• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 2013 года Дело N А71-8362/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 16 июля 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 16 июля 2013 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Мартемьянова В.И.,

судей Романова В.А., Булкиной А.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Саттаровой Н.О.,

при участии:

от конкурсного управляющего должника (открытого акционерного общества «Уральский трастовый банк») Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»): Брусков И.В., паспорт, (доверенность от 16.08.2012г.);

от иных лиц, участвующих в деле - не явились,

лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу лица, в отношении которого совершена оспариваемая сделка - Мурашовой Ольги Вячеславовны

на определение Арбитражного суда Удмуртской Республики

от 06 мая 2013 года

о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки,

вынесенное судьей Л.А. Нуртдиновой в рамках дела № А71-8362/2012

о признании открытого акционерного общества «Уральский трастовый банк» (ОГРН 1021800001190, ИНН 1831027349) несостоятельным (банкротом),

третье лицо: Дозгунова Татьяна Михайловна,

установил:

Конкурсный управляющий открытого акционерного общества «Уральский трастовый банк» (далее - должник, ОАО «УТБ», Банк) государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее - заявитель, конкурсный управляющий) обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительными действий и.о. председателя Правления Банка Донгузовой Тамары Михайловны по изданию приказов о премировании №95 л/с от 11.04.2012г., №107 л/с от 28.04.2012 г., №128 л/с от 15.05.2012 г., №132 от 24.05.2012 г. и выплате на основании этих приказов премий работникам ОАО «УТБ».

Определением суда от 29.10.2012 требования конкурсного управляющего о признании сделки недействительной в отношении каждого из работников выделены в отдельные производства, в том числе в отдельное производство выделено требование в отношении Мурашовой Ольги Вячеславовны (далее - Мурашова О.В.) в связи с выплатой ей денежных средств на основании вышеуказанных приказов о премировании. В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к рассмотрению данного заявления привлечена Донгузова Тамара Михайловна (далее - Донгузова Т.М.).

Определением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 06.05.2013 заявление конкурсного управляющего признано обоснованным и удовлетворено, с Мурашовой О.В. в конкурсную массу ОАО «УТБ» было взыскано 62 400 руб. 00 коп.

Мурашова О.В., не согласившись с вынесенным определением, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит указанный судебный акт отменить, принять новый об отказе в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права. В своей апелляционной жалобе Мурашова О.В. указывает на ошибочность выводов суда первой инстанции относительно наличия у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения оспариваемой сделки. Также отмечает, что в материалах дела отсутствуют доказательства ее осведомленности о направленности спорных выплат на причинение вреда имущественным правам кредиторов должника, не знала об ухудшении финансового положения Банка, не являлась заинтересованным лицом по отношению к должнику.

До начала судебного разбирательства конкурсным управляющим представлен письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором он просит определение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представитель конкурсного управляющего по мотивам, изложенным в письменном отзыве, против удовлетворения апелляционной жалобы возражал.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст.ст.266, 268 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, между ОАО «УТБ» (Работодатель) и Мурашовой О.В. (Работник) был заключен трудовой договор от 16.11.2009 № 23-ТД о приеме ее на работу в качестве экономиста сектора финансового мониторинга и валютного контроля.

Дополнительным соглашением к трудовому договору № 23-ТД от 01.07.2011 года на неё возложены обязанности экономиста отдела финансового мониторинга, дополнительным соглашением к трудовому договору от 16.09.2011 возложены обязанности ведущего экономиста отдела финансового мониторинга.

На основании изданных и.о. председателем Правления Банка Донгузовой Т.М. приказов о премировании №95 л/с от 11.04.2012г., №107 л/с от 28.04.2012 г., №128 л/с от 15.05.2012 г., №132 от 24.05.2012г. Мурашовой О.В. были выплачены премии на общую сумму 62 400 руб. 00 коп.

Приказами Центрального банка Российской Федерации от 31.05.2012 №ОД-391 и №ОД-392 у ОАО «УТБ» отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация.

Определением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 20.06.2012 к производству арбитражного суда принято заявление Центрального банка Российской Федерации о признании ОАО «УТБ» несостоятельным (банкротом).

Решением того же суда от 19.07.2012 ОАО «УТБ» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, полномочия конкурсного управляющего должника возложены на государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов».

