• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 января 2013 года Дело N 33-898/2013
 

Рег. № 33-898/2013

Судья: Малышев А.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Шиловской Н.Ю.

судей

Быханова А.В., Ильинской Л.В.

при секретаре

Юрченко Т.А.

рассмотрела в судебном заседании 17 января 2013 года гражданское дело № 2-68/12 по апелляционной жалобе Сетудеха Шахрама на решение Сестрорецкого районного суда г. Санкт-Петербурга от 01 августа 2012 года по иску Садоводческого некоммерческого товарищества «Разлив» к Сетудеху Ш. о сносе строения, по иску Багрова А.Н. к Сетудеху Ш. о сносе строения, освобождении земельного участка и переносе ограждения

Заслушав доклад судьи Шиловской Н.Ю., объяснения Сетудеха Ш., его представителя - адвоката Иванова Ю.В., представителя СНТ «Разлив» - И., представителя Багрова А.Н. - Н., судебная коллегия городского суда,

УСТАНОВИЛА:

СНТ «Разлив» предъявило в Сестрорецкий районный суд Санкт-Петербурга иск к ответчику об обязании снести недостроенный трехэтажный дом, расположенный на земельном участке №... по ...

В обоснование своих требований указало, что ответчик является членом садоводства «Разлив», на участке площадью <...> кв.м. построен <...>х этажный дом, и ответчик начал возводить еще один дом, который возводится с существенными нарушениями.

В ходе рассмотрения дела к участию в деле было привлечено третье лицо, заявляющее самостоятельные требования Багров А.Н., который уточнив требования просил обязать ответчика снести спорный недостроенный дом, освободить самовольно занятую часть земельного участка, принадлежащего ему, и перенести ограждение в виде забора между смежными земельными участками на границу по линии существующих межевых знаков.

В обоснование своих требований указал, что он является собственником земельного участка №... находящегося по адресу: ... , имеющего общую границу с участком ответчика на котором возведена незаконная постройка с нарушением нормативных норм.

Решением Сестрорецкого районного суда Санкт-Петербурга от 01 августа 2012 года исковые требования были удовлетворены.

Данным решением суд обязал Сетудеха Ш. снести объект незавершенного строительства - <...> (в том числе мансарда) строение из пенобетона, расположенное на земельном участке №... по ...

Сетудех Ш. обязан освободить часть земельного участка №... площадью <...> кв.м., расположенного по адресу: ... , прилегающую к земельному участку №..., расположенному по адресу: ...

Сетудех Шахрам обязан перенести ограждение в виде забора между земельным участком №..., расположенным по адресу: ... , и земельным участком №..., расположенным по адресу: ... , на границу по линии межевых знаков от точки <...> до точки <...>.

Кроме того, данным решением с Сетудеха Ш. в пользу Багрова А.Н. взыскана государственная пошлина в размере <...>., расходы на оплату судебной экспертизы в размере <...>., расходы на оплату услуг представителя в размере <...>, а всего взыскано <...>.

В апелляционной жалобе Сетудех Ш. просит отменить решение суда, полагая его незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм действующего законодательства.

Багров А.Н. в заседание судебной коллегии не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки в суд не представил /л.д. 35 т. 2/.

Согласно части 1 статьи 327, статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде апелляционной инстанции.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав явившихся участников процесса, оценив доводы апелляционной жалобы, приходит к выводу, что решение постановлено в соответствии с действующем законодательством.

В соответствии с пунктом 24 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" по смыслу абзаца второго пункта 2 статьи 222 ГК РФ ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, осуществившее самовольное строительство. При создании самовольной постройки с привлечением подрядчиков ответчиком является заказчик как лицо, по заданию которого была осуществлена самовольная постройка.

В силу ст. 60 Земельного кодекса Российской Федерации нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка (пп. 2 п. 1); действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (пп. 4 п. 2).

В соответствии с п. 2 ст. 62 Земельного кодекса Российской Федерации на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре (сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений, устранению других земельных правонарушений и исполнению возникших обязательств).

