• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2013 года Дело N 22-2521

Судья Демехин С.В. Дело N 22-2521

Докладчик Вашуков И.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Архангельск 13 августа 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:председательствующего судьи Угрюмова В.И.,судей Вашукова И.А. и Богрова М.Н.,

при секретаре судебного заседания Савеловой О.В.,с участием прокурора отдела прокуратуры Архангельской области Лисина Д.А.,осужденного Минькина Г.А. по видеоконференцсвязи,

адвоката Кожевникова Л.С.,рассмотрела в судебном заседании 13 августа 2013 года апелляционную жалобу защитника осужденного Минькина Г.А. адвоката Кожевникова Л.С. на приговор Октябрьского районного суда г. Архангельска от 27 мая 2013 года, которым

Минькин Г.А., не судимый, -

ОСУЖДЕН по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, без ограничения свободы, в исправительной колонии строгого режима.

Минькин Г.А. признан виновным в умышленном убийстве К.А.С. с 18 часов до 20 часов 20 минут 15 июля 2012 года в кв. "…" д. "…" по ул. "…" в г. Архангельске, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Вашукова И.А., выступления осужденного Минькина Г.А. - по видеоконференц-связи, а также адвоката Кожевникова Л.С., поддержавших апелляционную жалобу и дополнения к ней, мнение прокурора Лисина Д.А., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

В апелляционной жалобе адвокат Кожевников Л.С., не соглашаясь с приговором как с незаконным и необоснованным, указал, что суд неправильно квалифицировал действия Минькина, который лишь превысил пределы необходимой обороны от внезапного нападения на него с ножом К.А.С., попытавшегося нанести Минькину удары и порезавшего тому руку, на что Минькин защищаясь, достал из сумки нож, и, обороняясь, ударил им потерпевшего, а, поскольку последний продолжил нападение и вновь попытался ударить ножом Минькина, тот снова нанёс удар ножом К.А.С., после чего К.А.С. упал на матрац, и больше Минькин насилия к К.А.С. не применял. Считает, что суд не дал оценки всем исследованным доказательствам, не указал, почему признал одни из них достоверными, а другие отверг, не раскрыл содержание показаний допрошенных лиц, заключение эксперта, протоколов следственных и судебных действий и иных документов, не проанализировал доказательства, на которых основал свои выводы.

Автор жалобы не согласен с выводами суда о том, что позиция Минькина о причинении телесных повреждений К.А.С. в ходе самообороны опровергается показаниями свидетелей Я., В., А., так как они не были очевидцами причинения Минькиным ножевых ранений К.А.С., и их показания согласуются с показаниями Минькина, о том, что ссоры и драки не было и К.А.С. внезапно напал на Минькина; указывает, что суд необоснованно признал недостоверными показания свидетеля С.Н.В. и не указал в приговоре, в чем выразились противоречия в её показаниях о ране на руке Минькина Г.А. и с какими показаниями свидетелей и материалами дела, хотя они согласуются с пояснениями Минькина о нападении на него К.А.С. и его самообороне и заключением эксперта ГУЗ "…" о наличии на руке Минькина резаной раны, образованной в указанное время, не отразил в приговоре показания в суде свидетеля М.Т.Е. о том, что "…" сказал ей, что оборонялся; обращает внимание, что эксперт указал лишь о невозможности нанесения ножом ранений К.А.С. указанным Минькиным способом, но не опроверг показания последнего о том, что Минькин защищался от посягательства на свою жизнь и закрывал голову от удара ножом К.А.С., а сам Минькин не исключает причинения повреждений потерпевшему иным, нежели изложенным при проверке показаний способом, но настаивает, что причинил их в состоянии необходимой обороны.

