• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 21 февраля 2013 года Дело N 33-1440/2013
 

Рег. №: 33-1440/2013 Судья: Полинова Т.А.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Санкт-Петербург 21 февраля 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего

Вологдиной Т.И.

судей

Мирошниковой Е.Н.

Пучинина Д.А.

при секретаре

Арешиной Н.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Форостянова И.П. и Санкт-Петербургского государственного учреждения здравоохранения «Городская больница №15» на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 октября 2012 года по гражданскому делу № 2-687/12 по иску Уразовых С. Г., И. И., С. И. к Форостянову И. П., Санкт-Петербургскому государственному учреждению здравоохранения «Городская больница №15», ООО «Росгосстрах» о возмещении ущерба, компенсации морального вреда,

Заслушав доклад судьи Вологдиной Т.И.., объяснения лиц участвующих в деле, заключение прокурора Войтюк Е.И., полагавшей решение суда в части удовлетворения иска к Санкт-Петербургскому государственному учреждению здравоохранения «Городская больница №15» подлежащим отмене, а в части взыскания денежных средств с Форостянова И.П.- изменению, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Уразова С.Г., Уразов И.И., Уразов С.И. обратились в Красносельский районный суд Санкт-Петербурга суд с исковыми требованиями, предъявленными одновременно к двум ответчикам Форостянову И.П. и Санкт-Петербургскому государственному учреждению здравоохранения «Городская больница №15» о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого человека - <...>., наступившей, по мнению истцов, в результате последовательных виновных действий указанных ответчиков.

В обоснование заявленных требований истцы ссылались на то, что 12.07.2011 года произошло дорожно-транспортное происшествие в ходе которого водитель автомобиля «<...>», регистрационный знак <...>, Форостянов И.П. совершил наезд на <...>., а также на стоявший неподвижно автомобиль потерпевшего марки «<...>», регистрационный знак <...>.

В результате ДТП <...> были причинены тяжкие телесные повреждения, в связи с чем, последний с места ДТП был доставлен в СПб ГУЗ «Городская больница №15», где находился на стационарном лечении в период с 12.07.2011 года по 17.07.2011 года, а затем скончался, как полагают истцы, в том числе и в результате несвоевременной и не в полном объеме оказанной последнему медицинской помощи, что повлекло усугубление тяжести состояния пациента.

Истцы указали, что в связи со смертью мужа истице - Уразовой С.Г причинены убытки в форме расходов, которые она понесла на погребение и судебно- медицинское вскрытие тела <...> в общей сумме <...> руб. <...> коп. Кроме того, все истцы понесли нравственные страдания, выражающиеся в переживаниях в связи с утратой близкого родственника.

В дальнейшем, уточнив требования в порядке ст. 39 ГПК РФ, истцы привлекли в качестве соответчика ООО «Росгосттрах», которым была застрахована гражданская ответственность владельца транспортного средства автомобиля «<...>», регистрационный знак <...>, и просили взыскать в пользу каждого из истцов в качестве компенсации морального вреда с ответчика Форостянова И.П. по <...> руб., а с ответчика СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» по <...> руб., взыскать с Форостянова И.П. в пользу Уразовой С.Г. в качестве возмещения имущественного вреда <...> руб., взыскать с ответчика СПб ГБУЗ «Городская больница №15» в пользу Уразовой С.Г. в качестве возмещения имущественного вреда <...> руб., взыскать с ответчика ООО «Росгосстрах» в пользу Уразовой С.Г. - <...> руб. Одновременно истцы просили взыскать в пользу Уразовой С.Г. судебные расходы в следующем размере: с Форостянова И.П. - <...> руб., с СПб ГБУЗ «Городская больница №15»- <...> руб.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 октября 2012 года исковые требования удовлетворены частично. В пользу Уразовой С.Г. в качестве возмещения имущественного вреда взыскано с ООО «Росгосстрах» <...> руб., с Форостянова И.П. - <...> руб., а СПб ГБУЗ «Городская больница №15» - <...> руб. Одновременно, с Форостянова И.П. в пользу каждого из истцов взыскано в качестве компенсации морального вреда по <...> руб., а с СПб ГБУЗ «Городская больница №15» в пользу каждого из истцов взыскано в качестве компенсации морального вреда по <...> руб.