Согласно п. 3 ст. 76 Земельного кодекса Российской Федерации приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков осуществляются юридическими лицами и гражданами, виновными в указанных земельных правонарушениях или за их счет.

Как следует из материалов дела, 10 июля 2009 года решением собрания уполномоченных СНТ «Разлив» ответчик был принят в члены садоводства (л.д. 18-33), и к нему перешло право пользования земельным участком №..., площадью <...> кв.м., расположенным ...

Согласно сведениям инвентаризационного органа по состоянию на 24 февраля 2009 года на этом земельном участке находился трехэтажный (в том числе мансарда) садовый дом общей площадью <...> кв.м. (л.д. 169-177;

Багров А.Н. является собственником земельного участка №..., площадью <...> кв.м., по ... (л.д.54, 76, 77), который является смежным земельному участку, находящемуся в пользовании ответчика (л.д. 149);

15 июня 2011 года И. - правопредшественник Багрова А.Н. (л.д.6), а позднее сам Багров А.Н. (л.д.55-57) обращались в правление садоводства с заявлениями о нарушениях, допущенных ответчиком при возведении на земельном участке второго садового дома, правление садоводства составляло акты обследования земельного участка ответчика (л.д.12-16), выносило предписания в его адрес об устранении допущенных нарушений(л.д. 17).

Согласно статье 85 Земельного кодекса Российской Федерации правилами землепользования и застройки устанавливается градостроительный регламент для каждой территориальной зоны индивидуально, с учетом особенностей ее расположения и развития, а также возможности территориального сочетания различных видов использования земельных участков (жилого, общественно-делового, производственного, рекреационного и иных видов использования земельных участков). Для земельных участков, расположенных в границах одной территориальной зоны, устанавливается единый градостроительный регламент. Градостроительный регламент территориальной зоны определяет основу правового режима земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе застройки и последующей эксплуатации зданий, строений, сооружений. Градостроительные регламенты обязательны для исполнения всеми собственниками земельных участков, землепользователями, землевладельцами и арендаторами земельных участков независимо от форм собственности и иных прав на земельные участки.

Согласно положениям статей 1, 2, 8, 9, 30, 36, 44, 47, 48, 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации при строительстве или реконструкции объекта недвижимости требуются, помимо наличия права на земельный участок, доказательства осуществления строительства на основе документов территориального планирования и правил землепользования и застройки, а также осуществления градостроительной деятельности с соблюдением требований безопасности территорий, инженерно-технических требований, требований гражданской обороны, обеспечением предупреждения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, осуществления градостроительной деятельности с соблюдением требований охраны окружающей среды и экологической безопасности, при наличии в установленном порядке составленной проектной документации, разрешения на ввод объекта недвижимости в эксплуатацию, подтверждающих осуществление застройки с соблюдением градостроительных и строительных норм и правил, норм и правил о безопасности.

Данный порядок, установленный Градостроительным кодексом Российской Федерации, направлен на устойчивое развитие территорий муниципальных образований, сохранение окружающей среды и объектов культурного наследия; создание условий для планировки территорий, обеспечение прав и законных интересов физических и юридических лиц, в том числе правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства.

Пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что право собственности на самовольную постройку не может быть признано за лицом, осуществившим самовольную постройку, если ее сохранение нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Согласно пункту 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. С этой целью суд при отсутствии необходимых заключений компетентных органов или при наличии сомнения в их достоверности вправе назначить экспертизу по правилам процессуального законодательства.

Таким образом, одним из юридически значимых по делу обстоятельств для правильного разрешения дела является установление того обстоятельства, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц, в частности, права смежных землепользователей.

