• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июля 2013 года Дело N А75-848/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 23 июля 2013 года

постановление изготовлено в полном объеме 25 июля 2013 года

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе: судьи Киричёк Ю.Н.

при ведении протокола судебного заседания: секретарем Плехановой Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании при использовании систем видеоконференц-связи апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-4744/2013) Регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам России в Уральском Федеральном округе на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 08.04.2013 по делу № А75-848/2013 (судья Чешкова О.Г.), принятиму в порядке упрощенного производства по заявлению Регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам России в Уральском Федеральном округе к открытому акционерному обществу «Государственная страховая компания «Югория» (ИНН 8601023568, ОГРН 1048600005728) о привлечении к административной ответственности,

при участии в судебном заседании представителей:

от Регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам России в Уральском Федеральном округе - Шайханов М.Б. по доверенности № 62-12-35/дв от 05.12.2012 сроком действия по 31.12.2013;

от открытого акционерного общества «Государственная страховая компания «Югория» - представитель не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом;

установил :

Региональное отделение Федеральной службы по финансовым рынкам России в Уральском Федеральном округе (далее - заявитель, РО ФСФР России в УрФО, административный орган) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением о привлечении открытого акционерного общества «Государственная страховая компания «Югория» (далее - ответчик, ОАО ГСК «Югория», Страховщик) к административной ответственности по части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 08.04.2013 по делу № А75-848/2013, принятым в порядке упрощенного производства, в удовлетворении заявленного РО ФСФР России в УрФО требования отказано.

При принятии решения суд первой инстанции исходил из отсутствия правовых оснований для удовлетворения заявления РО ФСФР России в УрФО и привлечения ОАО ГСК «Югория» к административной ответственности по части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку неисполнение лицензиатом договора страхования не относится к лицензионным требованиям и условиям, не исполнение которых влечет административную ответственность.

Кроме того, суд первой инстанции счёл необоснованным расширительное толкование квалификации части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и привлечение хозяйствующих субъектов к административной ответственности по данной статье за нарушение страхового законодательства лицом, осуществляющим страховую деятельность.

Не согласившись с вынесенным судебным актом, РО ФСФР России в УрФО обратилось в Восьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт о привлечении ОАО «ГСК «Югория» к административной ответственности.

В обоснование апелляционной жалобы РО ФСФР России в УрФО указывает на наличие в действиях Общества нарушения части 2 статьи 13 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», который определяет правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (статья 1).

Податель апелляционной жалобы обращает внимание на то, что в Федеральном законе от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» прямо указано, что он не распространяется на отношения, связанные с лицензированием страховой деятельности, а Положением о лицензировании страховой деятельности, по мнению подателя апелляционной жалобы, является Закон Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», который устанавливает условия для осуществления страховой деятельности. Следовательно, положения Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» нельзя применять по аналогии к указанным правоотношениям, как это сделал арбитражный суд первой инстанции.

Кроме того, как указывает податель апелляционной жалобы, если обратиться к тексту Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, то можно обнаружить, что ряд статей устанавливают ответственность именно за нарушения законодательства при осуществлении гражданско-правовых обязанностей. То есть нарушение требований гражданского законодательства, в том числе, в случае неисполнения обязательства может влечь различные правовые последствия как гражданско-правового, так и публично-правового характера. При этом закон не устанавливает правила об избрании той или иной меры ответственности, а допускает их одновременное применение, исходя из целей их применения.

В подтверждение обоснованности своей позиции, изложенной в апелляционной жалобе, РО ФСФР России в УрФО ссылается на материалы судебной практики (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.02.2010 № 11639/09, определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 № ВАС-1644/11, от 21.02.2013 № ВАС-901/13, от 28.03.2013 № ВАС-3647/13 и др.).

В судебном заседании представитель РО ФСФР России в УрФО поддержал доводы и требования апелляционной жалобы.

ОАО «ГСК «Югория», надлежащим образом уведомленное о месте и времени рассмотрения дела в порядке апелляционного производства, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило, ходатайства об его отложении не заявило, в связи с чем апелляционная жалоба рассмотрена в отсутствие указанного лица в порядке части 3 статьи 156, части 1 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, выслушав представителя административного органа, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

28.02.2006 Федеральной службой страхового надзора ОАО ГСК «Югория» выдана лицензия С № 321186 на осуществление страхования. В лицензии указан вид страхования: страхование гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств. Срок действия лицензии не указан ( т. 1 л.д. 82-83).