Автор жалобы считает, что приговор постановлен с нарушениями положений ст.ст. 14, 302, 307 УПК РФ и 49 Конституции РФ, без соблюдения принципа презумпции невиновности, в нём не мотивировано назначение Минькину Г.А. 8 лет лишения свободы, не дана оценка возможности применения к нему иного наказания, предусмотренного санкцией данной статьи, а также положений ст. 64 УК РФ, при мотивировке указана фамилия иного лица - Н.В.А., не имеющего отношения к данному уголовному делу, что суд не принял во внимание положительную характеристику и высшее образование Минькина, наличие у него работы и отсутствие судимости, явку в орган следствия для дачи изобличающих показаний, активное содействие следствию. Просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В дополнениях к апелляционной жалобе адвоката Кожевникова Л.С., осужденный Минькин Г.А., не соглашаясь с приговором, указал, что следователем собраны не все доказательства по делу: не проведена экспертиза его раны, не изъяты и не исследованы записи камер видеонаблюдения на перекрестке ул. "…" и пр. "…", не установлены и не допрошены продавец аптеки, где он и С.Н.В. приобрели перевязочные материалы и водитель автомобиля, подвозивший его и С.Н.В. и видевший его рану, что показания свидетелей В., Я. и А. необоснованно взяты за основу приговора, так как они не были очевидцами конфликта между ним и К.А.С. и самого преступления, и находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, как и К.А.С., что свидетель К.В.С. показывал, что К.А.С. в состоянии опьянения был агрессивен и мог напасть на человека; считает недопустимыми доказательствами протокол проверки показаний на месте и заключение эксперта N "…", так как следственный эксперимент проведен с ним незаконно не на месте преступления, а в подъезде, и на нём основаны выводы эксперта; просит приговор отменить, направить дело на дополнительное расследование, либо учесть смягчающие наказание обстоятельства: положительную характеристику, отсутствие судимости и привлечений к уголовной ответственности, добровольную явку в орган следствия для дачи изобличающих показаний, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, частичное признание вины, совершение им преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны и крайней необходимости, и приговор изменить, смягчить назначенное ему наказание.

В письменных возражениях старший помощник прокурора г. Архангельска Попов И.Н. считает приговор суда законным и обоснованным, а апелляционную жалобу адвоката Кожевникова Л.С. не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Минькина Г.А. в умышленном убийстве К.С.А. соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на совокупности относимых и допустимых доказательств, которые суд надлежащим образом проверил в судебном заседании и проанализировал в приговоре.

В судебном заседании и на предварительном следствии осужденный Минькин Г.А. пояснял, что убивать К.А.С. не намеревался, нанёс потерпевшему удары ножом при самообороне. Об обстоятельствах происшедшего пояснял, что с С.Н.В. пришел к В., где были К.А.С., А. и Я. Последние двое спали, а они с В. и К.А.С. стали распивать спиртное. При этом у него произошел конфликт с К.А.С., нецензурно оскорбившим его и С.Н.В., в ходе которого он ударил К.А.С. кулаком в грудь, и К.А.С. побежал в комнату, а он, намереваясь продолжить избиение, последовал за потерпевшим, и в комнате увидел, что К.А.С. из-под матраса, на котором спала Я., достал нож, которым замахнулся и ударил его сверху, поранив левое предплечья, после чего он достал из сумки свой нож, которым ударил К.А.С. в подключичную область, но тот не успокоился, продолжил размахивать перед ним ножом, и он, испугавшись за свою жизнь, ударил своим ножом К.А.С. в поясницу, от чего К.А.С. упал на матрас, а Я. проснулась и убежала на кухню. Выйдя из комнаты, он попросил В. вызвать К.А.С. скорую помощь, и с С.Н.В. ушел, по дороге выбросил бутылку из-под водки "…" с его следами пальцев, свой нож закопал в землю, одежду дома постирал.

В ходе проверки показаний на месте на предварительном следствии Минькин указал, каким образом, из какого положения и в каком направлении он наносил удары ножом потерпевшему и как последний причинил ему ножевое ранение руки а также дополнил по обстоятельствам дела, что после начала конфликта и того, как он ударил К.А.С. в грудь, тот убежал в комнату, где спала Я., а он пошел следом, в комнате К.А.С. продолжил его оскорблять, но конфликт закончился, и он направился к выходу, после чего К.А.С. и попытался ударить его ножом, нанеся рану на руке, из которой пошла кровь, а он в ответ, защищаясь от нападения, дважды ножом ударил К.А.С. - в область ключицы и сразу еще раз - в область поясницы слева. После этого К.А.С. упал на матрас, а они с С.Н.В. ушли из квартиры.

В то же время, свидетели Я. и А. показывали, что с К.А.С. находились в гостях у В., и после распития спиртного уснули в комнате: К.А.С. - на матрасе на полу, Я. - на диване, а А. - на кровати, в метре от К.А.С., пока спали, шума и криков, звуков борьбы и драки не слышали, никаких ножей в комнате не было; А. разбудила В., и он обнаружил лежавшего на матрасе в крови мёртвого К.А.С., после чего вызвал полицию, а Я. проснулась, когда С.Н.В. уходила из квартиры, В. сказала Я., что пока та спала, конфликта в квартире не было, что все было спокойно, лишь приходили С.Н.В. и Минькин, с которыми В. и выпивала, Минькин заходил в комнату, где спали она, К.А.С. и А., но что делал там, не сказала, а когда вышел из комнаты, велел ей затереть пол и предметы, к которым Минькин прикасался; также В. ей сказала, что из комнаты, когда туда заходил Минькин, она не слышала никакого шума, криков, брани и звуков борьбы. Аналогичные показания Я. давала и в ходе очной ставки с С.Н.В.

