• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 сентября 2013 года Дело N 33-3385/2013
 

18 сентября 2013 года г. Нальчик

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

председательствующего Макоева А.А.

судей Созаевой С.А. и Шомахова Р.Х.

при секретаре Шувалове В.А.

с участием: прокурора Мокаева ФИО13 истца Хаджиева ФИО14 и представителя ответчика Гуковой ФИО15

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Шомахова Р.Х. гражданское дело по иску Хаджиева ФИО16 к Объединению организации профсоюзов КБР о восстановлении на работе, взыскании среднемесячной заработной платы и компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Объединения организации профсоюзов КБР на решение Нальчикского городского суда КБР от 23 мая 2013 года,

УСТАНОВИЛА:

Хаджиев ФИО17 обратился в суд с иском к Объединению организации профсоюзов, в котором просил признать незаконным распоряжение о его увольнении, восстановить его на работе с 26 февраля 2013 года в должности начальника отдела трудовой инспекции либо на равнозначную должность, взыскать компенсацию морального вреда в сумме ... рубль и причитающиеся ему выплаты.

Требования мотивированы тем, что 1 марта 2011 года он был принят на работу к ответчику на должность начальника юридического отдела, затем был переведен на должность начальника отдела трудовой инспекции.

25 февраля 2013 года он был уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата на основании распоряжения № 20 от 22 февраля 2013 года.

Считает свое увольнение незаконным, так как работодателем был нарушен установленный трудовым законодательством - ст.ст. 180 и 179 ТК РФ порядок увольнения. В период проведения мероприятий по сокращению штата на работу в ФНП КБР были приняты на работу более 6 человек, в том числе, создан новый отдел и несколько секторов. Работодатель обязан был предложить ему все вакантные должности, однако, это сделано не было. При его увольнении были нарушены и положения ст.ст. 82 и 373 ТК РФ. Он является членом профсоюза, проект приказа о его увольнении в профсоюзный комитет не направлялся, как и копии документов, послуживших основанием для расторжения трудового договора.

На его иждивении находятся три человека, в том числе, дочка-студентка дневного отделения высшего учебного заведения. Оставив его без работы, а его доход составлял значительную часть семейного бюджета, ответчик поставил под угрозу благополучие его детей, дальнейшее получение образования его дочери, поскольку иных доходов, кроме работы, он не имеет. Полагает, что этими действиями ответчик причинил ему моральный ущерб, компенсацию которого он оценивает в 1 рубль.

Хаджиевым ФИО18 было представлено дополнение к исковому заявлению во исполнение определения суда от 27 марта 2013 года об оставлении его искового заявления без движения. Он указал, что из ООП 3 апреля 2013 года получено письмо об их намерении осуществить выплату 26 апреля 2013 года, в связи с чем, он отказывается от исковых требований в части взыскания с ответчика причитающейся ему выплаты в связи с увольнением (л.д.17).

23 мая 2013 года Хаджиев ФИО19 в порядке уточнения исковых требований, просил взыскать среднемесячную заработную плату за период с 26 апреля 2013 года по день вынесения решения исходя из средней заработной платы в день в размере ... руб.

Объединение организации профсоюзов подало возражение, в котором просило отказать в удовлетворении иска Хаджиева ФИО20 в полном объеме.

В возражении указано, что в соответствии с Определениями Конституционного Суда РФ от 15.07.2008 № 411-О-О, 412-О-О и 413-О-О от 01.06.2010г. №840-О-О принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя.

Постановлением Президиума ООП КБР (ФП КБР) о структуре аппарата ООП КБР №23-1 от 25.10.2012г., распоряжением №76 от 25.10.2012г. утверждено и введено в действие штатное расписание аппарата и административно-хозяйственного персонала ООП КБР с 01.01.2013г, в количестве 16 единиц, а также структура Аппарата ООП КБР (ФП КБР).