При разрешении спора судом первой инстанции, была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, заключение которой содержит следующие выводы /л.д. 185-203 т. 1/:

- на земельном участке №... по ... расположены построенный <...> (в том числе мансарда) дом, недостроенный трехэтажный (в том числе мансарда) дом и постройка сарайного типа,

- расположение спорного недостроенного дома не соответствует требованиям нормативных документов, при минимальном расстоянии от стен дома до границы соседнего участка, которое составляет 3, 0 метра согласно пункту 6.7 СП 53.13330.2011, фактическое расстояние от восточной стены дома до границы земельного участка №... составляет 0, 6-0, 7 метра,

- приведение расположения спорного дома на земельном участке в соответствие с нормативными требованиями возможно только путем разбора этого строения и последующего строительства новой постройки с учетом действующих нормативов,

- приведение спорного дома в соответствие с нормативными требованиями по соблюдению противопожарных расстояний между домами (относительно дома, расположенного на земельном участке №...) невозможно,

- спорный дом создает угрозу жизни и здоровью собственника земельного участка №..., поскольку один из скатов кровли ориентирован в сторону этого земельного участка и велика вероятность падения с крыши дома снега, льда и сосулек истца, что усугубляется значительной высотой спорного дома, вследствие чего дом и значительная часть земельного участка №... в течение дня будут длительное время находиться в тени спорного дома, что, кроме снижения естественной освещенности и инсоляции, ухудшает микроклимат как в доме на земельном участке №..., так и вне его, и ведет к невозможности выполнения санитарно-гигиенических требований и созданию угрозы здоровью собственника земельного участка №...,

- устранение угрозы жизни и здоровью собственника земельного участка №... вследствие несоблюдения нормативных требований по противопожарным расстояниям между домами возможно только путем разборки (ликвидации) недостроенного дома.

Таким образом, судом первой инстанции установлены обстоятельства отсутствия доказательств соответствия данного объекта действующим нормам строительного и градостроительного законодательства, а также отсутствие у ответчика необходимых разрешительных документов для строительства.

Принимая во внимание наличие у спорного объекта признаков самовольной постройки и нарушение прав и законных интересов истца, учитывая содержание заключения судебной строительно-технической экспертизы, дав оценку доводам сторон и представленным доказательствам в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований об обязании ответчика снести строение.

Кроме того, согласно п. 6.13 СНиП 30-02-97 при освоении садового (дачного) участка площадью 0, 006-012, га под строение дорожки и площадки следует отводить не более 25-30%.

Как следует из материалов дела, площадь участка ответчика составляет <...> кв.м., на указанном участке расположен построенный трехэтажный (в том числе мансарда) дом площадью <...> кв.м., при этом как следует из искового заявления площадь дома, который возводится ответчиком составляет <...> кв.м., что ответчиком не оспаривалось.

Таким образом, согласно вышеуказанному пункту СНиПа при площади участка, принадлежащего ответчику <...> кв.м., и при наличии одного дома на участке ответчика площадь строения уже превышает 25%, таким образом, возведение второго дома является нарушением требований указанного СНиПа.

Рассматривая дело, суд правильно руководствовался ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Разрешая исковые требования Багрова А.Н. в силу статьи 60 Земельного кодекса Российской Федерации нарушенное право гражданина на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Согласно пункту 2 ст. 62 Земельного кодекса Российской Федерации на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре (восстановлению плодородия почв, восстановлению земельных участков в прежних границах, возведению снесенных зданий, строений, сооружений или сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений, восстановлению межевых и информационных знаков, устранению других земельных правонарушений и исполнению возникших обязательств).

В соответствии с п. 2 ст. 76 Земельного кодекса Российской Федерации самовольно занятые земельные участки возвращаются их собственникам, землепользователям, землевладельцам, арендаторам земельных участков без возмещения затрат, произведенных лицами, виновными в нарушении земельного законодательства, за время незаконного пользования этими земельными участками.

Пунктом 3 этой же статьи предусмотрено, что приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их захламлении, других видах порчи, самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков или самовольном строительстве, а также восстановление уничтоженных межевых знаков осуществляется юридическими лицами и гражданами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет.

Исходя из приведенных норм, суд первой инстанции, установив на основе надлежащей оценки представленных доказательств, пришел к обоснованному выводу о том, что истец вправе требовать от ответчика устранения препятствий в пользовании принадлежащим ему на праве собственности земельным участком.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных, либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, самостоятельно определив способы их судебной защиты, соответствующие ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена судебная защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в статье 12 данного Кодекса способами, причем эта статья также содержит указание на возможность применения иных способов, предусмотренных в законе.