Согласно показаний свидетеля В. в суде и на предварительном следствии, а также в ходе очной ставки с С.Н.В., после распития у неё в квартире на кухне спиртного, Я., К.А.С. и А. ушли спать в комнату, ножей там не было и с собой их они не брали, а она осталась на кухне. После этого к ней пришли С.Н.В. с Минькиным, они втроем на кухне распивали спиртное, она и С.Н.В. рассказали Минькину, что К.А.С. избивает Я., а однажды ударил по колену и В., она сказала, что К.А.С. пьяный спит в комнате на полу. Минькин стал возмущаться поведением К.А.С., был сильно раздражен, и направился из кухни в комнату, где всё было тихо, криков, шума не было, звуков ударов, ничего подозрительного она не слышала, на помощь никто не звал, на пол никто не падал. Если бы в комнате была драка, она услышала бы это обязательно, слышимость в квартире хорошая и дверь в комнату была открыта. К.А.С. в это время спал в комнате и на кухню не заходил. Через 5-10 минут Минькин вышел из комнаты, позвал С.Н.В., которая пошла одеваться, а Минькин сказал, чтобы они не переживали, что их больше никто не обидит, что он сможет защитить их, и уходя, в блокноте на случай, если нужна будет помощь написал свой номер телефона "…" и подписал "…", велев протереть все предметы, к которым он прикасался, и убрать следы его пребывания, при этом просил ее не говорить никому о том, что он и С.Н.В. были в квартире. Она закрыла за ними дверь, после чего услышала, что К.А.С. просит вызвать ему скорую помощь - он лежал на спине поперек матраца, до уровня груди был накрыт одеялом. Она разбудила Я., которая посмотрела К.А.С., после этого она стала будить А., чтобы тот по телефону позвонил в скорую и в полицию; возле матраса на полу была кровь, на мебели крови она не видела, у Минькина при уходе телесных повреждений у не было, когда писал, блокнот кровью он не запачкал. На кухне она вытерла стол и пол, так как на нём были капли воды.

Суд правильно не усмотрел оснований не доверять указанным пояснениям свидетелей Я., А. и В. об известных им обстоятельствах совершения осужденным Минькиным убийства К.А.С., о причинах и мотивах его преступных действий, так как они подтверждены показаниями свидетеля Г.О.А. на предварительном следствии о том, что она видела выходивших из дома и проходивших мимо неё Минькина и С.Н.В., которых она хорошо разглядела, на теле Минькина и на его одежде повреждений, следов крови, бинтов на его руках, не было, они ходили за сараи, и через 5 минут вернулись и опять прошли около нее, у сарая Минькин вытер руки носовым платком, достал из пакета и выбросил бутылку из-под водки и пачку от сигарет "…", затем Минькин с С.Н.В. ушли; показаниями свидетелей К.И.А. и Р.В.Е., работников полиции, выезжавших по сообщению о преступлении, о том, что следов крови, кроме как в комнате, где находился труп К.А.С., а также следов волочения и борьбы, в квартире не было; показаниями потерпевшего К.B.C., охарактеризовавшего брата; протоколом осмотра места происшествия - квартиры, где обнаружен труп К.А.С. с ножевыми ранениями грудной клетки спереди и сзади, с пола в ванной комнате квартиры, изъят смыв крови, происходящей по заключению эксперта от К.А.С., а у данного дома обнаружены и изъяты бутылка из-под водки "…" и пачка из-под сигарет; протоколом выемки у свидетеля В. блокнота с записью "…", которая, по заключению эксперта, могла быть выполнена Минькиным Г.А.