22.02.2013г. распоряжением №20 Хаджиев ФИО21 был уволен с 26.02.2013г. по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных в связи с сокращением численности или штата работников организации, (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), в предмет доказывания включаются следующие обстоятельства: произведено ли в действительности сокращение численности или штата работников организации. В ООП КБР действительно, вопреки утверждениям Хаджиева ФИО22 сокращение было произведено на самом деле - сокращены следующие штатные единицы, помимо занимаемой Хаджиевым ФИО23 должности: правовой инспектор отдела трудовой инспекции ООП КБР (1 ед.), главный технический инспектор отдела трудовой инспекции (1ед.), специалист отдела трудовой инспекции (1 ед.), начальник отдела по работе с молодежью (1 ед.), главный специалист отдела по работе с молодежью (3 ед.), начальник управления делами - зав. АХО ООП КБР (1 ед.), специалист сектора АХО управления делами (2 ед.), главный специалист аппарата ООП КБР (1 ед.), руководитель пресс-службы (1 ед.).

Это обстоятельство подтверждено приказом о сокращении численности работников и новым штатным расписанием. При этом новое штатное расписание, как и предусматривает трудовое законодательство, утверждено до начала проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику вакантную должность в той же организации, соответствующую квалификации работника. На момент увольнения, а также после уведомления Хаджиева ФИО24 о предстоящем сокращении, в ООП КБР вакантных должностей не было, соответственно, работодателю нечего было ему предложить. Утверждения Хаджиева ФИО25 о том, что «в период проведения мероприятий по сокращению численности штата на работу в ФНП КБР были приняты 6 человек» не соответствуют действительности.

В настоящее время судебная практика последовательно стала придерживаться правила о том, что предлагаемая работа должна учитывать квалификацию работника. Так, в Определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 июня 2009г. № 78-В09-12 указано, что при увольнении по сокращению штата предлагать следует работу, которую трудоустраиваемый может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья. Вакантной должности, соответствующей данным требованиям, для предоставления Хаджиеву ФИО26 в ООП КБР не имелось, поскольку фактически были заняты рабочие места и штатные единицы.

Что касается утверждений Хаджиева ФИО27 о том, что он имел «преимущественное право оставления на работе», то в части 1 ст. 179 ТК РФ установлено, что при сокращении численности или штата работников организации преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. По смыслу этой статьи она должна применяться, когда стоит вопрос об оставлении на работе одного из нескольких сотрудников, исполняющих равные трудовые обязанности.

Норма о преимущественном праве на оставление на работе не применяется, если несколько работников, подлежащих сокращению, претендуют на вакантную должность. В этой ситуации работодатель вправе сам определить, кому из работников, подлежащих увольнению, предложить вакантную должность. Иное свидетельствовало бы о неправомерном ограничении права работодателя самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения по подбору, расстановке и увольнению работников, о котором говорится в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2.

Судебная коллегия по гражданским делам в Определении от 24 сентября 2003 года также отметила, что к спорным отношениям требования ст. 179 ТК РФ неприменимы, а вопрос расстановки кадров не входит в компетенцию суда.

О предстоящем сокращении должностей Хаджиев ФИО28 был уведомлен 25.12.2012г., в подтверждение чего имеется его подпись на уведомлении.

Требования ч.1 ст. 82 ТК РФ соблюдены, что подтверждается письмом №01-464 от 06.11.2012г., направленным председателем ООП КБР в профком ООП КБР (ФП КБР).

