• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 25 сентября 2013 года Дело N 33-13814/2013
 

Рег. № 33-13814/2013

Судья: Калинина Е.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Корсаковой Ю.М.

судей

Бутковой Н.А.,

Кордюковой Г.Л.,

при секретаре

Дакуко Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 25 сентября 2013 года апелляционную жалобу Г. на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 25 апреля 2013 года по гражданскому делу № 2-241/2013 по иску Т. к Г. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, по встречному иску Г. к Г.К., Т. о признании сделок недействительными, о восстановлении права собственности.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Ю.М., объяснения представителей Г. Ш. и К., поддержавших доводы апелляционной жалобы, преджставителя Г.К. Б., возражавшего против отмены обжалуемого решения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Т. обратилась в Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Г. о признании утратившим право пользования жилым помещением по адресу: ... , снять его с регистрационного учета по данному адресу.

В обоснование заявленных требований Т. указала, что ... ею был заключен договор купли-продажи 14/80 долей в праве собственности на указанную квартиру с Г.К., по условиям которого к ней в пользование перешла комната №... площадью 13, 6 кв.м. в указанной квартире, право собственности истицы было зарегистрировано Управлением Росреестра по Санкт-Петербургу. Договор был заключен с условием о снятии с регистрационного учета ответчика в срок до ... , однако ответчик не снимается с регистрационного учета, местонахождение его не известно, с момента приобретения истицей жилого помещения ответчик в нем не проживает, договорных отношений между сторонами не имеется, членом семьи истицы ответчик не являлся и не является.

Г. обратился в Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга со встречными требованиями к Т., а также к Г.К., в котором просил признать договор дарения, заключенный между ним и Г.К. от ... ничтожным, признать договор купли-продажи, заключенный между Т. и Г.К. от ... недействительным, восстановить право собственности ответчика на квартиру по адресу: ... , взыскать с Г.К. в пользу ответчика расходы на оплату услуг представителя в размере <...> рублей, расходы на оплату госпошлины в размере <...> рублей.

В обоснование заявленных требований Г. указал, что подписал договор дарения от ... , однако по устному соглашению с Г.К. перед заключением договора стороны в присутствии Г.И. договорились, что ответчик выпишется из подаренной квартиры в случае, если Г.К. выпишется из квартиры, принадлежащей Г.И. - жене ответчика, по адресу: ... , после чего ответчик с женой смогут приватизировать эту квартиру, Г.К. убедил Г., что за последним сохранится право пользования жилым помещением до тех пор, пока Г.К. не выполнит обязательства. Таким образом, по мнению Г., он был введен в заблуждение Г.К. относительно сделки по дарению квартиры, не осознавал, что, подписав договор дарения на квартиру, лишится права пользования жилым помещением, кроме того, Г.К. обещал выписаться из квартиры родителей, в настоящее время он из квартиры не выписался, согласия на ее приватизацию родителям не дает, зарегистрировал в квартире место жительства своего ребенка. Т. является тещей Г.К. и обладает всеми необходимыми сведениями о заключенных сделках, о соглашении между Г. и Г.К. Также Г. в обоснование заявленных требований ссылается на положения п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, также указывает, что его положение ухудшилось, жилищная проблема не решена, место проживания его не определено, права собственности на имущество он не имеет, что влечет необходимость признать договор дарения и договор купли-продажи недействительными.

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 25 апреля 2013 года в удовлетворении исковых требований Г. отказано, исковые требования Т. удовлетворены, Г. признан утратившим право пользования жилым помещением - комнатой площадью 13, 6 кв.м. в квартире по адресу: ... , Управление Росреестра по Санкт-Петербургу обязано снять Г. с регистрационного учета места жительства по указанному адресу, с Г. взыскано в пользу Т. госпошлина в размере <...> рублей, в пользу Г.К. расходы по оплате услуг представителя в размере <...> рублей.

В апелляционной жалобе Г. просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции Т., представители Управления Росреестра по Санкт-Петербургу, УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин своей неявки, в судебную коллегию не представили. В связи с изложенным судебная коллегия на основании п. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что Г. на основании договора дарения от ... принадлежало 14/80 долей в праве собственности на квартиру 17 ... , в его пользовании находилась комната №... площадью 13, 6 кв.м.

... между Г. и его сыном Г.К. был заключен нотариально удостоверенный договор дарения 14/80 долей в праве собственности на квартиру ... , в пользование Г.К. по договору перешла комната №... площадью 13, 6 кв. м.

В соответствии с пунктом 5 договора даритель обязался подать документы на снятие с регистрационного учета в течение 5 рабочих дней с момента государственной регистрации договора.

Право собственности Г.К. на 14/80 долей в праве собственности на спорную квартиру было зарегистрировано в ЕГРПН ... .

... между Г.К. и Т. был заключен договор купли-продажи, в соответствии с которым в собственность истицы перешли 14/80 долей квартиры 17 ... Право собственности Т. на указанные доли квартиры в установленном законом порядке было зарегистрировано ... .

Оспаривая договор дарения от ... , Г. ссылается на те обстоятельства, что при заключении данного договора он был введен в заблуждение Г.К. и не предполагал, что лишится права пользования жилым помещением.

Согласно ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

В силу действующего законодательства сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основанию, указанному в ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации согласно положениям статей 12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.

Часть 1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Перечень обстоятельств, имеющих существенное значение, приведенный в данной норме права, является исчерпывающим и иное представление о любых других обстоятельствах, помимо перечисленных в законе, не может быть признано заблуждением и не является основанием для признания сделки недействительной.