В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона N 221-ФЗ от 24 июля 2007 года "О государственном кадастре недвижимости", государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества, а также иных предусмотренных настоящим Законом сведений о недвижимом имуществе.

В силу ст. 39 данного Закона, местоположение границ земельных участков подлежит в установленном настоящим Федеральным законом порядке обязательному согласованию с лицами, указанными в части 3 настоящей статьи, в случае, если в результате кадастровых работ уточнено местоположение границ земельного участка, в отношении которого выполнялись соответствующие кадастровые работы, или уточнено местоположение границ смежных с ним земельных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости.

Предметом указанного в части 1 настоящей статьи согласования с заинтересованным лицом при выполнении кадастровых работ является определение местоположения границы такого земельного участка, одновременно являющейся границей другого принадлежащего этому заинтересованному лицу земельного участка. Заинтересованное лицо не вправе представлять возражения относительно местоположения частей границ, не являющихся одновременно частями границ принадлежащего ему земельного участка, или согласовывать местоположение границ на возмездной основе.

Согласование местоположения границ проводится по выбору заказчика кадастровых работ с установлением границ земельных участков на местности или без установления границ земельных участков на местности.

Согласно ст. 40 Закона, результат согласования местоположения границ оформляется кадастровым инженером в форме акта согласования местоположения границ на обороте листа графической части межевого плана.

Местоположение границ земельного участка считается согласованным при наличии в акте согласования местоположения границ личных подписей всех заинтересованных лиц или их представителей.

Согласно топогеодезической съемке (л.д.211) ответчик занял часть земельного участка, принадлежащего Багрову А.Н., площадью <...> кв.м.

Доказательств в опровержение данных обстоятельств суду не представлено.

Согласно п. 1 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В соответствии со ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу требований ст. 60 Земельного кодекса Российской Федерации, нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка. Действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Руководствуясь вышеприведенными правовыми нормами, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, пояснения сторон, в том числе, экспертное заключение, в соответствии с правилами ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что ответчиком нарушено право пользования истца принадлежащим ему земельным участком и смещен межевой знак.

В тексте апелляционной жалобы ответчик ссылается на то, что суд первой инстанции необоснованно руководствовался при вынесении решения заключением судебной экспертизы, из которой следует о необходимости сноса спорного строения.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным доводом апелляционной жалобы, в связи со следующим.

В соответствии с положениями ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Согласно ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 3 и 4 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Не соглашаясь с доводами истца о невозможности принятия заключения судебной экспертизы в качестве допустимого, достоверного и достаточного доказательства по настоящему делу, суд апелляционной инстанции полагает необходимым отметить, что, по смыслу положений ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение судебной экспертизы является одним из самых важных видов доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования, тем не менее, суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта не может пренебрегать иными добытыми по делу доказательствами, в связи с чем законодателем в ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплено правило о том, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, а в положениях ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отмечено, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается наряду с другими доказательствами.

Однако, это не означает права суда самостоятельно разрешить вопросы, требующие специальных познаний в определенной области науки.

При таком положении суд может отвергнуть заключение экспертизы в том случае, если это заключение явно находится в противоречии с остальными доказательствами по делу, которые бы каждое в отдельности и все они в своей совокупности бесспорно подтверждали бы наличие обстоятельств, не установленных экспертным заключением, противоречащих ему.

Таким образом, заключения судебной экспертизы оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Суд оценивает экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

При этом судебная коллегия приходит к выводу, что у суда первой инстанции не было оснований не доверять заключению эксперта ООО «ПетроЭксперт», подготовленному экспертом Геншафт С.Г., имеющим высшее образование по специальности "Промышленное и гражданское строительство", квалификацию инженер, стаж работы по специальности 32 года, заключение содержит необходимые расчеты, ссылки на нормативно-техническую документацию, использованную при производстве экспертизы, а эксперт предупрежден об уголовной ответственности, предусмотренной статьей 307 УК РФ.