Полагая, что действия по изданию вышеназванных приказов и выплате на их основании премий Мурашовой О.В. являются недействительными на основании п.2 ст.61.2, п.п.1, 3 ст.61.3 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО «УТБ» с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции, придя к выводу о том, что имеются все условия для признания оспариваемой сделки недействительной по заявленным конкурсным управляющим основаниям, признал требования обоснованными.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, исследовав имеющиеся в деле доказательства в порядке ст. 71 АПК РФ, проанализировав нормы материального права, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

В соответствии с п.3 ст.1 Федерального закона от 25.02.1999 №40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее - Федеральный закон №40-ФЗ) отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) кредитных организаций, не урегулированные указанным законом, регулируются Законом о банкротстве и нормативными актами Банка России в случаях, предусмотренных Федеральным законом №40-ФЗ.

Согласно ст.61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов.

На основании п.3 ст.129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником.

В силу п.1 ст.61.1. того же закона сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

Под сделками, которые могут быть оспорены по правилам главы III.1 Закона о банкротстве, понимаются действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих как в соответствии с гражданским, так и трудовым законодательством (п.3 ст.61.1 Закона о банкротстве).

По смыслу приведенных норм, действия должника по выплате премий работнику могут быть оспорены по правилам главы III.1 Закона о банкротстве.

В силу п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

При наличии указанных в п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве условий информированность другой стороны сделки о преследуемой должником цели и намерение со стороны должника причинить вред имущественным правам кредиторов предполагаются.

В соответствии с разъяснениями, данными в п.п.5-7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Пленум ВАС РФ №63), в силу указанной выше нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Материалами дела подтверждается, что оспариваемые действия по изданию приказов по премированию и действия по выплате премий Мурашовой О.В. имели место 11.04.2012, 28.04.2012, 15.05.2012 и 24.05.2012, то есть, то есть в течение трех лет до назначения временной администрации по управлению ОАО «УТБ» (31.05.2012).

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов апелляционный суд считает доказанной, поскольку одновременно имело место наличие следующих обстоятельств:

- с 16.04.2012 в Банке началась формироваться картотека (счет 47418 - «Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств»);

- Национальным банком Удмуртской Республики к ОАО «УТБ» неоднократно применялись меры воздействия в виде предписаний (от 21.12.2011 №6-2-159538дсп, от 12.04.2012 №6-2-11/3075дсп, от 02.05.2012 №6-2-11/3713дсп - л.д. 61-63) об ограничении банковских операций в связи с ухудшением финансового состояния. Так, в частности, из предписания от 21.12.2011 №6-2-159538дсп видно, что за период с сентября по ноябрь 2011 значительно снижена величина ликвидных активов должника, имело место неудовлетворительное качество ссудной и приравненной к ней задолженности. Согласно же предписанию от 12.04.2012 №6-2-11/3075дсп учет и отчетность кредитной организации признаны недостоверными. В предписании от 02.05.2012 №6-2-11/3713дсп указано на наличие оснований для осуществления мер по предупреждению банкротства, предусмотренных абз.2, 3, 4, 7 ст.4 Федерального закона №40-ФЗ;

- решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 19.07.2012 по делу №А71-8362/2012 о признании ОАО «УТБ» банкротом установлено, что на момент отзыва у Банка лицензии должник имел неисполненные обязательства перед кредиторами и вкладчиками в размере 562 882 тыс. руб., что превышает величину активов (542 028 тыс. руб.), на 31.05.2012 - дату отзыва лицензии имелись неудовлетворенные требования кредиторов на сумму 83 767 399 руб. 15 коп. В реестр требований кредиторов должника включены требования кредиторов на сумму 534 321 731,34 руб. Таким образом, на момент издания приказов о премировании имелись неисполненные денежные обязательства перед кредиторами.

Согласно ст.2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, применительно к настоящему обособленному спору в рамках дела о банкротстве следует признать, что Банк обладал признаками неплатежеспособности уже в первой половине апреля 2012 года. В дальнейшем признаки неплатежеспособности Банка сохранялись.

Исходя из этого довод апелляционной жалобы об ошибочности вывода суда первой инстанции относительно наличия признаков неплатежеспособности должника на момент совершения оспариваемых действий, подлежит отклонению как противоречащий представленным в материалы дела доказательствам.

