• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 апреля 2013 года Дело N 33-4089/2013
 

Рег. №33-4089/2013

Судья: Матусяк Т.П.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург

18 апреля 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Рогачева И.А.

судей

Вологдиной Т.И. и Пучинина Д.А.

с участием прокурора

Мазиной О.Н.

при секретаре

Соболевой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Л. и апелляционное представление прокурора Центрального района Санкт-Петербурга на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 ноября 2012 года по гражданскому делу №2-390/12 по иску Л. к Санкт-Петербургскому государственному учреждению здравоохранения «Поликлиника городская стоматологическая №22» о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя истицы Л. и прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., поддержавших поданные жалобу и представление, представителя ответчика Прожериной Н.Г., просившей оставить обжалуемое решение без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Решением Смольнинского районного суда от 20.11.2012 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требований Л. О.В. к СПб ГУЗ «Поликлиника городская стоматологическая №22» (новое наименование - Санкт-Петербургское государственное автономное учреждение здравоохранения «Поликлиника городская стоматологическая №22») о взыскании стоимости некачественно оказанных медицинских услуг в размере 3.500 рублей, стоимости необходимой операции пластической хирургии лица - 30.000 рублей, денежной компенсации морального вреда - 150.000 рублей и судебных расходов - 3.000 рублей.

В апелляционной жалобе истицы и в апелляционном представлении прокурора ставится вопрос об отмене указанного решения как необоснованного и не соответствующего нормам материального и процессуального права и о принятии нового решения об удовлетворении исковых требований.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения.

В соответствии со ст.1095 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую истица ссылалась в качестве правового основания иска, вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Однако возложение на ответчика обязанности по возмещению вреда в соответствии с этой нормой могло иметь место только при доказанности того, что здоровью истицы был причинен вред вследствие недостатков услуг, оказанных истице по заключенному между сторонами договору на оказание платных медицинских услуг от 09.09.2011 г. (л.д.5-6), либо недостоверной или недостаточной информации об услуге.

При этом обязанность доказать факт причинения вреда, его размер, а также наличие недостатка оказанной услуги и причинную связь между этим недостатком и возникшим вредом лежит на потерпевшем.

Однако представленные в суд доказательства не позволяют признать установленным факт ненадлежащего оказания ответчиком медицинской помощи истице, а также то, что это привело к повреждению ее здоровья.

Так, по заключению проведенной по делу комиссионной судебно-медицинской экспертизы (л.д.70-79) при обращении истицы в СПб ГУЗ «Поликлиника городская стоматологическая №22» 09.09.2011 г. на основании объективной клинической симптоматики - разрушение коронки 38 зуба (8 зуб слева снизу), инфильтрация в области зуба, резко болезненная перкуссия зуба, болезненность при открывании рта и при пальпации подчелюстных лимфатических узлов - ей был установлен правильный диагноз «обострение хронического периодонтита 38», которому соответствовало проведенное лечение в объеме удаления 38 зуба.

Неэффективность оказания медицинской помощи истице в связи с развитием воспалительного осложнения после удаления 38 зуба (флегмоны подчелюстного, подподбородочного, крыловидно-челюстного пространства слева, острого остеомиелита нижней челюсти) обусловлена комплексом факторов: индивидуальными особенностями пациентки (состояние иммунной системы, полости рта и т.п.), быстрым течением воспалительного процесса, длительно существующим очагом инфекции (разрушенной коронки 38 зуба).

Экспертами также указано, что при оказании медицинской помощи истице был допущен дефект ведения медицинской документации, а именно в медицинской карте поликлиники отмечено, что пациентке после удаления зуба даны рекомендации, однако конкретные врачебные назначения не указаны, в то время как они должны быть отражены в медицинской карте стоматологического больного согласно приложению к приказу Минздрава СССР от 04.10.1980 г. №1030.

Согласно выводам экспертов в связи с противоречивыми данными, содержащимися в материалах дела и медицинских документах, об объеме и сущности лечения, назначенного истице после удаления зуба, не представляется возможным обоснованно судить об адекватности назначенного лечения.

В случае, если врачом были даны рекомендации, на которые указывал ответчик в судебном заседании (л.д.54, 62): прием антибиотиков (ципролет А), обезболивающих (найз/кеторол), противоотечных (супрастин), местное лечение (полоскание полости рта антисептиками, ванночки с травами), то причинно-следственной связи между развитием осложнений и оказанием медицинской помощи в СПб ГУЗ «Поликлиника городская стоматологическая №22» не имеется.