Кроме того, в пользу Уразовой С.Г. взысканы судебные расходы: с Форостянова И.П. в размере <...> руб., а с СПб ГБУЗ «Городская больница №15» в размере <...> руб.

В апелляционной жалобе ответчик Форостянов И.П. просит решение суда отменить, полагая, что на него не может быть без вины возложена гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия двух источников повышенной опасности. Кроме того, считает, что размер вреда определен без учета имущественного положения ответчика, а компенсация расходов на оплату услуг представителя не отвечает принципу разумности.

В апелляционной жалобе ответчик СПб ГБУЗ «Городская больница №...» просит решение суда отменить, полагая, что выводы суда о причинах смерти <...> основаны на ошибочном заключении судебно-медицинской экспертизы, а также, указывая на отсутствие прямой причинно-следственной связи между смертью <...> и недостатками его лечения, что является самостоятельным основанием для отказа в иске к лечебному учреждению о причинении вреда, причиненного смертью родственника истцов.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 1064 ГК РФ Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

В силу положений пункта 2 статьи 1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. Вместе с тем, вина потерпевшего не влияет на размер взыскиваемых с причинителя вреда расходов, связанных с возмещением дополнительных затрат (пункт 1 статьи 1085 ГК РФ), с возмещением вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089 ГК РФ), а также при компенсации расходов на погребение ( статья 1094 ГК РФ).

В силу положений пункта 3 статьи 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статьи 1100 ГК РФ. Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079, 1095 ГК РФ).

В силу положений статьи 1100 ГК РФ в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что пострадавший <...> являлся в момент дорожно-транспортного происшествия пешеходом, в силу чего отсутствуют правовые основания для освобождения Форостянова И.П. от гражданско-правовой ответственности за причинение тяжкого вреда, причиненного здоровью <...> повлекшего наступление его смерти.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда, поскольку он соответствует представленным в материалы дела доказательствам и Форостяновым И.П. в суде первой инстанции не опровергнут.

Как следует из постановления старшего следователя 1 отдела УРППБД ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о прекращении уголовного преследования от 29 августа 2012 года, в ходе расследования уголовного дела №... установлено, что 12 июля 2011 г. около 21 часа 20 минут водитель Форостянов И. П., управляя автомобилем «<...>», гос. номер <...>, двигался по ... . В 300 метрах до пересечения с ... , следующий впереди него неустановленный автомобиль, под управлением неустановленного водителя, без включения правого указателя поворота совершил резкое перестроение в правую полосу, тем самым создал помеху для движения, не дав возможность водителю Форостянову И.П. своевременно обнаружить стоящий на его полосе автомобиль «<...>», гос. номер <...> с находившимся у задней части данного автомобиля пешеходом <...>, и принять меры к торможению, в результате чего произошёл наезд на пешехода <...> и данный автомобиль.

В результате наезда пешеход <...> получил телесные повреждения и был госпитализирован в СПб «Городская больница №15», где 17 июля 2011 г. скончался.

В указанном постановлении имеется ссылка на то обстоятельство, что согласно заключению эксперта водитель Форостянов И.П. не имел технической возможности избежать наезда на стоящий автомобиль «<...>» и пешехода возле его задней части путем применения экстренного торможения или маневра объезда, так как расстояние, с которого с места водителя автомобиля «<...>» частично открывается обзор средней полосы и стоящего на этой полосе автомобиля «<...>», меньше остановочного пути автомобиля и расстояния, необходимого для выполнения маневра.

Уголовное преследование в отношении Форостянова И.П. было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 статьи 264 УК РФ.

Из представленной в материалы справки о дорожно-транспортном происшествии от 12 июля 2011 г., составленной Отделом ГИБДД УВД Красносельского района Санкт-Петербурга, также следует, что характер происшествия сводился к наезду на пешехода и стоящие автомашины. При этом в справке данные о нарушении Правил дорожного движения со стороны таких участников ДТП, как Форостянов И.П. или <...> отсутствуют.

Иные обстоятельства дорожно-транспортного происшествия от 12 июля 2011 года из представленных по делу доказательств не следуют и сторонами по делу не доказаны.

С целью установления причины смерти Уразова И.Д., ее причинной связи с травмами, полученными вследствие наезда автомобиля, и с качеством лечения, оказанного СПб ГБУЗ «Городская больница №15», по делу была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза.