В отношении второго условия (причинение вреда имущественным правам кредиторов) апелляционный суд считает, что факт причинения вреда в результате совершения оспариваемых сделок также является доказанным.

Согласно ст.2 Закона о банкротстве и разъяснениям, содержащимся в п.5 Пленума ВАС РФ №63, при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Как пояснил в суде апелляционной инстанции представитель конкурсного управляющего, приказы о премировании были изданы только в период с апреля по май 2012, ранее подобные приказы не издавались и соответствующие премии не выплачивались.

В материалах дела имеются доказательства осуществления спорных выплат в пользу Мурашовой О.В., таковыми являются ведомости перечисления во вклады работников банка от 12.04.2012г. за апрель 2012 г., от 28.04.2012г. за май 2012г., ведомостями от 15.05.2012г., от 24.05.2012г.

Последствием совершения оспариваемых конкурсным управляющим действий по изданию приказов и премированию стала частичная утрата возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества, поскольку в результате выплаты Мурашовой О.В. премий в соответствующей части уменьшился объем денежных средств, за счет которых могли бы быть удовлетворены требования конкурсных кредиторов Банка. Иначе говоря, за счет денежных средств вкладчиков Банком выплачивались премии своим работникам, в том числе и Мурашовой О.В.

Следовательно, в рассматриваемом случае есть основания для констатации того обстоятельства, что в результате совершения оспариваемой сделки причинен вред имущественным правам кредиторов.

Что касается третьего условия (об информированности другой стороны сделки о цели должника), то данное условие является доказанным, поскольку материалами дела подтверждается, что Мурашова О.В. должна была знать о признаках неплатежеспособности должника.

В силу абз.1 п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств (п.7 Пленума ВАС РФ №63).

При рассмотрении спора суд первой инстанции, проанализировав условия трудового договора, положения должностной инструкции работника, суд обоснованно счел, что действуя разумно, исполняя положения трудового договора и должностной инструкции и проявляя требующуюся от нее осмотрительность Мурашова О.В. обязана была обладать информацией о неблагополучном финансовом состоянии Банка и производить анализ возможных рисков приведения Банка к неплатежеспособности, а, следовательно, должна была знать об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаках неплатежеспособности ОАО «УТБ».

Недоказанность наличия заинтересованности сторон сделки в рассматриваемой ситуации не исключает осведомленность Мурашовой О.В. о противоправной цели совершения сделки, поскольку в наличии имеются альтернативные квалифицирующие признаки, перечисленные в п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве.

Таким образом, необходимо констатировать наличие всех перечисленных в п.5 постановления Пленума ВАС РФ №63 условий для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве.

С учетом изложенного признание судом первой инстанции действий по изданию приказов о премировании № 95 л/с от 11.04.2012г., № 107 л/с от 28.04.2012г., № 128 л/с от 15.05.2012г., № 132 от 24.05.2012г. и выплате на основании этих приказов премий работнику Мурашова О.В. недействительными по основаниям, предусмотренным п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве, является правильным.

Доводы Мурашовой О.В. о ее неосведомленности о неплатежеспособности Банка апелляционным судом не могут быть приняты в силу следующего.

Как выше уже указано, согласно п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В соответствии со статьей 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 135-ФЗ «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника; руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве.

При рассмотрении спора судом установлено и материалами дела подтверждено, Мурашова О.В. работала в Банке с 16.11.2009 в должности экономиста сектора финансового мониторинга и валютного контроля, в дальнейшем занимала должность ведущего экономиста отдела финансового мониторинга.

В соответствии с пунктом 4.1.3. должностной инструкцией Мурашова О.В. должна была ежедневно осуществлять контроль операций/сделок в соответствии с частью 3 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 № 115- ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма.

Согласно пункту 4.1.5. должна была осуществлять сбор сведений от уполномоченных лиц структурных подразделений для принятия ответственным сотрудником обоснованных решений по результатам анализа операций/ сделок. Пункт 4.1.10 предусматривает контроль за соблюдением правил документооборота, осуществляемого между сектором и подразделениями банка.