Согласно заключений судебно-медицинских экспертов, на трупе К.А.С. обнаружены опасное для жизни проникающее колото-резаное ранение передней поверхности груди с повреждением левой подключичной вены и верхней доли левого легкого, оцененное как тяжкий вред здоровью, повлекшее смерть потерпевшего на месте происшествия и непроникающее колото-резаное ранение задней поверхности груди с повреждением 4 грудного позвонка, оцененное как вред здоровью средней тяжести, которые причинены одним ножом, а также поверхностная резанная рана передней поверхности груди, не повлекшая вреда здоровью; сразу после образования колото-резаного ранения передней поверхности груди, сопровождавшегося обильным наружным кровотечением, потерпевший находился в положении сидя; с учётом сопоставления установленных при экспертном исследовании условий и механизма образования повреждений у К.А.С., с пояснениями Минькина в ходе проверки его показаний на месте об условиях и механизме их образования, существенные различия в пространственной ориентации и направлении раневых каналов ран, а также особенности механизма извлечения клинка ножа из тела потерпевшего, характер и механизм образования следов крови на его теле, возможность причинения К.А.С. указанных повреждений при обстоятельствах, изложенных обвиняемым Минькиным Г.А., исключена; также исключается возможность причинения Минькину Г.А. раны левого предплечья при указанных им обстоятельствах - то есть при нападении на него потерпевшего К.А.С..

Оснований и причин для оговора осужденного указанными свидетелями суд не усмотрел, не находит их и судебная коллегия, так как показания последних полны, подробны, не противоречивы, дополняют друг друга, и полностью подтверждены материалами дела в их совокупности, судом они все были надлежащим образом исследованы и учтены. Сведений о заинтересованности потерпевшего и указанных свидетелей в исходе данного уголовного дела, не имеется.

Все показания осужденного, потерпевшего и свидетелей, представленные сторонами письменные доказательства, судом проверены и оценены надлежащим образом, в их совокупности, в полном соответствии с требованиями ст.ст. 87-88 УПК РФ.

Судебная коллегия находит, что суд правильно оценил как достоверные показания свидетелей Я., А., В. об известных им обстоятельствах совершения осужденным Минькиным Г.А. умышленного убийства К.А.С. и принял их как доказательства виновности Минькина, поскольку они проверялись в судебном заседании и подтверждены указанными выше доказательствами, полученными в полном соответствии с требованиями УПК РФ, и обоснованно принятыми судом за основу. Оснований сомневаться в их достоверности у судебной коллегии не имеется.

Также обоснованно суд признал недостоверными показания в суде и на предварительном следствии осужденного Минькина и свидетеля С.Н.В., поскольку они противоречивы, непоследовательны, не согласуются ни между собой, ни с материалами уголовного дела и показаниями иных свидетелей.

Предусмотренные ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию, судом установлены верно, выводы суда основаны на относимых и допустимых доказательствах, полученных в полном соответствии с требованиями УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что проанализировав представленные доказательства, суд правильно пришел к выводу об умышленном причинении Минькиным Г.А. смерти К.А.С., и, квалифицировав действия виновного по ст. 105 ч. 1 УК РФ как умышленное убийство, дал им верную юридическую оценку с учетом конкретных обстоятельств дела: умысла, характера, причин и цели его действий, места, времени и способа совершения преступления, и свое решение обосновал и мотивировал в приговоре.

Суд учел все обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы, принял во внимание все представленные сторонами доказательства и устранил все имевшиеся противоречия, мотивировав в приговоре причины, по которым отверг одни доказательства и принял за основу другие.

Доводы осужденного Минькина о недопустимости доказательств по делу - протокола проверки показаний на месте от 27.08.12 и заключения судебно-медицинского эксперта-криминалиста N "…" от 27.02.2013 ввиду того, что следственный эксперимент проведен с ним незаконно не на месте преступления в квартире, а в подъезде, и выводы эксперта основаны на нём, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку, как это следует из материалов дела, осужденный Минькин ходатайствовал о проведении указанного следственного действия, указал квартиру - место совершения им преступления, но ввиду невозможности попасть в неё по причине запертой двери и отсутствия хозяев, по собственному усмотрению и в присутствии своего защитника изъявил желание пояснить об обстоятельствах нанесения им ударов ножом потерпевшему, их направлении, механизме причинения и локализации с применением технических средств - манекена и фотосъёмки в избранном им месте - на лестничной клетке в подъезде у указанной квартиры.

Оснований не доверять выводам квалифицированного судебно-медицинского эксперта со значительным экспертным стажем, у судебной коллегии не имеется.

Суд пришел к правильному выводу о том, что при совершении преступления осужденный Минькин не действовал в целях самообороны, поскольку это опровергается исследованными судом доказательствами в совокупности.

