• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
Верховный Суд Российской Федерации
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

     
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

     
от 9 июля 2012 года N 211-Д12-13С

     
Требования лица, реабилитированного по уголовному делу о возмещении имущественного вреда, восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав, разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке

(Извлечение)


20 января 2011 года Фокинский гарнизонный военный суд признал за Г. право на частичную реабилитацию в связи с прекращением в отношении него судом кассационной инстанции уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления. На военного прокурора гарнизона залива Стрелок была возложена обязанность принести Г. официальные извинения за причиненный ему вред в связи с уголовным преследованием, а на Минфин России - возместить процессуальные издержки и 24781 руб., выплаченные им за оказание юридической помощи.

Этим же постановлением Г. отказано в удовлетворении требований о восстановлении в ранее занимаемой должности командира части с присвоением воинского звания "полковник", о взыскании в его пользу с Минфина России за счет казны Российской Федерации денежного довольствия, материальной помощи, денежного вознаграждения и других выплат за соответствующие периоды, а также требований о направлении командиру воинской части и командующему космическими войсками официального сообщения, "реабилитирующего его в преступлении" и возложении обязанности на командование указанной части приложить к его личному делу Г. документы, реабилитирующие его.

Тихоокеанский флотский военный суд 17 марта 2011 года оставил данное постановление, вынесенное в кассационном порядке, без изменения.

Рассмотрев материалы дела по надзорной жалобе Г., Военная коллегия Верховного Суда РФ 9 июля 2012 года судебные постановления в части отказа в удовлетворении заявленных требований отменила с передачей дела в этой части на новое рассмотрение в Фокинский гарнизонный военный суд по следующим основаниям.

В суде установлено, что уголовное дело по обвинению Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, было прекращено судом кассационной инстанции на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, т. е. за отсутствием в деянии состава преступления.

Согласно п.3 ч.2 ст.133 УПК РФ лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено по указанному основанию, имеет право на реабилитацию, в том числе и право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. Часть 3 той же статьи Уголовно-процессуального кодекса РФ устанавливает, что право на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, т. е. в порядке реабилитации, имеет также лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Отказывая Г. в удовлетворении его требований, суд первой инстанции исходил из того, что органами предварительного следствия мера процессуального принуждения - отстранение от занимаемой должности в порядке ст.ст.111 и 114 УПК РФ - в отношении Г. при производстве по уголовному делу не применялась, из сферы воинских правоотношений он не исключался, а был освобожден от занимаемой должности командира воинской части и зачислен в распоряжение не в уголовно-процессуальном порядке, а в рамках военно-служебных отношений воинским должностным лицом в соответствии с п."в" ч.2 ст.13 и ст.14 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237. При этом судом не оценен должным образом ряд других данных и обстоятельств, которые свидетельствовали об обратном.

Как усматривается из материалов дела, после возбуждения в отношении Г. уголовного дела за деяния, которые затем были расценены как преступление, предусмотренное ч.1 ст.292 УК РФ, приказом Министра обороны РФ от 7 марта 2009 года N 03 он был отстранен от должности командира воинской части. Поводом для издания указанного приказа в отношении Г. явилось именно возбуждение уголовного дела, которое затем судом кассационной инстанции было прекращено.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.111 УПК РФ временное отстранение от должности является одной из мер процессуального принуждения, применяемого в уголовно-процессуальном порядке.

Из материалов уголовного дела также усматривается, что после возбуждения в отношении Г. 21 января 2009 года уголовного дела по ч.3 ст.160 УК РФ 28 января того же года руководителем военно-следственного отдела по гарнизону залива Стрелок в Фокинский гарнизонный военный суд было направлено постановление следователя с ходатайством об отстранении Г. от должности.

Судьей указанного суда данное ходатайство следователя 29 января 2009 года удовлетворено, Г. временно отстранен от занимаемой должности командира части, копия постановления судьи направлена командующему Тихоокеанским флотом для исполнения.

Ссылки судов на то, что постановление судьи об отстранении Г. от должности впоследствии, а именно 19 марта 2009 года, было отменено, хотя и соответствуют действительности, однако не учитывают того обстоятельства, что приказ Министра обороны РФ об отстранении Г. от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела состоялся до этого, 7 марта 2009 года.

Изложенные фактические обстоятельства отстранения Г. от воинской должности, имеющие существенное значение для правильного разрешения его заявления о реабилитации, судом первой инстанции не исследовались и не учитывались при вынесении постановления.

Как следует из оспариваемых судебных постановлений, суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу, что заявленными Г. требованиями оспариваются действия Министра обороны РФ, а поэтому не подлежат рассмотрению в порядке главы 18 УПК РФ и должны разрешаться в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 ГПК РФ.

Однако такой вывод не основан на требованиях закона.

В соответствии с положениями ст.ст.133, 135 и 138 УПК РФ и п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" требования реабилитированного о возмещении вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке.

С учетом изложенного указанные требования Г. подлежали рассмотрению именно в порядке главы 18 УПК РФ, регламентирующей реабилитацию в уголовном судопроизводстве.

Более того, придя в описательно-мотивировочной части постановления к ошибочному выводу о том, что заявленные Г. требования не могут рассматриваться в уголовно-процессуальном порядке, суд без рассмотрения их по существу в резолютивной части постановления отказал ему в удовлетворении этих требований, чем лишил его права на их рассмотрение и в порядке гражданского судопроизводства, что также не основано на законе.

Таким образом, допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона путем лишения и ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли на законность и обоснованность постановления в отношении Г. в обжалуемой части.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации,
N 2, февраль 2013 года

Номер документа: 211-Д12-13С
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 09 июля 2012

Поиск в тексте