• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 июля 2013 года Дело N А27-327/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 12 июля 2013 года

Полный текст постановления изготовлен 18 июля 2013 года

Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Журавлевой В.А.

судей: Усаниной Н.А., Хайкиной С.Н.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Левенко А.С.

с участием в заседании: без участия

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г.Кемерово и Кемеровском районе Кемеровской области (межрайонного) на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 25.03.2013 по делу № А27- 327/2013 (судья Н.А. Аникина )

по заявлению Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г.Кемерово и Кемеровском районе Кемеровской области (межрайонного), г.Кемерово (ОГРН 1084205020965)

к Муниципальному казенному специальному (коррекционному) образовательному учреждению для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья «Березовская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат VIII вида» (с группами для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей) Кемеровского Муниципального района

о взыскании 112 369 руб. 50 коп.

УСТАНОВИЛ:

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г.Кемерово и Кемеровском районе Кемеровской области (межрайонного) (далее - заявитель, УПФР, Пенсионный фонд) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о взыскании с Муниципальному казенному специальному (коррекционному) образовательному учреждению для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья «Березовская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат VIII вида» (с группами для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей) Кемеровского Муниципального района (далее - заинтересованное лицо, МКС (К) ОУДО ВОВЗ «Березовская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат VIII вида» (с группами для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей) Кемеровского Муниципального района, Учреждение) штрафа за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования за 2011 год в сумме 112 369 руб. 50 коп.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 25.03.2013 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Пенсионный фонд обратился в суд с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявления по основаниям неверного толкования норм материального и процессуального права, неполного исследования материалов дела.

В обоснование жалобы приводит доводы о том, что судом не учтено, что в срок, установленный Пенсионным фондом в связи с наличием ошибок в сведениях за 2011 г., корректирующие сведения не были поданы, в акте и в решении Пенсионным фондом указано на недостоверность сведений, основанием для привлечения страхователя к ответственности в данном случае послужило предоставление недостоверных сведений.

Более подробно доводы изложены в апелляционной жалобе.

Лица, участвующие в деле, о месте и времени судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в судебное заседание арбитражного суда апелляционной инстанции своих представителей не направили. На основании статьи 156 АПК РФ апелляционный суд считает возможным рассмотреть дело в настоящем судебном заседании в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела в порядке статьи 268 АПК РФ, изучив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены решения Арбитражного суда Кемеровской области от 25.03.2013.

Как следует из материалов дела, УПФР установлено, что Учреждение не представило сведения, необходимые для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета, о чем был составлен акт от 20.04.2012 №477.

05.06.2012 Пенсионным фондом было принято решение №477 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона № 27-ФЗ в виде штрафа в размере 112369 руб. 50 коп.

18.07.2012 в адрес Учреждения направлено требование №477 с предложением о добровольной уплате штрафа в срок до 10.08.2012, которое страхователем исполнено не было.

Данное обстоятельство послужило основанием для обращения Пенсионного фонда за взысканием штрафа в судебном порядке.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из своевременного предоставления сведений, из отсутствия в действиях страхователя состава правонарушения, заключающегося в несвоевременном представлении сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Оценив в совокупности представленные доказательства, апелляционный суд приходит к следующему.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 15.12.01 №167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее - Закон № 167-ФЗ) Учреждение зарегистрировано в качестве страхователя по обязательному пенсионному страхованию.

Согласно статье 2 Закона № 167-ФЗ законодательство Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании состоит, в том числе, из Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" (далее - Закон № 27-ФЗ).

Статьей 1 Закона №27-ФЗ дано понятие «отчетного периода», под которым понимается период, за который страхователь представляет в территориальный орган пенсионного фонда Российской Федерации сведения о застрахованных лицах в системе индивидуального (персонифицированного) учета. Отчетными периодами признаются первый квартал, девять месяцев и календарный год.

Срок представления сведений о застрахованных лицах за 2011 год - не позднее 15.02.2012 г.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 8 Закона № 27-ФЗ сведения о застрахованных лицах представляются страхователями.

В силу статьи 15 Закона №27-ФЗ страхователь обязан в установленный срок представлять органам Пенсионного фонда Российской Федерации сведения о застрахованных лицах, определенные настоящим Федеральным законом.

Пунктом 2 статьи 11 Закона № 27-ФЗ предусмотрено, что страхователь ежеквартально до 15-го числа второго календарного месяца, следующего за отчетным периодом, представляет о каждом работающем у него застрахованном лице (включая заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации начисляются страховые взносы) сведения индивидуального (персонифицированного) учета.

В соответствии с абзацем 3 статьи 17 Закона № 27-ФЗ за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений к страхователям, в том числе, физическим лицам, самостоятельно уплачивающим страховые взносы, применяются финансовые санкции в виде взыскания 10 процентов причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации, в судебном порядке.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Как следует из материалов дела, в частности, акта проверки №477 от 20.04.2012 , решения № 477 от 05.06.2012, сведения, необходимые для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета за 2011 год были представлены страхователем 15.02.2012 г. в Управление, что подтверждается описью сведений, передаваемых страхователем в ПФР от 15.02.2012 (том 1 л.д. 18), в котором зафиксированы сведения о выявлении ошибок.

Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что штрафная санкция применена в отношении Учреждения за нарушение двухнедельного срока представления скорректированных данных о застрахованных лицах; первоначально представленные страхователем сведения персонифицированного учета содержали недочеты, ошибки, которые не могут быть расценены как недостоверные сведения, они подлежали корректировке в порядке, установленном действующим законодательством.

При этом, Управление не оспаривает того обстоятельства, что первоначально сведения представлены Обществом в установленный срок до 15.02.2012 г.

В соответствии со статьей 15 Закона № 27-ФЗ страхователь имеет право дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах по согласованию с соответствующим органом Пенсионного фонда Российской Федерации, индивидуальные сведения представляются страхователями в письменной или электронной форме в соответствии с Инструкцией о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 14.12.2009 № 987н, и Инструкцией по заполнению форм документов индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, утвержденной постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 31.07.2006 № 192 п.

Представление корректирующих сведений предусмотрено пунктами 34 и 41 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах в случае самостоятельного обнаружения ошибки страхователем либо в случае обнаружения несоответствия между представленными индивидуальными сведениями и результатами проверки территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации.

Для представления корректирующих сведений установлен двухнедельный срок, который исчисляется со дня обнаружения ошибок самим страхователем либо со дня получения уведомления территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации об устранении имеющихся расхождений.

В случае неустранения страхователем в установленный срок имеющихся расхождений в индивидуальных сведениях территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации вправе принять самостоятельное решение о корректировке индивидуальных сведений застрахованных лиц и осуществить данную корректировку.

Таким образом, при предоставлении сведений персонифицированного учета, содержащих недочеты, ошибки, которые не могут быть расценены как недостоверные сведения (что имеет место в рассматриваемом случае), Фонд может с соблюдением указанной процедуры принять решение о корректировке этих сведений.

При этом статья 17 Закона № 27-ФЗ не предусматривает ответственность за нарушение двухнедельного срока представления скорректированных данных о застрахованных лицах (что имеет место в рассматриваемом случае).

Вместе с тем, Пенсионный фонд решения о корректировке представленных сведений не принимал.

Доводы о привлечение к ответственности за предоставление недостоверных сведений со ссылкой на п. 2.3. акта камеральной проверки № 477 от 20.04.2012, содержание аналогичной информации в решении № 477 от 05.06.2012 отклоняются апелляционным судом по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, при проверки формы Пенсионным фондом выявлены ошибки в виде несоответствия данных об начисленных страховых взносах на страховую и накопительную части трудовой пенсии, о которых Учреждение извещено от 19.03.2012 № 20-3715 с указанием срока представления исправленных форм документов не позднее 17.04.2012.

Пунктом 3.4 данного акта предложено привлечь Учреждение к ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 17 Федерального закона № 27-ФЗ, за представление неполных и (или) недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования в виде взыскания 10 процентов причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Решением № 477 о 05.06.2012 Учреждение привлечено к ответственности, предусмотренной п. 3 статьи 17 Федерального закона № 27-ФЗ за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений к страхователям (за 2011 г.).

Между тем, ни в акте камеральной проверки от 20.04.2012 г. № 477, ни в решении от 05.06.2012 г. № 477, УПФР не указывает, какие именно сведения Учреждением были искажены и недостоверно представлены в Пенсионный Фонд.

Исходя из содержания акта камеральной проверки, первичные документы проверке подвергнуты не были, каких-либо несоответствий в ходе проверки о стаже, заработной плате работников, либо размере страховых взносов Пенсионным фондом выявлено не было.

В решение № 477 от 05.06.2012 г. о привлечении Учреждения к ответственности УПФР также не указало обстоятельства, свидетельствующие о совершении МКС (К) ОУДО ВОВЗ «Березовская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат VIII вида» (с группами для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей) Кемеровского Муниципального района правонарушения.

Совокупность положений статей 6, 8, 11 Закона № 27-ФЗ предполагает оценку достоверности представляемых страхователем сведений с точки зрения соответствия их данным бухгалтерского учета страхователя (сведения предоставляются о сумме заработка, на которую начислялись страховые взносы, а не о сумме заработка, на которую должны были быть начислены страховые взносы; сведения о начисленных и уплаченных страховых взносах, а не сведения о сумме страховых взносах, которая должна быть начислена и должна быть уплачена).

Сам по себе факт наличия расхождений между сведениями в индивидуальных сведениях (форма АДВ, формы СЭВ) и в форме РСВ-1 в силу положений части 3 статьи 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ не является основанием для привлечения лица к ответственности предусмотренной санкцией означенной нормы.

Вывод УПФР о недостоверности сведений, отраженных в представленной Учреждением отчетности, сделан лишь на основании выявленной ошибки в сумме страховых взносов, без раскрытия признаков недостоверности представленных сведений, в связи с чем, является несостоятельным.

