• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 марта 2013 года Дело N 33-4133/2013
 

Рег. № 33-4133

Судья: Воробьева И.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург 27 марта 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего судьи Смышляевой И.Ю.

судей Вашкиной Л.И. и Мелешко Н.В.

при секретаре Шаповаловой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело № 2-1215/12 по апелляционной жалобе Г.А.Ю. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 01 октября 2012 года по иску Г.А.Ю. к Адвокатской палате Санкт-Петербурга об оспаривании решения Совета Палаты.

Заслушав доклад судьи Смышляевой И.Ю., объяснения Г.А.Ю. поддержавшего доводы жалобы, представителя Адвокатской палаты Санкт-Петербурга - адвоката З.И.Т., адвокатов Б.С.А. и Б.А.С., выступивших в интересах Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, возражавших против доводов жалобы, представителя 3 лица <...> - Л.В.В., полагавшего решение подлежащим частичной отмене,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Г.А.Ю. обратился в суд с иском к Адвокатской палате Санкт-Петербурга и, указывая, что является адвокатом, членом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, решениями Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, оформленными протоколами №... от ... и №... от ... , принято решение «О порядке оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами на основании соглашения», с учетом уточненных в порядке ст. 39 ГПК РФ требований просил признать незаконными решения Адвокатской палаты Санкт-Петербурга (далее - Адвокатская палата) от ... и от ... , оформленные протоколами №... и №... соответственно.

В обоснование заявленных требований истец указал, что Совет Адвокатской палаты вышел за пределы предоставленных ему полномочий; данные решения противоречат акту более высокой силы - решению Федеральной Палаты адвокатуры от 19 января 2007 года; оспариваемые решения являются вмешательством в гражданско-правовые отношения между адвокатом и его доверителем при оказании юридической помощи; нарушают налоговое законодательство Российской Федерации, поскольку при их реализации коллегия адвокатов должна выполнять «банковские» функции, а адвокат должен уплачивать налог с еще не полученных фактически сумм.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 01 октября 2012 года Г.А.Ю. в удовлетворении исковых требований отказано.

Г.А.Ю. с решением суда не согласен, в апелляционной жалобе просит его отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований, указывая, что у ответчика не имелось законных оснований для издания оспариваемых нормативных актов, судом не дана надлежащая оценка представленной стороной ответчика копии решения Совета Адвокатской палаты от ... за исх. №... и №..., что оспариваемые решения нарушают свободу договора (соглашения) между адвокатом и его доверителем, что в мотивировочной части решения не указано, каким законодательным или и иным нормативно-правовым актом установлено понятие «техническая ошибка» и «официальное опубликование решения Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

Судебная коллегия, выслушав объяснения участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Судом первой инстанции в ходе рассмотрения дела установлено и следует из материалов дела, что решением Совета Адвокатской палаты от ... (протокол №...) принято решение «О порядке оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами на основании соглашения».

Решением Совета Адвокатской палаты в редакции от ... (протокол №...) редакция решения от ... (протокол №...) утратила силу ( л.д. 101-102).

Отказывая в иске в части признания незаконным решения Совета Адвокатской палаты от ... , суд исходил из того, что данные требования не основаны на законе, довод истца о том, что в его копии решения от ... отсутствует п. 6, сам по себе не может являться основанием к признанию данного решения незаконным, поскольку в официально опубликованной редакции указанного решения данный пункт присутствует. Данный пункт был принят на заседании Совета одновременно с изменением редакции пунктов: 3 (абзац 2), 4 (абзацы 2 и 4), и его отсутствие в копии, направленной в суд и выданной истцу, является технической ошибкой.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно пришел к выводу об официальном опубликовании решения Совета Адвокатской палаты от ... , оформленного протоколом №..., не является основанием для отмены решения суда, поскольку обязанность опубликования принимаемых Советом решений законом не предусмотрена и положениями ст. 31 ФЗ от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» такие решения действуют с момента их принятия.

Из протокола №... заседания Совета Адвокатской палаты следует, что 27 апреля 2012 года на заседании Совета рассматривался вопрос «О внесении изменений в решение Совета «О порядке оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами на основании Соглашения» (протокол №... от ... )».

В соответствии с Методическими рекомендациями по юридико-техническому оформлению документов под изменением документа понимается: замена одних его элементов другими, исключение отдельных элементов без замены, дополнение документа новыми элементами.

Содержание внесенных изменений (л.д. 115) свидетельствует о том, что решением от ... в решение Совета от ... года были внесены именно изменения.

Само по себе внесение изменений в любой акт свидетельствует, что действующей является измененная редакция документа.

Из протокола №... от ... года следует, что на заседании Совета была утверждена новая редакция решения (с внесенными изменениями), в пункте 6 резолютивной части которого указывалось, что редакция решения Совета от ... (протокол №... от ... ) утрачивает силу.