Проанализировав содержание заключения судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оно в полном объеме отвечает требованиям ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные в их результате выводы и научно обоснованные ответы на поставленные вопросы, в обоснование сделанных выводов эксперт приводит соответствующие данные из представленных в распоряжение эксперта материалов, указывает на применение методов исследований, основывается на исходных объективных данных, выводы эксперта обоснованы документами, представленными в материалы дела.

Данное экспертное заключение правомерно принято судом первой инстанции как допустимое доказательство. Основания для сомнения в его правильности и в беспристрастности и объективности эксперта отсутствуют.

Суд первой инстанции, оценивая выводы эксперта, изложенные в заключении судебной экспертизы, согласился с выводами эксперта, указав при этом конкретные причины и факты, послужившие основанием для того, чтобы принять это заключение.

При указанных обстоятельствах указанный довод не может являться основанием к отмене судебного решения.

Довод жалобы о том, что суд неправомерно не назначил по делу повторную (дополнительную) экспертизу также не может быть положен в основу отмены принятого решения, так как по делу судом была назначена и проведена судебная строительно-техническая экспертиза, в судебном заседании при разрешении вопроса о выборе экспертного учреждения, вопросов, которые должны быть поставлены перед экспертами, принимали участие все стороны по делу при этом для проведения повторной экспертизы стороной ответчика представлены новые вопросы, которые не разрешались при проведении первичной экспертизы, таким образом, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении повторной экспертизы. Кроме того, назначение повторной (дополнительной) экспертизы является правом, а не обязанностью суда.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о проведении экспертизы с нарушением установленных норм и правил, какими-либо объективными данными не подтверждены.

Указание на то, что он был лишен возможности принять участие в проведении экспертизы, поскольку был ранее вызван в другое судебное заседание, не может быть принят во внимание, поскольку доказательств указанному факту не представлено.

Из положений статей 86, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что суд может отвергнуть заключение экспертизы в том случае, если это заключение явно находится в противоречии с остальными доказательствами по делу.

Между тем, заключение эксперта не входит в противоречие с имеющимися в деле доказательствами.

Довод апелляционной жалобы о том, что эксперт необоснованно руководствовался ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», поскольку на момент вынесения решения нормы о минимальных противопожарных расстояниях между жилыми и садовыми домами и иными постройками от границ соседних земельных участков на территории садоводческих товариществ утратили силу, необоснован по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 34 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" граждане обязаны соблюдать требования пожарной безопасности.

Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности", в редакции, действовавшей на момент проведения экспертизы (апрель 2012 года), противопожарные расстояния между жилыми, общественными и административными зданиями, зданиями, сооружениями и строениями промышленных организаций в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности следует принимать в соответствии с таблицей 11 приложения к настоящему Федеральному закону.

Из таблицы 11, являющейся приложением к Федеральному закону от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ следует, что расстояние между зданиями пятой степени огнестойкости, к которым относятся жилые здания сторон, должно составлять не менее 10 метров.

Частью 2 статьи 69 названного Федерального закона предусмотрено, что противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями и строениями определяются как расстояния между наружными стенами или другими конструкциями зданий, сооружений и строений. При наличии выступающих более чем на 1 метр конструкций зданий, сооружений и строений, выполненных из горючих материалов, следует принимать расстояния между этими конструкциями.

В силу части 10 ст. 69 Федерального закона от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ противопожарные расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек (сараев, гаражей, бань) на приусадебном земельном участке до жилых домов и хозяйственных построек на соседних приусадебных земельных участках следует принимать в соответствии с таблицей 11 приложения к настоящему Федеральному закону. Допускается уменьшать до 6 метров противопожарные расстояния между указанными типами зданий при условии, что стены зданий, обращенные друг к другу, не имеют оконных проемов, выполнены из негорючих материалов или подвергнуты огнезащите, а кровля и карнизы выполнены из негорючих материалов.

Судом установлено, что расстояние между жилыми домами сторон составляет менее 10 метров.

Принимая во внимание изложенное, эксперт пришел к обоснованному выводу, что расстояние относительно смежного участка установлено с нарушением нормативов.

