д. поступил в ГБУЗ АО "НЦРБ" по направлению фельдшера скорой помощи в 00 часов 05 минут 27 ноября 2012 года, смерть зафиксирована в 12 часов 20 минут 27 ноября 2012 года;

протоколом осмотра места происшествия и фототаблицей к нему (том 1 л.д. 19-25), которым на месте происшествия обнаружены следы вещества, являющиеся согласно заключения эксперта (том 2 л.д. 62-65) кровью человека, которая могла произойти от потерпевшего;

протоколом осмотра (том 1 л.д. 27-29) в ходе которого Окулов добровольно выдал нож, пояснив, что данным ножом причинил повреждение потерпевшему;

заключением эксперта (том 2 л.д. 72-76), установившего причинение ранения Д. выданным Окуловым ножом, либо ножом, имеющим аналогичные характеристики.

Приведённые доказательства достаточно изобличают осуждённого в совершении инкриминируемого ему преступления и опровергают выдвинутую версию о необходимой обороне и получении Д. ранения случайно.

Проведённый по делу следственный эксперимент (том 1 л.д. 222-234), версию осуждённого о случайном нанесении ранения не подтверждает.

Исследованными в судебном заседании доказательствами достоверно установлено, что посягательства на Окулова Д. и М. не совершали, в его жилище проникнуть не пытались, физического вреда осуждённому не причинили и не пытались причинять. Возмущённый поведением Д., выразившегося в его адрес нецензурной бранью, Окулов зашёл в свою квартиру, где с целью убийства Д. взял нож и направился за уходившими из подъезда Д. и М., которых настиг у выхода из подъезда. Ударил по голове М, рукояткой ножа преграждавшего ему путь к Д. и умышленно, желая наступления смерти Д. нанес ему удар ножом в грудь, отчего тот, потеряв сознание, присел и впоследствии скончался.

Довод Окулова о возможности нанесения им нескольких ранений с целью убийства несостоятелен. Из показаний М. следует, что после того как Окулов быстро приблизился к Д. и тут же вернулся в свою квартиру, Д. оказался в положении сидя прислонившись к стене без сознания. В приведённой ситуации неизбежность наступления смерти Д. для Окулова была очевидна и то, что он впоследствии по просьбе М. вызвал скорую помощь, не свидетельствует об отсутствии у него умысла на убийство в момент нанесения удара ножом.

Действиям Окулова Д.В. дана правильная юридическая оценка по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

То, что удар ножом Окулов нанёс не в сердце, не является основанием для иной квалификации содеянного.

Показания Окулова в судебном заседании о том, что Д. и Окулов напали на него, угрожали ему, показания об этом супруги осуждённого и свидетеля М. в судебном заседании мотивированно отвергнуты судом как опровергнутые вышеприведёнными доказательствами.

Показания Р. и Т. о том, что они слышали как Д. предлагал М. избить Окулова, показания свидетеля Г. о том, что М. и Д. хотели разобраться с Окуловым, не опровергают данных М. в ходе предварительного следствия показаний об обстоятельствах причинения смерти Д. и подтверждают лишь возбуждённое состояние Д. до конфликта с Окуловым.

Судебная коллегия не может согласиться как с доводами осуждённого о необоснованном удовлетворении гражданского иска, так и с доводами потерпевшей о несоответствии взысканной с осуждённого суммы в возмещение причинённого морального вреда, степени перенесенных ею нравственных страданий.

При определении размера компенсации морального вреда суд исходил из требований разумности и справедливости, в соответствии с требованиями закона, учел тяжесть перенесенных потерпевшей страданий.

Не может согласиться судебная коллегия и с мнением потерпевшей о чрезмерной мягкости назначенного наказания.

При назначении наказания суд учёл данные о личности осуждённого, общественную опасность содеянного, признал обстоятельствами смягчающими наказание: признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причинённого потерпевшей - принесение извинений, противоправность поведения потерпевшего, явившаяся поводом для преступления, оказание иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления в виде вызова скорой помощи.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению, в связи с неправильным применением уголовного закона, в соответствии с п. 3 ст. 389.15 УПК РФ.

Согласно материалам дела осуждённый до задержания добровольно выдал нож, заявив, что им причинил повреждение потерпевшему, заключением эксперта подтверждено, что именно этот нож явился орудием преступления. Кроме того осуждённый добровольно участвовал в проведении следственного эксперимента, дал показания на месте происшествия (том 1 л.д.170-181), где указал место причинения ранения потерпевшему. Данные обстоятельства, в соответствии с п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, следует признать смягчающим наказание обстоятельством, активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, в связи с чем назначенное наказание подлежит смягчению.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих изменение или отмену приговора, не установлено.

Руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, судебная коллегия о п р е д е л и л а:

Приговор Няндомского районного суда Архангельской области от 3 июня 2013 года в отношении Окулова Д.В. изменить.

Признать смягчающим наказание Окулову Д.В. обстоятельством, предусмотренным п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Снизить назначенное Окулову Д.В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание до 7 лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы потерпевшей П.И.В., адвоката Вдовина С.Н., осужденного Окулова Д.В. - без удовлетворения.

Определение вступает в законную силу в день его вынесения и может быть обжаловано в течение одного года с этого дня в Президиум Архангельского областного суда в порядке главы 47.1 УПК РФ.

Председательствующий М.А. Клочков

Судьи Я.С. Рохина

М.В. Хандусенко

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2497/2013
Дата принятия: 13 августа 2013

Поиск в тексте