Доказательств того, что Учреждением были представлены иные недостоверные сведения, за исключением несоответствия представленных форм отчетности (АДВ-6-2, формы СЗВ-6-2, СЭВ-6-1) установленной форме отчетности (РСВ-1), а также того, что несоответствие представленных форм отчетности отразилось каким-то образом на достоверности исчисленных страховых взносов, неточности в сведениях о стаже или повлекло за собой занижение базы для начисления страховых взносов и исчисленных с нее страховых взносов, Управлением Пенсионного фонда в материалы дела не представлено.

Судом первой инстанции правильно учтены разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в 16 Информационного письма от 11.08.2004 № 79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании» и невозможность определить из решения №477 от 05.06.2012 в отношении каких конкретно застрахованных лиц представлены неточные сведения, допущены ошибки, доказательств направления Учреждению уведомления о выявленных неточностях, о необходимости корректировки представленных в пенсионный фонд индивидуальных сведений за 2011 год материалы дела так же не содержат.

Кроме того, суд апелляционной инстанции считает, что при принятии решения о привлечении к ответственности Пенсионным фондом не установлено наличие вины заявителя в совершении правонарушения, ее формы и степень.

Фактические обстоятельства, в связи с которыми к страхователю применяются меры ответственности за совершение правонарушений в виде денежного взыскания (штрафа), устанавливаются пенсионными органами в процессе проведения соответствующих мероприятий контроля, в ходе которых требуется обнаружение, выявление правонарушений, собирание доказательств.

В акте проверки, являющемся итоговым актом такого контроля, обосновывается факт правонарушения и наличие в деянии лица признаков состава правонарушения, указывается норма законодательства, определяющая конкретный вид правонарушения, диспозицию правонарушающего деяния и соответствующую санкцию.

Согласно положениям статей 40, 42 Федерального закона № 212-ФЗ, регулирующего отношения, возникающие в процессе осуществления контроля за исчислением и уплатой (перечислением) страховых взносов и привлечения к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о страховых взносах, нарушением законодательства признается виновно совершенное противоправное деяние (действие или бездействие) плательщика страховых взносов или банка, за которое настоящим Федеральным законом установлена ответственность (далее - правонарушение).

При этом, виновным в совершении правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.

В соответствии с требованиями статьи 39 Федерального закона № 212-ФЗ в ходе рассмотрения материалов проверки руководитель (заместитель руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов устанавливает, имеются ли основания для привлечения лица к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом; выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом.

В решении о привлечении к ответственности за совершение правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов.

Таким образом, привлекая Учреждение к ответственности, предусмотренной статьей 17 Федерального закона № 27-ФЗ, орган Пенсионного фонда должен не только констатировать факт несвоевременного представления сведений, либо недостоверность предоставленных сведений, но и обязан определить все элементы состава данного правонарушения, в том числе виновность.

Пенсионный фонд Российской Федерации в письме от 14.12.2004 № КА-09-25/13379 "О применении финансовых санкций в соответствии со статьей 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ" прямо указывает нижестоящим пенсионным органам о недопустимости формального подхода к наложению штрафа при наличии ошибки в документах, представляемых страхователями. Любая санкция должна применяться с учетом ряда принципов: виновность и противоправность деяния, соразмерность наказания, презумпция невиновности.

С учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 Постановления от 14.07.2003 № 12-П, при рассмотрении дел необходимо исследовать по существу фактические обстоятельства, а не ограничиваться только установлением формальных условий применения нормы.

Данная правовая позиция имеет общий характер и касается любых правоприменителей.

Вместе с тем, в акте проверки и в решении о привлечении к ответственности отсутствует установление всех элементов состава данного правонарушения, в том числе виновности Учреждения.

В рассматриваемом случае заявитель ограничился описанием факта представления Учреждением недостоверных сведений об индивидуальном (персонифицированном) учете, - не установив вину лица в совершении вмененного ему правонарушения, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку именно наличие вины в совершении правонарушения влечет за собой ответственность.

Таким образом, в действиях страхователя отсутствует состав правонарушения, заключающийся в несвоевременном представлении сведений индивидуального (персонифицированного) учета, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений.

С учетом изложенного, УПФР неправомерно привлекло Учреждение к ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 17 Федерального закона № 27-ФЗ .

Таким образом, доводы апелляционной жалобы, проверенные судом апелляционной инстанции не свидетельствуют о нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, в силу чего, не являются основаниями для отмены по существу правильно принятого судом первой инстанции решения.

При изложенных обстоятельствах, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным и обоснованным, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Руководствуясь статьей 156, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л :

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 25.03.2013 по делу № А27-327/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

     Председательствующий
  В.А. Журавлева

     Судьи
  Н.А. Усанина

     С.Н. Хайкина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 07АП-4013/2013
А27-327/2013
Принявший орган: Седьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 18 июля 2013

Поиск в тексте