РО ФСФР России в УрФО провело проверку по обращению гражданина Бесова С.А., поступившему 13.12.2012, о несоблюдении ОАО ГСК «Югория» сроков выплаты страхового возмещения, предусмотренных частью 2 статьи 13 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» ,по заявлению указанного гражданина от 01.11.2012.

В ходе проверки установлено, что Бесов С.А. является участником дорожно-транспортного происшествия, происшедшего 31.10.2012 с участием транспортных средств Киа Спортэдж, г/н М 272 НХ 96 (под управлением Бесова С.А.) и ВАЗ 21074, г/н Щ 978 МР 96 (под управлением Дрянных А.С.).

Виновником происшедшего дорожно-транспортного происшествия признан Дрянных А.С. (постановление по делу об административном правонарушении от 31.10.2012, справка о дорожно-транспортном происшествии от 31.10.2012).

Ответственность лица, виновного в дорожно-транспортном происшествии, застрахована страховой организацией ОАО ГСК «Югория» на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств серии ВВВ № 0615240021.

Потерпевшим Бесовым С.А. 01.11.2012 в ОАО ГСК «Югория» подано заявление о страховой выплате в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 № 263, к которому приложены все необходимые документы.

Страховое возмещение потерпевшему выплачено 17.12.2012, с нарушением 30-дневного срока, установленного частью 2 статьи 13 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», что подтверждается платежным поручением № 16844, материалами проверки.

По результатам проведенной проверки РО ФСФР России в УрФО 11.01.2013 составило в отношении ОАО ГСК «Югория» протокол об административном правонарушении, квалифицировав его действия по части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ссылаясь на нарушение Страховщиком статьи 13 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и неисполнением установленной частью 5 статьи 30 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» обязанности соблюдать требования страхового законодательства.

На основании указанного протокола РО ФСФР России в УрФО обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении ОАО «ГСК «Югория» к административной ответственности, предусмотренной названной нормой.

08.04.2013 Арбитражным судом Ханты-Мансийского автономного округа - Югры принято обжалуемое административным органом в апелляционном порядке решение .

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения, исходя из следующего.

В силу части 6 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения и имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол, предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, а также определяет меры административной ответственности.

Частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), в виде предупреждения или наложения административного штрафа на юридических лиц в размере от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Объективную сторону правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, составляет осуществление лицензируемого вида деятельности с нарушением лицензионных условий.

Как уже отмечалось выше, ОАО «ГСК «Югория» вменяется в вину нарушение требований статьи 13 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в части несоблюдения сроков выплаты страхового возмещения.

Согласно статье 3 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензируемый вид деятельности -вид деятельности, на осуществление которого на территории Российской Федерации требуется получение лицензии в соответствии с настоящим Федеральным законом, в соответствии с федеральными законами, указанными в части 3 статьи 1 настоящего Федерального закона и регулирующими отношения в соответствующих сферах деятельности.

В силу Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» деятельность по осуществлению страхования является лицензируемой.

Согласно части 2 статьи 2 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» соблюдение лицензиатом лицензионных требований обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Таким образом, по верному замечанию суда первой инстанции, на лицензиате лежит обязанность по выполнению лицензионных требований и условий, представляющих собой совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» при квалификации действий лица по части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует иметь в виду, что согласно статье 2 Федерального закона от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением или лицензией, понимается занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, установленные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, выполнение которых лицензиатом обязательно при ее осуществлении.

Согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» положения настоящего Федерального закона не применяются к отношениям, связанным с осуществлением лицензирования страховой деятельности. Лицензирование указанных в части 2 настоящей статьи видов деятельности осуществляется в порядке, установленном федеральными законами, регулирующими отношения в соответствующих сферах деятельности.

Общие требования о лицензировании, предъявляемые к субъектам страхового дела, установлены Законом Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», дополнительные требования по осуществлению деятельности в сфере страхования определены также в специальных законах о страховании, в том числе в Федеральном законе от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Указанные законы содержат нормы, устанавливающие требования к лицензиату и его деятельности, в том числе к квалификации его работников, организационно-правовой форме, условиям осуществления деятельности (наличие и источник происхождения материальных ресурсов, утверждение тарифов и правил страхования, формирование страховых резервов).

Как обоснованно указал суд первой инстанции, Положение о лицензировании страховой деятельности, устанавливающее специальные требования и условия, выполнение которых лицензиатом обязательно при ее осуществлении, в виде отдельного нормативного правового акта отсутствует.

Представленная в материалы дела лицензия также не содержит лицензионных требований, предъявляемых к субъекту страхового дела.