Согласно выводам экспертного заключения №... от 27.05. 2012 года в результате наезда автомобиля при дорожно-транспортном происшествии 12 июля 2011 г. <...> были причинены следующие повреждения: <...>, что и явилось непосредственной причиной наступления смерти.

Указанная травма расценивается как тяжкий вред здоровью по квалифицирующим признакам опасности для жизни. При этом экспертной комиссией установлено, что между ДТП, произошедшим 12.07.2011 года, и наступлением смерти <...> имеется прямая причинно-следственная связь (л.д.146-147 т.1).

При таком положении обоснованным является вывод суда о том, что причиной смерти <...> явились осложнение <...>, полученного в результате наезда автомашины под управлением Форостянова И.П. на пешехода <...>., который к моменту наезда транспортным средством не управлял, в силу чего Форостянов И.П., управлявший транспортным средством, без вины несет ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью Уразова И.Д.

Форостяновым И.П. не представлены доказательства наличия оснований, позволяющих освободить его от ответственности, установленной частью 1 статьи 1079 ГК РФ. Обстоятельства непреодолимой силы или умысла потерпевшего, повлекшие наезд на <...>, материалами дела не подтверждены.

Доводы апелляционной жалобы Форостянова И.П. о том, что до остановки транспортного средства автомобиля «<...>» и выхода из автомобиля, <...> управлял данным транспортным средством, правового значения не имеют, поскольку данные обстоятельства не позволяют признать причинение вреда результатом взаимодействия двух источников повышенной опасности.

Заключение специалиста №... от 17.09.2012 года о том, что <...> при выходе из автомобиля после вынужденной остановки последнего, должен был осуществить действия, предусмотренные пунктом 7.1 и 7.2 Правил дорожного движения, не позволяет признать водителем самого <...> в момент наезда с учетом понятия «водитель», установленного пунктом 1.2 Правил дорожного движения, и тем более, не позволяет квалифицировать обстоятельства наезда на <...>, как совершенного в результате взаимодействия источников повышенной опасности при непосредственном участии <...>

Кроме того, указанное заключение в силу положений статей 56, 188 ГПК РФ доказательством по делу не является, а каких-либо иных ходатайств, связанных с исследованием обстоятельств ДТП от ... , Форостянов И.П.в суде первой инстанции не заявлял.

При этом, судебная коллегия отмечает, что какие-либо нарушения правил дорожного движения, повлекшие ДТП, со стороны <...>, как водителя автомобиля «<...>», в ходе расследования обстоятельств ДТП не установлены.

Поскольку гражданская ответственность владельца транспортного средства автомобиля «<...>», регистрационный знак <...>, на момент причинения вреда жизни <...> была застрахована ООО «Росгосстрах», суд обоснованно, руководствуясь положениями ст.ст. 12 и 13 ФЗ от ... N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" взыскал со страховщика в пользу Уразовой С.Г. <...> рублей в счет возмещения расходов, понесенных на погребение супруга.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о том, что смерть <...> наступила в результате последовательных виновных действий ответчика Форостянова И.П. и СПб ГУЗ «Городская больница № 15», а также о степени вины ответчика Форостянова И.П.-70% и СПб ГУЗ «Городская больница № 15»- 30%, повлекших распределение гражданско-правовой ответственности по возмещению вреда, поскольку данные выводы не мотивированы, не соответствуют представленным по делу доказательствами и находятся в противоречии с выводами суда об обстоятельствах смерти <...>., установленными на основании собранных по делу доказательств.

В решении суда отсутствует вывод о том, в чем состоит вина Форостянова И.П. в причинении вреда жизни <...>, на какие-либо виновные действия указанного ответчика суд не ссылается и доказательства, подтверждающие его вину, не приводит.

Фактически постановленным судом решением гражданско-правовая ответственность за вред возложена на Форостянова И.П. без вины, как на владельца источника повышенной опасности, которым причинен вред, поскольку из заключения проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть потерпевшего наступила в результате осложнения травмы, полученной в ДПТ от 12.07.2011 года.