Утверждения истца Хаджиева ФИО29 о том, что он при увольнении являлся членом профсоюза, также не соответствуют действительности, поскольку исходя из смысла трудового законодательства, работодатель должен направить в соответствующий выборный профсоюзный орган данной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия решения об увольнении, в отношении работника, являющегося членом профсоюза. 14.02.2013г. на имя председателя профкома ООП КБР (ФП КБР) было направлено письмо-обращение с просьбой предоставления мотивированного мнения относительно документов по увольнению Хаджиева ФИО30 как члена профсоюза. В ответ на указанное обращение 19.02.2013г. от председателя профкома ООП КБР (ФП КБР) получено письмо, в котором указывалось о невозможности дачи мотивированного мнения относительно увольнения Хаджиева ФИО31 поскольку последний не является членом профкома ООП КБР. Кроме того, имеется письмо, в котором Хаджиеву ФИО32 предлагается вступить в первичную профсоюзную организацию ООП КБР, выходящую на КБ РК культуры или в любую другую первичную организацию на его усмотрение, в связи с ликвидацией первичной профсоюзной организации ООП КБР, выходящей на РК ГУ и ОО, в которой ранее состоял Хаджиев ФИО34 Однако, от Хаджиева ФИО33 заявлений о вступлении в первичную профсоюзную организацию ООП КБР, не поступало, сведений о членстве в каком-либо ином профсоюзном комитете он не представлял, профсоюзных взносов не платил. На основании чего, у работодателя - ООП КБР (ФП КБР) не было возможности установить, членом, какого профсоюзного комитета является Хаджиев ФИО36 В связи с чем, ООП КБР правомерно сделаны выводы о том, что на момент увольнения, Хаджиев ФИО35 не являлся членом профсоюза.

Определенная оговорка относительно данного вопроса указана в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 63, от 28.09.2010 №22), что исходя из содержания части второй статьи 373 Кодекса увольнение по указанным основаниям может быть произведено без учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, если он не представит такое мнение в течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов, а также в случае, если он представит свое мнение в установленный срок, но не мотивирует его, т.е. не обоснует свою позицию по вопросу увольнения данного работника.

Кроме того, ответчик просит обратить внимание суда, что в соответствии с пунктом 27 указанного выше Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004г. № 2 при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Трудовым Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, выборного коллегиального органа профсоюзной организации структурного подразделения организации (не ниже цехового и приравненного к нему), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Решением Нальчикского городского суда КБР от 23 мая 2013 года постановлено: иск Хаджиева ФИО37 удовлетворить.

Восстановить Хаджиева ФИО38 на работе в Объединении организации профсоюзов КБР в должности начальника отдела трудовой инспекции.

Взыскать с Объединения организации профсоюзов КБР в пользу Хаджиева ФИО39 компенсацию морального вреда в сумме ... рубль

Взыскать с Объединения организации профсоюзов КБР в пользу Хаджиева ФИО40 заработную плату за время вынужденного прогула с 26 апреля 2013 года по 23 мая 2013 года в сумме ... рублей ... копеек.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Определением Нальчикского городского суда КБР от ... исправлена описка, допущенная в решении суда, и отчество истца вместо «ФИО1» указана «ФИО2».

Не согласившись с решением, считая его незаконным и необоснованным и вынесенным с нарушением материального и процессуального права, Объединение организаций профсоюзов КБР подало апелляционную жалобу, в которой просит отменить и принять по делу новое решение.

Доводы жалобы мотивированы тем, что истцом Хаджиевым ФИО41 исковое заявление о восстановлении на работе было подано в Нальчикский городской суд 26.03.2013г., решение же по делу вынесено 23.05.2013г. До вынесения решения состоялось лишь 1 судебное заседание 08.04.2013г.

В соответствии с ч.2 ст.154 ГПК РФ дела о восстановлении на работе, рассматриваются и разрешаются до истечения месяца с момента подачи заявления.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.09.2010 № 22 указывается обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения установленных статьей 154 ГПК РФ сроков рассмотрения трудовых дел. При этом следует иметь в виду, что дела о восстановлении на работе должны быть рассмотрены судом до истечения месяца, со дня поступления заявления в суд. В указанные сроки включается, в том числе, и время, необходимое для подготовки дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ).

Допущенная судьей волокита относится к нарушениям норм процессуального законодательства, а также не соответствует ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как п.1 ст.6 Конвенции предусматривает, что каждый в случае спора имеет право на разбирательство дела в разумный срок».