Доводы об этом осужденного и его защитника в приговоре должным образом оценены.

Содержание показаний допрошенных лиц, в том числе и свидетелей С.Н.В. и М.Т.Е., подсудимого Минькина, и иных исследованных доказательств, на которых суд основывал свои выводы, в приговоре полно приведено, раскрыто и проанализировано.

Вывод суда об отсутствии в действиях Минькина признаков необходимой обороны, о том, что потерпевший К.А.С. в момент нанесения ему ударов не оказывал осужденному сопротивления и не нападал на последнего, о том, что при совершении преступления какой либо угрозы жизни и здоровью Минькина Г.А. не было и тот целенаправленно нанёс К.А.С. удары ножом в жизненно важные органы с целью лишения потерпевшего жизни по причине личной неприязни, является правильным и основан на исследованных доказательствах.

Уголовное дело следователем расследовано объективно, в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в пределах его полномочий, к которым отнесено и самостоятельное принятие решения о проведении конкретных следственных и процессуальных действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий в ходе предварительного следствия, влекущих признание доказательств недопустимыми, органом предварительного следствия не допущено.

Время, место и обстоятельства совершения Минькиным преступления орган предварительного следствия и суд установили верно, право на защиту осужденного Минькина нарушено не было.

Каких либо противоречий в выводах суда, влияющих на правильность применения уголовного закона и решение вопроса о виновности Минькина Г.А. судебная коллегия не усматривает.

При назначении Минькину Г.А. наказания за содеянное, суд учёл характер, тяжесть и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности и образовании, отсутствии судимости, его характеристики, состояние здоровья, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и условия жизни его семьи, признал смягчающим его наказание обстоятельством частичное признание им вины и не установил отягчающих, принял во внимание все установленные обстоятельства дела, и пришел к правильному выводу о невозможности его исправления без изоляции от общества, определив ему за совершенное преступление наказание в пределах санкции ст. 105 ч. 1 УК РФ, без ограничения свободы, не найдя оснований для применения к нему ст.ст. 15 ч. 6, 64 и 73 УК РФ и правильно назначив ему к отбытию исправительную колонию строгого режима.

Судебная коллегия находит, что суд назначил Минькину Г.А. соразмерное содеянному наказание в полном соответствии с требованиями ст.ст. 6, 43, 60, 61 УК РФ, и свои выводы об этом надлежащим образом мотивировал.

Назначенное Минькину Г.А. наказание не является несправедливым и чрезмерно суровым, соответствует требованиям закона, личности виновного, характеру и тяжести совершенного им деяния и наступившим последствиям.

Указание в приговоре о Н.В.А. не влияет на существо выводов суда о виновности Минькина Г.А. и назначенном ему наказании, а все неясности и сомнения подлежат устранению в порядке ст.ст. 396 ч. 1, 397 п. 15 и 399 ч. 1 УПК РФ.

Сведений о явке с повинной Минькина Г.А. в органы следствия и сообщении при этом достоверных сведений о совершенном преступлении, в деле не имеется. Заявление Минькиным ходатайства о проведении следственного эксперимента для проверки на месте его показаний о происшедшем, а также его показания в ходе этого следственного действия нельзя рассматривать как активное способствование раскрытию и расследованию преступления, поскольку эти его показания противоречат установленным обстоятельствам дела и не подтверждены как показаниями свидетелей, так и выводами экспертов.

Рассмотрение дела судом проведено в полном соответствии с требованиями глав 36-38 УПК РФ.

Требования ст.ст. 14, 302, 307 УПК РФ и 49 Конституции РФ и принцип презумпции невиновности судом не нарушены.

Изложенные в приговоре выводы суда о виновности Минькина Г.А. и квалификации его действий, полностью соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, приговор является законным, обоснованным, должным образом мотивированным и справедливым.

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом, влияющих на законность и справедливость приговора, и влекущих его отмену или изменение, не допущено, поэтому оснований для удовлетворения апелляционной жалобы адвоката Кожевникова Л.С. в защиту осужденного Минькина Г.А. и отмены или изменения приговора и смягчения Минькину наказания - не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

Приговор Октябрьского районного суда г. Архангельска от 27 мая 2013 года в отношении Минькина Г.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Минькина Г.А. и адвоката Кожевникова Л.С. - без удовлетворения.

Председательствующий: В.И. Угрюмов

Судьи: М.Н. Богров

И.А. Вашуков

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2521
Дата принятия: 13 августа 2013

Поиск в тексте