Таким образом, суд правомерно отказал в удовлетворении требований в части оспаривания решения Совета Адвокатской палаты от ... , поскольку данная редакция утратила силу и на момент рассмотрения спора субъективные права истца не нарушает.

Разрешая требования в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным решения Совета Адвокатской палаты от ... , суд на основании анализа и оценки по правилам ст. 67 ГПК РФ представленных по делу доказательств, руководствуясь положениями Федерального закона от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 ГК РФ, Кодекса профессиональной этики адвоката, ст. 216 НК РФ, решения Совета Федеральной Палаты адвокатуры от 10.01.2007 года, которым утверждены «Разъяснения по вопросу использования адвокатскими образованиями квитанций для оформления наличных расчетов по оплате услуг адвокатов», принял во внимание правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 года № 1-П, пришел к выводу о том, что решение от ... принято Советом Адвокатской палаты в пределах его компетенции и в соответствии с действующим законодательством; оспариваемое решение не затрагивает напрямую вопросов налогообложения адвокатов, а разъясняет возможный порядок получения и оприходования денежных средств от доверителей; решение не устанавливает новые основания дисциплинарной ответственности адвоката; на условия соглашения об оказании правовой помощи, заключаемого адвокатом с доверителем, распространяются ограничения, предусмотренные Федеральным законом от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; указанный Федеральный закон устанавливает обязанность адвокатского образования (Коллегию) быть представителем адвоката по расчетам с доверителем и третьими лицами; установление в оспариваемом решении 5-дневного срока для внесения в кассу вознаграждения (авансового платежа), полученного адвокатом за оказание юридической помощи непосредственно от доверителя, является допустимым способом реализации положений закона и законных прав истца нарушать не может; ни нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ни нормы налогового законодательства не предоставляют права адвокату, осуществляющему адвокатскую деятельность в Коллегии адвокатов (Адвокатском бюро), хранить полученные от доверителя денежные средства у себя в течение календарного года и сдавать их в кассу адвокатского образования только после выполнения работы, предусмотренной соглашением.

В соответствии со ст. 31 ФЗ от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Совет Адвокатской палаты является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты. Решения совета принимаются простым большинством голосов членов совета, участвующих в его заседании, и являются обязательными для всех членов адвокатской палаты.

В соответствии с пп. 13 п. 3 ст. 31 вышеназванного Федерального закона к полномочиям Совета Адвокатской палаты относятся полномочия по осуществлению методической деятельности.

Как следует из преамбулы оспариваемого решения, необходимость его принятия вызвана нарушениями, допускаемыми адвокатами при осуществлении адвокатской деятельности и выявленными по результатам анализа дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2010-2011 гг.

Кроме того, исходя из положений ст. 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», определившей статус Совета адвокатской палаты как коллегиального исполнительного органа адвокатской палаты, во взаимосвязи со ст. 30 данного закона, установившей перечень вопросов, входящих в компетенцию собрания (конференции) адвокатов, Совет палаты вправе разрешать любые вопросы, возникающие в деятельности палаты, за исключением тех, которые законом отнесены к компетенции других органов, в частности собрания (конференции). Указанное толкование закона вытекает и из «Разъяснений по вопросу использования адвокатскими образованиями квитанций для оформления наличных расчетов по оплате услуг адвокатов», принятых Советом Федеральной Палаты адвокатуры, отнесшим разрешение вопросов, связанных с порядком изготовления квитанции, установления на них серий и номеров, порядком их заполнения и участия в документообороте к самостоятельному ведению адвокатских образований, исходя из их потребностей и возможностей.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия признает доводы апелляционной жалобы в части несогласия с выводами суда о принятии Советом Адвокатской палаты оспариваемого решения в пределах компетенции исполнительного органа Адвокатской палаты несостоятельными.

Довод апелляционной жалобы о том, что оспариваемое решение Совета Адвокатской палаты нарушает свободу договора (соглашения) между адвокатом и его доверителем, судебная коллегия также считает необоснованным по следующим обстоятельствам.

В соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Ограничения, касающиеся порядка расчетов доверителя с адвокатом, осуществляющим адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов (адвокатском бюро), установлены п. 13, 14 ст. 22, ст. 25 специального закона - ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31.05.2002 года № 63-ФЗ (далее - Закон).

Согласно п. 13 ст. 22 Закона коллегия адвокатов в соответствии с законодательством РФ является налоговым агентом адвокатов, являющихся ее членами, по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности, а также их представителем по расчетам с доверителями и третьими лицами и другим вопросам, предусмотренным учредительными документами коллегии адвокатов.

Согласно п. 14 ст. 22 Закона коллегия адвокатов несет предусмотренную законодательством РФ ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей налогового агента или представителя.

В силу положений п.п. 1 и 2 ст. 25, п. 15 ст. 22 Закона соглашение об оказании юридической помощи заключается между адвокатом и доверителем и регистрируется в документации адвокатского образования.