В указанный Федеральный закон от 22.07.2008 N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" Федеральным Законом № 117 - ФЗ от 10.07.2012 года внесены изменения, в том числе в ст. 69 и таблица № 11 признана утратившей силу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 данный документ вступил в силу со дня официального опубликования, за исключением абзаца третьего подпункта "б" пункта 56, подпункта "е" пункта 57, подпункта "з" пункта 58 статьи 1, вступающих в силу по истечении двух лет после дня официального опубликования данного документа, и подпунктов "б" и "в" пункта 69 статьи 1, вступающих в силу по истечении трех лет после дня официального опубликования данного документа (опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru-12.07.2012).

Тем не менее, согласно п. 1 ст. 69 указанного закона в редакции Федерального Закона № 117 - ФЗ от 10.07.2012 года, противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями должны обеспечивать нераспространение пожара на соседние здания, сооружения.

Таким образом, внесенные изменения в Федеральный Закон не опровергают вывода эксперта о несоблюдении ответчиком требований по соблюдению противопожарных расстояний.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд отказал в вызове эксперта необоснован, поскольку ответчик не мотивировал необходимость явки и допроса эксперта.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно принял к производству исковое заявлении СНТ «Разлив», поскольку оно не имеет право на обращение в суд в интересах третьих лиц, не может быть принят во внимание, поскольку самовольной постройкой нарушены законные и интересы Багрова А.Н., он самостоятельно предъявил требования об их защите путем сноса самовольной постройки, в связи с чем указанный довод не может служить основанием к отмене решения суда.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд не привел к участию в деле в качестве третьего лица не заявляющего самостоятельные требования П.- супругу ответчика, не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку прав ответчика Сетудеха Ш. указанное обстоятельство не нарушает, кроме того, в суде первой инстанции не указал, что состоит в браке и данное строение построено в период брака с П., не ходатайствовал о привлечении супруги к участию в деле в качестве третьего лица.

Исходя из того, какой правовой интерес имеет третье лицо к предмету спора, суд вправе допустить или не допустить его в процесс, а потому должен установить характер правоотношений между лицами, участвующими в деле.

Из анализа указанных положений закона следует, что третье лицо без самостоятельных требований - это предполагаемый участник материально-правового отношения, связанного по объекту и составу с тем, какое является предметом разбирательства в суде. Основанием для вступления в дело третьего лица является возможность предъявления иска к третьему лицу или возникновения права на иск у третьего лица, обусловленная взаимосвязанностью основного спорного правоотношения между стороной и третьим лицом.

Целью участия третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, является предотвращение неблагоприятных для него последствий.

Наличие заинтересованности лица в исходе дела, само по себе, не является основанием для его привлечения к участию в деле в качестве третьего лица.

Ответчиком не представлено доказательств того, что в результате рассмотрения данного дела, с учетом заявленного предмета, оснований и субъектного состава участников спора, решение непосредственно повлияло бы на права и обязанности ответчика.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно привлек к участию в деле Багрова А.Н. в качестве третьего лица заявляющего самостоятельные требования необоснован по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба.

Как видно из материалов дела, Багров А.Н. предъявил самостоятельные требования о сносе строения, освобождении земельного участка и переносе ограждения, определением суда от 22.11.211 года был признана третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора /л.д. 87 т. 1/.

После предъявления Багровым А.Н. самостоятельных требований, принятых к производству суда в рамках настоящего дела, пользовалась всеми процессуальными правами истца, в том числе и на уточнение исковых требований в соответствии со ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а заявленные им исковые требования подлежали разрешению по существу.

Суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, представленным сторонами доказательствам дал надлежащую оценку, спор разрешил в соответствии с материальным и процессуальным законом, иные доводы апелляционной по существу направлены на переоценку выводов суда о фактических обстоятельствах дела и имеющихся в деле доказательств, они не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию ответчика, выраженную им в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда и поэтому не могут служить основанием для отмены постановленного по делу решения.

Ссылки на процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Сестрорецкого районного суда Санкт-Петербурга от 01 августа 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Сетудеха Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-898/2013
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 17 января 2013

Поиск в тексте