В связи с указанным грубейшим нарушением, образовалось время вынужденного прогула, в соответствии с решением суда с 26.04.2013г. по день вынесения решения - 23.05.2013г., которое по решению суда ООП КБР обязано оплатить в сумме ... . ... .

В результате действий судьи нарушено их право на судебную защиту, на судопроизводство в разумный срок.

В соответствии со ст. ст. 195 - 198 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Так, в своем решении суд признал недостоверным доказательство ООП КБР того, что истец Хаджиев ФИО42 на момент увольнения не являлся членом профсоюза какой-либо первичной профсоюзной организации. Данное грубое нарушение сделано вследствие невнимательного изучения документов, представленных стороной ответчика, поскольку из представленных доказательств следует, что председатель ООП КБР 14.02.2013г. обратилась в профсоюзный комитет ООП КБР (ФП КБР), а не в ППО КБПО Профсоюза работников ГУ и ОО РФ по КБР как указывает в решении судья, а 15.02.2013г. председателем профсоюзного комитета ООП КБР (ФП КБР) дан ответ о невозможности дачи мотивированного мнения. В ППО КБПО Профсоюза работников ГУ и ОО РФ по КБР председатель ООП КБР (ФП КБР) обратился уже после того, как был получен ответ профсоюзного комитета ООП КБР (ФП КБР) о невозможности дачи мотивированного мнения.

Кроме того, суд соглашается с доводами истца Хаджиева ФИО43 о том, что в шести вновь созданных отделах должно было работать 15 единиц сотрудников. Однако, суд неправильно толковал данный факт, поскольку в данные отделы были переведены работающие в ООП КБР сотрудники, а не открывались вакансии, и штатное расписание в 16 единиц состояло из работающих сотрудников, а не дополнительных единиц, на которые якобы планировался прием новых сотрудников. В связи с чем, суд пришел к выводу о нарушении ООП КБР процедуры увольнения Хаджиева ФИО44 выразившееся в том, что ему не были предложены другие должности во вновь созданных структурах из числа 16 единиц.

В силу п. 3 ст. 45 ГПК РФ дела о восстановлении на работе всегда рассматриваются с участием прокурора, который дает свое заключение о правомерности расторжения трудового договора по инициативе работодателя.

Пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» содержит указание о том, что судам необходимо соблюдать последовательность в изложении решения, установленную статьей 198 ГПК РФ, а именно: описательная часть решения суда должна содержать указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле.

В нарушение данного положения суд в своем решении, мнение прокурора, участвовавшего в деле, не отразил.

Хаджиев ФИО45 подал возражение на апелляционную жалобу, в которой просит оставить решение без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

В возражении указано, что 28 июня 2013 года на указанное решение Нальчикского городского суда ответчиком подана апелляционная жалоба, в которой он считает данное решение незаконным и необоснованным, вынесенным в нарушении норм материального и процессуального права.

В жалобе ответчик указывает, что ответчик не указывает, что по ходатайству самого же ответчика - Объединения организации профсоюзов КБР, суд отложил рассмотрение данного гражданского дела на указанный день.

Довод о том, что на момент увольнения он не являлся членом профсоюза и, что по этой причине профсоюзный комитет не мог дать мотивированного мнения, не соответствует действительности и опровергается расчетным листком за февраль месяц 2013 года, где указаны отчисления из заработной платы в качестве профсоюзного взноса.

В период процедуры сокращения на работу были приняты 5 человек, более того в день сокращения его должности и его увольнения в ООП КБР имелось 3 вакансии, однако, в нарушении требований Трудового кодекса РФ, указанные вакансии ему не были предложены.

Выводы суда основаны на объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств. Все обстоятельства, имеющие юридическое значение при рассмотрении дела, установлены судом правильно. В решении дана надлежащая оценка представленным доказательствам, требования статей 59, 60, 67 ГПК РФ суд при разрешении дела не нарушил. Доводы, указанные в обоснование апелляционной жалобы, являлись предметом проверки в суде первой инстанции, при этом суд не согласился с ними обоснованно, о чем указано в решении суда.