В этой связи суд первой инстанции применил часть 6 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой в случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права).

При этом суд апелляционной инстанции отклоняет довод подателя апелляционной жалобы о том, что указанная аналогия применяется лишь в отношении норм гражданского права, а не публичного права, к которому относится лицензирование деятельности, поскольку такой вывод из процитированной нормы права никоим образом не следует.

В отсутствие Положения о лицензировании страховой деятельности суд первой инстанции счёл возможным применить к рассматриваемому спору нормы Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», определяющие общие понятия в сфере лицензирования, в том числе, понятие лицензионных требований.

Согласно статье 8 указанного Федерального закона лицензионные требования включают в себя требования к созданию юридических лиц и деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей в соответствующих сферах деятельности, установленные федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на обеспечение достижения целей лицензирования, в том числе, требования, предусмотренные частями 4.1 и 5 настоящей статьи.

В перечень лицензионных требований с учетом особенностей осуществления лицензируемого вида деятельности (выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности) могут быть включены следующие требования:

1) наличие у соискателя лицензии и лицензиата помещений, зданий, сооружений и иных объектов по месту осуществления лицензируемого вида деятельности, технических средств, оборудования и технической документации, принадлежащих им на праве собственности или ином законном основании, соответствующих установленным требованиям и необходимых для выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности;

2) наличие у соискателя лицензии и лицензиата работников, заключивших с ними трудовые договоры, имеющих профессиональное образование, обладающих соответствующей профессиональной подготовкой и (или) имеющих стаж работы, необходимый для осуществления лицензируемого вида деятельности;

3) наличие у соискателя лицензии и лицензиата необходимой для осуществления лицензируемого вида деятельности системы производственного контроля;

4) соответствие соискателя лицензии и лицензиата требованиям, установленным федеральными законами и касающимся организационно-правовой формы юридического лица, размера уставного капитала, отсутствия задолженности по обязательствам перед третьими лицами;

5) иные требования, установленные федеральными законами.

При этом часть 4 статьи 8 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» прямо указывает на то, что к лицензионным требованиям не могут быть отнесены требования о соблюдении законодательства Российской Федерации в соответствующей сфере деятельности в целом, требования законодательства Российской Федерации, соблюдение которых является обязанностью любого хозяйствующего субъекта, требования к конкретным видам и объему выпускаемой или планируемой к выпуску продукции, а также требования к объему выполняемых работ, оказываемых услуг.

С учётом содержания процитированных правовых норм суд первой инстанции обоснованно констатировал, что обстоятельства заключения договора страхования и его исполнения лицензиатом не относятся к лицензионным требованиям и условиям, и несоблюдение данных требований закона влечет последствия гражданско-правового характера, а не применение мер административной ответственности.

В свою очередь, как полагает податель апелляционной жалобы, применительно к спорным правоотношениям Положением о лицензировании страховой деятельности является Закон Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», в связи с чем положения Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» не могли быть применены судом первой инстанции по аналогии к таким правоотношениям.

По убеждению суда апелляционной инстанции, изложенные выше выводы суда первой инстанции, а также доводы административного органа, наглядно демонстрируют имеющее место различное толкование одних и тех же правовых норм разными правоприменителями ввиду отсутствия их должной правовой регламентации.

В то же время отсутствие данной регламентации не соответствует принципу правовой определенности, обеспечивающей стабильность правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 № 5-П отмечено, что принципиально важным является соблюдение требования определенности соответствующего правового регулирования, заключающейся в конкретности, ясности и недвусмысленности нормативных установлений, которое, будучи одним из принципов правового государства, каковым является Российская Федерация (статья 1, часть 1 Конституции Российской Федерации), призвано обеспечить лицу, на которое законом возлагается та или иная обязанность, реальную возможность предвидеть в разумных пределах последствия своего поведения в конкретных обстоятельствах.

В связи с чем, суд апелляционной инстанции полагает, что публичная обязанность для поддержания правовой определенности нормативного регулирования должна быть выражена в федеральном законе или ином нормативном правовом акте ясно, четко и недвусмысленно. Иное не согласуется с требованием равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации).

В этой связи не принимается судом апелляционной инстанции и довод подателя апелляционной жалобы о том, что практически для всех видов деятельности, лицензирование которых не регулируется Федеральным законом от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», в качестве лицензионного требования (условия) предусмотрено требование о соблюдении законодательства в целом в той или иной области.