Между тем, Г. не представлено доказательств, подтверждающих, что он заблуждался относительно природы сделки в смысле положений ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно относительно свойств сделки, характеризующих ее сущность, а также доказательств отсутствия его воли на совершение сделки по дарению жилого помещения либо того, что воля истца на отчуждение имущества сформировалась под влиянием факторов, нарушающих нормальный процесс такого формирования.

Факт собственноручного и добровольного подписания договора дарения жилого помещения Г. не оспаривал.

Оценивая оспариваемый договор дарения спорной квартиры, содержащий все его существенные и иные условия, учитывая субъективные факторы сторон договора, свидетельствующие о том, что при заключении договора Г. не мог находиться в заблуждении относительно того какой именно договор им заключается и какие правовые последствия данным договором порождаются, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необоснованности требования о признании договора недействительным по указанному истцом основанию.

Кроме того, исходя из приведенных обстоятельств в исковом заявлении, Г. также ссылается на обещание Г.К. после заключения оспариваемого договора дарения выписаться из квартиры по адресу: ... , однако указанные обстоятельства не могут служить основанием для признания сделки заключенной под заблуждением, поскольку, как указывалось ранее, заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Также в обоснование заявленных требований Г. ссылается на положение ч. 2 ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Из содержания приведенной выше нормы следует, что притворная сделка фактически включает в себя две сделки: притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка) и сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрываемая сделка). Поскольку притворная (прикрывающая) сделка совершается лишь для вида, одним из внешних показателей ее притворности служит несовершение сторонами тех действий, которые предусматриваются данной сделкой. Напротив, если стороны выполнили вытекающие из сделки права и обязанности, то такая сделка притворной не является. Таким образом, по основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Учитывая изложенное, в предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входит установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора.

Одновременно следует учитывать, что наличие воли хотя бы одной из сторон на достижение правового результата, соответствующего совершенной сделке, исключает возможность признания сделки недействительной как притворной, в связи с чем признание оспариваемой сделки притворной возможно при условии преследования прикрываемых целей обеими сторонами и наличие таких намерений должно быть подтверждено достаточными и допустимыми доказательствами.

Согласно положениям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основания своих требований или возражений по делу.

В соответствии с п. 1 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно п. 2 этой же статьи собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Оценивая реальность намерений Г. и Г.К. на совершение оспариваемого договора, учитывая изложенное, принимая во внимание объяснения участников сделки о намерениях и мотивах к совершению сделки, а также то, что Г., будучи законным владельцем спорного жилого помещения, в соответствии с п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, распорядился принадлежащим ему имуществом и произвел его отчуждение в пользу Г.К. по договору дарения в соответствии со ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор дарения сторонами был исполнен - было зарегистрировано право собственности одаряемого, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований полагать, что участники сделки при заключении оспариваемого договора стремились к достижению правового результата, отличного от правовых последствий договора дарения, не имеется.

Наличия встречной передачи вещей (в том числе денежных средств) или права либо встречного обязательства, что могло послужить основанием для применения судом правил п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, из материалов дела не усматривается, Г. не доказано, в связи с чем суд первой инстанции также обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания договора дарения от ... притворной сделкой.

Таким образом, из анализа совокупности представленных доказательств и установленных судом обстоятельств дела, следует вывод, что при заключении оспариваемого договора дарения недвижимого имущества Г. четко и ясно выразил свою волю на безвозмездное отчуждение имущества, являющегося его собственностью, условия, которые могли бы ввести истца в заблуждение относительно характера и последствий сделки, в оспариваемом договоре отсутствуют.

Судебная коллегия признает необоснованными доводы Г. со ссылкой на статью 577 Гражданского кодекса Российской Федерации о наличии оснований для расторжения договора дарения ввиду изменения имущественного положения истца в сторону ухудшения качества жизни, поскольку положения статьи 577 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются к договору дарения, содержащему обещание передать в будущем одаряемому вещь или право либо освободить одаряемого от имущественной обязанности, оспариваемый договор дарения таковым не является.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения встречного иска.

Вместе с тем, поскольку перестав быть собственником спорных долей квартиры, Г. исходя из положений п. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации утратил право пользования спорной комнатой, однако продолжает сохранять там регистрацию, основанную на ранее имевшихся у него правах, нарушая этим права Т., вынужденной после приобретения в собственность 14/80 долей квартиры нести дополнительные расходы по внесению платы за коммунальные услуги, начисляемой с учетом ответчика, Т. вправе требовать признания Г. утратившим право пользования спорным жилым помещением.

Таким образом, учитывая, что каких-либо обременений в виде сохранения права пользования прежним собственником установлено не было, соглашение между Т. и Г. о сохранении за ответчиком права пользования спорным жилым помещением не достигнуто, Г. членом семьи Т. не является, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии оснований для признания Г. утратившим право пользования жилым помещением - комнатой площадью 13, 6 кв.м. в квартире по адресу: ... , следствием чего должно являться его снятие с регистрационного учета по этому адресу в соответствии с подпунктом "е" подпункта 1 п. 31 "Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации".

Судебные расходы распределены судом в соответствии с правилами главы 7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доводов, оспаривающих решение суда в указанной части, апелляционная жалоба не содержит.

В целом доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, тогда как основания для переоценки доказательств отсутствуют.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 25 апреля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-13814/2013
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 25 сентября 2013

Поиск в тексте