В соответствии с п. 6 ст. 25 Закона вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

В соответствии с указанными нормами Закона суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на условия соглашения об оказании правовой помощи, заключаемого адвокатом с доверителем, распространяются ограничения, предусмотренные вышеназванным Федеральным законом.

Довод апелляционной жалобы о том, что отсутствие в договоре существенных условий, установленных императивными нормами пп. 3, 4 п. 4 ст. 25 Закона признаются судебной коллегией несостоятельными по следующим основаниям.

В силу прямого указания Закона эти ограничения касаются обязанности адвокатского образования (коллегии), не являющегося стороной соглашения, быть представителем адвокатов (членов Коллегии) по расчетам с доверителями и третьими лицами; получать обусловленное соглашением вознаграждение в кассу адвокатского образования непосредственно от доверителя.

На основании данных положений закона довод апелляционной жалобы о том, что только стороны соглашения (доверитель и адвокат) определяют условия договора, касающиеся порядка осуществления расчетов доверителя и адвоката, является необоснованным, поскольку стороны, определяя условия соглашения, не могут вносит в него условия, противоречащие закону.

Довод апелляционной жалобы о том, что коллегия адвокатов может принимать вознаграждение только от адвоката по поручению доверителя или от доверителя по поручению адвоката, также судебной коллегией признается несостоятельным.

Положения Закона, как правильно отметил суд первой инстанции, устанавливающие обязанность адвокатского образования (коллегию) быть представителем адвоката по расчетам с доверителем и третьими лицами, опровергает данный довод истца.

В силу положений ст. 25 вышеназванного Закона поручением адвоката на принятие адвокатским образованием денежных средств от доверителя является соглашение, заключенное адвокатом с доверителем, в котором предусмотрены размер, порядок и сроки его оплаты.

Заключив такое соглашение, в котором определены размер, сроки и порядок оплаты юридической помощи, адвокат тем самым дает поручение (указание) своему адвокатскому образованию произвести юридически значимые действия, а именно:

- согласно п. 15 ст. 22 Закона - зарегистрировать соглашение (п. 15 ст.22 Закона),

- согласно п. 6 ст. 25 Закона принять исполнение от доверителя, т.е. принять денежные средства, обусловленные соглашением, в кассу или на расчетный счет в установленные договором сроки (п. 6 ст. 25 Закона).

Никакого иного, дополнительного указания адвоката на принятие адвокатским образованием денежных средств от доверителей, как верно указал суд первой инстанции, не требуется.

Не имеют правового значения для отмены обжалуемого решения суда и доводы жалобы о том, что коллегия адвокатов в лице представительного органа и бухгалтера не обязана и не может вследствие адвокатской тайны хранить у себя соглашения, заключенные между адвокатом и доверителем, а равно и знать как финансовую сторону таких соглашений, так и порядок их исполнения, а также что коллегия адвокатов может хранить на своем расчетном счете только денежные средства адвоката - его вознаграждение, но не денежные средства доверителя адвоката, поскольку коллегия адвокатов не осуществляет банковскую деятельность, непосредственно юридическую помощь не оказывает, а принятие денежных средств доверителя без поручения на то адвоката влечет, с одной стороны, для коллегии возникновение неосновательного обогащения, а с другой - невозможность выплачивать вознаграждение адвокату, что влечет нарушение прав адвоката.

Согласно пунктам 1 и 2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Пунктом 6 той же статьи предусмотрено, что вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

Данное положение связано с пунктом 13 статьи 22 того же Закона, согласно которому коллегия адвокатов в соответствии с законодательством Российской Федерации является налоговым агентом адвокатов, являющихся ее членами, по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности, а также их представителем по расчетам с доверителями и третьими лицами и другим вопросам, предусмотренным учредительными документами коллегии адвокатов.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не могут являться основаниями к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию истца, выраженную им в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда, основаны на неверном толковании норм действующего законодательства.

Судом первой инстанции подробно исследованы основания, на которые истец ссылался в обоснование своих требований, и доказательства, представленные сторонами в подтверждение своих доводов и в опровержение доводов другой стороны.

Учитывая, что оспариваемое решение принято Советом Адвокатской палаты в пределах его компетенции, является разъяснением норм действующего законодательства в части, касающейся порядка оформления соглашений на оказание юридической помощи и принятия денежных средств от доверителей, истцом оспариваются те положения решения Совета, которые направлены на реализацию требований отраслевого Закона о внесении доверителем вознаграждения за оказание юридической помощи непосредственно в кассу адвокатского образования - коллегии, пункт 5 оспариваемого истцом решения не устанавливает новые основания дисциплинарной ответственности адвоката, поскольку статья 18 Кодекса профессиональной этики адвоката применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом, предусматривает за нарушение адвокатом требований именно законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения заявленных требований.

Разрешая заявленные требования, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене или изменению решения суда.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 01 октября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-4133/2013
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 27 марта 2013

Поиск в тексте