В случае, если, как указывает истица, ей были рекомендованы только обезболивающие препараты (что является недостаточным), то между развитием осложнений и оказанием медицинской помощи в СПб ГУЗ «Поликлиника городская стоматологическая №22» имеется не прямая причинно-следственная связь, т.к. не в полном объеме назначенное лечение не снизило риск развития воспалительных осложнений у пациентки.

Таким образом, данное заключение, основанное на результатах подробного анализа медицинской документации и иных представленных экспертам материалов, что позволяет признать его выводы убедительными и достоверными, не установило прямую причинно-следственную связь между оказанной истице медицинской помощью и развитием у нее воспалительного осложнения, обусловленного в первую очередь состоянием здоровья пациентки, а указало лишь на возможность непрямой причинно-следственной связи в случае, если лечение было назначено не в полном объеме и в связи с этим не снизило риск развития воспалительных осложнений.

Вместе с тем судебная коллегия считает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что фактически необходимые рекомендации были даны истице, основанным на иных данных, содержащихся в медицинской документации, сопоставленными с другими доказательствами, исследованными судом.

Так, в медицинской документации ГОУВПО СПбГМУ имени академика И.П.Павлова, содержание которой анализировалось экспертами, отражены сведения об осмотре истицы 11.09.2011 г. и зафиксировано, что она принимала антибиотик ампициллин, парацетамол (л.д.76, 78), а не только обезболивающие препараты, как утверждала истица в судебном заседании (л.д.21).

Эти сведения указывают на то, что истице было известно о необходимости антибактериального лечения после удаления зуба.

О том, что необходимые рекомендации были выданы истице в письменной форме (в отпечатанном виде) и были сопровождены устными разъяснениями, показали допрошенные судом в качестве свидетелей сотрудники поликлиники: врач стоматолог-хирург К. и медицинская сестра Н. (л.д.62-63).

При этом показания свидетелей о том, что в стоматологической поликлинике №22 используется стандартная памятка с такими рекомендациями, обязательно вручаемая всем пациентам, образец которой приобщен к делу (л.д.54), согласуются с содержащимся в заключении судебной экспертизы суждением о том, что эти назначения в целом являются стандартными после удаления зуба.

В свою очередь, допущенный ответчиком дефект ведения медицинской документации (указание о даче рекомендаций без воспроизведения их содержания) сам по себе не может рассматриваться как свидетельство ненадлежащего качества оказанной медицинской услуги или предоставления недостоверной или недостаточной информации об этой услуге, повлекшего причинение вреда здоровью истице.

Что касается указания в экспертном заключении о том, что после удаления зуба с целью предупреждения развития осложнений лечащий врач должен был назначить контрольный осмотр пациентки на следующий день, однако это не отражено в медицинской карте (л.д.78), то по обстоятельствам дела обращение истицы к ответчику имело место в пятницу 09.09.2011 г., в субботу и воскресенье 10 и 11.09.2011 г. поликлиника не работала, о чем истице было известно. Соответственно, провести контрольный осмотр истицы в этой поликлинике на следующий день было невозможно, и как следует из объяснений самой истицы, ей была назначена явка в поликлинику в понедельник (л.д.42). Указанные факты подтвердила представитель истицы в заседании суда апелляционной инстанции.

При этом обстоятельства дела не свидетельствуют о том, что неназначение истице контрольной явки на следующий день фактически как-либо повлияло на развитие осложнения её заболевания, поскольку, контролируя состояние своего здоровья, она в связи с его ухудшением по собственной инициативе в воскресенье, 11.09.2011 г., обратилась в другое медицинское учреждение.

Иных доказательств, дающих основания для вывода о наличии причинной связи между действиями (бездействием) ответчика и повреждением ее здоровья, истица не представила.

Также в деле отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие необходимость проведения истице пластической хирургии лица и ее стоимость.

При таком положении суд пришел к правильному выводу о недоказанности заявленных истицей требований и обоснованно отказал в их удовлетворении в полном объеме.

Учитывая изложенное, оснований для отмены обжалуемого решения по доводам апелляционной жалобы и представления не имеется.

Руководствуясь ст.328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 ноября 2012 года по настоящему делу оставить без изменения, апелляционную жалобу Л. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-4089/2013
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 18 апреля 2013

Поиск в тексте