Учитывая специфику деятельности должника, а также специфику занимаемой Мурашовой О.В. должности, продолжительность работы Мурашовой О.В. в банке, суд обоснованно счел, что в силу своих трудовых обязанностей Мурашова О.В. при заключении спорной сделки (п.3 дополнительного соглашения) не могла не знать об ухудшении финансового положения Банка. Недоказанность наличия заинтересованности сторон сделки в рассматриваемой ситуации не исключает осведомленность Мурашовой О.В. о противоправной цели совершения сделки, поскольку в наличии имеются альтернативные квалифицирующие признаки, перечисленные в п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве.

Это обстоятельство дает основания в соответствии со ст. 19 Закона о банкротстве признать ее заинтересованным по отношению к должнику лицом на момент издания приказов о ее премировании № 95 л/с от 11.04.2012г., № 107 л/с от 28.04.2012г., № 128 л/с от 15.05.2012г., № 132 от 24.05.2012г.

Вопреки доводам апелляционной жалобы не имеет значения то обстоятельство, что она исполняла должность ведущего экономиста отдела финансового мониторинга, так как отнесение соответствующего лица к заинтересованным статья 19 Закона о банкротстве обуславливает не формальным наименованием должности, а ее фактическим функциональным содержанием.

Следовательно, исходя из буквального толкования норм п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, осведомленность Мурашовой О.В. о неплатежеспособности должника и о том, что сделки по ее премированию совершены с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, предполагается и не требует дальнейшего доказывания.

Для разрешения настоящего спора имеет значение не факт надлежащего исполнения ответчиком своих трудовых обязанностей, в связи с чем, ему в дополнение к основной заработной плате в качестве поощрения Банком была выплачена дополнительная премия, но тот факт, что выплата премии являлась сделкой, совершенной с целью причинения ущерба имущественным интересам кредиторов Банка, о чем Мурашова О.В., как установлено выше, была достоверно осведомлена.

Кроме того, арбитражным судом первой инстанции правильно усмотрены основания для признания оспариваемой сделки недействительной и по п.п.1, 3 ст.61.3 Закона о банкротстве.

В соответствии с п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий, перечисленных в указанном пункте ст.61.3 Закона.

Пунктом 3 ст.61.3 Закона о банкротстве предусмотрено, что сделка, указанная в п.1 данной статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 ст.61.3, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Предполагается, что контрагент по сделке знал о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

Таким образом, для признания сделки недействительной по данным основаниям подлежали доказыванию следующие обстоятельства: заключение или совершение сделки в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом; наступление последствий в виде оказания (возможности оказания) большего предпочтения в отношении удовлетворения требований одних кредиторов перед другими; лицу, заключающему сделку, было известно о неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Арбитражным судом первой инстанции правильно установлено наличие всех условий, необходимых для признания оспариваемой сделки недействительной и по этому основанию.

Доводы заявителя апелляционной жалобы в соответствующей части направлены на переоценку выводов арбитражного суда первой инстанции, являющихся, по мнению суда апелляционной инстанции, законными и обоснованными.

При этом, заявитель апелляционной жалобы приводит доводы, не опровергающие выводы арбитражного суда первой инстанции, а выражающие несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены законного и обоснованного определения.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, влекущих необходимость отмены обжалуемого судебного акта, апелляционная жалоба не содержит.

В соответствии с п.2 ст.167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

На основании изложенных норм апелляционный суд считает, что суд первой инстанции верно применил последствия недействительности сделки в виде взыскания в конкурсную массу должника денежных средств в сумме 62400 руб. Возражений относительно правомерности выводов суда в указанной части в апелляционной жалобе не содержится.

При отмеченных обстоятельствах, обжалуемое определение арбитражного суда первой инстанции следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В силу ст.110 АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы относятся на ее заявителя.

Поскольку Мурашовой О.В. государственная пошлина за подачу апелляционной жалобы не была уплачена в полном объеме, госпошлина подлежит взысканию с заявителя жалобы в доход федерального бюджета в сумме 1 000 руб.

Руководствуясь статьями 176, 258, 268, 269, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 06 мая 2013 года по делу № А71-8362/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Взыскать с Мурашовой Ольги Вячеславовны госпошлину по апелляционной жалобе в доход федерального бюджета в сумме 1 000 (одна тысяча) рублей.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий месяца со дня его принятия, через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

     Председательствующий

     В.И. Мартемьянов

     Судьи

     В.А. Романов

     А.Н. Булкина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А71-8362/2012
Принявший орган: Семнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 16 июля 2013

Поиск в тексте