Заслушав доклад судьи Шомахова Р.Х., изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав поддержавшую жалобу представителя ответчика Гукову ФИО46 возражавшего против удовлетворения жалобы истца Хаджиева ФИО47 заключение прокурора Мокаева ФИО49 полагавшего жалобу неподлежащей удовлетворению, Судебная коллегия приходит к следующему.

В качестве правовых оснований для удовлетворения заявленных требований, Хаджиевым ФИО48 приводились положения ст.ст. 82, 179, 180, 373 ТК РФ.

По мнению истца, ответчик нарушил положения этих норм материального права, заключавшиеся в том, что: его не предупредили о предстоящем увольнении не менее чем за два месяца до увольнения и не предложили вакантные должности (ст.180 ТК РФ); нарушили его преимущественное право на оставлении на работе (ст. 179 ТК РФ); о предстоящем увольнении не поставили в известность профсоюзный орган (ст.ст. 82, 373 ТК РФ).

Суд первой инстанции, при вынесении оспариваемого решения отклонил доводы истца о том, что работодателем были нарушены положения ст.ст. 82, 373 ТК РФ, установив, что на момент издания распоряжения об увольнении Хаджиева ФИО50 он действительно не был членом профсоюзной организации.

Эти выводы суда основаны на материалах дела, согласно которым, работодатель принял все необходимые меры по соблюдению требований ст.ст. 82, 373 ТК РФ и получения мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

Суд не согласился также и с доводом истца о том, что работодателем нарушены положения ст. 179 ТК РФ, а именно, что при сокращении численности штата он имел преимущественное право на оставление на работе, указав, что он был уволен не в числе других работников, а один с должности начальника отдела трудовой инспекции.

С этими выводами суда первой инстанции, Судебная коллегия соглашается, поскольку они основаны на материалах дела, оценка которым дана в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Согласно руководящим для суда разъяснениям, данным в п.29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с частью 3 статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

Исходя из положений части 3 статьи 81 и части 1 статьи 180 Трудового кодекса РФ предлагать другую имеющуюся работу (должность) работодатель обязан в течение всего периода проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников.

Суд первой инстанции счел установленным факт нарушения процедуры увольнения Хаджиева ФИО51 выразившегося в том, что ему небыли предложены другие вакантные должности.

В целях опровержения этих выводов суда, ответчик в апелляционной жалобе указывает, что вакантных должностей у работодателя не было.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказывать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п.23 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2).

Вместе с тем, доказательств в подтверждение этого довода ответчик не представил как в суд первой, так и апелляционной инстанций.

Более того, этот довод опровергается представленным представителем ответчика в суд апелляционной инстанции распоряжением о приеме на работу определенных лиц, датированным в период проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников - 29.10.2012 года, а также пояснениями представителя.

Доказательств о том, что принятые на работу в период проведения мероприятий по сокращению штата работников лица, ранее занимали определенные должности в ООП КБР, работодателем не представлено.

Согласно ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

При отсутствии в материалах дела доказательств, подтверждающих доводы ответчика о том, что в период проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников отсутствовали вакантные должности, у Судебной коллегии отсутствуют правовые основания, предусмотренные ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения суда с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Доводы жалобы о том, что судом нарушены сроки рассмотрения дела и в решении суда не отражено мнение прокурора, участвовавшего в деле, не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения, поскольку они не привели к принятию неправильного решения суда (ч.3 ст.330 ГПК РФ).

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.328 ГПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Нальчикского городского суда КБР от 23 мая 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Объединения организации профсоюзов КБР - без удовлетворения.

Председательствующий А.А. Макоев

судьи С.А. Созаева

Р.Х. Шомахов

копия верна:

Судья Верховного суда КБР Р.Х. Шомахов




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3385/2013
Принявший орган: Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики
Дата принятия: 18 сентября 2013

Поиск в тексте