Между тем, СПб ГУЗ «Городская больница № 15» участником данного ДТП не являлось. Указанное юридическое лицо, в силу положений пункта 1 статьи 1068 ГК РФ несет ответственность за вред, причиненный его работниками при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта). При этом в силу положений Главы 59 ГК РФ общими условиями наступления такой ответственности является наличие прямой причинной связи между причиненным вредом и виновными противоправными действиями ( или бездействием) указанных работников.

Выводы суда о гражданско-правовой ответственности СПб ГУЗ «Городская больница № 15» основаны на установленных заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы дефектах оказания <...>, медицинской помощи, не состоящих в прямой причинной связи со смертью потерпевшего и не повлекших развитие осложнения травматической болезни, в результате которого наступила смерть.

Таким образом, Форостянов И.П. и СПб ГУЗ «Городская больница № 15» в силу положений закона не могут нести совместную ответственность за вред, причиненный жизни <...>, поскольку наличие оснований для возложения соответствующей обязанности на одного из указанных ответчиков полностью исключает ответственность другого.

Установление обстоятельств смерти пациента <...> в результате дефектов оказанного лечения полностью исключило бы ответственность Форостянова И.П. за смерть <...>

Между тем, исходя из представленных по делу доказательств, включая заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, судебная коллегия не усматривает оснований для освобождения Форостянова И.П. от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни Уразова И.Д., равно как и оснований для возложения такой ответственности на СПб ГУЗ «Городская больница № 15.

Так, как следует из экспертного заключения №.../вр от 27.05. 2012 года непосредственной причиной наступления смерти <...> явилось развитие <...>, то есть осложнение течения травматической болезни после получения <...>, что не исключало смерть пациента даже в случае оказания качественной медицинской помощи.

Перечисленные в заключении (ответ на вопросы 16 и 18) дефекты оказания медицинской помощи Уразову И.Д. СПб ГУЗ «Городская больница № 15 не позволили эффективно лечить пациента, но не являлись причиной развития осложнения течения травматической болезни, повлекшей смерть пациента.

При этом, диагноз, установленный <...> при поступлении в СПб ГУЗ «Городская больница № 15», признан экспертным заключением правильным, но не полным, а тактика лечения <...> и тактика лечения <...> признаны экспертами правильной и соответствующей клиническим проявлениям на указанный момент, наличие у <...> сопутствующей патологии, которое могло осложнить течение травмы (<...>) было учтено при выборе тактики лечения. Тактика ведения <...> врачом неврологом и врачом-нейрохирургом признана правильной. Правильной, но не эффективной была признана тактика ведения <...> врачом гематологом, поскольку не была установлена истинная причина развития <...> (т. 1 л.д. 146-154).

Указанное экспертное заключение исследовано и оценено судом первой инстанции по правилам ст.ст. 67, 187 ГПК РФ, признано обоснованным и не опровергнуто в суде первой и апелляционной инстанции сторонами, не доказавшими наличие оснований для проведения повторной или дополнительной экспертизы, установленных статьей 187 ГПК РФ, и не заявлявшими мотивированных ходатайств, связанных с назначением таких экспертиз, либо с вызовом и допросом экспертов, составивших заключение №... от 27.05. 2012 года.

Приложенные к апелляционной жалобе СПб ГУЗ «Городская больница № 15» рецензии на историю болезни <...> выражают частное мнение отдельных специалистов, компетенция которых судебной коллегии не известна, в силу положений статьи 188 ГПК РФ не могут быть признаны доказательствами по настоящему делу и не представлялись ответчиком в суд первой инстанции для обоснования ходатайства о проведении по делу повторной или дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

При таком положении доводы апелляционной жалобы СПб ГУЗ «Городская больница № 15» о неправильном определении комиссией экспертов причины смерти <...> не могут быть признаны обоснованными.

Вместе с тем, заслуживают внимание доводы апелляционной жалобы СПб ГУЗ «Городская больница № 15» об отсутствии оснований для возложения на СПб ГУЗ «Городская больница № 15» гражданско-правовой ответственности за смерть <...> при установленной экспертизой причине смерти последнего.

Судебная коллегия соглашается с указанным доводом, поскольку из приведенного выше экспертного заключения следует, что между смертью <...> и недостатками оказания медицинской помощи отсутствует прямая причинно-следственная связь, что не позволяет возложить на СПб ГУЗ «Городская больница № 15» гражданско-правовую ответственность за смерть <...>

Право требования возмещения вреда, причиненного здоровью <...>, истцам по делу не принадлежит.