Изложенный довод РО ФСФР России в УрФО является обоснованным, соответствующим указываемым подателем жалобы нормам, однако не отменяющим отсутствие должной правовой регламентации рассматриваемых правоотношений применительно к настоящему спору, предметом которого является наличие законных оснований для привлечения Общества к административной ответственности по части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В свете изложенного является правомерным вывод суда первой инстанции о необоснованном расширительном толковании квалификации части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях применительно к спорным правоотношениям.

Как полагает податель апелляционной жалобы, в пользу его позиции о том, что нарушение срока выплаты страхового возмещения является нарушением лицензионных условий, свидетельствует и то, что соблюдение требований страхового законодательства, частью которого является Федеральный закон от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», является условием для выдачи лицензии и осуществления деятельности, при несоблюдении которого право на осуществление страхования может быть прекращено по решению органа страхового надзора.

Кроме того, как указывает РО ФСФР России в УрФО, в соответствии со статьёй 32.6 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» при выявлении нарушения страхового законодательства субъекту страхового дела органом страхового надзора дается предписание об устранении нарушения (далее - предписание). Предписание дается, в том числе, в случае осуществления субъектом страхового дела деятельности, запрещённой законодательством, а также деятельности с нарушением условий, установленных для выдачи лицензии. В случае неисполнения предписания надлежащим образом или в установленный срок, а также в случае уклонения субъекта страхового дела от получения предписания действие лицензии ограничивается или приостанавливается в порядке, установленном данным Законом. В соответствии с пунктом 2 статьи 32.8 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» в случае неустранения субъектом страхового дела в установленный срок нарушений страхового законодательства, явившихся основанием для ограничения или приостановления действия лицензии, орган страхового надзора принимает решение об отзыве лицензии.

Изложенная позиция подателя апелляционной жалобы расценивается апелляционным судом как несостоятельная и не свидетельствующая о наличии оснований для удовлетворения его требований.

Закон Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» устанавливает несколько случаев выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений (пункт 7 статьи 32.6), и последствием неисполнения любого из таких предписаний является ограничение или приостановление действия лицензии, а впоследствии и её возможный отзыв, что, тем не менее, не свидетельствует о том, что все перечисленные в названной норме права случаи выдачи предписания являются также и лицензионными требованиями.

При этом апелляционный суд обращает внимание, что о нарушении условий лицензии речь идёт только в подпункте 1 пункта 2 статьи 32.6 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», причём из буквального содержания данной нормы не любых условий, а только «условий, установленных для выдачи лицензии».

Основания для расширительного толкования процитированной правовой нормы ввиду наличия там слова «лицензия», по убеждению суда апелляционной инстанции, отсутствуют, иное же толкование позволяет считать все положения Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» лицензионными требованиями, что не может быть признано допустимым.

Что касается довода подателя апелляционной жалобы о том, что нарушение требований гражданского законодательства может влечь различные правовые последствия как гражданско-правового, так и публично-правового характера, то он также не свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения заявления РО ФСФР России в УрФО.

При этом суд апелляционной инстанции обращает внимание, что в соответствии со статьёй 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Исходя из общих принципов института привлечения к ответственности, в том числе, и административной, нормы права, за нарушение которых она может наступить, должны быть изложены таким образом, который исключал бы неоднозначное их толкование, чтобы каждый субъект данных правоотношений знал за нарушение каких конкретных правил и норм может наступить административная ответственность.

С учетом вышеизложенного, апелляционный суд считает, что в данном случае рассмотренные положения Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», нарушение которого вменяется в вину заявителю, Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» в совокупности с диспозицией части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, названному требованию не отвечает в силу отсутствия надлежащего нормативного регулирования спорного вопроса, а потому основания полагать, что ОАО «ГСК «Югория» было определенно известно и понятно, что за рассматриваемое нарушение наступает указанная административная ответственность, отсутствуют.

При данных обстоятельствах, принимая во внимание положения частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, оснований полагать о доказанности наличия в действиях ОАО «ГСК «Югория» состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе, вины, не имеется.

При данных обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что, отказав в привлечении ОАО «ГСК «Югория» к административной ответственности, суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение . Нормы материального права применены арбитражным судом первой инстанции правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено. С учетом изложенного, оснований для отмены обжалуемого решения арбитражного суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Судебные расходы судом апелляционной инстанции не распределяются, поскольку жалобы на решения арбитражного суда по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагаются

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 08.04.2013 по делу № А75-848/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Судья

Ю.Н. Киричёк

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А75-848/2013
08АП-4744/2013
Принявший орган: Восьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 25 июля 2013

Поиск в тексте