Требований, связанных с нарушением договора на оказание возмездных медицинских услуг, истцы по делу в рамках настоящего дела не заявляли и соответствующих доказательств не представили.

При указанных обстоятельствах решение суда в части взыскания с СПб ГУЗ «Городская больница № 15» в пользу истцов расходов, понесенных на погребение <...> и компенсации морального вреда, не может быть признано законным и обоснованным, в силу чего подлежит отмене с отказом в удовлетворении заявленных требований.

С учетом отсутствия оснований для возложения гражданско-правовой ответственности за смерть <...> на СПб ГУЗ «Городская больница № 15» понесенные истицей Уразовой С.Г. расходы на погребение <...>, в части, не покрытой страховым возмещением, то есть в сумме <...> руб. <...> коп., в соответствии с положениями статьи 1072 ГК РФ следует возложить на Форостянова И.П.

Кроме того, судебная коллегия не может признать обоснованным размер компенсации морального вреда в сумме <...> рублей, присужденной каждому из истцов за счет ответчика Форостянова И.П. и составляющий в общем размере <...> рублей, поскольку при определении данной суммы суд первой инстанции исходил из вины указанного ответчика в причинении смерти близкому родственнику истцов, что материалами дела не подтверждается и полностью опровергается содержанием постановления о прекращении уголовного преследования в отношении Форостянова И.П., которое в установленном законом порядке истцами не оспорено и не отменено.

Оснований для присуждения компенсации в столь значительном размере с учетом возложения на Форостянова И.П. ответственности без вины, с учетом обстоятельств ДТП от 12.07.2011 года, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия не усматривает, полагая необходимым изменить решение суда в указанной части, взыскав в пользу каждого из истцов компенсацию в размере <...> рублей.

Одновременно в силу положений статьи 98 ГПК РФ подлежит изменению решение суда в части взыскания судебных расходов, понесенных Уразовой С.И. на оплату судебно-медицинской экспертизы (<...> руб.), на оплату услуг представителя в размере <...> рублей и на оформление доверенности <...> рублей.

Поскольку стоимость услуг эксперта складывалась из необходимости ответа на вопросы, разрешение которых было связано с требованием о возмещении ущерба, предъявленным к Форостянову И.П., указанные расходы истицы подлежат возмещению в полном объеме за счет указанного ответчика.

Вместе с тем, при возмещении истице расходов, связанных с участием в деле представителя ( <...> руб.), судебная коллегия, исходя из положений статьи 98 и 100 ГПК РФ, с учетом того обстоятельства, что исковые требования к ответчику СПб ГУЗ «Городская больница № 15» оставлены без удовлетворения, полагает разумным взыскание с Форостянова И.П. указанных расходов в пределах <...> рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 октября 2012 года в части взыскания с СПб ГБУЗ «Городская больница №15» в пользу Уразовой С. Г., Уразова И. И., Уразова С. И. сумм компенсации имущественного и морального вреда, а также судебных расходов отменить.

В удовлетворении заявленных требований Уразовой С. Г., Уразовым И. И., Уразовым С. И. к СПб ГБУЗ «Городская больница №15» отказать.

В части взыскания с Форостянова И. П. в пользу Уразовой С. Г., Уразова И. И., Уразова С. И. сумм компенсации имущественного и морального вреда, а также судебных расходов решение суда изменить.

Взыскать с Форостянова И. П. в пользу Уразовой С. Г. в счет возмещения расходов на погребение Уразова И.Д. - <...> руб. <...> коп., в счет компенсации морального вреда - <...> рублей, в счет возмещения судебных расходов <...> руб. <...> коп.

Взыскать с Форостянова И. П. в пользу Уразова И. И. в счет компенсации морального вреда - <...> рублей, в пользу Уразова С. И. в счет компенсации морального вреда - <...> рублей.

В остальной части иска отказать.

В части взыскания с ООО «Росгосстрах» в пользу Уразовой С. Г. в качестве возмещения имущественного вреда <...> рублей решение суда оставить без изменения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1440/2013
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 21 февраля 2013

Поиск в тексте